home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 22. Путешествие героини продолжается по морю

  Галеры наши тем временем плыли, подгоняемые веслами, парусом и течением, и к вечеру вошли в устье Зенты. Здесь она не распадается на множество мелких рукавов, как, например, Волга, а образует очень глубокий залив, подобный Жиронде на Гаронне. Течение в нем замедляется, поэтому, чтобы достичь Эстерса, придется грести не один час. Не желая подвергать нас опасностям ночного плавания, капитан дал приказ пристать к берегу на ночлег. До ближайшего селения оставалось еще несколько миль, но он не решился рисковать: фарватер в этом месте извилистый, много скал и больших камней. Пришлось снова ночевать на галере. Я легла с книгой, Тарг вышел на палубу. Лег, когда я уже спала. Утром при моем пробуждении он спал, как младенец, и мне не захотелось его будить.

  Весь день мы шли на веслах до Эстерса, а там нас встретили, да так, что предыдущие обжираловки показались мне скромными диетическими перекусами. Гроза пиратов явно собирался подавить нас своим гостеприимством. Единственное, что меня как-то примирило с перегруженным желудком, была культурная программа.

  Выступали три менестреля и одна певица, и все оказались мастерами своего дела.

  Граф сидел рядом со мной и после каждого номера интересовался:

   - Вам понравилось? Вам действительно понравилось?

  Я не видела смысла скрывать от него свое удовлетворение. Завтра у меня еще будет повод его огорчить. В спальне нас ждало донесение второго шпиона. В этот раз я не стала отказываться его читать. Поделила текст пополам и вручила вторую половину королю: пусть ознакомится, потом поменяемся. Впечатление в целом создалось положительное. Порадовало не состояние дел в провинции, а качество работы королевских шпионов. Многое совпало с первым как в части фактов, так и в части выводов и рекомендаций. Можно было сделать вывод: ребята поработали на совесть, а нам есть что сказать графу.

  Наше желание поговорить с ним без свидетелей после завтрака вызвало у грозы пиратов легкую нервную дрожь. Поэтому для начала к нему обратилась я и долго распиналась, как мы ценим его службу и восхищаемся его морскими достижениями. И тем горше нам видеть, как его объегоривают всякие сухопутные крысы.

  После чего подключился Тарг и с цифрами в руках доказал, что назначенные мужиком управленцы его обворовывают и разоряют край. Когда они оба закопались в бумаги, я отошла к окну, села на диванчик и взяла первую попавшуюся книжку... Это надолго.

  Из Эстерса мы ушли только на пятый день. Королевский корабль по имени “Филлира” оказался незнакомой мне конструкции: не фрегат, не бриг и не каравелла, но я не знаток, возможно, и на Земле были такие суда. Могу только сказать: он был красивым, вместительным и отлично вооруженным пушками. Королевская каюта здесь была поменьше, но по комфорту даже лучше, чем на галере.

  Из гавани нас провожал эскорт всей флотилии адмирала, но где-то через час провожающие отстали, кроме двух небольших судов. Так как вся свита разместилась на “Филлире”, то эти корабли могли быть только охраной и разведкой. Спросила у Тарга, он подтвердил.

  Пока корабль выходил из гавани и лавировал у берега, король не слезал с капитанского мостика. Когда же мы оказались на большой воде, он уступил свое место капитану и повел меня на экскурсию. Я высказала предположение, что на этом корабле он плавал до того как стать королем. Уж больно счастливым он выглядел, когда дорвался до штурвала. Попала в точку. Тем приятнее ему показать мне свой любимый корабль.

  Мы облазили все углы и закоулки. Закончилось это тем, что его снова позвали на капитанский мостик, и он поскакал туда, как мальчишка. Я же велела собрать фрейлин в кают-компании. Туда же пришли Ангер, Роген, мэтр Юбер и еще несколько придворных, для которых море не значило ничего. Я планировала раздать задания свои сподвижникам и кое-что обсудить, но просчиталась. Не прошло и получаса, как большинство присутствующих побледнело, позеленело и зашаталось. Со мною во главе.

