home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


  Глава 26. Героиня спасается бегство, а король сражается на море

  Тронуться в путь нам удалось даже раньше, чем планировали. Паруса на горизонте за это время успели настолько приблизиться, что адмирал уже с уверенностью называл мне типы судов и указывал на вооружение. Да, против этой эскадры с нашими убогими пукалками мы выглядели бы бледно. Тем больше причин уносить отсюда ноги.

  Отряд Данрепа ушел по дороге, дружно печатая шаг. Нас же проводник повел коротким путем через сады и рощи молодых деревьев. Встретиться мы должны были за пятьдесят миль отсюда в ограде храма богини Ночи, там переночевать, а уже оттуда идти в горы одним отрядом. До места, где мне советовал укрыться наш маг, оставалось еще около двухсот пятидесяти миль.

  Через окружавший замок сад лошадей пришлось вести в поводу и только на выезде сесть в седло. Мы выехали через секретную калитку в стене, довольно медленно спустились с горы по узкой тропке среди цветущих деревьев, но как только оказались на ровной местности, началась бешеная скачка.

  И я еще считала себя неплохой наездницей?! Этот стремительный бег ни в какое сравнение не шел с нашими прогулками верхом. Попробуйте все время держать спину и ни разу не нарушить правильную посадку в течение пяти часов да еще на хорошей скорости. Когда мы наконец остановились у ворот храма богини ночи, моя задница была сбита до кости, а ходить я могла только враскорячку. К чести моей надо сказать, что на фоне других я выглядела вполне достойно: у всех дам была та же проблема. Со стонами мы добрались до отведенного нам странноприимного дома. Жрицы богини оказали всем первую помощь, но магичек среди них не нашлось. Как мы сможем завтра сесть на коней, остается загадкой.

  Странноприимный дом оказался маленьким и довольно убогим. Всех женщин поместили в одной комнате, мужчины расположились в двух других. Во дворе журчал фонтанчик, из которого можно было пить, но дойти до него сил ни у кого не нашлось.

  Мы повалились на сено, прикрытое тряпками (видимо так здешние жрицы понимали гостеприимство), не разбирая, где королева, где кто. Все тихонько постанывали, ощупывая поврежденные седалища. Через некоторое время нас посетил-таки мэтр Роген. Принес воды и мазь для задницы. Велел намазаться, одеться, лечь на живот и ждать. Он придет и поколдует. А когда мы сможем встать, будет ужин. Отряд еще не пришел, и раньше утра его не ждут. И что мы так летели?

  После мази и врачебных манипуляций нашего мэтра у всех нашлись силы выползти во двор, откуда по храмовому комплексу разносился запах еды. Я думала, нас покормят жрецы, но ошиблась. Ужин приготовил мэтр Ангер в соавторстве с одним придворным, бароном Ласереном. Тот оказался большим гурманом и таскал с собой в сумке набор пряностей. Похлебка оказалась так хороша, что на ее запах вылезли местные жрецы и жрицы. Обойдутся, нам самим мало. А Ласерен еще извинялся:

   - Простите Ваше Величество, за такую грубую, недостойную вас еду.

  Я махнула рукой:

   - Не прибедняйтесь, Ласерен, никто не рассчитывал на разносолы, а похлебка получилась изумительно вкусная, должна вас поблагодарить.

  Мужик радостно вскинулся. Я бы не удивилась, если бы он в этот миг заорал что-нибудь вроде: «Служу Ремирене!»

  Утром мы рассмотрели карту, которую предоставила верховная жрица, и убедились: до гор осталось двести миль. Кстати, не знаю, как здешняя миля приходится нашему километру, но если она его и больше, то не намного. Пятьдесят миль в день нам по силам, проверено. Значит, так и будем двигаться. А в конце пути оставим лошадей и двинемся в горы пешком. Там есть древнее святилище, в котором можно будет пересидеть войну, или хотя бы выиграть время. Пеший отряд решено было использовать для прикрытия и дезориентации противника.

  Мы дождались Данрепа и объяснили ему план. Его солдаты должны были разделиться и идти дальше двумя разными отрядами, выбрав направление на разные населенные пункты. Затем каждый отряд опять делился и повторял маневр, и так три дня подряд минимум, после чего солдаты рассеивались среди местного населения. В каждом селении следовало пошуметь и привлечь к себе внимание. Мы же поскачем по безлюдным лесам. Данреп выслушал, все понял и отправился инструктировать своих сотников и десятников. Затем вернулся, когда мы уже садились в седла и попросил разрешения сопровождать королеву.

