home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


  Глава 36. Пути героини и короля наконец-то сходятся

  Что тут тянуть кота за хвост? Про дальнейшее путешествие скажу вкратце.

  Все шло по плану. Мы продвигались по абсолютно безлюдным местам, которые чем дальше, тем становились более дикими. Места напоминали карельский перешеек с поправкой на климат. Болотистые низины сменялись скалами. Протоки попадались то заросшие травой, то окруженные каменными стенами. Еды хватало, погода стояла отличная. Один раз нас застал ливень, но мы сумели укрыться под огромным камнем, нависавшим над берегом и образовывавшем нечто вроде небольшой пещеры. Зато потом полюбовались радугой.

  Вскоре я потеряла счет дням: все они были похожи, как близнецы. Немного разнились окружающие пейзажи и ежедневное меню, но различия были несущественные. Маги тоже запутались, Ангер утверждал, что мы блуждаем по озерам одиннадцать дней, а Роген — что двенадцать.

  Порядок навела Дин. Оказывается, она отмечала каждый прожитый день засечками на борту лодки. Прочитала о таком в романе и решила применить. По ее календарю выходило, что Роген прав.

  У нее с Ромером дело шло на лад. По вечерам они сидели у костра рядышком. Ромочка брал ее за руку или перебирал кончик косы, она ему это позволяла, а все остальные делали вид, что не замечают.

  На тринадцатый день мы вышли к реке. Широкая, бурная и мутная Зента простиралась перед нами. Я, честно говоря, испугалась. Пересечь эту ширь, да еще при таком течении... Можно, конечно, я видела, как ребята на лодках переплывали Оку в районе Коломны. Там примерно такие же ширина и течение. Снесет нас на пару миль, это как отдать. Затем лодку придется бросить и идти пешком.

  В общем, пока мы не начали переправляться, надо обо всем подумать и все обсудить с моей командой. Потом не до этого будет.

  Для начала я попросила Рогена достать карту и показать, где мы теперь.

  Ого! Возле самой кромки. Если нас снесет, то мы потеряем последние ориентиры, карты местности на дальнейшее путешествие уже не будет. Затем я пристала к магу с тем, с чем приставала последние несколько дней. Зря я что ли сперла у мага его магическую почту? Хочу попробовать послать письмо Таргу. Если он жив и в зоне доступа, откликнется.

  Ангер начал меня уговаривать не торопиться. Дамон может нас засечь и тогда... Да что тогда? Это он просто мстит за то, что ему самому всю дорогу не давали использовать магию, а его почтовое устройство осталось в замке Тер-Миан. Если сейчас Дамон нас засечет, то что он успеет сделать? Если бы, как в романах, он мог портал сюда открыть... Но нет, это невозможно. От замка и столицы Фиррана мы удалились на несколько дней пути. Вряд ли коварный маг находится настолько близко, что доскачет сюда раньше, чем мы переберемся через реку.

  Ангер возразил: мы не знаем, если ли у него сообщники, где они и сколько их. А если он сможет послать кого-то нам навстречу?

  В общем, мы договорились так: на другом берегу первое, что я делаю, посылаю письмо мужу. Я устала ничего о нем не знать и видеть только во сне. Надо сказать, последнее время он начал регулярно посещать мои сны. Каждый раз одно и то же: он сидит за столом в походном шатре, что-то пишет, потом поднимает голову и смотрит на меня. Никакой эротики, очень тревожный сон. Поэтому мое желание узнать что-нибудь о короле превратилось в настоятельную потребность.

  Выторговав у мага возможность послать весточку Таргу, я повеселела. Не зря сперла у Дамона его почтовик. Поначалу я просто радовалась, что его без связи оставила. Пустячок, а приятно. Сама я этой штукой воспользоваться не в состоянии, но в нашей команде есть кому помочь.

  Перед тем, как выйти из укрытия на реку, мы отдыхали почти полдня. Разбирали и перекладывали вещи, чтобы они не мешались, распределяли припасы. Продукты за эти дни мы основательно подъели, но тут решили не экономить. Наготовили от души и поели от пуза. Часть я отложила: когда переберемся на другой берег, надо будет сразу же покормить гребцов. После еды отдыхали часа два, переваривая. Заодно обсудили, куда дальше.