  Я совсем забыла о существовании морской болезни: на галере качка меня не мучила. А на море вдруг скрутило так, что впору было с белым светом прощаться. Все расползлись по каютам. Один мэтр Роген держался на чувстве врачебного долга. Сине-зеленый он все же таскался от одного болящего к другому и раздавал бесполезные зелья. Трое суток все маялись, а потом, как водится, все привыкли и морская болезнь прошла самостоятельно. Во время болезни муж залетал ко мне, спрашивал: “Как ты?” и, не дождавшись ответа, летел дальше по своим морским делам. Ночью он просто падал рядом и засыпал, едва коснувшись головой подушки.

  Стоянка за это время была одна, и та на рейде, но я ее не заметила, лежала пластом и не реагировала на внешние раздражители. Единственное, что меня заинтересовало и порадовало, когда оклемалась, было полученное донесение еще одного шпиона. Он подобрался к кораблю во время стоянки и ухитрился передать бумаги прямо в руки королю. Интересные данные про следующую в нашем путешествии провинцию графство Доман. Граф Доман в это время благополучно сидел в тюрьме по обвинению в хищении трехсот тысяч золотом (по покупательной способности это эквивалентно нашим трем миллиардам долларов), выделенных на строительство дорог, но в его домене происходили странные вещи. В центре провинции и в ее столице была тишь да гладь, там трудились счетоводы и юристы, посланные Таргеленом вместе с военными отрядами для охраны. А вот на побережье творилось что-то непонятное.

  Веррукка была крупным торговым портом, пользовавшимся большой популярностью у купцов с островов. Это про нее я выучила свой первый урок географии в этом мире. Просторная гавань в глубокой бухте в форме круглодонного кувшина с довольно узким горлышком, выход из которой охраняли два хорошо вооруженных форта, она была недоступна и для морских бурь, и для пиратов. Город на ее берегу процветал, давая вместе со своими Гильдиями во главе с Торговой, самые большие суммы налогов после столицы и Эстерса.

  Но, по данным нашего наблюдателя, уже несколько дней в гавань не пускают торговые суда. Они скопились на внешнем рейде. Многие уходят дальше по побережью, подрывая торговлю в Веррукке. А в гавани стоят пять боевых кораблей с открытыми портами и расчехленными пушками.

  Сначала я ничего не поняла, но по виду короля догадалась, что дело пахнет керосином. Потом вчиталась и до меня наконец дошло: нас ждут. Корабли стоят там отнюдь не для того, чтобы дать салют в честь царствующей четы. Нас собираются примитивно утопить. Почему мне кажется, что из этой истории торчат ушки моего так называемого отца? Разобравшись, я не стала демонстрировать какая я умная, а задала вопрос Таргу:

   - Что ты обо всем этом думаешь?

   - А ты?

   - Мне страшно.

  Он улыбнулся горько.

   - Ты не обязана разбираться в морских делах, но почувствовала верно: туда лучше не соваться. Нас хотят заманить и убить. Вопрос кто? Наследников графа Доман мы, вроде, не обидели, хотя в таких делах ни в чем нельзя быть уверенным. Но я почему-то думаю на герцога. Хотя Веррукка далеко от его земель, мне видится здесь его рука.

  Я согласно закивала.

   - Если честно, мне тоже. Надо бы узнать подробнее, что там происходит. Я правильно поняла, что мы туда не пойдем?

   - Абсолютно. Был бы я со своей командой и солдатами, да еще с парой нормальных боевых кораблей, обязательно бы сунулся, покрутился на внешнем рейде, чтобы выманить корабли из-под защиты фортов. Но когда у меня на борту самая большая драгоценность Ремирены, - он приобнял меня за плечи, - рисковать преступно. Мы идем к островам. Оттуда я извещу Эстерса, а мы пойдем в Берзенг. Для нападения на тех, кто засел в Веррукке, мне понадобятся как корабли, так и сухопутные войска. Если Олер с Рикаром объединят свои усилия...

