home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


  Глава 33. Король штурмует собственную крепость, а королева все еще в плену

  Дорога далась непросто. Войско шло с минимальным обозом, практически налегке. Король планировал все необходимое, в том числе и съестные припасы для дальнейшей дороги, получить уже в Ремирене. И все равно было тяжело. Каждому солдату пришлось кроме оружия и амуниции тащить на себе здоровый мешок с продовольствием. Если бы по равнине... Но от Гилона дорога все время забирала вверх, стремясь к своей самой высокой точке, шла мимо пропастей, каменных осыпей и других красивых, но малоприятных мест.

  Горы встретили короля и его войско непогодой. Ветер норовил сбросить людей и обозы в пропасть, камни стали скользкими от воды, холодный дождь пробирал до костей, но привалы были редки, а сухого топлива на костры для всех не хватало. Хотя никто не погиб, но горы не прощают ротозейства: у многих были травмы разной степени тяжести. Кто оступился, на кого камень свалился, у кого нога подвернулась...

  Когда головная колонна поднялась на перевал и впереди показалась крепость, у всех вырвался вздох облегчения. Спуск в долину Зенты со стороны Ремирены был значительно более комфортным.

  Оставалось переночевать под сенью королевской крепости, носившей то же имя, что и перевал, и вот он дом, рукой подать.

  То, что называлось перевалом Овег, имело вид небольшой горной долины длиной не более полутора миль. Вход в нее со стороны Каврина закрывал небольшой, но хорошо укрепленный форт, расположенный над дорогой, которая здесь оказывалась зажатой между скал. Затем вдруг скалы расступались и дорога весело выбегала на роскошный альпийский луг. Пройдя по нему, она достигала уже непосредственно самой крепости Овег, откуда шла вниз.

  Таргелен в детстве был в этих местах и прекрасно помнил как тут все устроено. Так что, когда он увидел на фоне закатного неба зубцы башни форта, у него впервые за много дней отлегло от сердца.

  Как выяснилось, зря. Защитники форта не дремали. Армия, показавшаяся на дороге из Каврина, была ими воспринята как вражеская. Стены мгновенно ощетинились арбалетами, а из нижних бойниц показались жерла пушек.

  Положение форта позволяло защищать теснину почти неограниченное время, а обойти это место нечего было и думать. Базальтовые скалы не давали такой возможности.

  Король с боевым магом Миронисом выехали вперед.

  Маг усилил голос короля и над ущельем раздалось:

   - Король возвращается в свою страну! Приказываю пропустить войско короля Таргелена!

  В ответ с башни раздался смех и выкрики:

   - Какого такого короля? Нашего? Откуда бы ему тут взяться?

   - Если уж он тут появится, то точно с другой стороны. А хитрости проклятого герцога мы раскусываем на раз!

   - Нечего вам тут делать, валите обратно! А то нашпигуем болтами, «мама» сказать не успеете!

  Вот что тут делать? Сражаться? Глупо. Сейчас по недоразумению тут можно всех солдат положить, а что потом? Не сражаться же с собственными людьми? И ругать парней-защитников перевала не за что. Действительно, откуда им знать, что король возвращается домой из рейда по Каврину.

  Остается продолжать переговоры и думать, думать, думать.

  Общение с гарнизоном форта король с удовольствием возложил бы на Олера. Его золотая шевелюра и синие глаза были хорошо знакомы ремиренским солдатом, а о его храбрости и удачливости в бою ходили легенды. Его могли узнать и усомниться. Короля знали значительно хуже, все-таки он всего третий год на троне.

  Но оставленный в Гилоне генерал ничем не мог сейчас помочь своему монарху. Маг Миронис предложил поручить переговоры с фортом заслуженному полковнику Гесту эс Тиару. Благородный дворянин по рождению, Тиар был знаменит тем, что никогда не лез за словом в карман. Его шуточки и байки были настолько популярны у солдат, что ему прощали крутой нрав и рукоприкладство.

  Король подозвал полковника и объяснил ему задачу. Гест эс Тиар надулся от гордости. В кои-то веки его высшие власти просят не заткнуться, а поговорить. Он заверил Таргелена, что не подведет, сделает все, чтобы король остался им доволен.

  - Они поймут, как ошибались, когда не желали пропустить своего короля!

  Миронис усилил эс Тиару голос, а сам отошел в тень большого камня посовещаться с Таргеленом.

   - Ваше Величество, так мы тут не пройдем. Знаю я здешние правила: нас до утра ни за что не пропустят. Утром из крепости доставят мага, он сможет удостоверить вашу личность, но до этого...

