home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


  Глава 28. Король воюет, а королева продолжает лезть в гору

  Король смотрел на собственный город и в душе его рос гнев. Он, как полный идиот, бросил Лиену и полетел сюда спасать своих подданных, а здесь... Мир и благоденствие! Никаких следов того, что город был взят войсками противника! Какая-то сволочь решила его обмануть и подставить, и он даже знает какая!

  Или есть другое объяснение?

  Таргелен вздрогнул, услышав голос Берзенга:

   - Ты тоже думаешь, что нас провели, как малых детей?

  Король произнес, без всякой связи с вопросом, но это и был наилучший ответ:

   - Олер, когда-нибудь я доберусь до глотки проклятого герцога и просто перегрызу ее собственными зубами!

   - Он же отец твоей Лиены!

  Король зарычал от злости.

   - Таких отцов надо убивать! Я бросил королеву одну в твоем замке, почти без защиты, и ради чего?! В Каритти кавринцев и не видывали, тут все ликуют и веселятся!

   - Ты уверен? А вот у меня сомнения. Возможно, это только декорация, и нас тут поджидают. После того, как нас предал комендант Веррукки, я уже ничему не удивлюсь.

  Слова Берзенга как ветром выдули злость из короля, он задумался, достал подзорную трубу и подозвал помощника:

   - Всем сигнал: разворачиваемся и уходим в открытое море.

  Мужчина не ожидал такого распоряжения и слегка оторопел. Король прикрикнул на него:

   - Ну что рот раскрыл? Делаем вид, что уходим, а на самом деле идем дальше вдоль берега. Там, как мне помнится, должна быть еще одна бухта. Встанем на якоре и пошлем разведчиков в город.

  Помощник побежал распорядиться, а Олер спросил взволнованно:

   - Ты что-то увидел?

   - В городе? Нет, и это меня больше всего настораживает. Есть кое-что другое... Эти шхуны...

   - Торговые, которые разгружаются?

   - Они, и те, что на рейде... Уж больно они одинаковые, если ты понимаешь, что я хочу сказать... И разгружаются подозрительно неспешно. Войск тут нет, иначе бы город не выглядел таким спокойным, а вот диверсия в порту планируется, носом чую. Нас здесь ждали.

   - Ты думаешь, эти шхуны тут стоят...

   - С порохом, не иначе. И набиты им под завязку: видишь, какая у них осадка?

  Берзенг задал пришедший в голову вопрос и сам устыдился своей глупости:

   - А если мы сейчас повернемся и уйдем, то не погонятся ли они за нами с той же целью?

  Король хищно усмехнулся.

   - Об этом можно только мечтать: в открытом море мы их из пушек расстреляем с дальнего расстояния.

  Ответ короля не рассеял до конца сомнения его военачальника.

   - Но эта бухта, куда мы направляемся, она, по-моему, уже не на нашей территории...

   - В миле от границы со стороны Каврина. Тебя это сильно волнует?

  Граф тряхнул головой, словно разгоняя неправильные мысли, и пошел дать распоряжение солдатам: сидеть тихо и ждать, высадка откладывается.


  Корабли королевской эскадры заложили лихой разворот и двинулись в открытое море. На шхунах засуетились, забегали, стали показывать на уходящие корабли, но последовать за ними не решились.

  Когда берег скрылся за кормой, была дана новая команда, маленькая флотилия снова повернула по большой дуге, на этот раз к берегу.

  Через несколько часов «Филлира» бросила якорь в двух кабельтовых от берега. Остальные корабли подходили по одному и бросали якорь неподалеку. Бухта, в которую она пришла, была пустынна: песок, скалы, бедная растительность и целая армия чаек, которая вилась над пустынным берегом, оглашая его мерзкими воплями.

   - Орут, - недовольно сморщился Таргелен, - хуже кошек. И чего орут? Не нравится мне это.