  Я поняла его план и согласилась. Да, надо обойти Веррукку пятой дорогой, а потом напасть, раз уж там засели приспешники герцога. Но сначала надо все разведать как можно подробнее. Не верится мне, что команда целых пяти кораблей изменила присяге. Можно ли послать туда верного человека или узнать о ситуации от независимого наблюдателя, который там находится?

  Тарг вызвал к нам Ангера и изложил ситуацию. Маг подумал и заныл жалобно:

   - Ой, не хочу я с ней связываться. Опять пристанет, как банный лист. А если еще Сени узнает, что я с Афилин общаюсь...

   - Кто есть Афилин? - строго спросила я.

   - Магичка. У нас с ней был роман в Академии. Жуткая зануда. Ни один из парней, с которыми она встречалась, не выдержал больше месяца. Живет в Веррукке. Я мог бы с ней связаться, отправить магическое письмо. Но она же потом не отстанет.

   - Не ной, Ангер, - строго произнес король, - Посылай письмо своей однокашнице. Только продумай хорошенько легенду: зачем ты вдруг к ней обратился.

  Знаю я нашего мага. Он поначалу поноет, а потом все придумает в лучшем виде. Ну вот, на лице появилось то самое выражение. Сейчас решение будет готово:

   - Можно ее спросить, что происходит в городе. Якобы я не могу никак связаться с мастером Гинором, главой магической Гильдии графства Дамон. Он как раз тоже живет в Веррукке. Это сплетница тут же нам все выложит, что знает. Только как мне перед Сенар оправдываться?

  А вот на этот вопрос ответ знаю я.

   - Никак. Сейчас мы ее позовем и объясним ситуацию. Она же умная девушка. Если мы не будем ничего скрывать, она пойдет нам навстречу, еще и поможет.

   - Вы уверены, Ваше Величество?

   - На все сто.

  Ангер еще колебался, а я уже шла за девушкой. Шла сама, без сопровождающих. На корабле следовать этикету было более чем затруднительно, и он в этих условиях просто сдох. Церемониймейстера с нами не было, огорчаться по этому поводу было некому. Так что когда я вытащила из общей компании свою фрейлину и увела ее, никто мне ничего не сказал.

  Стоило мне объяснить девушке ситуацию, как она сама велела Ангеру срочно писать письмо Афилин, и даже помогла его составить. Выходит, маг плохо знал свою невесту, опираясь в своих суждениях скорее на расхожие байки про девиц, нежели на ее личные качества. Когда через два часа пришел ответ от верруккской магички, Сени зачитала его вслух.

  “Дорогой, как приятно, что ты не забыл свою Афи. Я уже и думать про тебя забыла, а ты вспомнил обо мне. Какое счастье! Может, заглянешь в гости, когда будешь в наших краях? Я испеку яблочный пирог, ты всегда любил яблочные пироги. Я бы не приглашала, если бы не знала, что ты путешествуешь с королем по всей стране. Ты же у нас самый удачливый из всего выпуска, сумел стать придворным магом. Конечно, если бы ты так и сидел в столице, я бы тебя не приглашала. Но король должен заглянуть в Веррукку, все об этом знают. Ничего не могу тебе сообщить о Гиноре. Этот старый зануда со мной не общается. Последний раз я с ним разговаривала год назад на собрании Гильдии. А так он от меня шарахается, что непонятно, особенно если вспомнить, какие отношения нас связывали поначалу. Но если вдуматься, то я его уже две недели не видела. Может быть, он уехал в столицу графства? Вообще у нас в последнее время происходит что-то странное. Уже десять дней в гавань не заходят купцы. Это тем более обидно, что у меня закончились некоторые ингредиенты для зелий и я ждала нового привоза. Говорят, пираты угнали королевский корабль, подняли на нем мятеж и направляются сюда, в Веррукку. Наш комендант хочет их поймать, поэтому и нагнал в бухту столько военных кораблей. Но долго так продолжаться не может. Веррукка — мирный порт. Если гавань будет закрыта еще неделю, многие просто разорятся. Как же я не подумала? Если пираты угнали королевский корабль, то ты еще не скоро к нам приедешь. Хочешь, я найду тебе мэтра Гинора и помогу с ним связаться? Он должен знать все лучше меня, все-таки официальное лицо. Дорогой, сообщи, пожалуйста, верны ли слухи, и если ты собираешься все-таки посетить наш город, то не забудь свою старую подругу

  Афилин сер Крони.”