  Таргелен задумчиво оглядел свое войско, остановившееся на дороге. Дождь к этому времени прошел, но холодный ветер и не думал прекращаться. Все эти мокрые, продрогшие, голодные солдаты до завтра простудятся насмерть. Им бы сейчас привал, костер, чтобы обсушиться, горячее питание... Это в бою человек ни на что не обращает внимание и ему все нипочем. А вот так оставить их ждать на юру — убийство получается. Он, как король, не может этого допустить.

   - Мир, ты знаешь выход? Предлагаешь всем сейчас устраиваться на ночлег там, где они стоят?

   - Нет, Это не дело. На дороге невозможно нормально обустроить лагерь. Еще следует учесть, что конец нашей армии находится прямо над пропастью. А если ночью там будет обвал?

   - Есть идеи?

   - Знаете, Ваше Величество, было время — я служил в этой крепости. Хорошо тут все знаю. Придется нам с вами захватить собственный ваш форт.

  У короля брови чуть не встретились с волосами от удивления.

   - Это возможно?

  Миронис улыбнулся во весь рот.

   - Ваше Величество, у них нет мага.

   - И?

   - Мы с двумя десятками солдат должны проникнуть внутрь, а там я их для начала спеленаю заклинанием, а потом мы пропустим войско мимо форта в долину. Пусть становятся лагерем. Кстати, вдоль стен растет на редкость колючий шиповник. За зиму побеги прошлого года вымерзают, так что его можно пустить на топливо. Жалеть нечего, он сухой. Новый вырастет попозже.

  Король прервал хозяйственные планы Мирониса.

   - Отличный план, Мир. Но как мы попадем в форт? Вход-то из долины.

   - Э, это все войско по-одному туда не проведешь и за год, а двадцать человек... соберите их здесь, под защитой этого камня, и мы отправимся в крепость как к себе домой. Повешу на всех амулет невидимости, а потом пройдем цепочкой под стеной, куда они в любом случае стрелять не смогут.

   - А на всех.. Ах, да. Ты не сможешь. Ну что ж, пусть Гест эс Тиар и дальше отвлекает парней, а я сейчас выберу тех, кто пойдет с нами.

  Миронис смешался.

   - Ваше Величество, вам лучше подождать, пока путь будет свободен.

   - Мир, ты же говорил “мы”! Неужели ты думал, что я струшу?

   - Вы король и должны себя беречь, хотя бы для королевы.

  Он хотел еще что-то сказать, но король его резко оборвал:

   - Мир, прекрати. Моя королева должна мною гордиться и восхищаться. А как восхищаться тем, кто прячется за спинами солдат? Я иду с вами, это не обсуждается.

  Двадцатка добровольцев собралась мгновенно. Среди нее чуть не половина были офицеры. Миронис построил их в цепочку, размотал веревку, велел каждому за нее схватиться и не отпускать, объяснил, как идти, и раздал амулеты невидимости. Их действия хватало минут на двадцать, но этого было достаточно. После короткого инструктажа группа захвата двинулась в путь.

  Король шел четвертым и в глубине души жалел, что напросился. Идти невидимому в составе группы невидимок оказалось невероятно сложно. Кроме ощущения веревки в руке ничто не давало ему представления о положении собственного тела в пространстве. Он даже не видел, куда ставит ногу. То есть куда — видел, а ногу нет.

  Из-за этого он пару раз здорово приложился об базальт, из которого состояла нижняя часть форта, и чуть не вывихнул лодыжку. Прихрамывая, он добрался наконец до входа в башню. Отсюда не было видно дорогу. Каменная лесенка без перил вела к тяжелой дубовой двери, окованной железом.

  Внезапно перед ним возник Миронис. Маг сказал тихо:

   - Подходите ближе и можете снимать амулеты. На этой стороне нет ни окон, ни бойниц.

  Участники группы стали один за другим появляться на маленькой площадке перед лесенкой. Так как уже почти стемнело, их было плохо заметно и без невидимости.

   - А как мы войдем? - спросил кто-то.

   - Элементарно. Сейчас я отопру дверь и кину туда амулет с чарами сна и, на всякий случай, неподвижности. Потом ждем десять минут и спокойно заходим как к себе домой. Если кто-то не уснет, это будет чудо.

  И всего-то! Так просто! А Таргелен мечтал, что это будет его подвиг. Ну что ж, зато он вернется к ней живой и здоровый. Только бы все с ней было в порядке.