   - Спускаем шлюпки? - спросил верный старший помощник.

   - Погоди. Чайки — они как сороки, зря вопить не станут. Кто-то их напугал.

   - Никого же не видно!

   - Это на пляже никого не видно. А наверху за скалами может стоять целая армия. И высаживаться под ее прицелом — глупость несусветная. Надо послать разведку. Но как это сделать скрытно?

  Подошедший Берзенг постарался реабилитироваться за утреннюю недогадливость.

   - Есть идея. Я тут с твоим боцманом посоветовался, он это место знает, бывал не раз. Вон, видишь, сверху вода стекает, а рядом кусты растут? Ну, в восточной части бухты, видишь? Пусть трое матросов идут туда на ялике, как будто воды набрать. А на дне с ними должны быть еще двое или трое, но уже моих обученных разведчиков. Пусть матросы загонят свой ялик между той скалой и кустами и спокойненько набирают воду. Вряд ли им в этом будут мешать: если там и впрямь армия прячется, ей невыгодно себя обнаружить. Сверху это место просматривается плохо. Под шумок разведчики выберутся и займутся делом.

   - А как обратно? - заинтересовался король.

   - Точно так же. Надо будет сделать несколько ездок: нам же много воды нужно. А моим орлам трех часов за глаза хватит для рекогносцировки.

  Шанс использовать разведку поднял королю настроение. Он очень не любил действовать при отсутствии достоверной информации и до сих пор злился на себя., что доверился сведениям, доставленным магической почтой, не перепроверил. Рассказам очевидцев веры больше, а если они еще и доказательства принесут... Только план Берзенга надо немного подкорректировать.

  Он велел дать сигнал и через десять минут от каждого корабля к берегу двинулся ялик с тремя матросами и пустыми бочонками для воды на борту. Только на том, что отошел от «Филлиры» находилось пятеро разведчиков, которые лежали на дне, прикрывшись парусиной. Тарг делал ставку на то, что в толчее легче спрятаться.

  Весь день до вечера ялики сновали туда-сюда, загружая питьевую воду в трюмы, и каждый раз матросы сообщали новости:

   - Вроде тихо, но время от времени слышно что-то странное: то ли море так шумит, то ли лошади всхрапывают.

   - Ничего не слышно и не видно, но в воздухе чувствуется запах костра.

   - Когда ветер тянет с западной части бухты, воняет конюшней.

   - Слышали голоса, но далеко, слов не разобрать.

   - Оружие лязгает. Цепь? Какая цепь? Что я, не знаю, как цепь гремит? Это кто-то на саблях упражняется.

  Стало очевидно: король прав, их ждали. Хотели заманить в город и напасть, скорее всего ночью, когда никто не будет ждать подвоха.

   - Незадолго до сумерек вернулись первые разведчики. Доложили: между этой бухтой и Каритти всего пять миль, и на полпути, в удобной лощине стоят войска. Немного, тысячи две — две с половиной. Герцога с ними нет, командует генерал Астольф эс Тринерт, старый опытный вояка.

  Король был поражен.

   - Тринерт? Это же древность какая! Знаменитый полководец, не спорю, но... Он старше моего дедушки, если бы тот был жив! Мы его «боковой маневр» и «клещи» в детстве на уроках истории изучали.

   - Да, живой памятник, - согласился Олер, - только боюсь, что его опыт нам выйдет боком: вряд ли герцог Истар поставил во главе своих солдат маразматика.

  Разведчики продолжили выкладывать добытые сведения. К их удивлению корабли не слишком заинтересовали противника. Еще бы, Тринерт был известен тем, что большой воды боялся и флот не любил.

  Здесь, над бухтой, он оставил небольшой отряд, человек двадцать. Следят за морем. Корабли заметили, послали донесение, а теперь ждут указаний.

  Уже в темноте вернулись остальные разведчики. Не одни. Они притащили улов: офицера из штаба Тринерта с документами.

