home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 35. Героиня и король движутся навстречу друг другу

На наше счастье погода была хорошей, ни дождя, ни сильного ветра. Пройдя три озера и две протоки, мы настолько удалились от жилья и цивилизации, что мэтр Роген счел возможным пристать к берегу и разбить лагерь. Укромная заводь, отгороженная от озера кустами и склонившейся до самой воды ивой, спрятала нашу лодку ото всех. Отдохнувшие парни вытащили ее на берег, а мы с Дин стали обустраивать лагерь. К моему удивлению до вечера было еще достаточно далеко, так что ковыряться в темноте не пришлось.

  К тому времени, когда солнце опустилось за горизонт, а на небе зажглись первые звездочки, у нас стояли сооруженные из одеял два шатра, горел костер, а на нем доваривалась каша.

  Я беспокоилась, что придется голодать, но страхи эти не оправдались. До сих пор ребята сидели голодные только из-за того, что боялись разжечь костер. Пусть у нас кончилось вяленое мясо и сыр, но крупа, сухофрукты и заварка никуда не делись.

  Мэтр и дальше не давал бы разжигать огонь, чтобы не выдать нас дымом, но я вспомнила отличный способ, при котором этого дыма всего ничего. Велела найти какое-нибудь полено потолще или пенек, желательно от хвойного дерева. Ангер с Ромером притащили из леса здоровый еловый пень, под моим руководством сделали глубоки зарубки крест-накрест, напихали туда сухой травы и мха и подожгли. Я не большая походница, но один из моих учредителей был фанатом рыбной ловле и отдыха на лоне природы. Он регулярно нам устраивал корпоративы на свежем воздухе, там я и научилась подобным премудростям.

  В наших краях такую штуку называют финской свечой или фаер-пнем. Горит долго, жару дает много, а дыма — самую малость. А еще сверху очень удобно поставить кастрюлю или сковородку и готовить, чем мы и занялись.

  Всыпали в воду крупу, посолили, а когда она разварилась, добавили сухофруктов. Не похвалюсь, что вкусно, но есть можно. Бедный Ромочка лепетал, что ему стыдно кормить таким королеву, но я резонно возразила: это все наши припасы, а голод не смотрит, королева ты или нет.

  Эх, жалко сейчас весна, грибов нет. Очень бы они нас выручили. Я высказала эту мысль и тем вызвала у мужчин желание улучшить наш быт и питание.

  Ангер решил с утра поохотиться, Ромер запланировал рыбную ловлю, а мэтр пообещал поискать дикие лук и чеснок, а также мяту, шалфей и другие пряные травы, они должны тут расти.

  Здорово, конечно, но я никогда не была фанатом жизни на природе и подножного корма. Надо отсюда выбираться.

  Каша была съедена, а чай выпит, Ромер с Дин убрали посуду, разошлись по разным шатрам и быстро заснули, а я осталась снаружи с Ангером и Рогеном. Хотелось спать, но я не торопилась. А вот скоростной забег в сон фрейлины и секретаря удивил.

  Заметив это, Роген пробурчал, оправдываясь:

   - А что я мог сделать? Они еще слишком юные, чтобы взваливать на себя бремя государственных тайн, а ведь мы сейчас именно о них говорить будем. Я добавил каждому в чашку по листику сон-травы...

  Я не стала спорить с мэтром, доказывая, что раз ребята разделяли с нами все трудности, то имеют право на информацию. Право имеют, но вот нужна ли она им? Пусть отдохнут. Наконец пришло время обратиться к нашему магу и все прояснить:

   - Ангер, я так и не поняла, что происходит. Откуда на наши головы взялся Дамон? Кто он такой, этот твой учитель, и почему принял сторону герцога в этой истории?

  Мрачный маг недовольно передернул плечами. Кажется, мои вопросы ему не понравились.

   - Что еще тебя интересует, Лиена?

   - Каковы его способности и возможности? Не оказалось бы так, что мы зря бежим и только глубже увязаем в ловушке.

  Ангер ответил не сразу. Когда он заговорил, в его голосе звучало отчаяние:

   - Честно? Не знаю. Я теперь ничего не знаю.

  Придурок с чувством вины на мою голову! Можно подумать, он в ответе за своего учителя.

   - Так, если ты собрался рвать на себе волосы и бить себя в грудь, прекращай. Это глупо и неконструктивно. Кто виноват неважно. Важно что делать! Поэтому кончай казниться, начинай рассказывать матчасть.

   - Что?

   - Факты излагай, и поподробнее. Даже если они вроде не имеют отношения к делу, все равно вали все в кучу. Разберемся.

  Маг пальцами разобрал грязные, свалявшиеся волосы, поправил на себе грязную одежду и рассказал...

