home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


  Глава 42, предпоследняя, в которой героине приходится решать трудные задачи

  “Мы вышли в ИСКпедицию, считая и меня” - напевала я про себя, когда ехала верхом бок о бок с королем. Я действительно чувствовала себя кем-то вроде плюшевого медведя, которого маленький мальчик всюду таскает за собой. Мальчиком этим был мой муж.

  Перед нами лежал долгий путь в Лерин. Удобнее всего было бы дойти на галере до Эстерса. Затем по морю до Веррукки, а уж оттуда до Лерина рукой подать. Но на этот раз Тарг отверг водный транспорт. Мы должны были показать себя жителям лежащих по пути земель, да и всю прорву народа, которая пожелала нас со провожать и стать свидетелем торжества справедливости, на корабль не засунешь. Зато кареты и лошади у них свои собственные.

  Королевский кортеж выехал из столицы под приветственные крики горожан. Это было странно: судя по веренице карет и всадников все население перекочевывало вместе с нами. Город должен был остаться пустым!

  Выехать удалось не сразу. После того, как было принято решение об организации суда, мы еще двадцать дней готовились.

  Юристы изучали документы, маги изготовляли амулеты, каретники ладили кареты, моя новая камеристка Марта укладывала платья в сундук, а мы с королем занимались государственными делами. В основном читали документы, которые доставляли следователи, а также изучали личные дела всех сановников королевства. Нужно же набрать новый совет министров!

  В свободное время я бродила по дворцу как неприкаянная и совала всюду нос. Узнала много нового и интересного.

  Каждый день приходили донесения шпионов изо всех уголков государства. Большая часть земель не повелась на посулы герцога и сохранила верность королю, но были и те, кто пошел на измену. Тарг решил не торопиться: отправить туда войска после суда над Истаром.

  Еще прошли несколько сообщений от Данрепа и от Олера нашего Берзенга. Комендант крепости сообщал, что Ребоза жива-здорова, чего и всем желает, они поженились еще пока скрывались от солдат герцога и счастливы.

  Олер же радостно сообщал, что оставил управлять Гилоном полковника эс Терзанда (кто такой не знаю) и возвращается домой. Тарг уверил меня, что выбор Берзенга правильный, он полковника знает лично и очень уважает. Если тот справится, быть ему графом Гилоном.

  Но вот все было готово и мы тронулись в путь.

  В столице оставили гарнизон и специальный отряд по охране тюрьмы. Хотя последнее было явной перестраховкой. Ангер с отрядом верных магов такую защиту наложил, что только ух! Еще на каждого заключенного надели по специальному ошейнику. Если бы им вздумалось бежать до суда или кто-то решил бы их освободить, преступников ждала быстрая смерть. Суд над ними был отложен до нашего возвращения из Лерина, а до этого с ними будут продолжать работать следователи. Об этом оповестили всех: наша столичная газета несколько дней подряд выходила со статьями на эту тему на первой полосе.

  Под такое дело я познакомилась наконец с ее издателем, весьма хитрожопым типом. Несмотря на сомнительные моральные качества, в его лояльности сомневаться не приходилось. В дни, когда в столице хозяйничали сорвавшиеся с цепи министры, он ушел в глубокое подполье и газету не выпускал. За это я решила наградить его личной аудиенцией и под шумок вытрясла все про тираж и распространение.

  Ужас, в смысле кошмар! Печать осуществлялась магическим способом, а это для массового издания полный гроб. Маги могли обеспечить не более ста копий зараз. Поэтому личные экземпляры получали только самые богатые и знатные люди столицы, остальные довольствовались чтением листов, развешанных на специальных стендах. Прямо как у нас в прежние времена.

  От него я узнала, что в других городах газет просто нет, но население в большинстве своем грамотное. Еще прапрадедушка Таргелена ввел всеобщее начальное образование.

  Кажется мне, что придется влезть-таки с культурной миссией и изобрести им печатный станок. Механика — не магия, работает себе и работает, невзирая на наличие или отсутствие резерва. Я хочу, чтобы нужную нам информацию доводили до всех граждан. Но это дело будущего.

  Пока же нам предстояло добраться до Лерина, а это неблизко. По расстоянию примерно столько же, сколько от того места, где мы с Таргом встретились на дороге. Просто верхом, да еще малым числом народа мы добрались бы гораздо быстрее, но почти тысяча солдат, более двадцати карет и толпа неорганизованных всадников сильно замедляли дело.

