home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


  Глава 24, в которой героине приходится вспомнить о своих опасениях

  Ладно, подумать об этом у меня еще будет время, а сейчас я должна поторопиться. Все-таки родители Гредин — важные в королевстве люди. Герцог — владелец самой большой северной провинции. А жена, как водится, его хозяйка. Здешние дамы, изображая из себя домашних куриц, любят держать своих мужиков под каблуком.

  Я для солидности навешала на себя побольше драгоценностей, и мы вошли с королем в зал рука об руку. Родителей моей фрейлины я видела на свадьбе и на балу, но до сей поры и пары слов с ними не сказала. Герцог был крупный представительный мужчина с красным лицом любителя выпить, герцогиня же, худенькая бесцветная женщина, наоборот, выглядела бледной и изможденной. Гредин похожа на мать. Я приготовилась к длинному разговору, но не знала, с чего начать.

  После приветствий и рассуждений о погоде и здоровье герцог наконец нашел возможным вставить слово на интересующую его тему. Почему их не встретил хозяин замка? Может быть его услал с поручением король?

  Я уже хотела рот раскрыть, но Тарг незаметно дернул меня за рукав. Молчи. Он заговорил сам:

   - Мы вчера общались с графом. Мне пришлось указать ему на многочисленные ошибки, которые он допустил в своем управлении. После этого он был очень расстроен. Я не посылал его с поручением, но думаю, что он отправился, чтобы хоть как-то поправить свои дела. Кстати, граф знал, что вы приезжаете?

   - Да, Ваше Величество. Я послал ему письмо заранее. Он знал о нашем приезде, как и о его цели.

   - И какова же эта цель, позвольте спросить?

   - Вы знаете, Ваше величество, что граф Берзенг много лет помолвлен с моей дочерью. Мне кажется, пришло время сыграть свадьбу.

  И тут король разразился речью на тему: а достоин ли шалопай и олух граф Олер эс Берзенг руки такой прекрасной девушки как Гредин эс Таргон? Выходило так, что совершенно не достоин. Мало того, он еще и не хочет жениться, позорит девушку. Не лучше ли будет отказать ему?

  Тогда позор падет на его голову. А Гредин без женихов не останется. Еще года не пройдет, как вступит в почетный брак с достойным человеком. Знатным и богатым? Естественно, а как же иначе. Только такой и достоин дочери уважаемого герцога.

  Да, мой муж знает, на какие кнопки жать. А еще прибеднялся, мол, дипломатии не обучен. Мне бы его таланты и знание местных условий. Не прошло и получаса, как герцог спекся. Уже готов был объявить о разрыве помолвки, но вдруг герцогиня его удержала.

   - Простите мою дерзость, но прежде чем будут произнесены слова, отменить которые мы не сможем, я бы хотела сказать два слова наедине с Ее Величеством. Как женщина с женщиной.

  Совершенно ошеломленная, я согласно кивнула и пригласила герцогиню пройти в соседнюю комнату, ту самую, где мы играли в буримэ. Вошла, уселась и пригласила даму занять соседнее кресло. Как хорошо, что здешний этикет не запрещает сидеть в присутствии высочайших особ. Герцогиня села и, не дожидаясь моей реплики, вдруг спросила:

   - Ваше Величество, вы действительно думаете, что моя дочь может привлечь мужчину? Просто так, сама, а не потому, что его принудят связать с ней судьбу?

  Ого, какие у тети тараканы в голове! Она родную дочь совершено не ценит и считает уродиной. Сама, между прочим, ничем не лучше.

   - Вы в этом сомневаетесь, герцогиня? Почему вы так плохо думаете о собственной дочери?

  Дама задумалась, а потом выпалила:

   - Она похожа на меня. Бледная, бесцветная, плоскогрудая, тощая. Ко мне равнодушен собственный муж, а ведь именно благодаря этому браку он стал герцогом.