  Дамон Ашерсан был самым известным магом не только в Ремирене и Каврине, но и в остальных государствах, с которыми они вели дела. Родился он далеко отсюда, где-то на островах, там учился магии, затем приехал в Ремирену и поступил работать в здешнюю магическую Академию. Прозвище свое он получил задолго до того, как Ангер с ним познакомился, происходило оно от названия его родного острова Ашер. Что-то вроде “спаситель Ашера”. Ага. В чем конкретно это спасение заключалось, осталось за скобками. Занимался он высшей магией: порталами, почтовыми заклинаниями, защитой и замками, иллюзиями, созданием сложных артефактов и всем, что требует не столько силы, сколько искусства. Боевой магией Дамон владел, но посредственно. По уверению Ангера тут Миронис мог дать ему сто очков вперед.

  Известно, что Дамон усовершенствовал магическую почту и придал ей тот вид, в каком она нынче бытует. Он очень много работал над портальной магией, мечтая научиться перемещать живые объекты, но тут не преуспел.

  Зато он добился невероятных результатов в другом. Заклинание, с помощью которого Ангер вытащил мою сущность в свой мир и вселил в тело Лиены, дал ему его учитель.

  Тут маг застеснялся, затем поправился.

   - Нет, врать не стану. Ничего такого он мне не давал. Я втайне скопировал его записи и усовершенствовал заклинание поиска подходящей сущности.

  Роген на это заявление бровью не повел, а Ангер не побоялся при нем говорить. Как интересно! Я поторопилась удовлетворить собственное любопытство:

   - Ангер, а Дамон проводил подобные эксперименты?

  Маг тряхнул головой:

   - Проводил. Брал умственно отсталых сирот и подселял в их тела новые сущности. Только... Не очень успешно у него выходило. Его создания приходили в себя, даже пытались начать жить в новом теле, но очень быстро умирали. Я быстро понял, что тут что-то не так. Выбор сущностей был произвольным, поэтому они не приживались.

  Ох и сволочь мужик! Опыты на людях проводил. Но наш Ангер, выходит, от него недалеко ушел, раз с таким энтузиазмом об этом говорит. Маг понял, что я не в восторге от услышанного и затараторил:

   - Почему так происходило? Я нашел ответ и думаю, что он правильный. Потому что сущности было плохо в новом теле. Дамон ведь не смотрел, в какое тело кого поселить. Например мужчину преклонных лет засовывал в тело юной девушки, а в одного мальчика даже впихнул сущность крупного животного.

  Желая его закруглить, я произнесла с нажимом:

   - Ты пошел другим путем.

   - Да, вот именно. Я долго думал, как надо подбирать тело к сущности, а сущность к телу. Думаю, я нащупал правильный метод. Можно судить по результату.

  Роген хмыкнул. Да уж, я — отличное подтверждение правильности теории Ангера. Победителей не судят. А Ангер подсунул королю и другу результат своего сомнительного эксперимента. Что бы он делал, если бы сущность не прижилась? А, пусть рассказывает дальше. Эта информация, хоть и интересная, но устаревшая.

   - А как твой учитель оказался здесь, в нашем королевском замке, но на стороне нашего врага?

   - Я могу передать только то, что слышал от него. Он поначалу хотел привлечь меня на свою сторону, уверяя, что я его лучший ученик, и кое-что поведал. Кстати, он не верил, что я переселил новую сущность в тело Алиенор, а полагал, что мне просто удалось ее вылечить.

   - Думаю, теперь он тебе верит.

   - Ну так вот. Сначала Дамон меня уговаривал, объяснял, как велик и хорошо герцог Истар и как ничтожен король Таргелен. Оказывается, он сильно повздорил с отцом Тарга, поэтому и покинул Ремирену. На этом Истар его и поймал. Дамон уверяет, что король хотел его унизить, обзывал ничтожеством, придурком убогим недоделком. Надо сказать, отец Тарга не был светочем разума, это так. Но переносить отношение к отцу на сына по меньшей мере глупо. Так я ему и сказал. Когда он понял, что я не собираюсь плясать под его дудку, скрутил и запер в той камере, из которой ты меня выпустила.

   - Как он умудрился тебя скрутить?

   - Ну, - растерялся Ангер, - я как-то не ожидал, что он применит ко мне силу. Между магами это не принято. А у Дамона с собой были антимагические оковы.

   - То есть он повел себя неэтично.

   - Да, точно, - обрадовался моей формулировке маг.

  А я его еще менее этично треснула сковородкой по башке. Вряд ли такое принято среди королев. Но Ангер моих подвигов не видел, и хорошо. Кстати, интересно, как себя чувствует второй стукнутый? Когда мы уходили Эстерс так и лежал там, где упал. Вдруг я его все же убила?

  Да нет, не может быть! Если уж Дамон жив остался, то граф и подавно живой, все-таки замах был поменьше, да лобная кость прочнее затылочной.