  Было решено, что надо выйти на ведущую в столицу дорогу и двигаться в ее сторону, не рассекречивая моего инкогнито. Будем прикидываться путниками, ограбленными разбойниками и потерявшими своих лошадей.

  Насчет инкогнито я не беспокоилась. После двух недель скитания по озерам я на себя была похожа чисто условно. Похудела, загорела. Если в моем мире я бы этому радовалась, то тут оставалось только плакать. Волосы тоже выгорели, темное золото ушло куда-то, я стала просто белобрысой девчонкой. Не одна я пострадала. Гредин, та вообще выглядела как деревенский пацаненок. Здесь длинные волосы носят дворяне. По столичной моде они подстригают их до плеч и завивают, а в провинции до сих пор носят чуть не до пояса, заплетая в косичку. Так что Дин со своими белокурыми лохмами сошла бы за сынка небогатого провинциального дворянина, из тех, кто бегает по двору вместе с детьми слуг.

  В соответствии с нашим новым обликом были распределены роли. Мэтр Роген продолжал играть роль травника, благо все для этого у него имелось. Дин было решено выдать его сына, тем более что женского платья у нее не было. То единственное, которое я утащила на себе из замка, годилось только на меня. Я должна была изображать супругу Ангера, а тот в свою очередь — бедного дворянина, возвращающегося с родины к месту службы. Бедному Ромочке никак не могли подобрать подходящей роли, не тянул он со своими карими глазками на родственника кого-нибудь из нас. На крестьянина или ремесленника он тоже не походил, порода была заметна сразу. В результате решили, что он будет изображать друга и дальнего родственника Ангера, такого же бедного дворянина, едущего с ним по той же надобности.

  Наконец роли были распределены, костюмы подготовлены, вещи уложены. Мы погрузились и отплыли.


  ***

  В главный город Фиррана армия короля вошла с помпой: под звуки военного оркестра, развернув все знамена. Оркестр увели у герцога, вернее, у его полководца. Парни, которых третировал, заставляя играть ему, когда он изволил трапезничать или развлекаться со шлюхами, с удовольствием примкнули к солдатам Таргелена. Шли со всеми вместе в общем строю, поместив свои бесценные инструменты на телегу обоза.

  Сейчас они получили достойную награду за лишения: всеобщее внимание. Они шествовали строем за свои тамбур-мажором и играли все военные марши, какие знали, а из окон им махали платочками прелестные девицы и симпатичные матроны из горожанок.

  Король ехал на отнятом у белом жеребце и выглядел победителем. Что в это время творилось в его душе, он старался никому не показывать. Для народа все должно было выглядеть красиво. Даже если в результате придется казнить пару десятков заговорщиков, пусть простые люди получат праздник.

  На пороге городской резиденции королевских наместников его встречал перепуганный герцог Фирран. Этому высокому, плотному, осанистому мужчине с бородкой очень не шли бегающие глазки. По лицу было видно: он ждал другую армию и сейчас лихорадочно пытается сообразить, раскрыт он или нет. Тарг не стал устраивать спектакль прямо на ступенях, а велел проводить себя внутрь и подать обед.

  При этих словах короля герцог вдруг приосанился. Ясно, он уже продумал способ вылезти из этой истории без урона. Но вот какой? Не собирается ли он захватить короля в плен? А может быть отравить? Или он не такой идиот: постарается всех сдать и самому вылезти чистеньким? Но это напрямую зависит от того, насколько он замазан во всей этой истории.

  В парадной столовой Таргелена и его приближенных офицеров встретила богато одетая дама, окруженная другими, не такими нарядными. Герцог представил ее как свою дорогую супругу, а король вспомнил, что их дочь — фрейлина королевы. Если это та блондинка, что всегда сидит в углу и хлопает глазами, то она очень похожа на мать. Такая же пресная и унылая. Выдать замуж и отправить в провинцию: дочери предателя нечего делать во дворце.

  Таргелена усадили за стол на центральное место, слева от него сел Миронис, а справа расположился герцог Фирран. Поначалу он пытался окружить короля с двух сторон, используя жену, но адъютант ловко отвел эти притязания, намекнув, что место доверенного мага — рядом с монархом.

  После того, как был съеден сам обед, все блюда которого раскладывались на тарелки из общей посуды, принесли десерт и поставили перед каждым вазочку с мороженым, украшенным фруктами.