  Использовать в качестве источника информации эту нудную магичку было прекрасной идеей. Ее хаотичное письмо полностью подтвердило сообщение шпиона. Еще выяснилось, что капитаны кораблей не были изменниками или мятежниками, а действовали на основании ложной информации. Информация эта исходила от начальника порта.

  А вот он ее откуда взял? Сам был обманут, или предал совершенно сознательно? Второй вопрос — это маг Гинор. То, что он пропал как раз тогда, когда началась вся эта заварушка, можно трактовать по-разному. Или он был нежелательным свидетелем и хотел выдать заговорщиков, или сам был заговорщиком и сейчас сидит у себя, готовит новые козни.

  Ангер сказал, что знает Гинора и ручается за него, но я предпочитаю думать самое плохое. Зато когда потом выясняется, что все гораздо лучше, чем я думала, не наступает горькое разочарование. Очаровываться всегда приятнее.

  Ангер послал еще несколько магических посланий в Эстерс, Берзенг и в столицу, после чего наш корабль повернул в открытое море, подальше от опасной Веррукки.

  Плавание напомнило мне детские мечты. После того, как я избавилась от морской болезни, море стало притягивать меня с невиданной силой. Я готова была полдня простоять за спиной рулевого, тупо вглядываясь в водные просторы. Вид волн и переливы цвета воды завораживали.

  Заодно память подкинула мне мою любимую с детства книгу “Одиссею капитана Блада”. Когда-то я знала ее почти наизусть. Больше всего меня тогда увлекали не любовные страдания и красота главного героя, а описания морских сражений. Я помнила их дословно, но только сейчас, находясь на парусном судне, смогла оценить насколько грамотно и точно автор строил свой рассказ.

  Когда вечером все собрались в кают-компании, мне взбрело в голову развлечь общество этой историей. Конечно, пришлось поломать голову, откуда я все это знаю. Не рассказывать же этим людям про другой мир. Пришлось поместить события на карту этого мира в самый отдаленный его уголок, на другой континент, оставив имена и названия нетронутыми. Вроде это выдумка автора романа, который я читала в доме моего отца.

  Поначалу увлеклись только девушки. Но по мере того, как развивались события, у мужчин тоже прорезался интерес. Когда у меня уже в горле пересохло и пришлось остановиться, мой собственный муж попросил:

   - Дорогая, не могли бы вы завтра дорассказать нам эту историю? Никогда не слышал ничего более увлекательного.

  Ага, зацепило! А я еще до захвата Маракайбо не дошла. Как раз подойдет для Веррукки.

  Перед сном мы вышли на палубу. Дул легкий бриз, две яркие луны карабкались на небосвод, белая и оранжевая. Я с удивлением обнаружила, что это не одна луна, которая при разной погоде выглядит по-разному, а два самостоятельных светила. Надо же, и года не прошло, а я уже это заметила.

  Они сияли так ярко, что звезд было не видно вовсе. Увидев мое изумление, Таргелен начал мне про них рассказывать. Та, что оранжевая, называется Маргот, а белая — Лисет. Это две сестры-красавицы. Они соперничали между собой за сердце прекрасного принца, а он ушел в море на своем корабле и не вернулся. Сестры не вынесли горя и бросились в море с высокой скалы. Она теперь так и называется Скалой Сестер. Но море не приняло их жертвы, а отдало небу, и теперь они светят всем мореходам.

  Красивая легенда. И луны красивые. На море сразу две дорожки, одна серебряная, другая золотая. Но король привел меня сюда не природой полюбоваться, знаю я его. Хочет о чем-то спросить.

   - Лиена, ты сегодня пересказывала нам историю из твоего мира. Я прав?

   - Да. В детстве это была моя любимая книжка. Я знала ее практически наизусть, и вот сейчас вспомнила. Наверное, море навеяло.