  Таргелен собрал в своей каюте офицеров и провел допрос по всем правилам. За искренностью ответов следил маг Миронис. Не будучи менталистом, он был неплохим эмпатом и ложь чуял на расстоянии.

  Парень попался из молодых карьеристов знатного рода, которые всегда толкутся при штабе, особенно если кампания предполагается простой. Вроде загородной прогулки. Никому из них почему-то не приходит в голову, что война в любой момент может обернуться своей страшной стороной и именно к ним. Адъютант был горд, заносчив и неосторожен, потому и удалось его выкрасть без шума. Уже на корабле он поначалу хорохорился, но, увидев короля, скис и рассказал все, что знал.

  Герцог Истар послал войска под командованием своего самого опытного военачальника не для захвата Каритти, хотя это не исключалось. Задача операции: завлечь короля в ловушку, схватить живого и доставить к герцогу.

  Шхуны действительно дожидались кораблей Таргелена. Они должны были изображать разгрузку и погрузку и в то же время следить за действиями короля. Как только он высадится на берег, дать знать Астольфу эс Тринерту и ждать. Ночью подойти поближе и взорвать корабли королевской эскадры. Никакого самопожертвования: магические запалы в бочках с порохом, активация с берега.

  Взрыв должен был послужить сигналом для сухопутных войск к захвату Каритти. Астольф был уверен, что король приведет с собой не больше двух тысяч солдат, а ночью, спросонок, они не смогут оказать сопротивления.

  Комендант порта участвовал в заговоре и должен был сообщить, где король остановится на ночлег. Предполагалось, что этим местом будет здешняя ратуша. В городе имелась временная резиденция для приема высоких особ, оснащенная всеми видами охранных заклинаний, но там специально начали ремонт еще две недели назад. Якобы готовились к визиту короля но не успели все доделать.

  А ратуша — общедоступное место, там короля было бы нетрудно захватить.

  Цель захвата? Бедный адъютант командующего выпучил глаза: этим вопросом он не задавался. Приказано — и все!

  Когда бедолагу увели, король обратился к присутствующим:

   - Ваши соображения?

  Маг поднялся и сообщил:

   - Если планируете захватить Тринерта врасплох, у меня все готово. Из дома брал на всякий случай, и вот пригодилось. Амулеты с пологом незаметного для лодок, такие же пологи на каждый десяток солдат на суше, парализующие заклинания, сонные чары.... Для ночной вылазки самое оно. На две с половиной тысячи солдат противника хватит за глаза.

  Олер обрадовался. Не каждый день выпадает случай переиграть такого матерого волка, как Тринерт. Он тут же набросал план действий и король с ним согласился.

  Ялами с кораблей на берег будут срочно переправлены все солдаты. Первыми пойдут разведчики и ликвидируют угрозу от той группы, которая следит за бухтой, чтобы не успели подать сигнал. Затем солдаты скрытно, под прикрытием пологов, окружат расположение врага и применят сонные чары. Если не подействуют, тогда в ход пойдут парализующие.

  Цель — нейтрализация противника, захват его штаба, всех документов и командующего. Если все пройдет гладко, утром они войдут в Каритти с суши и арестуют коменданта порта. Главное — застать его врасплох и не дать ничего взорвать: город и его жителей надо беречь.

  Работать придется в бешеном темпе. Весенние ночи коротки, а на рассвете хорошо бы уже закончить с Тринертом и войти в Каритти.

  Король пойдет со своими воинами, а корабли он будет ждать в гавани завтра в полдень. К этому времени все должно уже закончиться.

  Операция была проведена без сучка без задоринки. От сонных чар Мирониса амулетов у кавринских солдат не нашлось. Обалдевший от наглости противника эс Тринерт был найден в исподнем на своей походной постели.

  Когда старый военный понял, что происходит, то готов был покончить с собой. Какой позор! Он, столько лет считавшийся непобедимым, был захвачен в плен в одном белье! Не проиграл, а тупо попался!

