home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


  Глава 25. Король отправляется на войну, а героиня остается на хозяйстве

  Отплытие было назначено на послезавтра. Уже к ночи в город вошел первый большой отряд солдат. Слышно было, как они обустраивали лагерь недалеко от порта, а в темноте по кострам можно было посчитать количество пришедших: один костер на сотню. Я насчитала двадцать костров. Тарг сказал, что завтра ожидается еще два раза по столько. Если учесть, что мир этот гораздо менее населенный, чем Земля, то Берзенгу удалось собрать большое войско. Надеюсь, они все поместятся на кораблях.

  Весь следующий день прошел в хлопотах и сборах, а ночь я провела в объятьях своего мужа. Чувствуя, что мы расстаемся надолго, я старалась отдать ему как можно больше своей любви. Наверное, он чувствовал то же самое, потому что обрушил на меня водопад нежности и страсти. Мы не могли оторваться друг от друга, стараясь вобрать в себя и сохранить в душе все, что нас связывало, растворялись друг в друге так, как будто была последняя ночь этого мира.

  А рано утром я стояла на башне и махала платочком. Груженые солдатами и боеприпасами корабли по одному уходили в море и собирались эскадрой на рейде. Ближе к обеду их паруса растаяли на горизонте.

  Граф Берзенг оставил на всякий случай гарнизон, призванный защищать порт и замок, шестьсот человек под командованием некоего Данрепа, старого опытного воина, потерявшего в сражениях один глаз. Поговорив с ним, я пришла к выводу, что человек он верный и дело свое знает. А к вечеру пришел в себя Ангер и потребовал, чтобы его поставили в известность обо всем происшедшем.

  Для приличия я окружила себя дамами и включила защиту от прослушки. А затем довольно четко и последовательно изложила ему все, что произошло. Он оценил мое желание спрятать сокровищницу, но решил сделать это по-другому. Оставить все на месте, просто прикрыть мороком. Любой вошедший будет уверен, что ценности вывезены. Ангеру открыть портал несложно, а вот держать его течение нескольких часов, пока служащие будут переправлять сундуки с золотом... Да он просто сдохнет! Но акцию по перетаскиванию тяжестей все равно стоит провести. Пусть Истар думает, что все находится в Берзенге. Наверняка у него и тут есть шпион.

  План мне понравился. Я попросила мага доработать подробности и велела Данрепу ему во всем помогать. По секрету сообщила, что мы собираемся перетащить в замок королевскую сокровищницу для безопасности и сделать это магическим путем. Мужик проникся и повел Ангера в подвал, выбирать подходящий. Также он обещал подобрать шестерых надежных бойцов для перетаскивания сундуков через портал.

  Ночью маг ко мне прокрался и сообщил, что все готово. Он связался со своим учеником, который должен работать со стороны столичной сокровищницы.

  Сначала идем мы с ним и получаем оттуда приличную сумму на текущие расходы. С этим я согласилась: война — это деньги. После чего Ангер передает своему ученику амулет для накладывания невидимости. Тот делает свое дело и покилает столицу. Спрячется у бабушки в деревне до конца войны.

  Затем наступает очередь Данрепа и его орлов. Через иллюзию телепорта они будут таскать иллюзии сундуков и складывать их в выбранном подвале. Магии на это уйдет чуть-чуть. Самое сложное — придать нужный вес сундукам. Ну, в том, что касается магии, на Ангера можно положиться.

  Я не стала откладывать дело в долгий ящик: мы отправились в подвал сразу же из моей комнаты и связались с Ангеровым учеником Исларом. Я несколько раз его видела: хороший парень. Честный.

  Только вот права доступа в сокровищницу у него не было, пришлось кинуть ему магической почтой перстень-разрешение. Ангер пожертвовал своим: придворный маг туда может войти без ограничений, только вот вынести получится то, что вписано в специальную, подписанную королем ведомость.

  У меня же доступ к средствам неограниченный, подтверждением этого является кольцо, которое Тарг надел мне на палец на свадьбе.