   - Очень интересная книга, у нас таких не пишут. Но я подумал, что это все скорее для мальчиков. Им такое интересно. Сколько тебе было лет, когда ты увлекалась этой книгой?

   - Тринадцать-четрынадцать.

   - Боги, в этом возрасте у нас только учатся читать по складам. Я увлекался подобными книгами когда мне было двадцать пять-тридцать. Хотя... Это примерно то же самое в Вашем измерении. Но у нас пишут более скучно, что ли. Знаешь, я когда был маленьким и читал всякие истории, то представлял себя одним из героев. Тебе это знакомо?

   - Естественно. Наверное, все люди с воображением так делают.

   - Скажи, ты кем себя представляла? Этой Арабел?

   - Нет, что ты. Я всегда воображала себя Питером Бладом.

   - Значит, я правильно понял, что и в твоем мире в теле женщины жила душа мальчишки.

  Опять меня опускают ниже плинтуса. То премьер-министр, теперь и вовсе мальчишка. Не надо было ему говорить про то, кем я себя представляла. Нормальная девушка всегда будет себя отождествлять с женским персонажем. А я с мужиком. Вот он и спит с другими.

  Конечно, Ормера-то стопроцентная женщина. Ее он хочет, а меня... Меня он избегает. Стоит мне пойти в спальню, как у него находятся дела на палубе. Никогда не ложится в постель раньше, чем я засну. А если мне вдруг приспичит сидеть с ним на палубе, он поспешит лечь в постель и уснуть. Если это не значить “избегать”, то я круглая дура. И красота Алиенор помогает мне как мертвому банки.

  Когда-то в юности на картошке я подслушала один разговор. Подслушала совершенно случайно: сначала меня не заметили в высокой траве, а потом я уже не могла уйти, чтобы не засветить свое присутствие. Наши мальчики обсуждали девочек. Перемыли косточки всем, кроме меня, а потом кто-то вспомнил: а Элька? И тут все на его набросились: какая же Элька девчонка? Она же свой парень.

  Так я и иду по жизни с клеймом “своего парня” на лбу. Временами мне кажется, что отсюда растут ноги всей моей последующей неустроенной женской жизни.

  Так, а с каких это пор я по такому поводу парюсь? Кто здесь мужчина, которому, по легенде, тяжко без женской ласки? Я и без секса обойдусь, мне есть чем в этой жизни заняться. И вообще, где моя гордость? Нас один раз не хотят, мы семь раз не хотим. Вспоминаем правило: “Лопни, но держи фасон”. Вспомнили? А теперь идем спать. И если кому-то хочется, пусть хоть всю ночь бродит.

  Я что-то пробормотала про то, что книжки для мальчиков интереснее книг для девочек, и улизнула в каюту. Там не стала никого дожидаться, разделась и нырнула под одеяло.

  Ну точно я сказала: Таргелен меня избегает. Опять пришел, когда я уже десятый сон досматривала, а с утра пораньше слинял на капитанский мостик. Так повторялось из ночи в ночь.

  За время, пока мы шли к островам, швартовались там, а потом возвращались к Ремирене, я досказала историю Питера Блада как ее помнила. Некоторые сцены меня просили повторить на бис, и даже пригласили писца, чтобы записывал. Интерес короля вызвали морские сражения. Он что, учебник писать собирается?

  На островах мы встретили купцов, не дождавшихся открытия гавани в Веррукке. Они подтвердили сведения Афилин и шпиона. По их словам, все началось примерно в тот день, когда наша галера пришла в Зентар. Получается, не знали, когда мы до них доберемся, и заранее готовились? Идиоты. Город понес огромные убытки, и ради чего? Мы-то все равно улизнули.

  Там же я увидела представителей расы каррегов — морских людей. Они выше среднего роста, мощного телосложения, смуглокожие, лица довольно специфические. Нельзя сказать, что красивые, но и уродливыми не назовешь, только вот, раз увидев в толпе, ни с кем не спутаешь. А самое занятное, что кисти и стопы у них снабжены плавательными перепонками между пальцами. Этакие маленькие ласты на всех конечностях. А еще ногти сине-зеленые. Во всех остальных отношениях они такие же люди. От смешанных браков рождаются дети с нормальным менделевским расщеплением признаков 3:1.