  Тем временем общение полковника с защитниками форта превратилось уже в настоящий балаган. Подколки, шутки ниже пояса и развеселая брань так и сыпались с обеих сторон. В этом сражении преимущество было у адмирала. От соленых шуточек Геста покатывались все солдаты не только на дороге, но и в самом форте, а его усиленному заклинанием смеху вторила вся армия.

  Это был успех. Старый полковник наслаждался ситуацией: когда еще он заставит слушать себя несколько тысяч людей?

  Но вдруг эс Тиар насторожился: форт, минуту назад подававший ему реплики, сделался на удивление тихим.

  Прошло еще несколько минут, и на башне появился король Таргелен. Те, кто стоял близко к форту узнали его высокую худую фигуру с развевающимися по ветру черными волосами. Освещенный пламенем двух факелов, он обратился к своему войску:

   - Путь свободен! Продвигайтесь вперед и обустраивайтесь лагерем сразу за фортом. Можете вырубать кусты на топливо. Завтра мы тронемся дальше, в родную Ремирену!


  ***

  День был в самом разгаре. Солнце не так давно перевалило за полдень, пекло немилосердно. Но здесь, на верхушке башни, гулял ветер, поэтому сильно жарко не было.

  Я устроилась в тени парапета, выставив на солнце ноги: пусть загорят.

  В этом мире загар являлся отличительной особенностью простолюдинок, поэтому мне следовало бы прятаться от лучей, но я ничего с собой поделать не могла. Ноги все равно никто не видит, пусть хоть они радуют меня здоровым цветом и видом.

  Пока ничего лучше халата маг не предложил, а его из-за жары пришлось снять и свернуть в виде валика под спину. Так что сидела я в малопристойном виде: рубашка на голое тело, задранная выше ехать некуда. Хвостик ее я пропустила между ног, прикрыв самое ценное, и так сидела, подставив лицо ветерку.

  В голове бродили, сталкиваясь, вопросы и ответы.

  Как этому магу удалось обосноваться в замке Тер-Миан? Это же не хухры-мухры, королевский замок. Королевский — значит мой! А у меня тут всякая пакость заводится, и никто хозяйке не спешит сообщить!

  Следующий вопрос: как мне незаметно спуститься и найти Ангера? А то сидит в подземелье, бедняжка, один-одинешенек. За это путешествие я привязалась к самонадеянному магу гораздо больше, чем за все месяцы моего обучения в качестве невесты. Теперь, когда я знаю точно, что он не предатель, могу сказать: он стал мне чем-то вроде брата, причем младшего. Чувствую за него ответственность.

  Наверное, это правильно. Королева должна чувствовать ответственность за своих подданных. Но Ангер мне еще и друг, он всю дорогу обо мне заботился и ни разу не предал моих интересов, даже тогда, когда считал, что я не права. Так что вытащить его и выбраться самой — вот моя программа-минимум.

  Но все же...

  В башне, где засел маг, тепло и убрано. Значит ли это, что здесь работают слуги, или все делается при помощи магии? Хорошо бы второе: магии я не боюсь, а человек способен меня заметить и задержать. Хотелось бы это выяснить до того, как придется действовать. Проверять на своей шкуре, рискуя жизнью, я не согласна.

  Если все же придется встретиться с живой силой противника, мне нужно оружие. Где его взять? Нож не годится, я с ним не управлюсь. А вот чугунная сковородка или канделябр потяжелей — самое оно. Дал по башке — враг в отключке.

  Сковородки должны быть на кухне. Еще бы дорогу туда узнать. С канделябром проще, я видела парочку в кабинете мага. Отличные трехрожковые подсвечники в виде девы с кувшином и юноши с гроздьями винограда стоят себе без дела. Возьму себе деву, она поухватистее. Если доберусь до кухни, сменю на сковородку.

  Эх, ничего не получится, если Дамон так и будет в своем кабинете рассиживать. Мимо него мне не пробраться: слух у гада как у летучей мыши. Но должен же он отдыхать?! Какой бы ни был сильный маг, а все равно человек. Без отдыха он не много намагичит. Значит, спит где-то, и явно не в кабинете: там кровать не предусмотрена, диван тоже такой... нераскладывающийся. До этого местная инженерная мысль пока не дошла.

  Да, не забыть бы: я ему тоже задачку подкинула, отказавшись спать в отведенной мне камере. Надо подождать и посмотреть куда он меня поместит.

  Вот еще вопрос вопросов: как и когда он намеревается передать меня герцогу? И где сейчас эта сволочь (я Истара имею в виду) обретается? Все еще ждет у моря погоды под окнами древнего святилища?