  Тарг вздохнул: Лиена обожала такое мороженое, предпочитая его всем другим десертам. Взял в руки ложечку и тут же получил локтем в бок от Мирониса. Ясно — в мороженом яд. Это каким же надо быть кретином, чтобы травить короля на глазах у мага?

  Он присмотрелся к стоящим на столе вазочкам. На первый взгляд они все одинаковые, но вот цветок на макушке у него из кусочков дыни, а на остальных из половинок желтой сливы.

  Король взял и без стеснения поменял свою вазочку на вазочку герцога со словами:

   - Терпеть не могу дыню, а вот сливы обожаю.

  Заметив, как побледнел его сосед, король произнес злорадно:

   - Ну что же вы так перепугались? Ешьте, это же вкусный десерт. Ваш повар делал, старался...

  Когда герцог замер, не решаясь ни перечить королю, ни собственноручно отправить себя на тот свет, Таргелен добавил:

   - Вам, может, яд не нравится? Мне почему-то тоже. Надо же, как странно.

  Про себя отметил, что так же повела бы себя Лиена, а вслух скомандовал своим солдатам:-

  Схватить! Даму тоже. И пригласите сюда дворецкого.

  Приказ был незамедлительно выполнен. Слуги не оказали сопротивления, а дворецкий вообще с первой минуты стал активно помогать, желая, вероятно, облегчить свою участь. А может он так сильно “любил” своего бывшего хозяина?

  От него король узнал следующее.

  Старший сын герцога служил при дворе, а второй его сын пошел по дипломатической части и подвизался при посольстве Ремирены в Каврине. Он приезжал домой во время прошлого визита Истара во время свадебных торжеств. Тогда и привел в дом мага.

  Сын скоро уехал обратно, а маг этот прожил во дворце Фиррана около месяца, каждый день встречался с герцогом и подолгу с ним говорил. Затем маг уехал, но дворецкий полагал, что недалеко, а именно в замок Тер-Миан. По крайней мере именно туда посылались ему припасы и оттуда являлись письма с требованиями прислать еще что-нибудь.

   - Мне знакомо название Тер-Миан, но я не могу вспомнить откуда, - заметил король.

  Маг подсказал:

   - Ее Величество копировала картину, которая так называлась. Ту, что висела раньше в кабинете вашей матушки. Это изображение охотничьего королевского замка на озерах. Если маг окопался там...

   - Послать разведчиков.

   - Может, лучше солдат?

   - Нет, не надо. Главное выяснить, там он или нет, разведчики с этим справятся. А рисковать людьми я не желаю.

   - Я бы мог пойти с солдатами. Боевой маг...

   - Миронис, ты мне нужен здесь. Я не собираюсь сражаться с этим магом. Много чести, да и ресурсов жаль. Перед нами сейчас другая задача: найти Ее Величество королеву, мою жену.

   - Но оставлять врага в тылу...

  Таргелен вздохнул и пояснил:

   - Что он может один, кто бы он ни был? Фиррана, который его содержал, мы забираем с собой, его еще допросить надо. Кавринский герцог неизвестно где, его войска в ближайшее время сюда не придут. Мне другое интересно: куда подевалось подкрепление, которое мы выслали в гарнизон крепости Овег.

  Дворецкий робко пролепетал:

   - Ваше Величество... Если вы спросите коменданта нашего города... Он должен знать. Он сейчас тут, в своей комнате, вещички собирает.

   - Коменданта сюда! - рявкнул король громовым голосом.

  Затем добавил значительно тише:

   - Уважаемый, отведете моих людей к комнате коменданта и поможете им взять его живым.

  Надеявшийся смыться вояка не стал упираться и рассказал все, что знал. Прибывшие части в столице провинции брали на довольствие и отправляли в собственные замки Фиррана для несения службы в качестве охраны. Там они и находились. Солдатам все равно, где служить, лишь бы довольствие шло, а магам при отправке было сказано, что о конечном пункте назначения они узнают от герцога Фиррана. О том, что он им сообщил, можно было догадаться.

  Король зло выругался. Развели тайну на тайне, а в результате... Тьфу!Бардак, который на руку только изменникам.

   - Хорошо, что все пока поправимо.

  Таргелен вызвал отличившегося у форта Овег полковника Геста Эс Тиар и отдал распоряжение.