  Когда-то на островах жили практически поголовно карреги, но, смешиваясь с береговыми, они утеряли главенствующее положение. По крайней мере губернатор того острова, к которому мы пристали, был обычным человеком. Хоть он и не являлся подданным Ремирены, но принял нас на самом высшем уровне. У них с королем есть соглашение о борьбе против пиратства в здешних водах, и наши корабли здесь всегда желанные гости.

  Сам остров чем-то мне напомнил Санторини в Греции. Белые домики, карабкающиеся на скалы, синие крыши Если бы еще песок был черный, вулканический, то вообще один в один. Но песок тут на удивление белый, как сахарный.

  Меня принимала жена губернатора и предложила искупаться в море вместе с ее дочерьми. Я взяла с собой молоденьких фрейлин, оставив дома Ребозу. Нас отвезли в маленьких повозках, запряженных осликами, довольно далеко за город и выгрузили в очаровательной бухточке. Оказалось, здешние знатные дамы купаются так далеко, потому что у них принято купаться голыми. Это угодно морской богине. Какая прелесть! Я тут же разделась и первая полезла в воду. Девчонки посмущались немного, но пример королевы помог им преодолеть стеснительность, и вскоре пляж огласился радостным визгом и веселыми криками. Такого удовольствия в этом мире я еще не получала.

  Потом выяснилось, что это было не купание, а своеобразное молебствие с жертвоприношением. Хорошо, что меня не предупредили, а то бы я отбоярилась и не поехала. А так все прошло просто замечательно. То, что я, почетная гостья, первая полезла в воду, должно мне дать благосклонность богини, а наш радостный визг — угодная ей жертва. Нравится мне такая богиня. Я ее, пожалуй, выберу своей покровительницей.

  В этом мире богов двенадцать, по числу месяцев в году, и каждый месяц посвящен своему богу. А боги, в свою очередь заведуют каждый своей стороной жизни. Обычные люди выбирают себе покровителя, связанного с родом деятельности, и молятся ему, заходя в другие храмы только по случаю. Короли же обязаны чтить всех богов одинаково, а значит, не чтить особо никого.

  Раз в месяц приходится выстаивать молебен в храме бога или богини, которой данный месяц посвящен. Это настолько необременительно, что я даже забыла об этом упомянуть. Религия играет не такую большую роль в жизни монархов. Налоги и законы гораздо важнее. Но здесь, на островах, от моря зависит вся жизнь, и богине молятся от всей души.

  Когда мы вернулись, Его Величество был недоволен: куда это на весь день утащили его жену? Но губернаторша так благодарила его за мое хорошее поведение и привлечение благосклонности морской богини, что он сменил гнев на милость. Хорошо, что она не догадалась рассказать ему, как эта благосклонность достигается.

  На третий день пребывания пришли письма от наших графов. Эстерс вышел в море, чтобы разблокировать Веррукку, а Берзенг ждал нас на своей территории. Чтобы не терять времени даром, мы отправились туда. Посетим Дамон на обратном пути, когда все утрясется. Король отослал графу Эстерсу магической почтой описания морских боев из “Одиссеи капитана Блада”. Меня это насмешило, но по большому счету польстило. Опытные моряки и воины серьезно отнеслись к словам женщины, которая только недавно увидела парусник не на картинке. Посмотрим, что из этого выйдет. Вдруг я окажусь теоретиком морского боя в этом мире? Вот смеху-то будет!

  Таргелен предупредил, что до Берзенга нам плыть не менее шести суток, и то если повезет. Но видно я не зря зарабатывала благоволение морской богини. Несильный попутный ветер всю дорогу надувал наши паруса, не грозя никакими мореходными неприятностями. Все привыкли к качке и отлично себя чувствовали. Заняться было нечем, так что я возобновила работу над сводом законов и налоговым кодексом.