  Я задумалась. Что бы ей такое сказать, чтобы не обидеть окончательно и добиться своего? Она была со мной откровенна. Ну что ж...

   - Вы никогда никому не нравились и поэтому считаете, что и Гредин не способна никому понравиться? Думаю, вы ошиблись два раза. Насчет себя и насчет дочери. Припомните, разве никто никогда не был в вас влюблен?

  Дама опустила глаза:

   - Ну, в молодости... Не стану отрицать. Но за него меня никогда бы не отдали. Он был слишком беден.

   - А если бы этот юноша был богат?

   - Тогда другое дело.

   - Я тоже думаю, что это другое дело. Тот, кто заинтересовался Гредин, удовлетворит все ваши запросы насчет богатства и знатности. Даю вам слово.

  Кстати, с чего это я так? Разве я знаю, за кого она собралась? Ну ничего, если это действительно достойный кадр, поможем. Люди на важные посты нам нужны, а к этому приложится и титул с землями. После моего аудита у нас их до фига свободных, было бы кому отдать. Так что дамочку я не обманула. Герцогиня встала и низко мне поклонилась:

   - Благодарю Вас, Ваше Величество, за доброту к моей дочери. Вы правы, Олер Берзенг ей не пара и никогда не сделал бы счастливой мою девочку. Но я боялась, что она и вовсе окажется старой девой или попадется в ловушку охотника за приданым, а мой муж дружил с покойным Берзенгом, вот они и решили поженить детей и соединить домены. Мы всегда стремились ее защитить... Отдаю ее судьбу в ваши руки. Помните, вы обещали, вернее, Его Величество обещал, что через год она уже будет замужем.

  Я тоже поднялась.

   - Мы с Его Величеством от своих слов не отказываемся.

  Домены они собирались соединять, географы! Таргон от Берзенга ой как далеко, на другом конце полуострова. Вот и правильно, что я этот “выгодный” брак разрушила. Тем более что у девчонки есть кто-то на примете.

  Когда мы вернулись в зал, герцог в присутствии свидетелей огласил формулу расторжения помолвки. Теперь оставалось подготовить специальный документ и подписать его с двух сторон.

  Мэтр Юбер предложил свои услуги, отец Гредин согласился. Подписанные бумаги можно и магической почтой переслать. Герцог торопился уехать из замка Берзенг, чтобы не встречаться с его хозяином.

  После их ухода Тарг прошептал мне на ухо:

   - Ну что, зовем Олера обратно?

   - Подождем пару дней. Я хочу насладиться тобой, а его кислые взоры — плохая приправа.

  Он рассмеялся и прикусил мое ухо.

   - Я тебя обожаю, моя маленькая женушка.


  ***

  Первое следствие из второго закона Чизхолма гласит: когда дела идут хуже некуда, в самом ближайшем будущем они пойдут еще хуже.

  Когда дела плохи, я всегда об этом вспоминаю. Но когда все вокруг светло и радужно, не хочется думать о дурном. И тут вступает в действие второе следствие: если вам кажется, что ситуация улучшается, значит вы чего-то не заметили.

  Больше двух недель мы провели в замке Берзенг. Надо было ехать дальше и заниматься делами государства, а у нас с Таргом внезапно наступил медовый месяц. Никуда ехать не хотелось, да и до текущих дел руки доходили с большим трудом. Нас все время тянуло друг к другу. Я с удивлением заметила, что совершенно не задумываясь начинаю ласкаться к Таргу при любом удобном случае, да и при неудобном тоже.

  Он, в свою очередь, куда-то дел свою суровую сдержанность: я просто купалась в его нежности и страсти.

  Надо сказать, не заметил этого только слепой. Все по-очереди отводили в сторонку и поздравляли. Наконец-то король с королевой счастливы, что не может не радовать подданных. Интересно, как раньше они представляли себе наши отношения?