  Но все это чувства и домысли, мне нужна конкретная информация.

  Я снова стала приставать к магу:

   - Так как Дамон обосновался в замке Тер-Миан?

   - Истар ему рассказал, что его надежда на захват Ремирены через наследника не оправдался. У короля с королевой нет ни душевной. Ни какой-либо другой близости. Поэтому он предлагает заменить короля тем, кто сможет дать стране наследника. Они долго выбирали и наконец решили, кто это будет. Вернее, Дамон выбирал. Истар полностью на него в этом вопросе положился.

  Ага, потому что знал, как будет обстоять дело в действительности. Ему не нужны чужие на троне Ремирены. А у такого опытного мага, как Дамон, сомнений не возникло. Еще бы! Ведь это он, великий, все будет планировать и осуществлять.

  На всякий случай я спросила:

   - А ты знаешь, кто этот избранник?

   - Нет, учитель мне не сказал. Да это все равно. Если в нем нет крови древних королей, то королевские регалии его не признают. Да и ребенка тоже. Дамон не мог этого не знать.

   - И как по-твоему он планировал выйти из этой ситуации?

   - Возможно, это один из дальних родственников Тарга, такие в стране имеются.

   - Ты можешь назвать пару-тройку имен?

   - Конечно. Это герцог Таргон, отец нашей Гредин, герцоги Фош, но они тоже не подходят, старший уже старик, средний давно и прочно женат, а младший еще дитя малое. Еще граф Эстерс... Граф Эстерс?

  Ну наконец-то! После этих слов я изложила то, что узнала в замке и добавила, что граф получил от меня сковородкой по башке. Ангер был ошарашен. Странно, он должен был лучше меня знать. А вот мэтр Роген смеялся от души. Затем посерьезнел и заметил:

   - Лиена, а ты знаешь, что по признаку крови Истар вполне может претендовать на трон?

  Ну вот, пасьянс сошелся! А я-то все думала... Еще в своде законов вычитала, что королевские регалии должны признать короля по крови, и недоумевала: как Истар планирует осуществить свой коварный замысел, если ни в нем, ни в его дочери нет ни капли соответствующей крови? А тут вон оно что!

  Но рассуждать на эту тему некогда, надо решать насущные вопросы.

   - Как ты думаешь, когда Дамон придет в себя и начнет нас искать?

   - Не знаю, но думаю, что не очень скоро. Ведь вы с Ромером, как я понял, поместили его в антимагическую камеру, а он при этом в тяжелом состоянии, без сознания. Искать его станут не сразу. Слуга, который приносит еду, в камеру не заходит. Просовывает все через решетку и ставит на столик у двери. Так что заметить, что там не я, а Дамон, ему будет непросто. Больше никто в камеры не спускается.

   - Ангер, ты знаешь, там еще граф Эстерс...

   - В камерах? Он тоже попал в плен?

  Пришла пора раскрыть ему глаза на нашего бывшего товарища.

   - Нет. Дамон определил его на место моего будущего мужа.

   - То есть... ты хочешь сказать?...

   - Ты правильно догадался. Эстерс состоял в заговоре. Он уверял, что пошел на это из любви. Он в меня, видите ли, страстно влюбился и готов был на все, ради того, чтобы мной овладеть.

  От этого известия Ангер просто остолбенел: такое не укладывалось у него в голове. Роген задумался и по привычке запустил пятерню в свои рыжие волосы. Затем сказал сердито:

   - Глупости все это. При чем тут любовь? Конечно, ты ему нравилась, Лиена. Ты всем нравишься, но такая дикая страсть, ради которой он пошел на измену стране и королю, ненормальна. Его явно опоили приворотным зельем с настройкой на объект. А я, дурак, все время видел, что у него с аурой не все в порядке, но думал, что это последствия ранения.

  Я поинтересовалась:

   - Это можно будет как-то снять? Не хотелось бы потерять опытного адмирала.

  Роген тяжело вздохнул.

   - Снять-то можно... Но, боюсь, наступили необратимые изменения. Его же не вчера опоили. Думаю, еще дома, в Эстерсе. По крайней мере в Берзенг он прибыл уже готовым к употреблению.

  Грустно. Граф мне всегда нравился, вызывал доверие, и мне приятно было узнать, что его неадекватное поведение вызвано не подлостью, а враждебной волшбой. Но если так... Пусть ответит за все, что совершил. Не это меня сейчас интересует.

   - Когда он должен прийти в себя после удара сковородкой? И как скоро он догадается поискать Дамона, найти его в камере, вытащить оттуда и организовать наши поиски?