  Гредин с мэтром Юбером заканчивали разбивать четвертый том общего свода на кодексы. Сенар со счетоводом из Гильдии изучала налоговые правила, Камари с Рогеном шлифовали план медицинского института и госпиталя для бедных. Одна Ребоза кокетничала с капитаном. Она все еще не оставила надежду устроить свое женское счастье.

  Я переходила от одной группы к другой, проверяла, поправляла, участвовала в обсуждении. Тем же занимался и король, если не стоял на капитанском мостике.

  Вечера были посвящены развлечениям. Нашлись и певцы и музыканты на различных инструментах. Но наибольшим спросом пользовались романы в моем исполнении. Так что я досказала историю про Блада и принялась за “Остров сокровищ”. Это понравилось всем без исключения. Вот так буду в этом мире “тискать романы” из моего. Может, записать их? Имею шанс прославиться не только как королева, но как автор захватывающих книг. Все обстояло хорошо, и я не могла понять, почему по мере приближения к гавани Берзенга Таргелен темнел лицом. Какие неприятности он провидел впереди? Для всех, или только для себя?

  В день накануне прибытия после обеда ко мне подошла Гредин. Бледная, со сжатыми губами, она теребила в руках листочек синеватой бумаги, вроде той, которую используют для магической почты. Похоже, богатые родственники моей подопечной могут себе позволить держать собственного мага для таких дел. Девушка попросила об аудиенции с глазу на глаз. Выглядела она при этом до того официально, что я испугалась, не случилось ли что. В последнее время я придерживалась со своими фрейлинами дружеского тона, и, мне казалось, они к этому привыкли. Поэтому церемонное обращение Гредин навело меня на мысль о том, что в ее семье кто-то умер и ей надо ехать на похороны.

  Как же я оказалась далека от истины! Оставшись со мной наедине, девушка упала на колени.

   - Ваше Величество! Мне больше не к кому обратиться! Помогите, как помогли Сенар! В замке Берзенг нас будут ждать мои родители. Они хотят заставить меня выйти замуж!

   - Так, давай сначала. Я ничего не поняла. Насколько я знаю, ты помолвлена с детства и ни разу не возражала против такого положения дел. Предположим, ты была спокойна, пока замужество не стало грозить тебе конкретно. А теперь скажи: чем тебя не устраивает жених Кто он, кстати? Я его знаю?

   - Вы отлично знаете его, Ваше Величество, это граф Олер эс Берзенг.

  Ну ни фига себе поворот. Этот красавчик ухаживал за мной прямо на глазах собственной невесты. Немудрено, что она за него не хочет. Или хочет, но боится сказать об этом той, к которой ревнует?

   - Гредин, дорогая, он прекрасный воин, достойный человек, а к тому же очень красивый кавалер, почему же ты не хочешь за него?

  - Он не любит меня, Ваше Величество. Да вы сами знаете, он влюблен в ввы и кто я.

   - Гредин, ты прекрасная девушка, умная, благородная, достойная любви самого прекрасного мужчины.

  Ответ Гредин меня не просто удивил, поразил!

   - Вот именно, Ваше Величество. Я и сама так думаю. Поэтому хочу счастья в браке. Знаете, до того, как я узнала вас, мне было все равно. Все выходят замуж по указке родителей и живут без любви. Понимаете, я знаю графа с детства. Он действительно очень красив, пожалуй, я никогда не видела никого красивее. Но вы научили меня ценить в людях другие качества. Ум, например, доброту, глубину чувств, внимание к людям. Он неплохой, Олер, но на мой вкус слишком легкомысленный и самодовольный. Он никогда не будет мне хорошим мужем, потому что никогда меня не полюбит. Я всегда это знала и старалась оттянуть, как могла, нашу свадьбу. Не потому, что мне противен Олер, а потому что он такой же, как все. Ему все равно о чем я думаю и что чувствую. Запрет в своем доме и лишит всего, что я ценю: книг, знаний и возможности приносить пользу не только в домашнем хозяйстве. Раньше я думала, что это неизбежность, с которой надо смириться. Но я наблюдаю вашу жизнь, Ваше Величество, и вижу, что между мужем и женой возможны другие отношения. Не знаю, любит ли вас король и любите ли вы его, это не мое дело. Но он вас уважает как равную. Этого от графа я не дождусь никогда. Могла бы, если бы он меня любил, и то пришлось бы очень постараться. Но я для него моль бледная, плоская доска и сушеная рыба. Я бы слова не сказала, не стала бы надоедать вам своими жалобами, но мои родители, как только узнали, что мы прибудем в Берзенг, устремились туда же, чтобы устроить эту свадьбу. Моего сопротивления они не опасаются, оно невозможно по закону, но граф тоже старается увильнуть от своих обязательств, поэтому мой отец решился на крайние меры.