  Больше всех радовался Ангер. Еще бы, это он притащил меня сюда и долго боялся, что я придумаю, как уконтрапупить короля и править единолично. Теперь наши до неприличия довольные физиономии доказывали, что его страхи напрасны. На троне будет сидеть тот, кому это по штату положено.

  Мэтр Роген время от времени пускался в рассуждения о том, как счастливая супружеская жизнь положительно сказывается на состоянии здоровья.

  Мэтр Юбер сообщил по секрету: он очень боялся, что через пять лет ему придется готовить бумаги на развод, а он категорически против разводов. Зато метрику наследника выпишет с огромной радостью.

  Стоп! Какого наследника? У меня пока таких планов нет. Робко спросила об этом Таргелена, когда мы остались наедине. Он уверил, что пьет специальное противозачаточное зелье, потому что коварные планы моего “папочки” никуда не делись. Так что раньше, чем мы примем такое решение, наследников бояться нечего.

  Хорошо в этом мире устроено: мужики пьют зелье, а бабы не страдают от всяческих дурацких выдумок гинекологов. Кстати, месячных у здешних женщин тоже нет, что в свое время меня очень порадовало. Зато и определять беременность по задержке невозможно. Для этого существует специальный амулет. Выглядит он как кулон с лунным камнем, который надо носить на теле под одеждой. Стоит женщине “залететь”, и камень начинает менять цвет с голубого на розовый. Надевают его на шею после первой брачной ночи. У меня тоже такой есть, очень красивый. Ничего розового пока я там не обнаружила.

  В общем, все было безоблачно. Наши ночи становились все чудесней по мере того, как мы узнавали друг друга. Днем мы продолжали работу по наведению порядка в государстве, причем она стала приносить лично мне значительно больше удовольствия. Тарг все время стремился ко мне прикоснуться, а я млела под его рукой как большая кошка. Поразительно, но это не сказалось отрицательно на качестве работы, пожалуй, наоборот. Мы и раньше неплохо понимали друг друга, а теперь еще и чувствовали. Близость как будто включила сильную эмпатию, каждый стал для другого открытой книгой. Мысли, конечно, читать не получалось, но эмоции — легко.

  Прибывший наконец граф Олер смотрел на нас с нескрываемой завистью и бросал в мою сторону убийственные взгляды, что не мешало ему ликовать по поводу разорванной помолвки. А мне было смешно. Даже феноменальная красота графа перестала действовать. Теперь он был для меня как Аполлон в музее: стоит себе и стоит мраморный идеал, или вернее идол. Поглядела и дальше пошла. То ли дело мой муж: от одного взгляда его черных глаз я плавлюсь, как кусок масла на горячей сковородке.

  Так прошло две недели. А потом сработало-таки второе следствие закона Чизхолма.

  Неприятности пришли скопом. Утром я проснулась довольно поздно. Тарг уже куда-то ушел, и я в одиночестве позавтракала, помылась, оделась с помощью верной Лизет, а наводить красоту отправилась в будуар.

  Надо сказать, от Алиенор я унаследовала не только внешность, но еще много полезных вещей. Например несессер из мягкой тисненой кожи. В нем хранились расчески, гребни, щетки и щеточки, пилочки, ножницы, кусачки и щипчики. Все красивое, посеребренное и позолоченное, отличного качества. В крышке несессера помещалось зеркало в кожаной рамке, а на обратной его стороне был зачем-то приделан карман. Пустой. Туда мог поместиться только лист бумаги примерно в половину А4, а что ему делать в таком месте?

  Так как я не пользовалась этим зеркалом, то для сохранности держала его повернутым лицом внутрь, и, открывая футляр, видела этот самый карман.

  В это утро оттуда торчал уголок голубой бумаги, такой, какую в этом мире используют для магической почты. У меня сразу замерло сердце, почуяв беду. Я дрожащей рукой вытащила бумажку за уголок, вгляделась в проступающие буквы и похолодела.

  Письмо было от герцога Истара.