  Кажется, пока мы беседовали с мэтром, Ангер как раз обдумывал эту тему, потому что ответил сразу:

   - Не сразу, это точно. То есть, если он остался жив, прийти в себя должен был довольно скоро. Но вот состояние его при этом должно оставлять желать лучшего. Это же сотрясение мозга: головная боль, тошнота, головокружение... Я бы на его месте добрался до кровати и лег. Возможно, сразу даже не вспомнил бы, что было накануне.

  Здравое суждение. Я бы трое суток отлеживалась, но я не мужчина.

   - И когда?...

   - Думаю, через сутки нас начнут искать.

   - То-есть утром? А где, как ты думаешь?

   - Я бы начал шарить по окрестным деревням и городкам вдоль Зенты. Очевидно, что тебе нужно выбраться из опасной провинции, а как еще это сделать? Здесь главная дорога — река. Правда...

   - Что?

   - Есть еще одна. Она идет по другому берегу Зенты до перевала Овег.

  Услышав это, я чуть не подпрыгнула. Вот оно! Нам нужно туда, на эту самую дорогу!

  Почему я была так в этом уверена, сказать не могу. Может, логика сыграла роль интуиции. Если Тарг живой, то из Каритти он пошел воевать в Каврин, другого объяснения я не вижу. Возвращаться ему придется через этот перевал, это единственный путь. Мое сердце подсказывает, что на этом пути я его встречу. Но торопиться не стоит хотя бы потому, что нам в любом случае надо будет перебраться через реку, а там нас будут ждать. В этом я тоже уверена.

  Изложила свои соображения спутникам, они согласно закивали. Правда, на их лицах отразилось сомнение в том, что король жив... Плевать, я в этом не сомневаюсь. Или они не верят в то, что мы переберемся через реку?

  Ой, что-то силы меня покидают... Я предложила наш совет перенести на утро, заползла в шатер к Гредин и уснула без задних ног, едва голова коснулась свернутого вместо подушки плаща.

  Утром меня разбудила моя фрейлина. Не специально. Дин проснулась и осторожно пыталась выбраться из шатра на волю, но случайно от неловкого движения завалилась мне на ноги. Стала испуганно извиняться, как же, королеву зашибла. Я махнула рукой.

  Раз уж все равно не сплю, надо вставать.

  Мы умылись в заводи, набрали воды и снова разожгли потухшую за ночь финскую свечку. Прежде чем начинать день, надо подкрепиться.

   За нами вылез Ромер. Ну еще бы, он спал дольше всех. Вчера на лодке и всю ночь в шатре. Сейчас парень был на удивление бодр и весел. Приветствовал нас с Дин и поинтересовался, о чем вчера шла речь. А то он все на свете проспал, даже стыдно. Я не стала ему объяснять, откуда такая сонливость, а пересказала окончание нашего разговора, вернее, его квинтэссенцию. Мы решили выбраться к Зенте ниже Фиррана, перейти на другой берег и ждать короля на дороге с перевала Овег.

  К моей радости, парень ничего не стал уточнять, а засуетился по хозяйству. Достал миски и ложки, стал копаться в мешке с припасами... Я заметила, что он несколько раз как бы случайно задевал рукой или рукавом Дин, а она тут же краснела и опускала глаза.

  Так, я что-то пропустила?

  Кажется, на почве спасения меня любимой эти ребята очень сблизились. С одной стороны за них можно только порадоваться. Ромочка — парень симпатичный, а главное не дурак. И он явно нравится Дин. С другой... Он дворянин, но нищий, в смысле безземельный. Здесь это можно узнать по фамилии. Если «эс» - значит имеется домен того же названия, если «сер» - домена нет. Это, кстати, не исключает наличия кучи денег в банке, но и не гарантирует. У простолюдинов свои приставки. Горожане: купцы и ремесленники прибавляют к фамилии «су», а крестьяне - «ма». При дворе последних не встретишь даже среди слуг.

  Так вот, насколько я знаю, у Ромера кроме благородного происхождения ничего нет. Только ум и образование. Вряд ли такой зять устроит герцога Таргона. Но у короля под рукой за последнее время образовалась куча свободных доменов. Тут на днях целое герцогство освободится.

  Кажется, я забегаю вперед и делю шкуру неубитого медведя? Ничего, лучше заранее все распланировать, а потом от планов отказаться, чем решать все впопыхах, в последний момент. В общем, если ребята захотят быть вместе, костьми лягу, но их поженю.

  А они и впрямь спелись. Вон как друг на друга взгляды бросают, любо-дорого смотреть.

  Выбравшийся из шатра Ангер прервал мои наблюдения.

   - Утро доброе. Сейчас будем решать что делать, или сначала позавтракаем?

   - Кто же на голодный желудок принимает судьбоносные решения?

  А это Роген следом за ним выполз. Правильно, лекарь первым долгом думает о главном: о еде.