   - Полковник эс Тиар, назначаетесь военным комендантом провинции и временным наместником. Сейчас пойдете с Миронисом и принесете клятву. А затем берите под свое командование солдат и наведите тут порядок. Подробные указания получите завтра с утра. Я должен спешить в столицу. Если что, шлите письма магической почтой.

  Полковник все понял, приосанился от осознания своей важности, пообещал блюсти интересы короны как свои собственные. Под конец спросил:

   - А маг, Ваше Величество? Мага мне в помощь не оставите?

   - И даже не одного. Всю информацию получите завтра, а пока... Займитесь расквартированием своих трех сотен, пусть остальных накормят и помогут с обустройством лагеря за пределами города.

  Поняв, что король более не склонен к общению, эс Тиар вышел и через несколько минут во дворе уже раздавался его зычный голос. Полковник приступил к выполнению своих обязанностей.

  Оставшись наедине с королем. Миронис спросил:

   - Ваше Величество, а куда мы так торопимся? Еще здесь полно дел. Маг этот непойманный, агенты Истара вокруг. Фиррана и его людей надо допросить подробно. Может, задержимся?

   - Нет, - ответил Таргелен, - что-то мне подсказывает, что впереди меня ждет моя Лиена. А если мы промедлим, то еще долго не встретимся.

   - Ваше Величество, а насколько это важно? Все-таки она всего лишь женщина. Да, красивая, даже очень. Но зато дочка самого...

  Король злобно сверкнул глазами из-под нахмуренных бровей:

   - Если ты еще хоть слово..., - маг съежился под гневным взглядом своего короля, - Запомни, Миронис. Она моя жена и твоя королева. Это все, что тебе о ней надо знать. И чем скорее она окажется рядом со мной, тем лучше для всех.

  Перепуганный боевой маг поспешил оставить короля наедине с его мыслями. Таргелен позвал адъютанта, велел принести все для письма и до ночи сидел, составляя указания для нового коменданта. Еще он написал и отправил несколько писем: Олеру в Гилон, градоначальнику следующего города на пути следования войск, доверенным людям в столицу и по большому развернутому посланию сыновьям герцога Истара. Если папаша глух к голосу разума, то, возможно, дети окажутся умнее.

  На рассвете армия двинулась в путь. Дорога до столицы была широкой и благоустроенной, передвигаться по ней было легко. Под вечер войско стало лагерем возле небольшого городка. Король получил от полковника эс Тиара собщение: в замке Тер-Миан мага нет, он ушел оттуда дней десять назад. Зато там найден граф Эстерс в состоянии близком к помешательству. Что делать?

  Тарг подумал, и написал ответ: мага не искать, графа вылечить и переслать в столицу под стражей.

  Если он не знает где Лиена, то никто не знает.

  Наутро войско двинулось дальше, а вечером снова заночевало у маленького городка. А вот под вечер третьего дня...

  Городков на пути больше не предвиделось. Дорога шла по пустынной местности, сначала подходя почти к самому берегу Зенты, а затем удалялась от него, огибая невысокие меловые горы, в которых никто не жил, кроме разрозненных и немногочисленных добытчиков извести.

  Солнце еще только собиралось садиться, но уже пора было искать место для ночлега. Опытный Миронис подсказал, что у отрогов этих самых гор должна быть удобная стоянка: там всегда ночуют торговые караваны. Может, не очень просторно, зато есть вода, а в лесу можно поохотиться на зайцев и коз.

  Усталый король согласился со своим магом и надежным советчиком, а затем глянул на только что бывшую пустынной дорогу. На ней как из-под земли возникли двое: крестьянка и крестьянин. Ах нет, скорее всего они вышли из-под моста через овраг. Вероятно местные жители. Солнце светило из-за их голов, так что лиц было не разобрать, но костюмы говорили сами за себя.

  Появившиеся люди, казалось, были напуганы видом войска, потому что замерли на месте. Затем случилось неожиданное. Женщина вдруг покачнулась и упала на колени. Мужчина бросился рядом, пытаясь е помочь, но она отвела его руку, а затем издала странный звук, который звоном отозвался в окрестности.

  Этот звук, непохожий ни на крик, ни на стон, непонятно почему вызвал в душе короля целую бурю. Он вдруг дал шпоры своей лошади и поскакал вперед, туда, где на коленях так и стояла неизвестная женщина.