  И король, и Олер эс Берзенг были с ним вежливы, но все же намекнули, что негоже прославленному военачальнику брать на себя такое позорное задание, как диверсия в стране, не находящейся в состоянии войны с его родиной. Так что все закономерно: он пошел против правил чести и за это наказан неудачей.

  Но допросить генерала не удалось, он замкнулся в себе и отказался отвечать на вопросы. Так он пытался сохранить остатки своего достоинства.

  Таргелен махнул рукой. Некогда. Надо скорее идти в Каритти. К тому же начальник разведки и Миронис успели порыться в бумагах штаба и нашли там много интересного. Это должно помочь на допросах, но потом, потом...

  Горожане и не заметили, как королевские солдаты заняли их город. Большая часть тихо проследовала в казармы, расположенные в крепости, а специальные отряды заняли все ключевые здания: ратушу, комендатуру, отделение магической почты и дома высших чиновников.

  Коменданта порта они подняли с постели и Таргелен начал разговор с того, что сунул тому под нос его письма, найденные в штабе Тринерта. Голосом, больше подходящим змее, нежели человеку, поинтересовался, хочет ли несчастный облегчить свою участь признанием, или его сразу передать в руки палача.

  После таких слов дело пошло весело: перепуганный комендант пачками сдавал всех известных ему агентов Истара в Каритти вместе со всеми их планами.

  Первоначальный план был захватить в этом веселом городе короля и королеву, когда они приедут. Но они вдруг застряли в Берзенге и нарушили этим все планы. Пришлось срочно выманивать короля, чтобы захватить хотя бы его

  А королева?

  Королеву планируется захватить в Берзенге. Для этого туда ушла основная кавринская эскадра с тремя тысячами солдат на борту. Вместе с ней в Берзенг ушел и сам герцог. Скорее всего Ее Величество Алиенор уже в руках своего отца.

  Услышав это, Таргелен заметался. Скорее, скорее назад! Надо успеть, надо спасти Лиену! Как это сделать, он пока не представлял себе, но уже готов был лететь и сражаться.

  Олер пытался его успокоить, но дело это было гиблое. Тарга трясло, как в лихорадке. Его бесценное сокровище, его любимая в опасности! И если бы он еще не знал о планах Истара! Но тот в своем письме все ясно изложил! Тут становится понятно, зачем зять ему нужен живой. Пока нужен. Сволочь собирается изнасиловать собственную дочь, а потом своего ребенка от нее выдать за законного наследника. Муж-то жив! Когда же дитя родится, Таргелен становится не нужен, его можно убрать, смахнуть со стола, как разыгранную карту.

  Но своя судьба интересовала его сейчас меньше всего. Лиена! Как она там?

  Из Берзенга никаких вестей! Ужас в том, что он тут побеждает, а она, возможно, уже в лапах Истара.

  Связь была потеряна примерно на третий день после того, как они вышли из Берзенга. Магическая почта перестала работать по непонятной причине, и Миронис не смог ее восстановить. Тогда это казалось досадной помехой, не более. Сейчас было ясно — это часть плана герцога. Очень тревожная часть: маг, способный заблокировать почту, должен быть очень силен и невероятно искусен.

  Тогда казалось, что это не слишком существенно. Тяжело, конечно, без весточки от любимой, но Тарг надеялся, что скоро к ней вернется. Даже картины себе рисовал, как она будет ждать его в старом замке и каждый день выходить на дозорную башню в надежде увидеть на горизонте его корабль. А вышло...

  Корабль пришел, да только другой, вражеский. Одна надежда, что рядом с ней Ангер и Эстерс, надежные, проверенные люди. Они не оставят его дорогую девочку, помогут ей, переправят в надежное убежище.