  Ой, не королеву он хочет сопровождать, а кого-то еще! Так как операция прикрытия была отлично организована и не требовала присмотра (как, интересно, он может присматривать за несколькими отрядами, идущими в разные стороны?), то я милостиво разрешила.

  Необходимости гнать во весь опор уже не было, и мы ехали обычной рысью, переговариваясь на ходу. Десять мужчин и пять женщин. Я со своими фрейлинами, трое мэтров, адмирал Эстерс и Данреп, бароны Ласерен и Комберг, очаровательный маркиз Киланор, изъяснявшийся исключительно комплиментами, и два простых дворянина: первый секретарь короля Ромер сер Казеи и второй — Ален эс Ниамен. Эти последние и писцы отличные, и воины неплохие, а у Ромера вообще голова отлично работает. Именно поэтому король его со мной оставил.

  Эх, нам бы для верности сюда еще и Мирониса, но тот, как боевой маг, ушел с мужем на войну. Ну и хорошо, мне так спокойнее.

  Признанным командиром стал граф Эстерс, даром что он еще не полностью оправился после ранения и операции. Хоть здесь не море, а самая что ни на есть суша, он толково распоряжался: вовремя командовал привал, распределял работы, невзирая на чины, выбирал дорогу и места для стоянок по карте и ни разу не ошибся.

  Ехали таким порядком: впереди пятерка мужчин, за ними дамы, а тыл прикрывает вторая пятерка. Время от времени кто-то из кавалеров присоединялся к женской кавалькаде чтобы поболтать. Этакая милая прогулка и флирт, если не считать того, что идет война и мы убегаем от противника. Чаще всего подъезжал Ангер. Он обсуждал со мной какой-нибудь серьезный вопрос или делал сообщение, а потом подбирался к Сени и что-то ворковал ей на ушко.

  ***

  На ярко-синем весеннем небе не было ни облачка, если не считать нескольких мазков, как будто оставшихся от метлы неаккуратной служанки. Свежий ветер весело надувал паруса «Филлиры» и трепал волосы короля.. Стоя на шканцах, Таргелен снова чувствовал себя юным принцем. Но не тем бедолагой, не любимым собственным отцом и высланным на флот с глаз долой, а совсем другим человеком. Сильным, уверенным в себе, а главное — любимым самой прекрасной женщиной на свете.

  Прошло уже несколько дней, как он покинул Лиену в Берзенге, и его тянуло к ней со страшной силой. Оставалось утешать себя тем, что военная кампания продлится недолго. Он скоро вернется к ней победителем.

  Стоявший рядом с ним Олер эс Берзенг что-то подсчитывал про себя, затем поднял на короля свои синие, как небо, глаза и спросил:

   - Тарг, а если мы встретимся с эскадрой кавринцев?

  Здесь, на корабле, король был рад забыть свой сан и общался со старым приятелем так, как они это делали в детстве, когда учитель раздавал тумаки не глядя, где тут принц, а где простой графский сын.

   - Олер, не «если», а «когда»... Они обязательно будут нас встречать, вопрос только где... Я ждал их еще у Силана, но там нам никто не встретился.

   - У тебя есть план? Что делать на суше я себе представляю. Каритти знаю как свои пять пальцев, взять город не составит особой трудности. А вот на море...

   - Ну так потому мы с тобой и пошли вместе. Ты на суше, я на море, тут моя епархия. Есть у меня одна задумка... Не зря же все корабли оснащены пушками по максимуму.

   - А капитаны?...

  Король тряхнул своей черной гривой и ответил с гордостью:

   - Все они получили пакеты, которые должны вскрыть по команде с флагмана. Там я расписал каждому его задачи.

   - А если у противника будет больше кораблей, чем у нас?

   - Мой план как раз на это и рассчитан. Я примерно представляю себе, сколько у Истара военных кораблей с этой стороны полуострова. Не больше дюжины.

  У Олера был неплохой военный опыт, но с кораблями он дела старался не иметь: слишком уж это сложное дело — морское. Поэтому уточнил:

   - Это много или мало?

   - Для нас многовато, мы же не рассчитывали вести военные действия и не стягивали корабли к Берзенгу. В Каритти их стояло максимум пять, но они или отошли к Истару или, на что я надеюсь, затоплены. Хоть и жаль, но в руках врагов они бы создали нам трудности. Шесть вывели в море мы, еще осталось примерно по столько же в Веррукке и в Эстерсе. И это только юг. Все-таки мы — морская держава, и кораблей у нас больше. Плохо, что их трудно координировать, да и расстояния большие. Я даже не стал вызывать подкрепление из Веррукки, его слишком долго пришлось бы ждать.