  Не зря я девчонку уважаю, воля, ум, характер — все при ней. А сейчас, когда раскраснелась от волнения и глазки блестят, то она даже хорошенькая. Нам с королем она могла позавидовать только по наивности, но по большому счету она права, Берзенг ее не стоит. Только есть ли в этом мире мужчина, способный ее оценить по достоинству?

   - Гредин, поправь меня, если я не права. Ни ты, ни твой жених, не стремятся к браку. Но существует помолвка, и твои родители хотят принудить вас обоих. Помолвку же можно разорвать только при обоюдном согласии сторон. Ты стороной в этом деле не являешься.

   - Вы правы, Ваше Величество. Все так и есть.

   - Гредин, а можно нескромный вопрос: есть кто-то, кого ты хотела бы видеть своим мужем?

  Девушка вспыхнула:

   - Есть. Он далеко не так хорош собой, но молод, умен, благороден и ценит мой ум. Он никогда не будет мешать мне заниматься тем, к чему лежит душа. Боюсь, между нами тоже нет любви, но есть хотя бы взаимопонимание. Простите, что не могу назвать его имя, это не моя тайна.

  Ого, похоже, девочка уже сговорилась с тем, вторым, кто бы он ни был. Я бы отложила ее свадьбу, как сделала с Сенар, но боюсь, второй раз этот номер не прокатит. Надо посоветоваться Таргом. Я подняла девушку с колен.

   - Гредин, я сделаю все, что смогу. К сожалению, это немного. Но я постараюсь повлиять на твоих родителей и, будем надеяться, это мне удастся. Если ты найдешь возможным сказать, кто твой избранник, не сейчас, потом, я постараюсь устроить твою судьбу. Ты умная и талантливая, и можешь стать выдающейся женщиной в истории своей страны. Я считаю своим долгом помочь тебе реализовать себя.

  Она вышла обнадеженная, а я задумалась, что тут можно сделать. Забавно получается: все эти девчонки, кроме Камари, старше Алиенор, а я нянькаюсь с ними как курица с цыплятами. Это что, нереализованный материнский инстинкт? Что же он раньше у меня спал-почивал?

  Отловив Таргелена на капитанском мостике, я сходу его озадачила. Думала, он будет рад помочь Гредин, но наткнулась на вспышку гнева.

   - Раз помолвлены, пусть женятся. Нечего дурака валять. Существуют традиции и законы, и незачем их ломать раньше времени. Берзенгу пора остепениться, а Гредин будет отличной женой. И не надо лезть в семейные дела подданных, там тебе делать нечего. Ты уже везде свой нос сунула. Остановись, Лиена.

  Я слетела с мостика злая, как фурия. Да, традиции, да, законы. Но когда дело касается тех, кто тебе близок, и эти законы грозят сломать ему жизнь, я лучше сломаю законы. На самом деле камнем преткновения является всего один человек, которого король, я уверена, легко может уговорить. Всего-то поменять дочери одного жениха на другого. С какой радости Тарг так уперся?

  Я легла спать очень недовольная, но не сдавшаяся. Я не так легко складываю лапки. Вот доберемся до места, посмотрим, что можно предпринять.


Глава 21. Героиня отправляется в вояж по стране | Профессия: королева (СИ) | Глава 23. Героиня наконец находит общий язык с собственным мужем







Loading...