  Олер как будто подслушал его мысли, потому что сказал внезапно:

   - Королева скорее всего укрылась в святилище древних богов. Ангер знает где это и мог отвести ее туда. Если так, то она в безопасности.

   - Ты уверен?

   - Нет, но надеюсь. Место это магическое, и, если Ангер вошел и закрыл за собой дверь, то никто не сможет туда ворваться снаружи, даже еще более сильный маг.

   - Ты там был?

   - Да. Пятнадцать лет назад я составил Ангеру компанию. Третьим с нами был Миронис.

  Таргелен вдруг заметил, что ему стало легче дышать. Вернее, он наконец выдохнул. Если все так... В полдень придут корабли, они погрузятся и отсюда прямиком в Берзенг. А там... Будь что будет.

  В полдень яркое весеннее солнце заливало морскую даль, несильный ветер закручивал на волнах веселые барашки. Но до самого горизонта не было видно ничего похожего на парус. Корабли не пришли.


  ***

  Наше путешествие по горам затягивалось, а меня все больше жгли сомнения и опасения. Советоваться же я могла только с тем, кто хоть что-то знал о месте, куда мы направлялись. Так что, пока похлебка готовилась, я, чтобы не терять время, пристала к Ангеру как банный лист:

   - Слушай, а те, кто идут по нашему следу, могут нас догнать?

  Маг покачал головой.

   - Вряд ли. Мы спутали следы, уйдя в расщелину, которой нет, а кружным путем сюда добираться трудно и долго. Но это не все здешние уловки, чтобы сбить преследователей с толку. Завтра с утра мы пройдем одно такое хитрое место... После чего нас просто не найдут.

   - Но они могут догадаться, куда мы идем?

   - Даже обязательно догадаются. Все знают про святилище. Но вот как туда попасть... Этой информацией владеют единицы. Не думаю, что такой знаток найдется во всей армии Истара. Так что если солдаты герцога туда отправятся, то попадут туда, куда им позволит магия. Они будут в нашей видимости, но примерно на полторы тысячи локтей ниже. И никаких шансов залезть. Постоят, погрозят и уйдут.

  К нашей беседе присоединились Рикар и Роген.

   - Но если ты там был, то почему там не мог побывать кто-то еще?

   - Роген, много ты знаешь магов, которые отважились на путешествие к святилищу забытых богов? Кроме моего учителя, меня и Мирониса я не знаю никого. А ведь это достижение, которым грех не похвастаться.

  Роген взлохматил пятерней свои и без того лохматые волосы.

   - Да, точно, твой учитель... Где он теперь? Все еще преподает в нашей славной Академии?

  Ангер досадливо махнул рукой.

   - Ушел оттуда лет семь назад, когда на его отделение никого не набрали. Почему-то все хотят быть боевыми магами, никто не интересуется пространством и временем. Мы переписывались, но два года назад он перестал отвечать на письма, а перед этим сообщал, что хочет поискать счастья за морем.

  Мне не слишком был интересен этот разговор двух бывших студентов, поэтому я влезла с вопросом:

   - А что такого в этом путешествии, что на него надо отваживаться?

   - Ну как же... Святилище охраняет древняя магия.

   - Это не опасно? Для нас?

   - Опасно, но не для тебя, Лиена. На тебя магия не действует. А мы пройдем, потому что я знаю все ловушки.

  Ой, что-то все это меня напрягает. Слишком уж у Ангера бодрый голос. Знаю я этих мужчин. У них все всегда по плану радужно, а по факту — хоть плачь. Из раздела: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Но другого выхода я на сей момент не вижу. Значит, лезем на гору. Лишь бы вниз лететь не пришлось, у меня крылья не предусмотрены проектом.

  Мы ползли вверх еще часа два, пока не начало смеркаться. Тогда разбили лагерь. Ни палаток, ни тентов, все тупо завернулись в одеяла и улеглись кто где.