   - А оно бы нам не помешало.

   - Ничего, дружище, справимся теми силами, какие у нас есть. В ближайшие сутки мы дойдем до острова Церион, а там уже близко. Хорошо бы оказаться там при свете солнца, да чтобы ветер не переменился.

  Берзенг решил узнать мнение короля:

   - Думаешь, они встретят нас не в гавани, а у Цериона?

   - Скорее всего. Его можно обойти только со стороны моря, между ним и сушей — подводные скалы. Так что если бы я устраивал засаду, лучшего места не найти.

   - Для нас главное — пройти его без потерь. Я собрал шесть тысяч солдат, все, что могла дать моя провинция, и хотел бы потерять как можно меньше. А уж если терять, то хоть со смыслом.

   - Ты же понимаешь, Олер, я совсем не мечтаю их утопить. Без них нам победы не видать, как своих ушей. Кстати, как тебе удалось собрать такую армию с такой скоростью?

   - Скажи спасибо своей новой политике. После того, как мы раскассировали интендантов и выгребли их денежки в войсковую казну, теперь есть чем платить солдатам. А в нашей провинции заработки низкие, поэтому люди охотно идут служить. Да и снабжение удалось улучшить: сам лично закупал продукты и обмундирование. Правда, всех старых поставщиков пришлось гнать поганою метлой и искать новых, но дело того стоило. Теперь я понимаю, почему у нас все было так плачевно: надо просто почаще проверять этих ворюг!

  Король не пожелал присвоить всю честь себе:

   - Это Лиене надо спасибо сказать, она меня надоумила, что те, кто имеет доступ к государственным деньгам, их разворовывают.

  Олер не пожелал поддерживать разговор, воспевающий коварную королеву:

   - А то ты не знал!

   - Догадывался, но как подойти понятия не имел. Тут же кавалерийским наскоком ничего не возьмешь. А она взялась за дело как хозяйка, и оказалось, что деньги оставляют следы и их можно найти. Ладно, я хочу отдохнуть. Пойду в каюту, до Цериона есть еще время. А тебе поручение: пусть канониры делом займутся. Откроют пушечные порты, выкатят и зарядят пушки, подготовят все... Качка небольшая, так что опасности зачерпнуть ими воды нет. Зато когда дойдет до дела, там решать будут минуты. И мы будем во всеоружии.

   - А если ты ошибаешься и у Цериона нас никто не ждет?

   - Чего проще: откатить пушки на место и задраить порты. Лучше они выполнят лишнюю работу, чем не сделают нужную.

  С этой точкой зрения трудно было не согласиться. Олер кивнул, подтверждая, что понял задание. Король похлопал его по плечу и отправился в свою каюту, по дороге в который раз размышляя: не затаил ли старый друг в душе злобу против него. Берзенг не мог соперничать со своим королем, но сердцу не прикажешь. А в Лиену Олер влюбился настолько, что вел себя совершенно по идиотски.

  Другого, посмевшего прийти к королеве с корзинкой сиртайи, Таргелен отдал бы под суд и спал спокойно: соперника ждала смерть. Но поступить так с другом детства он не мог и сейчас делал вид, что ничего не произошло. Берзенг ему подыгрывал, но каковы его настоящие чувства?

  Через два часа на горизонте показались заросшие лесом две почти одинаковые горы: Церион. Эти остатки древнего вулкана высоко вздымались над морской гладью, их было видно очень издалека. Еще через час Таргелен разглядел в подзоную трубу то, что и предполагал увидеть: на траверсе острова его ждала эскадра Каврина из шести кораблей. Флагманского корабля герцога Истара среди них не было.

  Но корабли стояли вполне себе грозные. По размерам и оснастке все они уступали «Филлире», но два из них превосходили все другие корабли королевской эскадры, а самые слабые были больше и лучше вооружены, чем то, что Тарг мог им противопоставить.

  Зато выстроились они ровно так, как он и полагал: ровной линией, носом навстречу его маленькой эскадре. Собираются, как обычно, выходить по одному, поворачиваться бортом и давать залп, когда его корабли будут делать маневр, чтобы обойти препятствие.

  Таргелен в душе поблагодарил Лиену за рассказы и махнул рукой: на мачту взвился флаг, давая всем капитанам знак, что пора распечатать конверт с распоряжением.

  Эскадра герцога Кавринского выстроилась, оставляя свободным проход между островом и материком. Неопытный моряк мог бы поддаться на эту уловку, сунуться в ловушку, угодить на камни и потопить все корабли вместе с командой и солдатами.