  “Не знаю кто ты и откуда явилась, но ты не моя дочь, мне это совершенно ясно. Поэтому не стану звать тебя Алиенор. Тем не менее я не собираюсь грозить тебе смертью за твое самозванство. Даже наоборот, хочу предложить сотрудничество”.

  Интересно, интересно...

  “Все последнее время я собирал данные о твоих деяниях. Не могу не восхищаться. Алиенор была пошлой дурой, которую на милю нельзя подпускать к государственным делам. А в тебе виден выдающийся ум. Но с таким мужем как Таргелен ты никогда не сможешь достичь настоящих высот. Его не готовили к роли короля, у него нет государственного мышления, и, такой как есть, он тебе не пара. А без мужчины тебе не справиться”.

  У папаши абсолютно превратные представления о моем муже.

  “Я знаю, что у тебя до сих пор с ним более чем прохладные отношения”.

  У кого-то сведения устаревшие.

  “Предлагаю стратегическое партнерство. Изначально я планировал убрать Таргелена, посадить на трон моего внука, сына Лиены, и править от его имени. Практически ничто не изменилось, кроме того, что править будешь ты под моим присмотром. И еще маленькая деталь. На трон мы посадим нашего общего ребенка”.

  Ни фига себе заявочки!

  “Мои сыновья, к сожалению, оба слабые и неумные. Они унаследовали пороки своей матери и не взяли от меня ничего. Ты же сумеешь родить и воспитать ребенка, который станет достойным правителем объединенного государства”.

  Нашел себе кобылу племенную! И не стесняется ни капельки. Все-таки тело-то принадлежит его родной дочери, кто бы в нем ни поселился!

  “Решайся. Так как ты — не Алиенор, то никаких предубеждений насчет того, что я твой отец, ты иметь не должна. Ты не моя дочь, и меня теперь ничто не останавливает, а к красоте тела Лиены невозможно остаться равнодушным”.

  Ишь какой любитель инцеста выискался! Убью гада!

  “Помоги мне, и я дам тебе все, о чем ты только можешь мечтать. Если согласна, возьми этот листок, напиши на обороте “Согласна” и положи его туда, откуда взяла. Если же нет, то боюсь, что ты очень об этом пожалеешь. Ты все равно родишь мне ребенка, но тогда о короне и власти можешь позабыть, я запру тебя в твоих покоях и сделаю так, что тебе некуда станет выйти. Твой муж ничем тебе не поможет, я его просто размажу тонким слоем. Подумай, красавица, и ответь мне согласием.

  Тот, кто хотел бы заключить тебя в объятья,

  Истар, герцог Кавринский”


  Ну ни фига себе! Это устройство по выносу мозга, которое изломало без жалости собственную дочь, мне такие предложения делает? Да что он себе возомнил? Это была первая моя мысль.

  А вторая сводилась к одному простому слову: дождались.

  Я ждала от герцога какой-нибудь гадости, была уверена, что рано или поздно он меня раскусит, и вот этот момент наступил. А я совсем не уверена, что он не может воплотить свои угрозы в жизнь, от него всего можно ожидать.

  Дочитав письмо, я бросилась в ванную. Меня затошнило от ужаса и отвращения и вывернуло прямо на подол. Удивительно, но эту реакцию на страх, смешанный с отвращением, мое тело получило от сущности Элеоноры. Я с трудом замыла пятна и избавилась от мерзкого запаха. Когда же возвращалась в комнату, пошатываясь от внезапно накатившей слабости, меня поймали надежные руки моего мужа.

   - Лиена, родная, что случилось? На тебе лица нет!

  Я молча указала ему на стол, где так и валялось письмо герцога. Тарг взял бумажку в руки, прочитал, нахмурился, перечитал еще раз...

   - Где мы с Ангером прокололись? Как мог он так быстро все узнать?

  Я махнула рукой.

   - Лучше спроси, где мы все НЕ прокололись. Я удивляюсь, что он так долго пребывал в неведении.