  Помедлив пару мгновений, за ним последовал маг, но не догнал своего короля. А тот влетел на мост и чуть не рухнул с коня. Женщина, улыбаясь такой знакомой улыбкой, протягивала к нему руки. Похудевшая, подурневшая, загоревшая, измученная, но такая родная и любимая...

   - Лиена!


  ***

  У самого берега на мелководье течение было слабенькое, но стоило чуть отплыть, и лодку потащило что есть силы. Сидевшие на веслах Ангер с Ромером еле-еле выгребали против течения. Они пытались развернуть нос ему навстречу, чтобы хоть как-то противодействовать, но помогало мало. Ребята просто надрывались в борьбе с рекой, а она, не обращая внимания на их усилия, несла нашу лодочку, которая вдруг перестала казаться мне надежной.

  Тихие, сонные озера ни в какое сравнение не шли с бурной и своенравной Зентой. Нос лодки разбивал волны, обдавая впередсмотрящего и гребцов струями воды. Ветер срывал воду с весел и кидал в лицо нам с Рогеном. Но это было бы ничего, если бы я чувствовала, что мы продвигаемся. Но складывалось впечатление, что все усилия тщетны

  В какой-то момент я увидела впереди ту самую иву, которая зарывала вход в заводь, где мы начали наш путь по реке. Толкнула Рогена, который безуспешно пытался действовать рулем:

   - Может, плюнуть на все и плыть до столицы? Река донесет.

  Мэтр вздохнул:

   - Это трое суток. Учти, дальше река будет довольно долго протекать между обрывистых скалистых берегов. Мы не сможем пристать.

   - Ну и что?

   - Ни отдохнуть, ни поесть, ни, извини, наоборот... трое суток... думаю, это плохая идея.

  Я и сама уже поняла, что глупость сболтнула. Нам бы на берег выбраться, все равно где. Даже я уже промокла от брызг, срывающихся с весел. На озерах Гредин, так же как сейчас, сидела на носу лодки и сходила оттуда чистая и сухая. Сейчас она была мокрая, как упавшая в ведро мышь. Если ее не посушить в ближайшее время, она простудится.

  Сжавшись в комочек, я сидела на своем месте закрыв глаза и впервые в жизни молила всех местных богов сохранить нам жизнь и дать достичь берега.

  То ли моя молитва помогла, то ли наши ребята наконец-то приноровились, но когда я открыла глаза, то заметила: лодка уже пересекла середину реки и настойчиво движется к берегу. Мне даже вспомнилась задачка из учебника физики на сложение сил. Лодка движется к противоположному берегу под углом в 45 градусов, течение сносит лодку вниз со скоростью... Где и когда она достигнет противоположного берега?

  Этот вопрос стоял и перед нами. Как ни надрывались ребята, течение Зенты упорно сносило лодку. Уже было ясно, что мы выберемся на берег значительно ниже, чем было запланировано. Это пугало. Не потому что нам было не все равно, где выйти на сушу, а потому что должны были начаться обещанные Рогеном обрывы и скальные стены.

  Я уже успела заметить, что ландшафт берега меняется. Напротив нашей заводи шла низина с камышами, теперь там гладкий косогор и буйные кусты у воды, а подальше видны поднимающиеся ввысь меловые скалы. Нам во что бы то ни было надо пристать раньше. Через самые густые кустарники мы как-нибудь прорубимся, но со скалами воевать сил не хватит.

  Хотела об этом сказать мужчинами, но глянула на их лица и промолчала. Глупо думать, что они сами этого не видят, вон как стараются.

  Лодка ткнулась носом в берег практически на границе кустарника и меловых скал. Узкий, но чистый пляж здесь был засыпан мелкой галькой и остатками ракушек. Все так устали, что уже ни на что не обращали внимание. Стаскивали с себя мокрую одежду и развешивали ее на кустах, затем падали без сил наземь.

  Все наши вещи промокли. Ангер побоялся накладывать на них заклятие непромокаемости, и теперь сердился на самого себя. Сколько там мы плыли? За это время ничего бы не случилось.

  В конце концов нашлись два условно сухих одеяла. На одном устроились мы с Дин, на втором мужчины. Я вытащила из лодки котелок с остатками еды. Вода туда не попала, так как я удосужилась накрыть его моей любимой сковородкой. Но все так устали, что отказались наотрез.