  Ромер отозвался:

   - Каша скоро сварится. Чай тоже почти готов, осталось заварить. Но у нас нет масла, молока, сахара, да и соль кончается. Так что о вкусном можно не мечтать.

  Действительно, вчера, несмотря на сухофрукты, получилась редкая гадость, и сегодня будет не лучше, я уж поняла.

  Ангер сначала сверкнул глазами, а затем опустил плечи. Ага, магичить собрался, да вспомнил, что лучше нам перед его учителем не светиться, а то живо найдет.

  Роген подошел к вопросу более практично.

   - Сейчас съедим что есть. Можно еще поискать птичьи гнезда, там сейчас должны быть яйца.

  Ну точно! Сковородку-то я не бросила, так и лежит в лодке. Можно яичницу зажарить. Ромер тоже об этом подумал, встрепенулся и нырнул в ближайшие кусты. Минут через двадцать, когда каша доспела, он вернулся, неся в шапке штук пятнадцать пестрых яиц немного побольше перепелиных.

   - У горлинок взял, - гордо сообщил он.

  Дин сбегала в лодку за сковородкой и в результате мы полноценно поели. Теперь можно и планы обсуждать.

  Для начала Ангер извинился и сообщил, что подробную карту создать не может, так как применять магию опасно. В ответ Роген достал из недр своих бездонных карманов платок, на котором нужная нам карта была нарисована в подробностях.

   - Вот, позавчера на мосту купил. Карта провинции Фирран. Вечно эти могучие маги на свою силу надеются, а мы, слабаки, по старинке действуем. Есть же и другие варианты.

  Он расстелил карту на траве и мы сгрудились вокруг. Сначала долго пытались определить свое местоположение, спорили, мужчины чуть не поругались. Разрешила сомнения Дин, которая отлично запомнила наш путь: обратила внимание на приметы, которых никто больше не заметил, а затем нашла их на карте.

  Оказалось, что от замка Тер-Миан мы двигались абсолютно нелогично: удалялись от реки почти по прямой, двигаясь на север. Надеюсь, это сбило Дамона со следа. Теперь нужно будет повернуть и отправиться для разнообразия на юг-юго-запад. Тогда, пройдя двенадцать или тринадцать озер, у нас есть шанс добраться до Зенты там, где она течет по землям другого герцогства. Хотя никто не даст гарантии, что тамошний герцог не заговорщик. Но там хотя бы нет сильного мага, который на нас охотится.

  Определились и с направлением движения на сегодня. Надо было выйти в озеро и, двигаясь вдоль берега, отыскать третью от места нашей стоянки протоку. По ней мы попадем в большое озеро Круш, а уже оттуда пойдем дальше.

  Главной проблемой на сегодняшний день оставалась еда. Мужчины готовы были охотиться и рыбачить, рыбы и дичи тут навалом, но соли осталось всего ничего, мука кончилась, крупы на донышке.

  Ближайшая деревня была недалеко от озера Круш, там можно было попытаться все достать. Мы встанем лагерем где-то в протоке, а кто-то сходит в деревню и купит припасов. Может выдать себя за охотника, рыбака, а еще лучше травника, сейчас у них как раз начинается сезон заготовок.

  Ну, если травника, то тут нет двух мнений. Ясно, кто в деревню пойдет: Роген. Он на самом деле травник выдающийся, так что сомнений он не вызовет.

  Наш план оказался успешным: ко времени обеда мы перебрались в Круш и нашли место для нового лагеря. Вот только обеда у нас никакого не было.

  Мужчины разделились. Ромер добыл откуда-то рыболовные крючки, накопал червей ложкой, и они вместе с Ангером пристроились на бережку рыбу ловить. Мэтр Роген из подручных средств соорудил себе костюм травника, который, по моему разумению, состоял из бесконечного количества карманчиков на жилете и кисетов, привешенных к поясу, взял пару пустых мешков, несколько золотых монет, сел в лодку и отправился в деревню за припасами.

  Мы с Гредин остались охранять лагерь. Делать было нечего, так что мы улеглись на одеяла под тенью огромной ивы и принялись болтать, как и полагается девушкам.

  Узнавшая про подлость графа Дин была грустна, но не казалась разочарованной. Поэтому я прежде всего спросила ее об этом.

   - Знаете, - ответила девушка. - может, оно и к лучшему. Когда граф предложил мне стать его женой, я согласилась. Вы должны об этом помнить, я тогда с вами советовалась.

   - Прекрасно помню, Дин.

   - Но после этого душа у меня все время была не на месте. Я не была уверена в своем решении. Даже в святилище просила богиню, чтобы она вложила в меня чувство к будущему мужу. Но богиня не откликнулась.

  Ага, значит граф все-таки ей не нравился. Решение дать ему согласие было продиктовано умной головушкой, но не поддержано сердцем.