  Так что парень отправился в сокровищницу и ждал там, пока Ангер из подвалов Берзенга открывал портал, пользуясь моим кольцом как ключом к охранному плетению. Стоило туману телепорта заклубиться, как оттуда начали вылетать тяжелые мешочки с золотом. Я едва успела отскочить, а то бы меня прибило на месте. Ангер же кинул в обратном направлении небольшой сафьяновый футляр с амулетом невидимости. Оставалось надеяться, что парень знает, как им пользоваться.

  Все прилетевшие мешочки Ангер старательно собрал и сложил в три большие торбы, которые мы честно поделили между собой.

  В результате мы поднялись из подвала, сгибаясь под тяжестью сумок с золотом. В моей было килограмм пятнадцать, не меньше. Засунули их ко мне под кровать и разошлись до утра.

  А утром состоялось представление. Шестеро солдат под командованием Данрепа таскали иллюзорные мешки и сундуки через иллюзию порта из иллюзии сокровищницы во вполне материальный подвал. Сделано все было настолько достоверно, что никто не усомнился. Парней привели сюда с завязанными глазами, так же увели, и взяли клятву молчать. Если завтра во всем королевстве не будет известно, куда перевезли казну, я чайник.

  После обеда руки у меня наконец дошли до ответа на письмо герцога. Я в очередной раз укрыла нас с Ангером тишиной и протянула ему голубой листочек.

   - Вот посмотри. Что ты на это скажешь?

  Маг начал не с чтения, а с изучения бумажки. Крутил ее, тер, нюхал, только что не лизал. Потом видно пришел к каким-то выводам, удовлетворенно вздохнул и углубился в чтение. Затем неожиданно спросил:

   - Лиена, где ты нашла это письмо?

   - В несессере Алиенор.

   - Давай тащи его сюда. Будем изучать.

  Я махнула рукой сидящей в уголке Терине и послала ее за футляром. Его Ангер ощупал и обнюхал гораздо более внимательно, чем письмо. Потом сообщил результаты.

   - Хотелось бы знать, кто из магов работает на Истара. Раньше у него не было специалистов такого уровня. Сам он маг очень слабый, но по части теории в этом хорошо разбирается. Видимо, у него остались какие-то части от Лиены.

  Части? Запчасти?! Ну и дела! Что имеется в виду? Оказалось, это могут быть волосы, ногти, капли крови. Хорошо, что не моча и испражнения. Я потребовала, чтобы Ангер пояснил, что там неладно с этим письмом. Он поспешил изложить свои соображения.

   - Письмо зачаровано как магический контракт, но активируется не подписью, а вообще любой закорючкой, написанной твоей рукой. Если бы ты написала на нем хоть слово, то попала бы в магическую зависимость, и не важно, что бы ты изобразила, хоть «пошел ко всем демонам». А это такая штука... Любое твое действие, направленное против герцога, обернулось бы против тебя. Вернее, вернулось бы болью и страданием.

  Это как раз понятно. Что там с несессером?

   - В этой коробке зачаровано только зеркало. Карман на обратной стороне — маяк для магической почты. А само зеркало — следилка. К счастью, нерабочая. Ты ведь его практически не использовала.

  Да чего там. Я его совсем не использовала, устанавливать неудобно. Держала в несессере карманом вперед, вынимала только раз, когда изучала содержимое, и тогда же перевернула зеркалом от себя. Да и потребности не было. В тех комнатах, где я жила, всегда было куда на свою красоту полюбоваться. Ангер между тем продолжал:

   - То, что ты хочешь все-таки написать Истару, это правильно. Войну ты не остановишь,так хоть покажешь, что в его ловушку не попалась, но готова к переговорам. А вот что написать... У тебя есть идеи?

  Как не быть? Я об этом все время думаю. С одной стороны не хочется злить зверя, с другой, слабость проявлять тоже не с руки.

   - Я думаю, написать надо коротко и ясно: я всегда готова обсудить вопросы войны и мира, но мне нужны гарантии.