  Как ни странно, мы с Дин, хоть всю дорогу сидели и ничего не делали, тоже вымотались. Весь переход занял не так уж много времени, еще и часа не прошло с тех пор, как мы покинули другой берег. Но безумное эмоциональное напряжение слопало силы не хуже тяжелой работы.

  Разлеглись в одних рубашках на голое тело на одеяле, закрыли глаза... Я чтобы отдохнуть, а Дин чтобы не видеть творящегося безобразия.

  Отделенные от нас всего лишь кустом, на котором сохли одежки, на другом одеяле валялись полуголые мужчины в одних подштанниках. Ситуация по здешним понятиям — предел падения для тех и для других. Но в экстремальных условиях этикет и приличия превращаются в бессмысленную и бесполезную труху. Я бы сейчас и рубашку с себя стянула, она влажная. Правда, тогда Дин с ума сойдет, она и такое нарушение с трудом пережила. Но все-таки моя фрейлина разумная девочка, другие бы мне тут концерт закатили, а эта молчит и только глаза у нее по семь копеек.

  Мы не прятались. Увидеть нас с берега было невозможно, а на реке никого не было. Странно, на Зенте очень оживленное судоходство, а нам не встретилось ни одного суденышка. Но думать об этом сейчас было лень.

  Ветер, на реке бросавший в нас воду, на берегу быстро сушил наши вещи. Не прошло и часа, как я смогла сменить влажную рубаху на сухую, а часа через два одеться полностью.

  И вот тогда вспомнилось мое решение связаться с Таргом. Я напомнила Ангеру о его обещании и получила ответ, убивший меня на месте.

  Связи не будет. Почтовик промок вместе с зачарованной бумагой, а вода смывает любую магию. Теперь это просто красивая папка, вернее, бывшая красивая папка. От воды она раскисла, покоробилась, потеряла форму и цвет. Что уж говорить о бумаге? Листочки даже на подтирку больше не годились.

  Мне захотелось кого-то пришибить. Ведь могли воспользоваться этой возможностью перед выходом! Нет, надо было зудеть и выносить мозг вместо того, чтобы просто сделать дело!

  Разозлившись, я сунула магу в руки котелок с утренней кашей.

   - На. Жри, и других не забудь покормить.

   - Лиена, ты на меня злишься?

  Его очаровательные голубые глазки глядели так проникновенно... Любая девчонка бы растаяла, только вот на меня они с самой первой встречи не действовали. Не произвели впечатления и сейчас.

   - А ты как думал?! Надо было посылать сообщение тогда, когда я тебя об этом просила и не выпендриваться!

   - Кто же знал...

   - Ты! Ты знал, что вода смывает магию и ничего не сделал, чтобы это предотвратить. Даже непромокаемость не наложил. Ангер, ты у нас, конечно, один из лучших магов королевства и знаешь кучу всего. Твой учитель постарался. Одному он тебя не научил: думать и рассчитывать наперед собственные действия.

  На это Роген вдруг хохотнул.

   - Думаешь, его учитель сам умеет думать? Это главная проблема сильных магов. Им кажется, что магией можно заменить все что угодно, в том числе и собственную голову.

  А ведь верно. Тот же мэтр может меньше Ангера, а соображает лучше. И это не связано с возрастом, оба еще не старые. Ведь не сказать, что наш придворный маг — дурак. Наоборот, он очень умный, если дело касается его научно-магических проблем. А стоит делу коснуться простых вопросов, где наука ни к чему, нужно простое разумение и здравый смысл, он тут же пасует. Была у меня сотрудница, которая вечно косячила. Оправдывалась так: «Я думала, но не додумала». Вот и Ангер наш не додумывает. Простой логики ему не хватает.

  Но неумение думать нашего мага не извиняет. По-моему глупость — не смягчающее вину обстоятельство, а отягчающее. Так, хватит его ругать, он уже совсем раздавлен чувством вины. Сейчас не время выяснять кто виноват. Пусть попробует свою вину загладить и выправить положение.

   - А исправить содеянное сможешь? Починить почтовик?

  Ангер в недоумении вытаращил глаза, затем в них блеснул огонек понимания.

   - Когда это, - он ткнул пальцев в изуродованную папку, - высохнет, я смогу снова наложить заклинание. Плохо, что бумаги нет.

   - А если написать послание на чем-нибудь другом?