   - Помню, ты встала с колен даже раньше, чем должна была.

   - Сейчас я понимаю: богиня выполнила мое желание, но не так, как я думала. Оттого и знака никакого не было. Просто пока я стояла на коленях, поняла: граф мне не нужен, ни душе, ни телу. Поэтому я и поднялась: не хотела вымаливать то, что мне не нужно. А подношение оставила: богиня открыла мне глаза. Сейчас неприятно вспоминать, что я думала о нем, как о будущем муже. Таргоны никогда не были изменниками.

  Тут я потеряла терпение и задала прямой вопрос о том, что меня на самом деле интересовало:

   - Тебе Ромер нравится, да?

  Дин потупилась.

   - Нравится. Мне он давно симпатичен, но я никогда не смотрела на него, как на того, в кого можно влюбиться. А тут... Пока мы шли в горы он меня все время поддерживал и опекал. Ну и потом... В подземном туннеле я бы не выдержала, сошла бы с ума, если бы не он, не его помощь и поддержка.

  Не заметила. Экая я невнимательная к людям. А девушка все продолжала говорить про парня. Правильно я поняла: он запал-таки ей в душу.

   - А когда мы отправились вас искать, то тут пообщались и совсем подружились. С ним интересно разговаривать: он много знает, и вообще очень хороший. Добрый, умный, честный, благородный, и мне кажется, что я ему нравлюсь.

   - Нравишься, это и со стороны видно.

   - Только вот мои родители никогда не позволят мне выйти за него. Ромер же даже не “эс”. И что теперь делать я не знаю.

  Я засмеялась

   - Твой отец желает, чтобы твоим мужем стал как минимум граф. Если все закончится благополучно, а я в это верю, то графство Ромеру я обеспечу, клянусь. А может что и получше найдется. Вряд ли король пожалеет награды тому, кто спас королеву. За одно то, что он залез на башню Тер-Миан в этих самых своих кошках, ему титул полагается.

  Дин рассмеялась в ответ. Хорошо, что она больше ничего не сказала: с берега прискакал Ромер и принес двух отличных лещей.

   - Вот, мы с мэтром Ангером поймали... Их можно запечь, если внутрь насовать всякой душистой травы..

  Уложил улов на лист лопуха и смылся. Пришлось взять на себя функции Рогена и поискать душистые травы, подходящие к рыбе. Дин же осталась ее потрошить. Хотела почистить, но я вспомнила наши рыбалки и отговорила. Перемажется вся так, что не отмоешь, а толку чуть. После правильного запекания чешуя сама осыплется, как листья с дерева осенью.

  Когда примерно через час я вернулась к лагерю, то застала идиллию. Дин со своим красавчиком сидели рядышком. Как голубки, и о чем-то тихо разговаривали. Рядом на листьях лежала выпотрошенная рыба, теперь уже не две, а четыре штуки. Выглядели они... по-разному. Одна наводила ужас. Такое чувство, что брюхо ей вскрывали не ножом, а по меньшей мере грызли зубами. С тремя другими расправились более традиционным способом. Явно юноша, как более опытный в этом деле, пришел на помощь своей подруге.

  Чтобы не смущать, я их издали окликнула:

   - Эй, принимайте товар.

  Моя добыча состояла из дикого лука, которого под деревьями навалом, тимьяна, шалфея, мяты двух видов, мелиссы душицы. Возможно, тут они называются иначе, но запах именно такой. А еще я нарвала здоровый пук крапивы, чтобы накрыть рыбу до того, как мы начнем ее готовить. Да и потом... Класть ее в угли напрямую неправильно, лучше листьями обвернуть, а крапива для этого самое то.

  Вернулся наш Ангер. Он, кроме лещей, наловил мелкой рыбешки на уху. Эх, жалко, у меня ни картошки, ни морковки. Придется обойтись тем, что есть. Или подождать Рогена?

  Хорошо, что я все-таки не стала его дожидаться. Мэтр вернулся на утренней зорьке, усталый, но довольный. Лодка чуть не тонула от обилия припасов.

  Оказывается, он попал туда очень вовремя. Местная повитуха отправилась в город к сыну на свадьбу, а дочка старосты вздумала рожать. Рогену пришлось принимать роды, а когда дитя появилось на свет, то принимать участие во всеобщем ликовании. В результате староста, узнав. зачем замечательный лекарь забрел в их деревню, завалил лодку всяческой жратвой, а денег не взял, уверяя, что все это местный товар, поэтому уважаемый может не стесняться, никто не обеднеет.

  Мы с Гредин перебрали и по-новому уложили добытые припасы. Полмешка муки, крупа трех видов, мешок каких-то корнеплодов, два окорока, корзинка с яйцами, шикарная коса лука и не менее великолепная коса чеснока, мед в туеске, топленое масло в крынке... Живем! Если к этому изобилию прибавить результаты охоты и рыбной ловли, мы месяц продержимся!