  Но глупо было полагать, что противник настолько наивен, что рассчитывает на эту уловку. Скорее всего кавринские корабли выжидали, когда королевская эскадра попробует их обойти, направится в открытое море и этим подставится под удары корабельной артиллерии.

  Но король выбрал третий путь. Он велел прибавить парусов и эскадра полетела прямо навстречу неприятелю. Растерявшиеся кавринцы замерли на месте. Перестраиваться, чтобы тебя протаранили? Они пока не сошли с ума. Наоборот, расплылись и встали чуть свободнее, чтобы, когда корабли Таргелена окажутся между ними, дать залп. Вот только не были они готовы к такому маневру.

  Да и не подумали, что, метя в неприятеля, будут стрелять друг по другу.

  «Филлира» первая влетела в строй вражеских кораблей, и оказавшись между флагманом «Атан» и бригом под названием «Истар Прекрасный» по команде короля дала залп из всех своих пушек.

  На кавринском флагмане были снесены все палубные надстройки и загорелись паруса. Адмирал, которого Тарг заметил издалека по начищеной кирасе и белым перьям на шляпе, ушел на дно во всем своем великолепии, но сам кораблю остался на плаву. «Истару Прекрасному» повезло меньше: в нем взорвался запас пороха, и гордый бриг развалился на куски.

  К счастью, к этому моменту «Филлира» уже миновала место действия и не пострадала. И в этот момент, когда никто еще не успел перестроиться, второй корабль ремиренского флота барк «Ремира» повторил маневр флагмана и вывел из строя еще два корабля противника. Ему повезло меньше, его зацепило ответным залпом. Погибли двое и были ранены пять человек, но в сравнении с тем уроном, который понес противник, это были незначительные потери, а небольшие повреждения кормы можно было легко починить на ходу.

  Остальные корабли герцогской эскадры сбились в кучу как бараны и пытались отстреливаться, но слаженные действия ремиренских капитанов, направляемых королем, не дали им возможности проявить себя. Один за другим они выходили из строя.

  Матросы выбрасывались в море и плыли к острову. Таргелен велел им не препятствовать. Он не заинтересован в гибели этих людей: они — его будущие подданные.

  Когда все было кончено, королевская эскадра, слегка потрепанная, но боеспособная, в полном составе двинулась к Каритти. Все были уверены: завтра они войдут в этот город и займут его.

  Граф Берзенг составил королю компанию за бутылкой вина. Они выпили за удачу, за победу, за гениальный план морского сражения, затем Олер спросил Таргелена:

   - Как ты думаешь, почему нас встретили всего шесть кораблей? Где остальные? В Каритти?

   - Не знаю, сам об этом думаю. Вроде все здорово, а у меня душа не спокойна. Чувствую, где-то мы просчитались, а где — понять не могу. Ну да ладно. Дойдем до места — разберемся.

  На следующий день к полудню перед ними открылась бухта Каритти, самая удобная корабельная стоянка южной части полуострова. На ее берегах раскинулся веселый богатый город: чистенькие белые дома под красными крышами, цветущие сады, мрачные башни форта и приветливая башня с часами на ратуше. Вода здесь кипела от лодок и лодочек всех видов и сортов, у причала разгружались три торговых шхуны, на рейде дожидались своей очереди еще пяток. Никаких следов военных действий с моря заметно не было. Военных кораблей, которые должны были охранять гавань, тоже. Все выглядело до неприличия мирным.


  ***

  После второго дня скачки мы устроились на привал в уютной лощине недалеко от Лираи. Через нашу стоянку туда сбегал чистый ручеек. Бароны с маркизом отправились на реку чистить и поить лошадей, остальные занялись сбором хвороста и охотой, девушки разжигали костер, а меня Ангер отозвал в сторонку.

   - Лиена, нам придется оставить здесь тех, кто не выдерживает наш темп. Не знаю, как нас могут чуять ищейки герцога, но они идут по следу.

   - Это твои следилки сказали?

   - Да. Пеший марш наших солдат, похоже, никого не обманул. Попробуем разделиться. Предлагаю отправить в соседнюю деревню мэтра Юбера (старичок совсем разваливается) и нашу крошку Камари. С ним ее честь будет в безопасности.

   - Добавь к ним маркиза. Двое могут не привлечь внимания, а дама с двумя сопровождающими привлечет обязательно.