  Вряд ли. Значит, вернулся в Берзенг, сел на корабль и отплыл. Куда? Мы сейчас далеко от моря. Даже если взять лодку и плыть по Зенте, то только до Эстерса добираться неделю. Но закусай меня комар, если папаша договорился о встрече в Эстерсе. Это не в его интересах. Вряд ли он на самом деле желает вручить меня, как переходящий кубок, графу. А на своей земле Рикар сможет прижать Истара к ногтю и диктовать свои условия, тут даже самый сильный маг не в помощь.

  Выходит, процесс передачи должен состояться на суше, но на территории Ремирены. Вторжение? С моря герцог не полезет, пойдет через перевал мимо крепости Овег.

  Как это возможно, если Истар четыре дня назад был в Берзенге? Ему до перевала чапать и чапать, сначала по морю, затем по суше. Две недели минимум, даже если у него там войска готовые.

  А ты молодец, Лиена, хорошо считаешь. Выходит, пока папаша где-то болтается, у тебя есть время отсюда слинять. Отлично. Не торопимся. Собираем сведения, выясняем пути для побега, готовимся и ловим удачный момент.

  Но все же, как получилось, что враг засел в сердце страны в королевском замке? Кто его сюда пустил?

  Вспоминай, бестолочь! Ты же изучала законы о королевской собственности. Надзор за принадлежащими короне дворцами и замками, расположенными вне домена короля, возлагается на правителя провинции. Он должен держать там небольшой штат слуг, следить, чтобы замок не пришел в упадок и раз в полгода проверять все лично, ему на это из казны деньги идут.

  Мага сюда мог пустить только тот, кто за замок отвечает. Выходит, и здесь измена? А кто у нас ответственный? Папа моей фрейлины Ласанель, не так ли? Как его там, Фирран? Так же должна называться и провинция. Или я плохо помню карту? Ничего, у Дамона уточню между делом. Я умею заставить человека проговориться.

  Тут на лестнице послышались шаги и голоса. Я живо одернула рубаху, подобрала ноги под себя и прислушалась. Разговаривали двое. Один голос был мне незнаком, а второй...

  Я вдруг поняла, почему мне казался смутно знакомым голос Дамона. Сейчас, когда я не видела его лица, картина прояснилась. Это голос мага я слышала тогда в подземельях королевского замка. Тем же тоном, что и тогда. , сейчас он давал указания слуге, а тот повторял за хозяином.

   - Графа не выпускай из его покоев, а магу в подвал отнеси еду и одеяла. Там холодновато.

   - Графа не выпускать, магу — обед и одеяла. Вина ему дать или водой обойдется?

   - Обойдется. Заключенным вино к обеду не положено. На ночь дашь выпить настойки, чтобы не заболел. Все, иди. И не забудь насчет спален, я проверю.

   - Все выполню в точности! - отчеканил слуга.

  Я услышала затихающий топот ног: маг остался один. Почти сразу за этим его голова показалась из люка, а еще через мгновение он выскочил на площадку. Ишь, как ловко, прямо как молоденький.

  Встал напротив меня и спросил удивленно:

   - Что ты тут делаешь, Лиена?

   - Не видишь? Сижу.

   - Зачем?

   - Затем! На солнышке греюсь. Воздухом дышу. Неужели непонятно? Что мне тут еще делать? А вот ты где шлялся?

  Просто так спросила, но маг вдруг начал оправдываться:

   - Ты же сказала, что не останешься в той комнате, вот я и готовил тебе другую.

   - Ну и как, приготовил?

   - Пойдем, покажу.

  Но я вставать не торопилась.

   - А нормальную одежду тоже приготовил? Чтобы мне два раза не ходить.

  Дамон покаянно склонил голову:

   - Пока нет. В этих краях нет городов, где можно быстро достать подобные вещи. Пока удалось добыть только белье, а еще экономка отдала платье своей дочери, тебе должно быть как раз.

  В принципе, мне было все равно: хоть экономкиной дочки, хоть самой экономки, даже кухаркино сошло бы. Не все же полуголой ходить. Бродя в одной рубашке, как раз накличешь себе приключений на мягкую часть. Но вот так просто сдавать магу свои позиции? Не в моих правилах. Пусть для начала хорошенько прочувствует свою вину.

   - Это мне ты предлагаешь надеть ношеное платье какой-то простолюдинки? Ты вообще соображаешь, кого похитил, чудик? - Я старательно изобразила возмущение, - Королеву, не прачку! Ты же это не вчера задумал, так почему не подготовился? Если ты не собирался меня убивать, то должен был подумать, во что мне одеваться, где спать, что есть. Я б еще понимала, если бы попала в тюрьму к врагам. Там камера без удобств и баланда — нормальное явление. Но ты же меня по приказу моего батюшки, чтоб его несварение замучило, похитил! Что, он тебе моих платьев пожалел? Их у него несколько сундуков должно было остаться.