   - А с тобой что случилось? Ты испугалась, моя родная?

   - Можно и так сказать, но скорее мне стало очень противно. Как будто дерьма нахлебалась.

  Он прижал меня к груди и стал гладить по плечам и спине, приговаривая:

   - Бедная моя девочка, родное сокровище, радость моя... Не бойся, моя сладкая, все будет хорошо.

  Но голос его звучал неуверенно. Я вывернулась, взяла его за плечи и заглянула в глаза:

   - Тарг? Ты пришел мне что-то сказать? Что-то плохое?

   - Ну да. Сегодня утром были захвачены Каритти и Нераминия. Герцог начал войну без объявления. Я только что провел совещание большого круга.

  Знаю я это совещание большого круга. Всех действующих военачальников вызывают по магической связи с помощью большого медного блюда или подноса. Они слышат друг друга, а в начищенной меди еще и видят того, кто говорит. Проводят такие только в экстренных случаях, в остальных предпочитают почту, потому что маг после такой растраты сил почти сутки лежит пластом. Ой, надо Ангера проведать!

  Тарг почувствовал мои мысли.

   - Не беспокойся, милая, с Ангером сейчас сидит Сенар. Думаю, ее присутствия достаточно. Я пришел, чтобы позвать тебя в гавань. На подходе эскадра Эстерса. Он не ответил на вызов, не участвовал в совещании и еще ничего не знает.

  Я быстро сменила платье с обляпанного на чистое и мы даже не пошли, а побежали в порт. А там нас опять ждали нерадостные новости.

  Веррукку удалось разблокировать, капитаны кораблей поняли, что подчинялись приказам изменника, и вышли в море. Но когда в гавань устремились суда купцов, раздался страшный взрыв и оба форта взлетели на воздух.

  Комендант не стал ждать следствия, суда и казни, он поторопился уйти, но так, чтобы нанести как можно больший вред оставшимся. Но этого мало. Пока разбирали завалы и наводили порядок, случилось еще одно происшествие. Ночью на флагман пробрался убийца и напал на графа Эстерса. Нападавший при попытке бегства был застрелен.

  Адмирал тяжело ранен.

  В Веррукке не нашлось умелого мага, способного вылечить такое ранение, и графа привезли сюда.

  Его снесли на берег на носилках, и я подивилась, как он еще жив: проникающее ранение брюшной полости здесь без колдовства лечить не умеют, а мага-лекаря на корабле не было. За пять дней до Берзенга должна была развиться инфекция.

  Рикар был без сознания. Серый цвет кожи, заострившийся нос, на бледном лбу выступили бисеринки пота... У мужика перитонит. В нашем мире ему бы сделали экстренную операцию и молились бы за благополучный исход. Здесь пришлось полагаться на искусство мэтра Рогена.

  Оказалось, в этом мире тоже нужна срочная операция, только происходит она не совсем так, как у нас. Роген осмотрел раненого, велел накрыть полотном большой стол и уложить пациента туда, раздев догола. Спросил, не боюсь ли я крови. Ага, дипломированного медика об этом спрашивать смешно, но Роген об этой стороне моей сущности не подозревает.

  В результате у распростертого тела адмирала собрались четверо: сам Роген, я, Гредин и один их придворных, опытный воин, прошедший не одну кампанию. Камари, мечтавшая помочь, увидела кровь и упала в обморок.

  Пол, стол и все вокруг было идеально вымыто, все тряпочки, пеленки, салфетки и простыни выглажены горячим утюгом. Тут тоже имеют представление об асептике и антисептике. На отдельной чистой салфетке лежали инструменты, я еще подивилась, как они похожи на наши, земные. В кувшинах стояли зелья.

  Для начала Роген велел нам всем вымыть руки и подержать их в жидкости синего цвета, которую он для удобства налил в тазик. Это, похоже, антисептик. Сам проделал то же самое. Затем той же жидкостью вымыл живот Рикара, влил ему в рот содержимое небольшого пузырька и полоснул по коже ланцетом.