  Ангер расхохотался:

   - Ничего себе коротко и ясно! Более туманного ответа на предложения герцога не придумаешь. Ты просто талант. Он себе голову сломает, пока догадается, что ты его просто морочишь. Но у тебя есть шанс потянуть время. Например, он захочет выяснить, какие такие гарантии тебе нужны, а ты ему новый ответ в том же духе... Может неплохо получиться. Я тебе подготовлю стопку магических листков. Почтовый ящик для контактов с герцогом у тебя имеется. Так что вперед, моя королева!

  Я не стала тянуть кота за хвост, тут же села и написала:

  “Восхищаюсь вашей догадливостью. Доверять вам не могу, поэтому тот листок, на котором вы мне писали, я сожгла. Предлагаю пользоваться проверенным способом связи. Готова обсудить с вами семейные вопросы, а также вопросы войны и мира. Но мне требуются гарантии.

  С уважением,

  Алиенор, королева Ремирены.”

  Ангер из-за моего плеча пробежал текст глазами и показал большой палец. Тут этот жест означает то же, что и у нас: одобрение и восторг.

  Ответ пришел когда я собиралась ложиться:

  “Хитрая девчонка, не рассчитывай, что я попадусь в твои сети. Твой муженек тебе не поможет, он увяз, и надолго. Я постараюсь, чтобы навсегда. Ты думаешь, что в полной безопасности? Наивная крошка! Ты будешь в моей постели гораздо раньше, чем предполагаешь. А затем Ремирена падет к моим ногам.

  Тот, кто хотел бы владеть тобой безраздельно,

  Истар, герцог Кавринский.”

  Вот козел сластолюбивый! У меня от его письма завис процессор. Что это значит? Он мне угрожает? Чем именно? Или просто хвастает, пользуясь тем, что мы сидим здесь отрезанные от информации?

  Я целый день думала, как ответить, а потом решила не отвечать. Неделя прошла в относительном покое. Никаких новых сведений не поступало. Связи с Таргом или другими военными не было. Ангер пытался посылать им письма, но ответа не получил. Зато пошел на поправку граф Эстерс. В тот день он впервые самостоятельно поднялся на башню, с которой я смотрела на море.

  Выглядел неплохо, ничем не напоминал тот полутруп, который принесли в замок несколько дней назад. Магия — сила. В земных условиях он ни за что не поправился бы так быстро и кардинально.

  По его словам, единственной его целью было меня поблагодарить, но я видела, что он тоскует. Его корабли ушли, а он тут на берегу. На море царил полный штиль. Мы полюбовались раскинувшейся водной гладью, а затем граф завел разговор:

   - Ваше Величество, я слышал, что герцог Таргон разорвал помолвку своей дочери?

   - Все верно.

   - И граф согласился с таким решением?

   - Конечно. Он подписал все нужные документы.

   - Значит, Гредин эс Таргон свободна? Умоляю вас, я хочу просить ее руки!

  Интересное дело! Почему он руки девицы с меня требует? Я-то тут при чем?

   - Граф, но ее руки вам следует просить у ее родителей.

   - Если Вы походатайствуете, они не смогут отказать. Ваше Величество, она выхаживала меня пока я был ранен, заботилась как ангел. Я даже не представлял, какая нежная душа у этой девушки.

  Интересное дело. Я была уверена, что Гредин сидит себе с мэтром Юбером, изучает юриспруденцию, а она играет в сестру милосердия! Ей что же, граф нравится? Это она мне про него говорила? Ой, чует мое сердце, что-то тут не так. Не хочу я давать обещание графу. Если Гредин имела в виду другого, то я ее подставлю. Но и отказать тоже будет неправильно. Граф же продолжал изливать душу:

   - Вы знаете, Ваше величество, я вдовец. Мой первый брак не был слишком удачным, мы с графиней никогда не могли найти общий язык. А Гредин... Она такая умница, с ней удивительно приятно разговаривать, и в глазах ее, голубых, как небо, столько чувства. Она такая нежная, хрупкая, как тростинка. И в то же время сильная...