  Маг какое-то время смотрел на меня в изумлении, затем пробормотал:

   - Я как-то не подумал,... Для меня было важно, что тебя надо захватить и передать...

   - А то, что между, ты из рассмотрения выпустил. Небось думаешь про себя, что очень умный? Я тебе так скажу: умный человек не одного себя в зеркале видит, а на мир вокруг тоже внимание обращает. Сравнивает, анализирует, делает выводы, не принимает всякие глупости на веру, прежде чем начинать что-то делать. А уж когда до дела доходит, то у него все хорошо продумано, а не только начало и конец, - Тут я заметила, что маг начал сжимать кулаки и нехорошо дышать, и сменила фронт, - Ладно уж, надену эти обноски, раз ничего другого нет, не голой же мне быть. Но завтра чтоб подготовили приличный гардероб.

  Раз гад поклялся доставить меня Истару и от своей клятвы не отступит, то и мне незачем сдерживаться и выбирать слова. Мои наезды на него действуют, разлитие желчи обеспечено. По-моему, он уже жалеет, что меня похитил. Убил бы, но я ему живая нужна, папаша труп не заказывал и оплачивать не будет. Если он не дурак, еще больше будет переживать из-за того, что вообще связался с герцогом, который навесил на него это провальное задание.

  Почему провальное? Да потому что не сможет он меня вручить папашке в торжественной обстановке, я сбегу значительно раньше, а значит клятвы своей он не выполнит.

  Помнится, Ангер говорил о том, что бывает с тем, кто не исполнил магическую клятву. Обычно наказание присутствует в ее тексте, причем исполняется ровно так, как было сказано.

  “Пусть меня разразит гром” - в ближайшую грозу ударом грома вырвет барабанные перепонки и человек оглохнет.

  “Помереть мне на этом месте” - и теперь придется то самое место обходить десятой дорогой, потому что стоит на него ступить и помрешь.

  Можно быть уверенной, магу герцог послабления не сделал, не позволил сказать что-то безобидно, вроде: “Чтобы у меня от соленых грибов изжога была”, тем более что грибы тут почему-то не солят.

  Я обо всем этом размышляла, а тем временем встала и пошла за магом посмотреть, что за комнату он мне приготовил.

  Мы с ним прошли мимо двери в ту больничную палату и спустились еще на этаж. Там я видела дверь, но прошла мимо без интереса: из-за нее не доносилось ни звуки. Сейчас же Дамон ее открыл и пригласил меня внутрь.

  Ну что сказать... Спальня. Того же размера, что и кабинет под ней (это только меня в площади урезали), оформленная в зеленых тонах, теплая и уютная, она произвела приятное впечатление. Если еще санузел достойный, то я с удобством проведу здесь пару-тройку дней.

   - Вот, - гордо произнес маг, - Пожалуйста, живи. Мне не жалко.

  Ах, так это его спальня! Я хозяина с места согнала своими капризами. Ну ничего, в замке должны быть еще комнаты, так что перетопчется. Тем более что сам замок мой, а он тут так, приблудился.

  На широкой кровати под бархатным балдахином (чуть не первый раз в этом мире балдахин вижу) были разложены различные предметы дамского туалета. Это очень хорошо. Сейчас приму ванну и приведу себя в порядок.

  Я без всякого смущения обернулась к Дамону и предложила ему покинуть помещение. Нечего глазеть как дама мыться и переодеваться будет.

  Надо сказать, с магом я несколько перегибала палку. Вела себя с ним так, как никогда бы не позволила себе со слугами. Есть у меня такое: с подчиненными буду сама любезность, даже если накажу или выгоню, никогда не повышу голоса и не стану бросаться оскорблениями. Все чинно, мирно, корректно.

  А вот с теми, кто со мной на одной доске, а тем более выше... Тут я позволяю себе распоясаться. Ибо не фиг.

  Маг держит меня в плену? Вот пусть и страдает от моего дурного характера. Наняла бы его на работу, была бы мила и очаровательна. С тем же, кто держит меня под замком, можно быть грубой и презрительной.

  А уж если мне доведется пообщаться с пресловутым папашей... Ох, он у меня и получит! Все скажу, что думаю, да еще и прибавлю. Узнает, какое он ничтожество убогое.