  Кстати, вчерашняя рыба была очень вкусная. Я леща не люблю, я больше по семге, но когда его запекли с травами... Пальчики можно было не то что облизать — обгрызть! В общем, я теперь спокойна за наше питание.

  Но самое главное, что добыл Роген, это пилу. Уверял, что украл в самый последний момент, и очень этого стыдился. Пожалуй, стоит простить ему это преступление.

  Теперь изготовление «финских свечей» не зависит от того, найдем ли мы подходящую деревяшку. Поваленных сухих стволов в лесу довольно, чурбаки под размер всегда можно сделать. Да и крест-накрест пенек лучше не рубить, а пилить.

  После обильного горячего завтрака мы наметили маршрут на сегодня и тронулись в путь.


  ***

  Маг из форта прискакал утром в страшном волнении. Завидев короля, упал перед ним на колени:

   - Простите, Ваше Величество, наших дураков, что не признали!

  Король милостиво махнул ему рукой, дав знак подниматься.

   - Ничего. Зато я убедился, что они на страже. Но почему в башне не было мага? Положено же по штату?

  Среднего роста, худой, но жилистый, с землистым лицом, испещренным мелкими морщинками и сединой на висках, мужчина производил впечатление опытного бойца, которому непривычно падать на колени перед кем бы то ни было. Он поднялся и сказал хмуро:

   - Потому что в крепости всего один маг, Ваше Величество. Я дежурю в форте ежедневно с восхода до заката, два дня в декаду у меня выходные. Ночью здесь никого не пропускают, в мои выходные тоже. Купцы в приграничных городах знают график, когда перевал открыт: он вывешен там на главной площади. Мы просили прислать хотя бы еще одного мага, но тщетно.

  Вперед выступил Миронис:

   - Как же так? Вам еще четыре месяца назад было послано подкрепление. Солдаты и маги. Я лично отбирал: три мага, два из них только отучились и одни опытный.

  Маг замотал головой. Сейчас было видно, что он еще совсем молодой. Это бесконечная усталость выбелила парню виски и навела морщины вокруг глаз и рта.

   - Никто к нам не прибыл. Мы уже отчаялись ждать.

  Король переглянулся со своим боевым магом. Миронис был в гневе, а сильнейший в стране боевой маг в таком состоянии способен очень на многое. Пусть остынет. Поэтому король подозвал своего адъютанта и велел выяснить, почему так получилось.

  Молодой офицер вытянулся в струнку и сообщил:

   - По донесениям из провинции Фирран, к которой относится крепость Овег, солдаты и маги прибыли к месту назначения и несут службу.

  Таргелен поинтересовался:

   - От них самих что-нибудь было? Например, заявление в магическую службу на амулеты?

   - Нет, ничего не поступало. Вот у меня копия реестра, где такие запросы регистрируются. Ничего.

  Отдышавшийся Миронис злобно произнес:

   - Я виноват. Не бывает такого, что маги отправились к новому месту службы и все бы их устраивало. А тут никаких претензий, тишина. Я должен был насторожиться, а я расслабился.

  Король успокаивающе положил руна плечо своего доверенного мага.

   - Не кори себя, ты до сих пор отлично справлялся со своей работой. Просто страна у нас немаленькая, боевые маги в каждом гарнизоне, за всеми не уследишь. Ты же не мог разорваться на тысячу Миронисов. Но вот тебе указание свыше: не пытайся объять необъятное, найди достойного помощника. А что касается здешних дел... Мы обязательно дознаемся, куда девались посланные и почему мы получали донесения, что все в порядке, они прибыли и несут службу.

  Местный маг с затаенной радостью сверкнул глазами и добавил мстительно:

   - А еще, Ваше Величество, неплохо было бы узнать, почему герцог Фирран вечно задерживает нам жалованье и выплачивает не все.

  Таргелен задумался. Жалованье военным шло по отдельным каналам, но служба магов содержалась из доходов провинций.

   - А солдаты вовремя получают содержание?

  Маг поднял брови, что-то прикинул, затем ответил:

   - Не знаю точно, Ваше Величество, но могу сказать: последние три месяца солдаты перестали жаловаться на задержки.

  Король сдержанно улыбнулся. Это ему привет от королевы. Три месяца назад она как раз налаживала снабжение армии и выплаты военным. Выходит, справилась. Надо и магов включить в эту схему, нечего им служить не королю, а местным владетелям.

  Ему уже было ясно, что герцог Фирран переметнулся на сторону Истара, иначе зачем бы ему было подрывать боеспособность единственной крепости, сдерживающей вторжение?