  Мы с Гредин устроились рядышком под большим камнем. Он хорошо прогрелся за день, а сейчас отдавал тепло. Мэтр Роген вдруг проявил инициативу и улегся у нас в ногах, загородив грудой мешков так, чтобы никто не смог пристроиться рядом. О нашей нравственности печется, не иначе. Остальные посмотрели на него с удивлением, но спорить никто не стал. Он лекарь, ему и заботиться о ночлеге королевы.

  С вечера это размещение казалось отличным, но к утру мы с Гредин задубели. Камень остыл, а больше греться было не от чего, в смысле не от кого. Если бы нас окружали мужчины, может, было бы не так прилично, зато тепло. Так что я отозвала Рогена в сторону и тихо, чтобы никто не слышал, высказала ему свое недовольство, правда, в легкой дружеской форме. Он захлопал своими красивыми карими глазками, а потом попросил поговорить с ним без свидетелей. Это очень важно.

  Я пообещала уделить ему время на следующей стоянке. Так что когда мы собрались пообедать, я оставила мэтра себе в помощь на готовку, отрядила Гредин с адмиралом за хворостом, а Ангера с секретарем послала на охоту. Все засмущались, но кротко пошли. Они что думают, я буду им в полевых условиях цирлих-манирлих разводить? Обойдутся.

  Как только все скрылись за камнями, Роген обратился ко мне:

   - Ваше Величество...

  Я трижды нажала на камень в моем амулете.

   - Так, дорогой мой. Давай договоримся. Или мы друзья и соратники, обращаемся друг к другу на «ты» и по имени, или не будем даже затевать разговор. Мне этот ваш этикет уже поперек организма встал.

  Роген радостно сверкнул глазами:

   - Значит, я не ошибся.

   - В чем?

   - Ты ведь не Алиенор? Тело то же, но сущность другая?

  Это его слово “ваш” в применении к этикету подвигло на такие догалки? Сообразительный! Интересно, много их тут, таких сообразительных? Или уже все в курсе, одна я, как дура, шифруюсь?

   - С чего ты это взял?

   - Я обследовал герцогиню Алиенор магически, когда она прибыла в Ремирену. Кроме состояния здоровья выяснил еще и ее способности. Она была... Ну, неважно. А потом, когда я вернулся в охотничий замок из столицы, она резко изменилась. Сначала я думал, что она просто вылечилась от своего недуга. А потом прикинул... Нет, в старом теле новая девушка. Это стало абсолютно ясно после нападения барона Лизаменда.

  Неважно? Нет уж, пусть объясняет, я хочу знать. Может, по этим признакам уже полстраны догадалось, кто я такая.

   - Какие у тебя основания так утверждать?

   - Магические. Магические способности привязаны к сущности, а не к телу. У Алиенор был слабенький дар природного мага. Очень незначительный, такой нет смысла развивать, лучше просто выбрать профессию садовника. А у тебя нет дара, зато агрессивная магия на тебя вообще не действует. Даже лечить тебя получается с большим трудом. Только с помощью зелий, но не напрямую.

  Легко однако парень перешел на «ты». Наверное этому способствовало осознание что я не настоящая Алиенор.

   - Ну предположим ты прав... Дальше что?

   - Ничего. Ничего не изменилось. Ты — моя королева, я присягнул тебе на верность. Не дочери герцога Истара, а тебе. Ты же не обманывала короля, правда? Он все знал с самого начала?

  Я кивнула, подтверждая его догадку. Лекарь обрадовался как ребенок, только не знаю чему. Своей правоте, наверное.

   - Поверь, у тебя нет более преданного человека чем я. Ты предложила мне дружбу когда ничего от этого не выигрывала, и я горд этим. Ты не только моя королева, ты — мой друг. Просто мне нужно было знать, чтобы тебе помочь. Потому что если все так, как я думаю, тебе нужна помощь. Боюсь, не я один заметил разницу.

  Я пробормотала себе под нос:

   - Герцог Истар тоже дознался.