  Что там долго говорить... Маг глянул на “милое” выражение моего лица и смылся, как бумажка в унитаз. Я еще раз оглядела комнату. Ну все мне нравится, все устраивает, кроме одного: на двери нет запора. Ни защелки, ни крючка, ни шпингалета, ни щеколды, даже дужки для амбарного замка, и те отсутствуют. Маг, видимо, запирался на ночь с помощью заклинаний, а мне что прикажете делать? Комод двигать?

  Не хочется, а придется: опасаюсь визита всяких левых личностей под покровом тьмы. Хотя это мало чем поможет: дверь открывается наружу. Ну ничего, перелезать через комод в темноте еще то удовольствие. А сколько от него шума! Так что любой злоумышленник не останется незамеченным. Но это ночью. А пока...

  Дверь ванной закрывалась на задвижку, так что помыться мне удалось спокойно. Переодевшись в выделенное платье (очень, кстати, миленькое и удобное), я отправилась на поиски источника питания. Мне никто не сказал, что я должна сидеть в спальне как привязанная? Вот я и гуляю, знакомлюсь с окрестностями, так сказать.

  Проходя мимо кабинета, я сунула туда нос и убедилась: маг куда-то ушел. Можно продолжать разведку. Этажом ниже, как я и предполагала, нашлась комнатка, откуда топили печь, согревавшую всю башню. Я, грешным делом, предполагала, что печи здесь топят так же, как в моей родном мире, дровами или углем: в дворце в каминах вечно горели поленья. Сейчас я поняла, что напрасно проецировала свои представления на реалии магического мира. Здесь у стены были сложены небольшие бруски, внешне напоминающие графит, но ни дров, ни тем более угля я не нашла, как и дверцы или люка для доставки.

  Веселое гудение огня в топке навело меня на мысль сунуть туда нос и уяснить, чем здесь топят. Вот этими самыми брусками. Один лежал внутри, весь охваченный пламенем, но на вид совершенно такой же, как те, что я видела у стены. Никакой убыли от горения заметно не было.

  Если одного хватает, чтобы целый день обогревать целую башню, то никакой люк не нужен. Один слуга вполне способен перетаскать топливо на целый год за пару часов.

  Зато на том же этаже я нашла лабораторию, как у нашего Ангера, и лесенку, ведущую из башни в основное помещение замка. Она заканчивалась дверью, которая, вероятно, тоже была заперта магией, только для меня она оставалась открытой. Я толкнула ее, вышла в длинный и широкий коридор, и уже было обрадовалась, но тут меня поймали.

  Откуда ни возьмись вывернулся граф Эстерс.

   - Что вы тут делаете, Лиена? - зашипел он.

  Не удержал его слуга в комнате, а жалко.

   - Кухню ищу, - сообщила я ему.

   - Зачем? - оторопел адмирал.

   - Какой вы, однако, недогадливый. Есть хочу!

  Он вцепился в мое запястье и потянул за собой. Чтобы не пахать носом землю, пришлось переставлять ноги. И куда, как вы думаете, он меня привел?! На кухню!

  Там властвовала высокая дородная матрона с суровым, красным от вечного жара лицом. Меня она встретила сердито:

   - Нечего тут ходить! Здесь не проходной двор, здесь еду готовят!

  Возмущенный до глубины души Эстерс попытался наехать на тетку:

   - Как ты разговариваешь со знатной дамой?

  Ага, не сказал «с королевой». Боится открыть простому человеку мою личность. В Ремирене монархов несмотря ни на что уважают. Если в деревне узнают, что в замке под стражей находится королева, невозможно предсказать, во что это выльется.

   - Ха, знатная дама! Знатным на кухне не место.

  Я отвела графа рукой и приблизилась к кухарке.

   - Извините, уважаемая, но с вашей кухни тянет такими восхитительными запахами, что невозможно удержаться. А я, честно сказать, проголодалась. Накормите?

  Сработало. Тетенька глянула на меня уже менее сурово, ткнула пальцем в столик в углу и пробурчала:

   - Садитесь, коли не шутите. Угощу чем-нибудь, не обижу.

  Я гордо окинула взглядом обалдевшего от такого поворота графа, пробралась в угол и присела на табуретку. Тут же передо мной появилась миска с горячим овощным рагу и хороший кусок жареного мяса, затем рядом плюхнулись нож и вилка.

  Граф так и продолжал стоять у входа, поедая меня глазами, но не говоря ни слова.

  Я махнула ему рукой на выход:

   - Вы можете быть свободны, граф Эстерс, с едой я справлюсь самостоятельно.

  Он вздрогнул, развернулся и исчез. Кухарка довольно рассмеялась.