  Дальше все было как на настоящей операции, проведенной в полевых условиях. Оказалось, что кишка повреждена в двух местах. Наш доктор хорошо промыл содержимое брюшной полости тем, что стояло в кувшинах, затем нашел ранения и зашил их. А вот дальше была магия. Каждый шов он обработал каким-то желтым порошком и прочитал заклинание. На глазах кишка срослась так, как будто там никогда ничего и не было. После чего он снова промыл всю брюшную полость зельями. Да, в качестве отсоса снова работала магия: лохань под столом наполнялась по мановению руки лекаря.

  Наконец он зашил разрез, снова посыпал его порошком и поколдовал немножко. На столе лежал совершенно целый граф Рикар эс Эстерс, правда, без адмиральского мундира и без сознания.

  Во время операции я подавала все, что просил Роген, и следила за пульсом, Гредин придерживала края раны салфетками, придворный был на подхвате. Когда все закончилось, адмирала унесли, а мы сели в кружок в углу, куда Олер распорядился подать нам горячего чая с плюшками. Я спросила нашего лекаря:

   - Какой прогноз? Жить будет?

  Мэтр ответил расстроенно:

   - Воспаление мы остановили, кишки зашили, я ему еще укрепляющего зелья дам. Будет, куда денется. Вот только здоровье полностью вернется не раньше, чем через две недели. А нам адмирал сейчас нужен позарез. Не лежачий, а действующий. Вы же знаете, Ваше Величество, у нас война. А Ремирена всегда на море была сильна.

  Подошедший король подтвердил слова лекаря. Он был мрачен, но спокоен. Похоже, принял решение. Выпил с нами чаю и велел девушкам расходиться по комнатам. Сейчас не до них. Меня же взял за руку и повел в кабинет. Туда же пригласил и Олера. Усадил за стол и начал:

   - Промедление смерти подобно. Нам некогда ждать выздоровления Рикара. Я вынужден взять на себя командование флотом. Идем отбивать Каритти.

  Я на все готова согласиться, только пусть мне сначала разъяснят. Почему Каритти? Спросила и получила ответ:

   - Лиена, надеюсь, ты помнишь географию Ремирены?

   - Да, и неплохо.

   - Наши порты лежат на участках земли, сильно вдавшихся в территорию герцогства. Каритти отсюда близко, по морю три дня хода. По суше оттуда в Берзенг не добраться, горы не позволят. Нераминия же далеко, по морю можно месяц плыть вокруг всего полуострова, как с погодой повезет. Зато по суше от Каритти до Нераминии войско на марше дойдет за пять-шесть дней. Оба города на перешейке, а он довольно узкий. Идти, правда, придется по территории врага, но это как раз неплохо. Там уже предгорья и есть хорошие дороги. Мы погрузим солдат Берзенга на корабли и отправимся в Каритти. Оттуда маршем пройдем в Нераминию. За это время маршал Сангар подтянет войска и ударит в центр через перевалы, а герцог Нерамен приведет свои корабли. Я уже послал им приказы. Истар не ожидает, что мы так быстро обернемся. После нападения на Эстерса у нас должен был наступить разброд и шатания на флоте. Адмиралов всего трое, выключив одного, самого опытного и преданного, он рассчитывает получить существенное преимущество.

  Кажется я поняла. Мужчины играют в свою любимую игру — в войнушку. А мне что делать? На этот вопрос попытался дать ответ Олер:

   - Оставайтесь здесь, Ваше Величество. На время войны нет более безопасного места чем Берзенг.

  Муж поддержал его:

   - Оставайся, родная. Если ты будешь под защитой этого графства, у меня душа будет спокойна.

  Но мне же надо до всех докопаться.