  До Лерина мы добрались на двенадцатый день. К тому времени я устала как собака и была такая же злая.

  На месте выяснилось, что город не может приянть всех желающих, для этого он недостаточно велик. Прибывшие морем через Веррукку братья Алиенор со свитой, делегация наших островных и материковых соседей успели раньше нас и заняли все лучшие трактиры. Нас с королем, магов, легистов и высших сановников поселил в своем замке граф, остальные ютились кто где. Некоторым пришлось ночевать в собственных каретах за стенами города.

  По прибытии я отправилась мыться и спать, а король задержался, беседуя с графом. Мне снился уже десятый сон, когда он пришел. Хотела расспросить, но он только рукой махнул: “Завтра, все завтра”.

  Наутро, еще до завтрака, мы отправились осматривать место, которое граф отвел под заседания. Достаточно большого зала не нашлось во всем Лерине, поэтому было предложено занять под это дело замковый двор. Раньше там проводились рыцарские турниры, так что места хватит. Доски для постройки трибун уже завезли. Если король прикажет, послезавтра можно будет провести первое заседание.

  Мы с Таргом переглянулись и дали добро. Чем скорее, тем лучше.

  Надо сказать, сам граф производил приятное впечатление. Все у него было среднее: возраст, рост, комплекция, внешность... Но серые глаза глядели умно, улыбка была открытая и приятная, да и в честности этого человека сомневаться не приходилось. Его графиня мне тоже понравилась: милая приветливая женщина. Она страшно переживала из-за того, что пришедший в замок как гость герцог превратился в узника. Дама посылала ему в темницу богатые обеды, чтобы как-то сгладить свою вину, но лояльность короне все равно была выше долга хозяйки: выпустить его она не пыталась.

  После роскошного завтрака граф подал королю бумагу: список тех, кто просит его аудиенции. Я сунула туда нос и чуть не завизжала от радости. Почти все, кого мы потеряли в Берзенге! Мэтр Юбер, какое счастье! Он так нам необходим! Мои любимые фрейлины Сенар и Камари, придворные красавцы Ласерен и Комберг, маркиз Киланор и второй секретарь моего мужа Ален эс Ниамен, все, кого мы отправили в разные стороны, собрались здесь.

  А в довершении всего моя няня Терин и горничная Лизет!

  Тарг на меня посмотрел и все понял. Велел графу пригласить всех и сразу: мы к ним выйдем. У того на лице были написаны большие сомнения, но королевская директива была ясной и недвусмысленной. Он попросил час на организацию и мы милостиво согласились.

  Оставшись с мужем вдвоем, я схватила его за руки.

   - Тарг, они все живы и все приехали сюда раньше нас. Откуда узнали только? В этой глуши нет газет.

   - Лиена, слухи работают ничуть не хуже, чем твои любимые газеты. Правда, все перевирают... Но общий смысл доносят верно. А из Берзенга в Лерин прямая дорога, добираться удобно да и недалеко.

   - Я беспокоюсь: они могут сейчас быть не в лучшем виде. Хоть мы и снабдили каждого золотом...

   - Понимаю. Дорога, разбойники, трактирщики, что, в общем, одно и то же, то да се... За мужчин волноваться не стоит, но вот наши дамы и мэтр... Он человек пожилой, для него это должно было быть серьезным испытанием. Ничего, если все живы-здоровы, остальное приложится.

  Когда через час мы вошли в зал для приемов, наши люди уже ожидали там. Тарг оказался прав. Мужчины выглядели отлично. Поздоровели, посвежели, загорели. Дворцовая изнеженность сошла, перед нами вместо скучных придворных были бравые воины. Даже любитель посюсюкать маркиз Киланор стал похож на человека. Сени тоже покрылась легким золотистым загаром, что ей очень шло, больше никаких изменений в ней я не обнаружила. А вот Камари меня расстроила. Эта яркая, сияющая оптимизмом девочка просто погасла. Мрачно смотрела в пол, молчала и вид имела самый несчастный. Ясно, что с ней произошло нечто ужасное. Я положила себе расспросить девушку отдельно, без свидетелей.