  Роген встрепенулся:

   - Поэтому он на тебя нацелился и пытается захватить? Как же я сразу не догадался?! А еще твои антимагические свойства... Это видело множество людей. Никто ничего не понял, но...

  Я пробурчала:

   - Но были отдельные личности, которых это заинтересовало.

  Лекарь отмел мои инсинуации.

   - Если ты имеешь в виду Мирониса, то он честный парень. Вот только на язык невоздержанный, это да. И голос у него громкий. Там, на поляне у беседки он орал как резаный. Все слышали, а кто-то, возможно, понял. Или герцогу донес.

   - Согласна с твоим выводом. Но сейчас у нас другая задача, некогда тратить время на исторические изыскания. Кто бы я ни была по своей сущности, я жена короля. От этого танцуем.

   - Танцуем? Но я не умею...

  Я так и зашлась от смеха. Ангер уже привык к моему стилю, хорошо понимает такие метафоры. А бедный Роген принимает все за чистую монету.

   - В смысле, из этого исходим. Чем ты собирался мне помочь?

   - Ну, я могу немного, но... Скажи, ты не боишься попасть в плен к герцогу?

  Ого, парень берет быка за рога. Сразу о том, при мысли о чем у меня весь организм сводит.

   - Честно? Боюсь. Ангер уверяет, что у него все под контролем, но меня гложут сомнения. Что-то идет не так, и я не удивлюсь, если в святилище нас встретит улыбающийся Истар.

   - Вот и у меня такое чувство. Иррациональное, но я привык доверять своим ощущениям. Герцог хочет завладеть Ремиреной и править на законных основаниях. Для этого ему нужна ты и лучше всего беременная.

  Зрит в корень. Я сама все время об этом думаю. Но все же...

   - Пусть обломится, я не беременна.

  Роген как-то виновато втянул голову в плечи и посмотрел на меня с жалостью.

   - Ты же понимаешь, такой недочет нетрудно исправить, и для этого необязательно быть нашим королем. Так что если нас все-таки захватят... Вот.

  Он протянул мне на ладони небольшой серебряный медальон в форме капли. Я его открыла и увидела нечто, напоминающее сплюснутый шарик из перемолотой травы, завернутый в кусочек пергамента с письменами. Обычная упаковка, предупреждающая порчу.

   - Что это?

   - Довольно популярное снадобье, которое мне удалось существенно улучшить. Проглоти — и целый год не забеременеешь. Маг мог бы отменить действие, но на тебя магия не влияет. Если понадобится, то следующую ты сможешь найти... Извини, что приходится о таком говорить...

  Мужик замялся и стал таким же красным, как его шевелюра. И почему я такая сообразительная? Знаю ведь, что он скажет.

   - Говори уж. Где? В борделе?

  Лекарь аж посинел от смущения и закашлялся.

   - Д-да... Только там они не такие эффективные. Хватает на три луны, потом надо повторять.

  Ага, все-таки есть у них противозачаточные для дам. Жен они берегут, а шлюхам самим приходится о себе заботиться. Это удачно, что Роген догадался мне передать эту волшебную таблетку. Вряд ли я что-то смогу противопоставить насилию, если Истар меня все-таки изловит, но вот цели своей я ему достигнуть не дам.

   - Отлично. И когда ты это придумал?

   - Еще до того, как тебя обменяли с Алиенор. Но тогда цель была другая. Таргелен собирался скормить такую капсулу невесте в первую брачную ночь, а потом почему-то передумал и вернул капсулу мне на хранение.

  Понятно, почему передумал. Зачем противозачаточное, если о зачатии речь не идет. Да и в целом… Тарг советовался с обоими, но по-отдельности, и один не знает о другом. Только королю известны все соображения и обстоятельства. Подстраховывался с обеих сторон. Не будем ломать игру.