   - Ловко ты его... Как помоями в рожу плеснула! У... индюк надутый, будет мне указывать. А ты ешь, девочка, ешь. Они тебя небось с утра голодом морят. А вчера, когда тебя принесли, ты и вовсе была без сознания. Так что давай, наворачивай. Тебе полезно.

  Через полчаса мы с ней были уже закадычными подругами. Тетка Дора не пыталась у меня ничего вызнать, наоборот, оказалась просто кладезем информации. Она наконец нашла готовые ее слушать уши и вываливала все, что знала и о чем только краем уха слышала.

  Будучи еще Элеонорой, я поздно заканчивала работу и рано на нее приходила, поэтому сталкивалась с охранниками и уборщицами напрямую, и могу сказать, что, в отличие от других работников, эти ко мне относились очень тепло. А все почему? Я никогда не стеснялась угостить уборщицу Дашу чаем, выкурить сигаретку с охранником или поделиться бутербродом с ночным техником. А они мне часто рассказывали такое, о чем я бы никогда не узнала, но что не один раз спасало положение фирмы и меня от серьезных неприятностей.

  Пару раз искренне восхитившись готовкой Доры, я завоевала ее доверие и узнала много нового, увиденного через призму ее восприятия.

  Например, мага она боялась и недолюбливала. Он появился с замке полгода назад, его привел доверенный слуга графа Фиррана (правильно я вспомнила название провинции) и сказал, что маг будет тут жить и трудиться во славу короля. Дора не представляла себе, чем он мог тут заниматься, отметила только, что ему все равно что есть, хоть помои подавай — сожрет и не поморщится. Только она не такая, гадость готовить не умеет и не будет.

  Маг занял башню, и больше до последнего времени тут никого не появлялось. Сам Дамон время от времени уходил на несколько дней, но всегда довольно быстро возвращался. Да и зачем ему? У него магическая почта есть.

  В его комнате убиралась экономка лично, личного камердинера у него нет и не было, а слугу Моза он в свою башню не пускал.

  Сколько здесь слуг? Ну, считай. Кухарка, экономка, горничная (ее дочь,чье платье сейчас на мне), Моз и Тоз (Мозер и Тозанис) — слуги в доме, еще садовник, конюх и мальчишка при нем. Всего восемь. Управитель здесь не живет, раз в месяц наезжает.

  Я появилась здесь аж позавчера, во второй половине дня. Ого! Граф пришел вместе со мной. Вернее, это он меня притащил на руках, а его самого привел маг.

  Граф Доре тоже не нравился, но объяснить почему на не смогла.

   - Мутный он какой-то, - да и весь сказ.

  Можно ее понять. Мужик вляпался во что-то ему самому непонятное. Но очень сомнительное, с душком. Он и хотел бы себя убедить, что все хорошо и правильно, но не может.

  Никогда не поставлю под сомнение многолетнюю службу Эстерса короне. Уверена, он был безупречен. И тут на бабе так срезался. Влип руками и ногами в самую черную измену. Конечно он не в своей тарелке, поэтому и воспринимается как «мутный».

  Когда мои сотрудники выслушивали от меня речи, где я разбирала мотивы их неблаговидных поступков и находила им объяснения, им казалось, что я готова их оправдать. Говорят: понять — значит простить. Ничего подобного!

  Понимание мотивов — поиск инструмента воздействия. На какую кнопку нажать, чтобы гад больше так не делал. Но если ясно, что такой кнопки не предусмотрено... Гнать такого сотрудника в шею!

  Вот и я далека была от того, чтобы оправдывать графа Эстерса. Влюбился? Бывает. Но продиктованные этим чувством поступки отвратительны и преступны. Я не я буду, если он не получит по заслугам. Он сам сделал свой выбор и теперь жаловаться может только на себя.

  В этой ситуации мне было жаль только Дин. Она поверила, что в нее влюбился достойный мужчина, на которого она смотрела снизу вверх, а это оказалось ложью. За ее боль я готова была порвать графа на мелкие кусочки.


  Наевшись, я поблагодарила Дору и встала. Она попросила подождать и быстро собрала мне тяжеленную корзину с хлебом, сыром, маслом и ветчиной, а также парочкой крынок молока. Но основную тяжесть составляло не это. На дне пряталось бесценное оружие, которым кухарка снабдила меня по доброте душевной: чугунная сковородка с ручкой. Я не просила, честно, она сама догадалась. Вслух эта замечательная женщина сказала:

   - Возьми с собой на ужин, чтобы за едой не ходить. Я ночую в деревне у сына, так что вечером не готовлю. А тебе есть надо, красавица, а то ноги протянешь.