   - А чем Берзенг лучше чем столица, например? Оттуда мне будет удобнее управлять страной в твое отсутствие.

  Перемещение меня любимой в столицу явно не планировалось. В общем, и правильно: как я туда доберусь? Но интересно было послушать доводы мужчин.

   - Милая, это совершенно все равно. До столицы тебе очень далеко добираться, я боюсь, как бы тебя не похитили по дороге. Отсюда ты сможешь держать со всеми магическую связь, Ангер тебе поможет. Берзенг — самое надежное место. Из герцогства Каврин сюда можно добраться только морем, но его контролирует моя эскадра. Кроме того, порт Берзенга хорошо защищен, а крепость, где мы находимся, считается неприступной. Враг захватывал ее всего однажды, и это было результатом предательства, а не военной мощи. По суше из Каврина сюда просто не попасть. Для этого Истару придется захватить как минимум полстраны и выйти на равнины. Лирая в верхнем своем течении — горная река, там такие непроходимые теснины, что с армией не сунешься.

  Хорошо, убедил. Буду сидеть в Берзенге и дурью маяться, пока мужики там воюют. Но...

   - У меня еще два вопроса и одно заявление.

  Король заинтересовался:

   - Давай заявление для начала.

   - Вот оно: убьют — домой не приходи! Получишь по первое число!

  Мой любимый муж счастливо засмеялся.

   - Понял, моя радость. Я буду очень стараться. А вопросы?

   - Первый — практический. Как доставить сюда казну, чтобы она была в не меньшей безопасности, чем я? А если это удастся, то куда все складировать?

  На мой вопрос ответил Олер:

   - Когда Ангер оклемается, пусть откроет портал прямо в сокровищницу. Он умеет. Понадобятся люди с обеих сторон, чтобы переместить добро. С допусками пусть Его Величество разбирается, а я предлагаю в качестве хранилища подвалы замка. Есть там пара мест... Если хотите, покажу.

  Его перебил Таргелен:

   - Покажешь, куда денешься. Так и сделаем. Предложение разумное. Давай свой второй вопрос, Лиена.

   - Его я хочу задать тебе лично.

  Олер прекрасно меня понял, извинился и вышел. Я прижалась к груди мужа:

   - Тарг, что будем делать с письмом от герцога? Может, попытаться его обмануть? Написать «Согласна», и он отведет войска?

  Он схватил меня за руки, грозно посмотрел в глаза и практически зарычал:

   - Не вздумай, Лиена. Надеюсь, ты ничего на нем не написала?

  Поняв по моему взгляду, что мне такое и в голову не пришло, он несколько успокоился и продолжил уже более мягким тоном.

   - Это же не просто письмо, это магия. Кто знает, какие там наложены чары. Может быть бумага имеет свойства магического контракта. Напишешь и попадешь к Истару в вечное рабство. А судя по тому, что он собирается меня тонким слоем размазать, войну ты этим не остановишь. Боги, как неудачно! Только все стало налаживаться... Но не бойся, моя любовь, я никому тебя не отдам.

  Я погладила его по щеке и робко произнесла:

   - И все же... Что-то делать надо. Нельзя оставлять это вообще без ответа.

  Король усадил меня к себе на колени и задумчиво произнес:

   - Не торопись. Тяни время. Задействуй Ангера, я тебе его оставляю. Он очень умный, это ты знаешь. Обстановку сечет как никто и неплохо знает герцога. Я ему доверяю. Вместе вы напишете письмо и отправите Истару. Только ни в коем случае не используйте тот листок, который он тебе прислал. У меня в отношении этой бумажки плохие предчувствия. Мне кажется, лучше всего будет ее сжечь.

  Я и сама так считала, только хотела сначала посоветоваться с магом. Кто знает эти волшебные вещи?


Глава 23. Героиня наконец находит общий язык с собственным мужем | Профессия: королева (СИ) |   Глава 25. Король отправляется на войну, а героиня остается на хозяйстве







Loading...