  На мэтра Юбера перенесенные испытания произвели двоякое действие. Визуально он уменьшился и ссохся, загар подчеркнул его морщины, сделав лицо еще старше, зато глаза горели умом и молодым энтузиазмом так, как не горели раньше.

  Мы подошли к нему первому. Знаменитый легист сделал движение, как будто хотел упасть перед нами на колени. Король его остановил:

   - Мэтр Юбер, мы очень рады видеть вас живым и невредимым. Вы прибыли вовремя. Я хочу предложить вам принять участие в суде над герцогом Истаром. Какую роль вы для себя выбираете?

   - В кои-то веки я бы хотел быть обвинителем, Ваше Величество.

  Брови короля удивленно полезли вверх. Он-то видел Юбера в роли судьи.

   - Почему, мэтр?

  Ответ был полон еле сдерживаемого гнева, клокотавшего в душе старого легиста.

   - Я ненавижу его всей душой по многим причинам. Разрешите мне не оглашать их сейчас. Скажу одно: из-за этого отвратительного типа мы все слишком много натерпелись, чтобы я мог стать его судьей, а тем более защитником. Судья должен хранить беспристрастность, а тут о ней не может быть и речи.

  Король сжал мою руку и доброжелательно кивнул Юберу.

   - Отлично, мэтр, поручаю вам обвинять герцога. Но нам понадобится и защитник, как положено.

  Старик равнодушно пожал плечами:

   - Возьмите кого-нибудь из местных, Ваше Величество. В вашей стране везде неплохие адвокаты.

  Разговоры с остальными мужчинами не представляли особого интереса. Все выражали верноподданнические чувства и стремились вернуться на службу. Король их обласкал, но никому не сказал ничего конкретного, кроме своего секретаря, которому предложил немедленно вернуться к своим обязанностям, а то Ромер зашивается.

  Я подошла к дамам. Сказала несколько слов Сенар. Она благополучно путешествовала со своими спутниками. Оба красавца-барона вели себя образцово, а Комберг к тому же проявил качества хорошего командира. Он так разумно распланировал их маршрут, что солдатами Истара они нигде не пересеклись и всю дорогу не подвергались ни малейшей опасности. В ближайшей деревне Сени для приличия наняли служанку, так что она ни в чем не терпела недостатка. Как только узнали, что герцог пойман и находится в Лерине, поспешили сюда.

  Мои служанки, стоявшие за спиной фрейлин, подтвердили: стоило прийти весточке, что герцог пойман и его будут судить, как они упросили Данрепа отправить их в Лерин навстречу королеве. На вопрос, как им было, когда замок заняли войска Истара, обе ответили, что в это время прятались в городе у главы гильдии ювелиров. Сидели тихо, пока в город не пришел Данреп во главе двух сотен солдат и не выгнал остатки герцогских воинов прочь. Куда они делись не известно.

  К последней я подошла к Камари, которая упорно отворачивалась и не смотрела мне в глаза. Я похлопала ее по руке и пообещала, что поговорю с ней наедине как только общая встреча закончится.

  Обратила внимание, что маркиз Киланор глядел на нас с Камари как-то виновато. Чем он ее обидел? В глазах же старого легиста я прочла горькое сожаление. Видно, он не смог от чего-то уберечь девочку. А, что с него взять, старик немного может. А вот молодой мужчина должен был костьми лечь, чтобы защитить даму... Камари же на своих бывших сопровождающих смотреть отказывалась, уткнув взгляд в пол.

  К этому времени король уже со всеми потолковал и готовился закончить встречу, так что дольше томить бедную девочку было незачем. Я тихим голосом велела ей остаться, когда все уйдут. Планировала отвести в выделенный нам с королем кабинет, но только за последним посетителем закрылась дверь, Камари упала передо мной на колени и зарыдала. Король подошел, желая узнать, чем вызван слезоразлив, но я его услала. В присутствии мужчины Камари ничего не скажет.

  С трудом удалось ее успокоить, после чего она, запинаясь на каждом слове, поведала мне, что произошло. Оказывается, маркиз оказался полным болваном и растяпой, а к тому же еще и трусом. На первой же остановке он услышал, что их догоняет разъезд герцогских солдат, и сбежал, бросив ее и мэтра. Они пытались уйти от погони и в какой-то момент разделились. Куда поскакал конь мэтра она не заметила, ее саму настигли и отвезли к герцогу. Узнав, что она — фрейлина королевы, он забрал ее в свой шатер и изнасиловал.