  Я прервала эти излияния:

   - Вы говорили об этом с ней самой, граф? Если нет, поговорите. Откройте свое сердце.

  Граф казался обескураженным.

   - Но... так не делается.

  Вот еще. Это не аргумент. Знаю я, как у них тут все делается. Приходят папа с мамой, говорят: “Дорогое дитя, вот твой муж”, и деваться некуда. По-моему у девушки должен быть выбор. Так что я сказала:

   - А вы сделайте. Если после этого она скажет мне, что хочет за вас замуж, я буду всецело на вашей стороне. Вы мне очень нравитесь, Рикар, я считаю вас достойной партией для такой замечательной девушки, как Гредин. (Тут я нагло соврала. Простите меня, местные боги!) У короля как будто были свои планы на руку дочери герцога Таргона. Но если тут любовь... Я поддержу вас и король мне не откажет.

  По-моему, я его не убедила. Мужик все еще колеблется. Почему, хотела бы я знать?

   - Ваше Величество, но я уже не юноша, да и красотой не отличаюсь...

   - Вы боитесь, Рикар? Храбрый адмирал Эстерс боится девчонки?

   - Вы правы, Ваше Величество. Пойду и попробую с ней поговорить...

  Он ушел, а я осталась. Мне так хорошо было на этой башне. Небо, море и больше никого. Здесь так сладко было думать о моем любимом...

  К вечеру поднялся ветер.

  А на рассвете, поднявшись на башню, я увидела в лазоревой дали паруса. Часа через два можно было уже сосчитать количество кораблей. Пять. Три больших и два поменьше. Я ринулась вниз по лестнице, чтобы позвать адмирала, и чуть не сшибла его по дороге. Он бежал на башню, чтобы разглядеть все в подзорную трубу. За ним через две ступеньки мчался Ангер, а следом Данреп. Мы все столпились у парапета, граф взял в руки трубу, навел на горизонт... Лицо его стало мрачнее тучи.

   - Ваше Величество, это не наши корабли. Ни одного знакомого паруса. Это могут быть пираты, и это самый лучший вариант.

  Намек прозрачнее некуда. Ой, что-то мне нехорошо.

   - Я поняла. Скорее всего это корабли герцога Истара.

   - Еще через час я смогу сказать точно, но полагаю, вы правы.

   - Давайте действовать исходя из самого плохого. Если, паче чаяния, наши страхи не оправдаются, легко можно будет все переиграть. Так что идем вниз, нам надо обсудить, что делать: защищаться или уходить.

  Мы гурьбой спустились в зал, где обычно обедали, сели вокруг стола и начали обсуждение. Я хотела оборонять крепость, не зря же считается, что взять ее практически невозможно. Остальные склонялись к тому же самому. Только Данреп хмурил брови.

  Я уже хотела предложить ему высказаться, как вошел слуга и сообщил, что пришли представители города и гильдий. Я велела вести всех сюда. Сама поднялась в комнату и переоделась в нарядное, но строгое платье из бордового бархата. К нему отлично подошло массивное рубиновое колье и такая же диадема. Королева так королева.

  Когда я вошла, представители уже сидели за столом. При виде меня они вскочили и низко поклонились. Я жестом разрешила всем сесть, затем заговорила:

   - Ни для кого не секрет, что началась война. Ее начали не мы. Герцог Кавринский вероломно напал на земли Ремирены, хотя клялся быть нам другом и союзником. Вы знаете, что он мой отец. Так вот, я отрекаюсь от такого отца и прошу всех вас быть этому свидетелями. Ремирена стала моей родиной и я буду ее защищать против всего мира! А теперь сообщите мне, уважаемые, цель вашего визита.

  Высокий худой старик с морщинистым лицом и аккуратной седой бородкой поднялся и произнес:

   - Ваше величество, я являюсь главой городского магистрата. Мы пришли сюда просить о милости. Паруса на горизонте — это вражеские корабли. Всю мою молодость я провел в море и не могу ошибаться.

  Мне показалось, что я поняла.

   - Вы просите, чтобы я защищала ваш город?