  Прикрыв все салфеткой, она всунула припасы мне в руку и вытолкала за дверь. Я задумалась, как найти дорогу обратно, но в коридоре меня ждал Рикар. Похоже, он отсюда и не уходил.

   - Пойдемте, Лиена, я провожу вас.

  Я молча сунула ему корзину и бодро двинулась по коридору. Еще раз убедилась, что топографический кретинизм — не моя болезнь. На лесенку, ведущую в башню вышла как по ниточке. Граф топал сзади и тяжело сопел, переживая свое положение.

  Мы поднялись до отведенной мне спальни. Когда проходили мимо кабинета мага, то дверь в него открылась. Дамон сидел в кресле. Увидев меня, кивнул, а графу ласково сказал:

   - Пойдете обратно — зайдите ко мне, есть о чем потолковать.

  Знаю я эту ласковость, граф еще пожалеет, что из комнаты вышел.

  У двери спальни я выхватила из рук Эстерса мою корзинку, вошла и схватила дверь за ручку, чтобы помешать ему войти следом. Запереть-то нечем! Он постоял, поскребся, но, не получив ответа, ушел. А я занялась делом.

  Надо же себя обезопасить от проникновения всяких там... Поставила корзину на стол у кровати и взялась двигать комод.

  Здоровая дубовая дура с ящиками! На то, чтобы поставить эту пакость поперек двери, я убила больше часа. Устала так, как будто воз везла. Хорошо хоть догадалась для начала все ящики вынуть, а то бы и с места не смогла сдвинуть такую тяжелюку. Зато потом, когда сил уже не было, пришлось их все на место вставлять.

  Закончив работу. я вознаградила себя бутербродами, запила их молоком и решила, что пришло время отдохнуть.

  В комоде нашелся запас ночных рубашек, правда, мужских, но меня это не смутило. Здесь мужские от женских отличаются в основном отсутствием кружева и вышивок. Так что, переодевшись, я спрятала сковородку под матрас и улеглась, но сон не шел.

  То ли кровать мага оказалась слишком мягкой, то ли я — слишком возбужденной всем происшедшим, только заснуть не получалось. Я вертелась с боку на бок, прожевывая все, что было за день, и вдруг меня пронзило: что там с моим любимым мужем? Где он? Жив ли? Здоров?

  Осознала, что все время гнала от себя эти мысли, не хотела думать о дурном, даже когда маг напрямую заявил, что Тарг скорее всего попал в плен Истару если не убит. А вот сейчас боль потери навалилась на грудь тяжелой плитой и мешает дышать.

  Уймись, Лиена. Не может это быть правдой. Ты бы почувствовала. Не такая уж ты акула, какой хочешь казаться.

  Это правда. Я сильно изменилась. После того, как мы с королем стали близки, произошло и другое сближение. Душевное. Поэтому мне все время казалось, что он посылает мне свои чувства и была спокойна: с моим мужем все в порядке. Но после слов Дамона...

  Я потянулась к Таргу душой. Представила его себе: вот он сидит в кресле, камзол расстегнут, перед ним стол с бумагами, горит свеча... Он еще больше спал с лица, все косточки четко проступают через кожу. Но выражение спокойное, хоть и далекое от счастливого. Еще бы. Уверена, ему обо мне тоже сообщили, что я в руках герцога.

  Я вглядывалась в созданную воображением картину и вдруг поняла: она живая. Так все и есть. Мой муж сидит не где-то в замке, а в походном шатре. Вон, ткань на стенах собралась складками и шевелится от ветра. Стол и стул складные, такие были в стандартном наборе для шатра полководца: писать приказы удобнее не на весу.

  Выходит, он на свободе? Или это только мое воображение? А если не оно, то что? Магия? Но я не маг, я антимаг. Или все просто и это и есть любовь? Постаралась запомнить картинку как можно подробнее. Если местные боги судили нам снова увидеться, спрошу, было ли так на самом деле.

  В любом случае это меня успокоило и дало возможность наконец заснуть. Тарг пришел ко мне во сне, пробежал пальцами по лицу, провел рукой по волосам, лег рядом, прижался носом к шее, начал гладить грудь... Как это бывает во сне, я не могла двинуть ни рукой, ни ногой и только принимала ласки, но в какой-то момент пересилила оцепенение и захотела ответить...

  Тут до меня дошло, что это не сон! И это не Тарг! Комод не помог! Я открыла глаза и со всей дури заехала локтем в лицо графу Эстерсу!


  Глава 32. Героиня в плену | Профессия: королева (СИ) |  Глава 34. Героиня бежит из плена







Loading...