  Бедной девочке пришлось проделать с ним большую часть пути: сначала до святилища, затем в Лерин. Она сумела убежать как раз тогда, когда герцог в лесу встретил графа и расшаркивался с ним. Утащила кошель с монетами, нож, плащ, ковригу хлеба и кусок окорока. На этом скудном имуществе продержалась пять дней: пила воду из ручья и ночевала в лесу, все время двигаясь в одну сторону, которую выбрала произвольно. Больше всего она боялась снова встретить герцога. В конце концов вышла к деревне и сумела уговорить тамошнего старосту ей помочь. Тут роль сыграли как деньги, так и то, что она, несмотря ни на что, выглядела и говорила как знатная девица в беде. Рассчитывая на благодарность ее знатных родителей, староста ей помог. Дал возможность привести себя в порядок, отвел в Лерин, куда по слухам должен был прибыть сам король, нанял ей комнату в трактире и содержал по сегодняшний день.

  Во время ее рассказа я каждую минуту думала о том, что попадись мне «папочка», порву гада голыми руками. Подонок погубил девочку! Теперь ей не выйти замуж никогда. Даже если бы не было изнасилования, уже то, что она скиталась без сопровождающих, покрывало девушку несмываемым позором. Фрейлиной ей больше не быть. Тут, как бы я ни стояла за нее, меня никто не поддержит.

  Я оставила свои размышления и снова прислушалась к тому, о чем она лепечет. Кама просила не возвращать ее родственникам. Лучше отдать в храм, чтобы она стала жрицей. Даже убить и то будет милосерднее.

  Кошмар какой! Почему?

  Я никогда не интересовалась семьями моих фрейлин и убедилась — зря! Оказывается, Камари эс Диол была младшей дочерью графа. У нее были два старших брата, которые теперь, после смерти родителей, являются ее законными опекунами. Диол — маленькое графство в горах, жители там невыносимо гордые и заносчивые. Потерявшую девственность в лучшем случае запрут в комнате и будут шпынять до тех пор, пока она руки на себя не наложит. Никому нет дела насколько она в этом виновата. В худшем же... Страшно говорить о таком.

  Я взяла девочку за руку, отвела в отведенные нам покои и сдала с рук на руки Марте. Пусть пока скрывает бедняжку у себя, это самый безопасный вариант. Затем я разыскала мужа в кабинете и все ему рассказала. Пусть думает чем тут можно помочь. Поначалу он только злобно фыркал, представляя себе, как сдирает с Истара кожу, но затем задумался о дальнейшей судьбе девчонки и нашел вполне приемлемый выход.

   - Ты знаешь, что в нее безответно влюблен наш мэтр Роген?

   - Нет, откуда? Она ему нравилась, это было заметно, но любовь...

  Хотя о чем я говорю? Много ли я в этом понимаю? Всю жизнь от чувств сама бегала и в чужие не особо верила. То, что сейчас со мной происходит — нечто запредельное, на грани фантастики. Но понимания чувств других оно мне не добавляет. Может Тарг и прав.

   - Лиена, давай его позовем и спросим. Если он готов на ней жениться, то я его графом сделаю. По совокупности всего, что он для нас сделал, достоин. Благо у нас сейчас доменов свободных как грязи.

  Я пожала плечами и согласилась. Попытка не пытка, а спрос не беда. Поговорить с нашим лекарем стоит, он человек хороший и Камари ему нравилась, это точно. У них всех тут предрассудки насчет девичьей чести, но вдруг у этого конкретного мужчины их меньше, чем у других? В свое время мне так показалось...

  Конечно, по большому счету это не выход. Я убеждена в том, что у девушки должен быть выбор, а его-то как раз и нет. Вернее есть, но такой, что это и не выбор вовсе. Или замуж за Рогена, или в омут головой.

  Тарг уговорил меня подождать пока он лично переговорит с мэтром. Этакий мужской разговор. Естественно, я не стала возражать: пусть все обсудят без свидетелей.

  Лекарь пришел и они с Таргом заперлись в кабинете, а я устроилась в спальне. Сейчас меня уже не заботили беды моей фрейлины. Как будет, так будет. Я сделала что могла.