   - Мы просим, чтобы вы ушли. Берзенг по большому счету никому не нужен. Мы — бедное графство. Кроме, извините, сиртайи, у нас нет ничего ценного, а ее тоже нет, потому что весна. Если здесь не будет вас, захватчики пограбят немного и уйдут.

  Похоже, про перемещение казны эти ребята пока не слышали.

   - Я поняла вашу позицию. Что скажут представители гильдий?

  Поднялся невысокий крепкий мужчина средних лет:

   - Я представитель гильдии мясников. Моя гильдия присоединяется к просьбе нашего мэра. Со мной гильдии булочников, рыбников и мукомолов.

  За ним сказал свое слово могучий мужик в отличных доспехах.

   - Я представитель гильдии оружейников. Моя гильдия тоже присоединяется к просьбе нашего мэра, а вместе с ней гильдии кузнецов, ювелиров, механиков и часовщиков.

  За ним тот же текст повторил еще счетовод, а добил меня юрист, или, как здесь говорят, легист. Старикашка гораздо древнее нашего Юбера поднялся и трясущимся голоском проблеял:

   - Я понимаю всю преступность нашей просьбы. Мы должны защищать королевство и его символ — короля и королеву ценой нашей жизни, так гласит закон. Если вы останетесь, мы будем вынуждены защищать нашу королеву. У вас всего шестьсот солдат и очень мало пушек. Думаю, об этом известно не одному мне. Долго сопротивляться не выйдет. Но в городе наши жены, дети и внуки. Если мы решим оказать отпор врагу.... Они не успеют уйти и погибнут. Ради чего? Ведь мы не сумеем вас защитить с теми силами, которые имеются. Но если вас не будет в городе... Герцогу нужны вы, об этом все знают. Если вы попадете к нему в руки, он ваш отец и не сделает вам плохого, только заставит исполнять свои распоряжения. Но для нашей страны это будет означать потерю суверенитета. Если же вы уйдете в горы... Туда люди герцога побоятся сунуться. Они, как уже сказал наш многоуважаемый мэр, пограбят чуток, и уйдут. Наш город будет спасен и честь нашей страны не потерпит урона.

  Я внимательно слушала старичка и во мне зрела уверенность: он прав! Корабли пришли за мной, это ясно из полученных писем. Надо сматываться, и быстро. А они пусть ищут сокровища короны в подвалах замка. Даже вывезти их смогут. Вот только на расстоянии десяти миль от места создания иллюзия распадется... Но займет это преследователей надолго. А мы тем временем уйдем в горы. Кто у нас там знает, где можно скрыться? Надо отпустить гильдийцев и поговорить с мэром и легистом поподробнее. Поэтому, выслушав речь старичка, я заявила:

   - Господа, я выслушала ваши слова и склонна к ним прислушаться.. Свое решение я сообщу через час. Прошу остаться господина главу магистрата и господина легиста. Остальные могут быть свободны.

  Эк я их! Настоящая королева! А теперь продолжим совещание. Надеюсь, мне удастся убедить Ангера с компанией, что горожане дело говорили. Кстати, мы еще не выслушали Данрепа. Он местный и знает, как правильно.

   - Господа, продолжим совещание. Мы еще не знаем мнения начальника нашего гарнизона. Господин Данреп, вам слово.

  Старый воин встал, сверкнул единственным глазом, тяжело вздохнул и выдал свою экспертную оценку ситуации.

   - Ваше Величество, я полностью согласен с господином легистом. Мне не удержать порт и замок с шестьюстами воинами. На кораблях герцога их может быть несколько тысяч, а еще баллисты и пушки. А у нас... Его Величество и граф Берзенг выгребли все подчистую. Замок будет осажден, и тогда большинство горожан погибнет, а это мои соотечественники. Не хотелось бы отвечать еще и за их гибель. Мой долг защищать вас и сохранить вам жизнь и свободу. В горах я за это ручаюсь, а здесь... В общем, я поддерживаю мнение горожан. Единственное, что меня смущает...

  Данреп сверкнул глазами и показал ими куда-то вбок. Это он про сокровищницу. Ладно, потом ему объясню.