   - Поняла. Я не должна подставить Тарга и вместе с ним все государство ни при каких обстоятельствах. Спасибо, Роген, ты настоящий друг. Давай сюда твою таблетку. В случае чего как ее надо принимать?

   - Проглотить, и все. Лучше, конечно, запить. Чем, не важно, хоть вином. Но и без запивки действовать будет.

  Я надела подаренный им кулон и засунула его под одежду, затем нажала на камень браслета один раз..

   - А теперь давай тише, сейчас все вернутся.

  Действительно, уже через пару минут появились молчаливые и смущенные Эстерс с Дин, а за ними довольные жизнью маг с секретарем. Похоже, сегодня все плодотворно пообщались.

  До вечера мы проделали довольно большой путь. Кое-где попадались отрезки вполне приличной тропы, но их было немного. Приходилось то, аккуратно ступая, идти по осыпям, то карабкаться на скалы и валуны, то перебираться через провалы и трещины. Наконец совсем под вечер Ангер скомандовал: “Стоп! Сегодня дальше не пойдем”. Мы находились на почти круглой полянке, окруженной скалами, куда мы только что спрыгнули один за другим с огромного валуна. Я огляделась и увидела, что пути дальше нет. Был шанс опять взобраться на тот самый валун и поискать другую дорогу, но иного выхода не просматривалось: отвесные стены со всех сторон.

  Наш маг, нимало не смущаясь, глядел на всех с гордостью, как бы говоря: ”Ну, здорово я вас всех привел?”

   - Ангер, а где выход из этого симпатичного местечка? По-моему, мы в ловушке, или мне только кажется?

   - Выход будет. Но сейчас, мне кажется, самое время отдохнуть и подкрепиться.

  Не согласиться с этим было невозможно и мы стали готовиться к ночлегу. Мужчины достали продукты, мы с Дин принялись за готовку. Полянка, надо сказать, попалась благоустроенная: там нашлось и гладкое место для сна, и углубление для очага и кусты для хвороста и прочих надобностей. С одной стороны по стене стекал ручеек, так что недостатка в воде не было. Поужинав, все улеглись спать, потому что маг предупредил: встать придется до рассвета. Моя фрейлина, лежа рядом, тихо сообщила, что сказала адмиралу о своем согласии. Он обещал просить ее руки как только война кончится.

   - Дин, он тебя поцеловал?

   - Нет, как можно! Он поцеловал мне руку и поблагодарил за честь.

  Не знаю, может я такая развращенная своим миром, но мне эти реверансы перед лицом грозной опасности кажутся детской игрой и ужасной глупостью.

   - Не знаю, может так надо, но я бы на его месте поцеловала свою невесту. Да и тебе неплохо бы узнать, как он целуется.

   - Зачем?

  В голосе девушки я услышала благоговейный ужас.

   - Чтобы потом не мучиться всю жизнь. Знаешь, если тебе не нравится поцелуй мужчины, то все остальное тоже наверняка не понравится. Хотя для этого есть сиртайя. Но ее же не будешь лопать каждый раз…

  Бедняжка Дин закрыла лицо руками.

   - Лиена, не надо меня смущать. Мне стыдно даже думать о таком.

  Она наверняка покраснела до корней волос. Ну да, их с детства приучают, что отношения между мужчиной и женщиной — табу. Полслова про это скажешь - опозоришься до конца своих дней. Так и у нас раньше было. Заниматься можно, обсуждать нельзя.

  А вот граф меня удивляет. Это он такой благородный, что даже не попытался сорвать поцелуй у девушки, которая согласилась стать его женой? Руку-то он всем подряд целует. Тем более что мы не при дворе, а хрен знает где. Что-то тут не так. Да о чем я вообще думаю? За нами гонятся, а я тут Санта-Барбару развожу.


Глава 27. Героиня лезет в гору | Профессия: королева (СИ) | Глава 29. Героиня добирается до святилища и общается с отцом Алиенор







Loading...