  Похоже, он успел в последнюю минуту. Еще день-другой, и войско Каврина хлынуло бы на земли Ремирены. Истару для победы надо было немного: дойти до столицы и сесть на трон, благо его родословная это позволяла. Предательство Фиррана давало возможность сделать это без особых потерь, а при отсутствии на месте короля и королевы столица не стала бы обороняться.

  Истар перехитрил сам себя. Захотел кроме страны получить женщину и самолично за ней отправился. И где он теперь? Никто этого не знает. Скорее всего в Берзенге, но и это сомнительно. С этой провинцией связи как не было, так и нет, что там творится неизвестно.


  Дальнейшее общение было перенесено в саму крепость. К беседе присоединились ее комендант и начальник гарнизона. Вести были неутешительные: кто-то скрывал настоящее положение дел от короля. Началось это недавно, полгода назад. На это время приходилось последнее правдивое донесение.

  К чести офицеров, их донесения содержали честный анализ положения в крепости. Комендант, отвественный за магическую почту. Принес копии всех посланий. Но в столице ни одно из них не было получено. Донесения из Овега, казалось, были написаны под копирку и создавали благостную картину.

  Король вспомнил, что примерно полгода назад разговаривал с Лиеной о том, что надо укрепить гарнизон Овега. Она так сказала потому, что Лизаменд просил ее обо обратном, и король внял этому предупреждению: послал туда солдат и магов. Но Истар сумел-таки ему помешать, причем сделал так, что Тарг ничего не заподозрил. Как ему это удалось?

  Мрачный Миронис между тем сидел, грыз ногти и слушал, не встревая в разговор. Затем вдруг встрепенулся:

   - Ваше Величество, где-то на территории Фиррана должен находиться сильный маг. Донесения посылались как положено, магической почтой. Чтобы ее перехватить и подменить, это же какой силой надо обладать! Да и умением повыше чем у нашего Ангера.

  Маг! Это все объясняло, и в то же время запутывало. Чтобы что-то узнать, надо было спуститься на землю провинции Фирран.

  Измученное подъемом в горы войско целые сутки отдыхало в долине Овег. Король же потратил это время на совещания и рассылку писем. Получил известие, что в столице все спокойно, как и во всех провинциях.

  Не удалось связаться с графством Берзенг, туда все еще не проходили сообщения, и с Лиеной. У нее самой устройства для почты не было, ее антимагическая сущность грозила сломать тонкое заклинание, но Ангер должен был быть всегда рядом. Если они выбрались из Берзенга, связь должна была восстановиться.

  Так что Тарг написал своему другу. Написал осторожно, не называя имен и мест. Просто сообщил, что здоров и хочет узнать о здоровье жены. Если все в порядке, тогда он напишет подробнее.

  Вышло странно: письмо ушло как обычно, а значит, Ангер находится там, где связь доступна. Но ответа не было. Вообще. Тишина. Как будто его устройство лежит где-то в безлюдной пустыне, где некому заметить, что пришло письмо.

  Сердце короля дрогнуло и рухнуло куда-то вниз. Не значит ли это, что герцог захватил-таки Лиену?!

  Эта мысль мешала королю есть и спать. Он почти ничего не смог проглотить за ужином, а затем полночи ворочался, пытаясь представить себе, что там с его женой. Наконец, немного успокоившись, он вспомнил, что ему объясняли еще в юности. Если между мужем и женой после брачного обряда возникли чувства, значит они связаны не только формально. Их души всегда могут найти друг друга, причем чем брак старше, тем лучше это получается. А кроме того, это не магия. Вот и хорошо. Их с женой связи всего ничего, но можно же попробовать... Он попытался увидеть свою Лиену, потянулся к ней душой...

  Возникшая перед его внутренним взором картина вызывала умиление. Похудевшая, замурзанная, растрепанная, но не ставшая от этого менее прекрасной и желанной, королева спала, подложив под щеку сложенные ладони. Темнота окружающего не позволяла сказать, где она находится, но что-то смутно напоминало солдатскую палатку. Наверное то, что ее голова лежала не на подушке, а на свернутом плаще.

  Бедная! Если это на самом деле так, какие же лишения ей пришлось терпеть из-за него! Но это ничего. Если она жива и на свободе, они встретятся, и тогда он все ей возместит своей любовью.

  Вид спящей Алиенор успокоил короля, и он заснул.

  Наутро армия выступила в поход: перевал Овег был пройден. Еще день-другой, и они покинут горы. Впереди лежало герцогство Фирран. Предстояло разобраться с его владетелем прежде чем двигаться дальше. Мысль об этой задержке раздражала: Таргу казалось, что она отдаляет миг его встречи с женой.


 Глава 34. Героиня бежит из плена | Профессия: королева (СИ) |   Глава 36. Пути героини и короля наконец-то сходятся







Loading...