   - Я поняла, господин Данреп. В свете того, что вы сказали, я приняла решение. Мы уходим. Собирайтесь, помогите собраться моему двору и девушкам. Пусть берут только самое необходимое. Теплую одежду, еду, оружие, деньги. Жду всех с вещами на замковом дворе. Через два часа выходим. Да, господин мэр, нам понадобится проводник. Здесь все не местные. И лошади.

  Тут я услышала голос нашего адмирала:

   - Лошади есть в замковой конюшне, Ваше Величество. Их достаточно. Отряд господина Данрепа тоже уйдет, но в пешем строю. На них лошадей не хватит. Если город сдается без боя, то, по закон, грабить его не положено.

  В этом я сомневаюсь. Не в законе, конечно, а в том, что Истар будет его соблюдать. Этот мерзавец на все способен. С другой стороны, если ему действительно нужна Алиенор, он не будет тратить время на грабежи.

  Но каков Эстерс?! Откуда он все знает? Вроде всю дорогу лежал как колода. Да, хватит ли ему сил держаться в седле? Ехать придется не один день. Ой, мамочки, что же это делается?! Так, хватит ныть и причитать, дело надо делать. Я как знала, только услышала о войне, собрала то, что может понадобиться при экстренном бегстве.

  Мэр пообещал прислать своих сыновей в качестве проводников и представители города откланялись. Я скорее рванула к себе и принялась переодеваться. Платья на фиг, мне нужны штаны, теплые кофты и куртки. В горах холодно, я про это в книжках читала. Драгоценности... Плевать, если все обойдется, новые заведем. Деньги... Вот деньги еще никому не помешали. Купить еды, заплатить за ночлег... Никто не знает, куда в конце концов нас занесет. Горы еще не конец света, за горами тоже жизнь.

  На этом размышлении ко мне постучали Ангер с девушками. Они тоже оказались сообразительными и оделись в соответствии с ситуацией в штаны и куртки. Общими усилиям мы вытащили сумки с золотом из-под кровати.

  Внутри лежали кошели, в которые эти монеты развешаны по сотне, очень удобно. Я велела каждому прицепить себе несколько на пояс под одежду. Полтора килограмма золота это не бог весть что, никто, даже девицы, не развалятся. Остатки раздала солдатам. Если придется бежать, пусть хоть не с пустыми руками.

  По совету Ангера я оставила в замке свой несессер, взяла только ножницы и пару расчесок, которые он счел магически нейтральными. Теперь маячок не будет указывать Истару мое местопребывание, а переписываться с этим гадским папой я не собиралась..

  Одевшись и сложив две здоровые сумки, в сопровождении фрейлин я спустилась во двор. Там уже стояли лошади для всех, а еще пять симпатичных не то мулов, не то лошаков. Я в них не разбираюсь, но их существованию обрадовалась как дитя. Никто, конечно, ехать на таких зверях не собирается, но вот нашу поклажу можно будет на них нагрузить. С этой же идеей ко мне подошли наши мэтры: Юбер, Роген и Ангер. Я их полностью поддержала. Когда же мешки из кладовых перекочевали на спины этих созданий, то я поверила, что нам удастся улизнуть и спастись.

  Очень порадовало меня поведение моих девушек. Никто не ныл, не жаловался, действовали быстро и слаженно. Вели себя просто идеально. Я была уверена в Сенар и Гредин, но поведение Ребозы и Камари стало для меня приятным сюрпризом. Особенно Ребозы. Она уже не юная девица, и для нее такие эскапады тяжеловаты, но она руководила всеми как подобает старшей и подавала пример стойкости и спокойствия в критических условиях.

  А еще я заметила как смотрит на нее своим единственным глазом Данреп. Если так дальше пойдет, у меня не останется ни одной фрейлины, все замуж повыскочат.


  Глава 24, в которой героине приходится вспомнить о своих опасениях | Профессия: королева (СИ) |   Глава 26. Героиня спасается бегство, а король сражается на море







Loading...