  А вот о том, что произойдет через день, стоило поразмыслить. Я так храбро согласилась на этот суд... А вдруг герцог обвинит нас в подлоге? Все-таки я — не Алиенор, теперь это многим известно. Если он сделает это публично? Ой, что-то мне нехорошо.

  От этих мыслей даже ноги стали ватные. Хорошо, что я прилегла, стояла бы — так бы и грохнулась. Ой, нет, не хочу об этом думать. Лучше про Камари. Я прислушалась.

  За стеной звучал ровный рокот голосов. Баритон короля сменялся тенорком лекаря, затем все повторялось. Не ругаются — и то хлеб. Хотя куда Рогену с королем свариться?

  Не успела я об этом подумать, как дверь открылась.

   - Лиена, позови свою фрейлину, - раздался спокойный голос Тарга.

  Я кликнула Марту и велела привести Камари прямо в кабинет. Она прошла через спальню, все так же пряча глаза, дверь за ней закрылась. Таргелен что-то произнес, затем вихрем ворвался в спальню и запер за собой дверь на два оборота ключа.

   - Ну вот, если сейчас найдут общий язык, завтра пусть идут и женятся. Фу, гора с плеч. Зови свою Марту, пусть готовит тебя к ужину. На него соберутся наши высокие гости. Граф обещал, что его кухня не посрамит наше королевство.

  Я уже собралась отдать распоряжение о том, какое платье надлежит привести в порядок, как вдруг к нам постучали.

  Вообще-то ломиться в королевскую спальню — верх наглости, но ситуация сейчас такая, что приходится на многое закрывать глаза. Король выглянул в коридор. Там стоял наш Ромочка с безумными глазами.

   - Ваше Величество, маг Дамон Ашерсан умоляет вас выполнить ваши обязательства.

  Сказал и вытаращил глаза как по башке стукнутый. Сам не понял, что произнес и как выговорил. Но маг прав: чем скорее мы освободим его от клятвы Истару, тем лучше.

   - Ты как, готова? - спросил меня король неуверенным голосом.

  Сам он явно не был готов, но кто может быть готов к такому риску? Особенно если на карту поставлена не твоя никчемная жизнь, а жизнь самого дорогого существа?

  Я бы тоже переживала, если бы пришлось рисковать Таргом. Но в клетку ко льву придется идти мне. Одна надежда на то, что герцогу в антимагической камере плохо, а я ее даже не замечаю. Для меня она — обычное помещение.

  Не стала ему отвечать, просто взяла за руку и пошла на выход. Дамон ждал нас на пересечении двух коридоров.

   - Ну что, будем исполнять условия клятвы? - как-то по-раздолбайски произнес он, - После этого я ваш слуга на пятьдесят лет.

  Вместо ответа король спросил:

   - Вы хорошо продумали технологию передачи Лиены ее отцу? Как звучала клятва?

   - Передать в собственные руки. Все. Без дополнительных условий, я же уже говорил.

   - Можно это сделать, не выводя Истара из камеры?

   - Не уверен, но можно попробовать.

   - То есть?

   - Пусть ее Величество зайдет и прикоснется к своему батюшке, - с непередаваемым ехидством произнес маг, - я произнесу формулу освобождения, и, если клятва снята, мы это увидим.

   - А если нет?

   - Ее Величество не затруднит вывести герцога из камеры? Если она потянет его за руку, он должен пойти за ней, как барашек на веревочке. Он еще несколько минут будет не вполне адекватен, этого нам должно хватить.

  Король на пару минут замолчал, задумавшись, затем тряхнул головой, как норовистый конь.

   - Хорошо, идем. С нами будут еще маги и солдаты. На всякий случай.

  По дороге он стучался во все двери. Вероятно, всех наших поселили как раз в этом коридоре. Потому что и Ангер, и Миронис, и еще парочка армейских магов, а также полковник выскочили на стук короля. Он велел полковнику привести шесть караульных и спуститься с ними к замковой тюрьме, а всем остальным скомандовал следовать за ним.

  Тарг был так убедителен, что никто даже не попытался спросить что происходит. Все кротко поскакали за ним, как зайчики.

  По дороге попался граф Лирен, и его с собой прихватили. Он должен был открыть для нас тюрьму и быть свидетелем того, что там произойдет.