  Ангер согласился, и когда все собрались за ужином, сообщил о нашем решении. Подал все под соусом подвига во славу короны и для спасения королевы. Молодец, никто даже спорить не стал. А я была рада, что моя фрейлина, которая с трудом переносила дорогу, будет в безопасности, да и мэтра Юбера жалко. Кабинетный червь, которого на старости лет заставили скакать сломя голову неизвестно куда... Тут и ноги недолго протянуть... А еще мы удачно избавились от сладкоречивого маркиза. Он меня раздражал.

  Утром эта троица нас покинула. Адмирал проложил им маршрут, указал дорогу, и они не спеша по ней тронулись. Будем надеяться, что для них все закончится благополучно.

  А мы понеслись дальше по прежней дороге. Избавившись от слабого звена, мы проделали гораздо больший путь и сильно приблизились к горам. Уже здесь начинались холмы и пригорки, попадались отдельные скалы и огромные валуны. Лес сильно поредел и уже не представлял собой укрытия. Но и жилья поблизости почти не было, люди навстречу не попадались, никто не смог бы нас сдать преследователям. Несмотря на это вечером Ангер опять сообщил мне, что погоня не отстала. Наоборот, приблизилась, и если завтра мы не достигнем гор, где у преследователей не будет преимуществ, то нас догонят и схватят.

  Они бы уже нас догнали, если бы не отвлеклись на наших товарищей. Поэтому он предлагает повторить маневр. На этот раз поедут оба барона и Сенар. Я была поражена. Ангер собирается отпустить свою любимую с двумя посторонними мужчинами? Он объяснил мне свое решение: люди порядочные, проверенные, а с двумя спутниками благородной даме ехать безопасно для чести, не то, что с одним. Он бы ее ни за что не отпустил, предпочел бы Гредин или Ребозу, но те наотрез отказались без объяснения причин. Так что он жертвует своим счастьем. Ничего, я тоже разлучена с мужем, а это более значительное лишение. Я согласилась, выбирать особо не из чего.

  Троица выбранных покинула нас еще ночью, как только небо стало чуть посветлее, рассчитывая к полудню добраться до большой деревни.


  Хорошо, что сейчас ночи короткие. Мы выступили практически сразу за Сенар со спутниками, только поехали в разные стороны. Я уже научилась дремать в седле, и, когда в полдень адмирал скомандовал привал, он меня разбудил. Мы остановились в небольшой котловине между тремя довольно высокими холмами. Несмотря на то, что при приближении к горам становилось холоднее, здесь было тихо и тепло.

  Дворяне под предводительством мэтра Рогена занялись едой, а граф собрал совещание из себя, меня и Ангера.

  Маг сделал краткий доклад о том, что нас ждет впереди. Еще часа три, и мы достигнем того места, откуда начинается подъем, по которому не пройдут лошади. Дорога в святилище трудна и опасна, знают ее немногие и пройти смогут не все. Он предлагает снова отправить троих путать следы погоне.

  С тем, кому надлежит нас оставить, затруднений нет. Это госпожа Ребоза эс Кринеран, ее возраст и сложение не позволят ей подняться в святилище, а также господа Казеи и Ниамен.

  Ага, мою старшую фрейлину сейчас обозвали толстой. Хорошо, что она не слышала, а то бы от адмирала пух и перья полетели, несмотря на то, что это святая правда. Если нам придется лезть через узкий лаз, например, то Ребозин зад точно застрянет. Но зачем отправлять почтенную даму с мальчишками, если есть лучшая кандидатура?

  Я возразила:

   - Мою старшую фрейлину я с такой хилой охраной не отправлю. С ней поедет господин Данреп. Он опытный человек и справится в любой ситуации. Ему в помощь пусть едет Ниамен, а Казеи останется с нами. Вдруг мне понадобятся услуги секретаря?

  Эстерс согласился, хотя и неохотно, а Ангер шепнул мне на ухо:

   - Сводничаете, Ваше Величество?

   - Помаленьку, дорогой мэтр. Женщина в любом возрасте хочет быть счастливой.

   - Мужчина тоже.

  Когда я объявила наше решение, Ребоза покраснела, а Данреп выглядел довольным, будто кот, сожравший крынку сметаны. С каждой тройкой уходил один вьючной мул, и теперь их осталось всего два, зато нагруженных сверх всякого вероятия.

  Каждого отъезжающего мы снабжали золотом, но еды с собой давали мало. Адмирал пришел к выводу, что наши люди смогут прокормиться и найти ночлег за деньги в ближайших селениях, а в горах можно будет разжиться только дичью, так что еда нам самим понадобится. Зато от лишних шмоток мы избавлялись отважно.


  Глава 25. Король отправляется на войну, а героиня остается на хозяйстве | Профессия: королева (СИ) | Глава 27. Героиня лезет в гору







Loading...