   - На чем?

   - Не на бумаге. На куске коры, например. Ее можно зачаровать?

  По опыту знаю, что с гербовой бумагой это получается, хотя она не предназначена для магической почты. Если кора годится, я ее с окрестных кустов надеру.

  Ангер пожал плечами. Значит, можно. Одно плохо: неизвестно сколько будет сохнуть папка. Это тебе не полотняные штаны. А тут даже костра толкового не разожжешь. В лесу на озерах было полно сушняка и бурелома, а здесь одни кусты, и сухих среди них не наблюдается.

  Ладно, раз так, надо подкрепиться и выбираться к дороге.

  Мы поели те припасы, которые для этого годились, остальные рассовали по мешкам. Когда же собрали остальной скарб, то стало ясно: мы это тащить не сможем. Одно дело, когда у тебя лодка и она везет, когда же все приходится переть на собственном горбу...

  Мы без всякой жалости расставались с вещами, которые нас выручили в тяжелую пору. Все лишнее сложили в лодку и оттолкнули ее от берега.

  Оставили по одеялу на брата, котелок, крупу, мед и чай. У Дин, Ромера и Рогена еще были остатки золота, а на дороге обязаны найтись постоялые дворы. Пилу бросили, а вот купленный мэтром еще в Фимаре топор и мою сковородку оставили. Я привесила свое любимое оружие к поясу. На всякий случай.

  Теперь надо было только выйти на дорогу, которая, судя по карте, шла вдоль реки, то отдаляясь, то приближаясь. На каком расстоянии она проходит именно в этом месте мы могли только гадать: оно было за кромкой карты Рогена.

  Полосу прибрежных зарослей миновали, идя впритирку к тому, что легкомысленно сочла меловым откосом. Там кусты росли реже и ниже, было легче.

  Какой там мел! Мергель чистой воды, прямо как под Новороссийском! Мы быстро покрылись тонкой цементной пылью с головы до ног. Когда пылящий гравий под ногами кончился и началась нормальная, покрытая травой почва, я оглядела своих спутников и глупо захихикала. Казалось, все в одночасье поседели. Наше сходство явно увеличилось за счет цвета.

  Но смеяться не стоило: мерзкая цементная пыль раъедала кожу и слизистые; уже через полчаса все обзавелись красными глазами и чесались как шелудивые.

  Ангер стал ругаться, а наш дорогой мэтр пошевелил пальцами, покрутил головой и сказал:

  Правее в овражке должен быть ручей. Идем туда, умоемся.

  Правильный подход. Надо срочно смыть эту гадость, а то нагуляем себе дерматит и конъюнктивит.

  Ручеек в овражке нашелся. Вернее, ручей в овраге: оба оказались не такими уж маленькими. Мы спустились к воде и долго плескались. Ромочка даже ухитрился встать на колени и опустить лицо в воду. Затем он пристроился на камне и стал поливать мне и Дин из котелка. Мне — по долгу службы, а ей — по склонности души.

  Когда печь, щипать и чесаться перестало, мы тронулись дальше. Овраг шел в нужном направлении, так что было решено не пониматься на поверхность до пересечения с дорогой. В случае опасности это давало дополнительное укрытие.

  Решение оказалось верным. Дно оврага здесь тоже состояла из мергеля, но к нашему счастью было влажным и идти было удобно. Где-то через час мы добрались до дороги, которая в этом месте отстояла от реки довольно далеко. Роген намекнул, что нам повезло: дальше из-за рельефа местности они вообще очень сильно расходились, огибая горы с разных сторон.

  Овраг нырял в высоченную арку виадука, а над ним как раз и проходил путь и перевала в столицу. Ромер предложил нам подождать, пока он разведает, где будет удобнее на нее выбраться и шмыгнул в росшие по склонам кусты. Мы же присели на каменные блоки, лежащие в основании моста. Я бездумно откинулась на нагретый солнцем камень и прикрыла глаза. Отдохну пока можно.

  Из состояния прострации меня вывел мэтр Роген: Потряс за плечо и зашептал на ухо:

   - Ваше Величество! Лиена! Просыпайся! Кажется у нас неприятности.

  Я с трудом продрала глаза.

   - Что стряслось?

  Ответил Ангер:

   - Мы с мэтром одновременно почувствовали, что земля дрожит. Сюда движется большая группа людей.