  До антимагической камеры пришлось спускаться глубоко в подвал, на целый этаж ниже, чем была расположена простая тюрьма. Крутая винтовая лестница завершилась круглой площадкой, на которой мы все столпились. Камера отделялась от нее простой металлической решеткой, правда прутья у нее были толщиной в мою руку.

  С первого взгляда герцога мы не увидели, да и немудрено. Граф, опасаясь, как бы арест не оказался ошибкой, устроил в камере роскошный интерьер. Поставил кровать под балдахином, кресло, стол и комод. Бессмысленная трата ресурсов. Маг в такой камере находится в невменяемом состоянии и оценить заботу не может. Хотя валяться на кровати ему это не мешает, как и лопать от пуза. Обед, остатки которого красовались на столе, каждому пришелся бы по вкусу.

  Я осторожно окликнула:

   - Эй, папаша, в смысле батюшка... Герцог Истар, вылезай...

  Копошение за занавесками балдахина сигнализировало, что герцог там, но показываться не хочет. Дамон нагнулся и шепнул:

   - Ваше Величество, сейчас граф откроет решетку. Заходите в камеру. Начнем наш эксперимент.

  Тарг остановил всех движением руки, после чего скомандовал солдатам встать определенным образом и взять герцога на прицел как только он высунет нос из-под балдахина. Мне же сказал:

   - Лиена, дорогая, осторожнее. Иди по стенке и встань так, чтобы не загораживать арбалетчикам цель.

  Я отлично сообразила, что и как надо делать, поэтому успокаивающе сжала его руку:

   - Не волнуйся, я все поняла. Сделаю как ты сказал.

  Граф смотрел на устроенное нами шоу с легким ужасом. Ему явно казалось, что все сошли с ума. Но оспорить приказ короля он не решился. По первому слову отпер дверь и, поклонившись, пригласил меня внутрь.

   - Пожалуйста, Ваше Величество.

  Я вошла и осторожно стала пробираться вдоль стены. Чтобы подойти к нужному месту пришлось обойти по периметру больше половины камеры. Герцог не подавал признаков жизни. Я испугалась, что он под воздействием лишения магии заболел и не в состоянии шевелиться.

  Сделал еще несколько шажков по стеночке и с трепетом дотронулась до занавеси, скрывающей ложе. Хотела ее отодвинуть и посмотреть, не помер ли папашка, честно!

  В то же мгновение мены схватили за руку и дернули что есть силы. Я влетела под балдахин рыбкой и плюхнулась сверху на папашу-герцога. Хоть он и ловко провел этот трюк, но все же сидение в антимагической камере не лучшим образом повлияло на его мозги и вестибулярный аппарат. Вряд ли он планировал оказаться придавленным всем моим весом. Но сейчас я со стопроцентной точностью была в его руках.

  Дамон же воспользовался случаем и громко прокричал свою магическую формулу. Я боялась что не подействует. Напрасно. Громыхнул гром. Яркий свет, пробивавший даже бархат занавесей, затопил помещение. Клятва приказала долго жить.

  Вот только мне это не помогло ни капельки. Истар, хоть и умученный свойствами своей камеры, держал крепко. Он даже что-то соображал. При попытке встать притиснул меня изо всех сил и зашептал совершенно безумным голосом:

   - Лиена, Лиена, ты теперь моя. Сволочь-маг не соврал, доставил-таки прямо в руки.

  Я дергалась и даже попыталась кусаться, но эта сволочь была гораздо сильнее. Если бы мы стояли, я провела бы прием, ну, или сковородку в ход пустила, а лежа бороться меня не учили. Оставалось кусаться, царапаться и ждать, когда мне придут на помощь.

  Похоже, на этот раз такая стратегия оказалась единственно верной. Рука Истара вдруг разжалась, а глаза закатились. Тарг воспользовался подсвечником. Обошелся без арбалетов, молодец. Но на мой взгляд сковородка удобнее. Я ему так и сказала пока он вытаскивал меня из этой жуткой камеры.

  Я хотела идти сама, он король подхватил меня на руки и вынес наружу. Маги, солдаты и граф встретили нас рукоплесканиями. Ишь, театр себе наши! Никакого уважения к короне!

  Пока Тарг развлекался торжественным выносом тела, я через плечо пыталась разглядеть герцога в тени занавесей. Мне померещилось, или камера действительно содрала с него весь лоск? Как бы в ответ на мой вопрос бархатные портьеры раздвинулись. Что сказать? В этом своем облике герцог был ужасен. Роскошные белокурые волосы свалялись войлоком, щетина на небритой физиономии росла седая, глаза заплыли, а щеки наоборот, ввалились. Он идеальной красоты не осталось следа. Передо мной был гадкий грязный старик.

  Если таким он выйдет к своим судьям, то что будет? Вызовет он жалость или отвращение? Добавит это веры его словам или уменьшит?

  Не знаю, о чем думал король, но на лестнице ему пришлось спустить меня на пол. Слишком узко, тут и в одиночку-то пройти непросто, а уж со мной на руках... Мы поднялись и направились в наши покои. Пока шли по коридору среди подобострастной челяди и равнодушных охранниках, улыбались. Но стоило двери за нами закрыться, как Тарг с перекошенным от волнения лицом набросился на меня и начал ощупывать.

   - Лиена, с тобой все в порядке? Что тебе сделала эта скотина?

   - Успокойся, все нормально. Он просто попытался меня потискать, - пошутила я, но поняла, что делать этого не стоило.

  Король пришел в ярость и готов был бежать обратно, чтобы оторвать гаду голову. Не скажу, что его эмоциональность меня не трогала, или я была против отрывания головы проклятого герцога, но тут пришлось вспомнить о государстве и повиснуть у него на шее.

   - Тарг, что тебе дался этот старый облезлый дурак? Лучше поцелуй меня.

  Он выполнил мое желание, увлекся и мы рухнули на кровать.

  Почему, стоит только устроиться, чтобы пообщаться поближе с собственным мужем, как тут же находятся очень важные дела?

  Марта постучала, чтобы напомнить: скоро торжественный прием, мне пора одеваться и причесываться. Блин! Так хочется послать всех на разные буквы, но положение обязывает.

  Пришлось пообещать Таргу продолжение после приема, встать и идти наряжаться.

  На приеме присутствовали важные гости: наши знакомые с островов, послы четырех держав с континента, король еще какой-то страны (на карте ее в лупу не разглядишь) и наследный принц страны побольше. Но главное, там были два моих так называемых брата, Меран и Карилан. Внешне оба до отвращения напоминали папашу. Высокие, статные блондины с голубыми глазами и красивыми породистыми лицами. Старший Меран повторял еще и отцовское выражение лица: смотрел на окружающих как на грязь под ногами. У Карилана физиономия была не такая идеальная, но зато живая. Он мне понравился гораздо больше.

  Я не вызвала у братьев никакого сомнения. Они со мной расцеловались и каждый счел своим долгом сообщить мне, что я похорошела и повзрослела. То есть, они меня признали. С королем оба вели себя сдержанно, но уважительно. Ни одного намека на сидящего в темнице папашу я не услышала за весь вечер. Похоже, его уже списали.

  Только выходя с торжественного ужина Меран поинтересовался:

   - Когда состоится то, ради чего мы сюда прибыли? Не хотелось бы затягивать визит.

  Тарг успокоил братьев, сообщив, что заседание состоится послезавтра. Начнется через три часа после восхода и продолжится столько, сколько потребуется. Последние слова никого не обрадовали, но ответить по-другому король не мог.

  Наши маги на ужине присутствовали, а мэтр Роген нет, зато он дожидался нас у дверей спальни.

   - Ваше Величество, - обратился он ко мне, - Прошу в вас руки вашей фрейлины Камари эс Диол.

   - Она согласна? - спросила я.

  Он стеснительно наклонил голову и посмотрел в пол, как давеча это делала его невеста.

   - Мне сказала что да. Я понимаю, что я для нее как спасательный круг, но сделаю все, чтобы она не пожалела о своем решении. Так как, Ваше Величество?

  Я улыбнулась и кивнула, соглашаясь, а король добавил словами:

   - Завтра же на рассвете в храм. Тихо, без шума поженитесь, мы с Лиеной будем свидетелями, магов позовем... Потом что бы ее братья ни говорили, разженить вас будет невозможно при всем желании.


  Глава 41. Король с королевой занимают собственную столицу | Профессия: королева (СИ) | Глава 43, последняя. Королю и королеве наконец улыбнулась удача







Loading...