   - Обоз?

   - Как бы не войско. Что делать будем?

  Я покрутила головой в поисках Ромера. Он сидел рядом с Дин и в волнении таращил свои красивые глаза цвета молочного шоколада. Спросила парня:

   - Наверх подняться можно?

   - Вполне, Ваше Величество. Здесь трудновато, но если перейти на другую сторону, там есть вполне проходимая тропка до самого верха.

  А теперь включим логику. Войско? Тут возможны два варианта: король возвращается или герцог идет захватывать столицу. В каждом из этих случаев действия диаметрально противоположные. И что мне предпринять? Бежать навстречу или прятаться? Блин, хоть монетку кидай.

   - А войско далеко?

  Близко. Через полчаса головная колонна тут будет, - ответил Ангер.

  Роген же спросил с жалостью:

   - Что, думаешь, как узнать, Его это Величество или герцог Истар собственной персоной?

  Я махнула на него рукой.

   - Как узнать, как узнать... Подняться, выйти на дорогу да глазами посмотреть. Я их издалека различу.

   - Сердцем? - усмехнулся лекарь.

   - Зачем? По внешнему виду. По-твоему, они такие одинаковые? Если это король, то наше счастье. А если герцог? Успею я спрятаться?

   - Лиена, а зачем тебе прятаться? - вдруг заговорил Роген, - думаешь, он тебя в таком виде узнает? Стоит крестьянка замурзанная, Истару и в голову не встанет, что это может быть его дочь.

  Я прикинула и приняла решение.

   - Одинокая крестьянка это как-то странно, особенно здесь, где никакого жилья нет. Мэтр, давай со мной. А остальные ждут сигнала. Если это Таргелен, я покричу и вы все поднимитесь. Если нет... постараюсь тут же спуститься и будем прятаться под мостом.

  Ангер всполошился:

   - Лиена, почему Роген? Давай пойду я, все-таки у меня сил побольше.

  Вечно этот маг своей силой трясет, а головой подумать не хочет.

   - Ангер, дорогой, не надо тебе светиться. Истар с тобой неплохо знаком, еще бы — придворный маг, а лекаря он никогда в глаза не видел. Так что ты меня рассекречиваешь, а он помогает скрыть свое лицо. Наши обноски довершают картину. Понял?

  В общем, пока мы препирались и продумывали наши действия, армия приблизилась настолько, что ее стало слышно уже мне. Камни вибрировали от топота тысяч тяжелых сапог. Надо было торопиться.

  Ромер показал нам с мэтром дорожку, и мы быстро полезли вверх. В том месте где мост заканчивался, к нашей удаче у обочины рос развесистый куст. Мы не стали из-за него выходить, и так все увидим, а если нужно будет прятаться, нырнем вниз незамеченными.

  Вот топот стал громче и из-за поворота показалась голова колонны. Впереди группа всадников. Латы, перья, штандарты, знамена по ветру развеваются... Я присмотрелась. Эх, слабовата я в местной геральдике. Штандарт, кажется, королевский. Но это ничего не значит, Истар мог бы войти под таким же, с него станется. Я перевела взгляд ниже, на всадников. Они ехали плотной группой, семеро в ряд. В нарядных доспехах все мне казались на одно лицо. Я глядела, не узнавая.

  Потом вдруг зрение прояснилось. Вот тот долговязый третий справа — это же Миронис! У него еще из-под шлема рыжие морковные кудри выбиваются. А по центру...

  Я еще не осмелилась поверить своему счастью, но тут средний всадник как по заказу стащил с головы шлем и тряхнул черными волосами. Сомнений больше не было — это он, мой король!

  Сердце сбилось с ритма и сделало какой-то неправильный скачок. Ноги подогнулись, и я опустилась на колени в дорожную пыль. Рядом рухнул ничего не понимающий Роген, схватил меня за руку, пытаясь нащупать пульс. С перепугу забормотал:

   - Ваше Величество, Ваше Величество... Лиена, да что с тобой!

  Ой, он наверное на дорогу не смотрит. Я блаженно улыбнулась, протянула руки к моему дорогому Таргу и сама не знаю как издала странный, но очень громкий звук.


Глава 35. Героиня и король движутся навстречу друг другу | Профессия: королева (СИ) | Глава 37. Героиня занимается тем, чем и должна: обустраивается







Loading...