home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 10

Анна вскрикнула и в ужасе уставилась на графа. Он почти сразу очнулся, но выглядел так, словно испытал сильнейшую боль.

— Цезарь!.. — Она обхватила его лицо ладонями. — Цезарь, что с тобой? — Неужели на него напали? Может, какой-нибудь маг, которого она не заметила или не смогла почувствовать?

Анна перебралась к графу на колени, и ее силы вихрем закружились по комнате. Но она даже не заметила, что тяжелые статуи зашатались под действием этой силы, а картины свалились на пол. Все ее внимание было сосредоточено на Цезаре, лицо которого было искажено мучительной болью. Казалось, что прошла целая вечность, прежде чем он наконец-то пробормотал:

— Анна, ты здесь?

— Да, конечно. Тебе больно? Позвать Вайпера?

Он поднял руку и ощупал затылок. Затем его глаза прояснились, и он начал освобождаться от странной силы, удерживавшей его в рабстве.

— Ничего… кроме трещины в черепе и бешеной злости, — пробормотал Цезарь. — Но все это — вполне в духе оракулов.

Анна вздрогнула в предчувствии чего-то ужасного.

— Оракулы?.. — спросила она.

— Si. — Граф поморщился и отвел с лица мокрые пряди волос. — Им следовало бы перейти на сотовые телефоны. Правда, я не смог бы им пользоваться, даже если бы они на это решились.

Хотя вода в ванне была горячая, Анна почувствовала, как по телу ее пробежал холодок. Она соскользнула с колен Цезаря и, поеживаясь, обхватила плечи руками.

— Что они сказали?

На лице графа словно появилась маска.

— Я должен тебя ненадолго покинуть.

— Покинуть?

— Надеюсь, что буду отсутствовать недолго, но…

Анна резко поднялась на ноги.

— Нет, Цезарь, только не это, — прошептала она.

Он тоже поднялся и теперь стоял перед ней словно божество, вышедшее из вод.

— Анна, я должен уйти. Когда призывают оракулы, никто из демонов не может ослушаться их приказа.

Если только он не торопится улечься в могилу.

— Оракулы?! — в ярости воскликнула Анна. — Господи, придумал бы новую отговорку, чтобы оправдать свое бегство. Какая же я идиотка! Я же всегда знала, что ты настоящий мастер игры под названием «секс на скорую руку». И все же я позволила тебе…

— Черт побери, Анна! Это не уловка! И если бы была хоть какая-то возможность послать оракулов к черту и остаться с тобой, то я бы так и сделал. Клянусь жизнью: как только освобожусь, сразу вернусь к тебе.

— Как в прошлый раз, через двести лет?

Цезарь дернулся, словно от удара. Потом вдруг опустил руку и снял с пальца массивный золотой перстень-печатку.

— Вот. — Он вложил перстень в ее руку и, как крышку шкатулки, закрыл ладонь девушки. — Это кольцо было на моем пальце с того момента, как я стал вампиром. Оно стало как бы частью меня самого.

— И что же?

— В тебе течет кровь древних, и ты владеешь магией стихий. С помощью этого кольца ты сможешь найти меня, где бы я ни находился. Более того, перстень позволит тебе связаться со мной даже в других измерениях.

Анна хмурилась, глядя на тяжелое золотое кольцо, исчерченное странными письменами. Наконец спросила:

— А я сумею?

— Да, конечно. У меня нет способностей к магии, но я знаю, что у тебя есть этот дар. — Он приподнял ее подбородок и пристально посмотрел ей в глаза. — Анна, я вернусь. Клянусь, что вернусь.

Она молча вышла из ванны и протянула руку к лежавшему на полке махровому халату. Одним движением Анна накинула его на себя и, обернувшись к Цезарю, смерила его хмурым подозрительным взглядом.

В глубине души она понимала, что он говорил правду — просто физически ощущала искренность, идущую из его сердца. Но ведь в течение двух веков она взращивала в себе недоверие к этому мужчине, поэтому ее по-прежнему терзали сомнения.

— Цезарь, но чего оракулы хотят от тебя? И почему именно сейчас?

— Кто знает?.. — Он тяжко вздохнул. — Как правило, они не считают необходимым объяснять свои действия.

— Они очень сильны?

Странная и загадочная улыбка заиграла на губах графа.

— Они самые могущественные из демонов, — ответил он.

Могущественные? И тут ее осенило. Она воскликнула:

— Тогда пусть помогут мне.

Цезарь вышел из ванны и потянулся к полотенцу.

— Я попрошу их о помощи, но не питай особых надежд. Оракулы вмешиваются только в том случае, когда считают это своим долгом.

Ее надежда умерла, едва зародившись.

— Очень удобно, — пробормотала она.

Граф пожал плечами и вышел из ванной. Анна последовала за ним. Вернувшись в комнату, они начали одеваться. И оба молчали.

— Ты, кажется, говорил, что оракулы пришли за тобой в ту первую ночь, — пробормотала наконец Анна.

Цезарь перехватил волосы на затылке кожаным ремешком и коротко кивнул.

— Si.

— А может… ты один из них?

Он криво усмехнулся.

— Я не обладаю силой, которая позволила бы мне стать оракулом. Поэтому я всего лишь слуга.

Она фыркнула.

— Ты?.. Слуга?.. Какая нелепость…

— Я не говорил, что я преданный слуга. — Он коснулся отметин на ее шее, и по телу Анны пробежала дрожь удовольствия. — Что ж, мне пора. Я должен идти. Если им придется еще раз вызывать меня, я потом буду мучиться несколько дней.

Мгновение Анна все еще цеплялась за свои подозрения. Наверное, потому, что это была последняя линия ее обороны, за которой следовало полное, хотя и сладостное поражение. Глубоко вздохнув, она кивнула:

— Да, иди.

— Я скажу, чтобы тебе принесли ужин. — Он запечатлел на ее губах нежный поцелуй, потом поднял голову и посмотрел на нее с беспокойством. — Не выходи из этих комнат. Если что-нибудь понадобится, скажи стражу у двери. Просто крикни, и все.

Еще раз поцеловав ее, Цезарь повернулся и пошел к двери. Он уже перешагнул через порог, когда она тихонько окликнула его:

— Цезарь…

Он остановился.

— Что?

— Будь осторожен.


Моргана разглядывала симпатичного мертвого демона, лежавшего у ее ног. Адар вернулся, как ему и было приказано, и получил заслуженное вознаграждение.

Именно такое, которого, по ее мнению, он был достоин.

Любой низкопородный демон, который посчитал бы для себя возможным попробовать крови королевы, заслуживал смерти.

По крайней мере она позаботилась о том, чтобы его смерть была быстрой, пусть даже и очень болезненной.

— Вампиры?.. — Она пнула ногой безжизненное тело. — Какая глупость…

Модрон, до этого стоявшая в дверях, шаркающей походкой прошла в комнату, и смрадный запах заполонил всю спальню.

— Но Адар был совершенно уверен, что логово, где прятали Сибил, принадлежит вампиру. Могущественному вампиру, с которым находятся несколько его собратьев. — Белые незрячие глаза старухи зловеще светились в полумраке комнаты. — А мы с тобой знаем, что Адары никогда не ошибаются.

Моргана опустила руку и с легкостью, поразительной для столь изящной фигуры, подняла тело Адара и вышвырнула его в окно.

— Будь проклята его презренная душонка! — прошипела она, глядя на пробитое трупом оконное стекло. Она твердо верила, что необходимо убивать посланцев, приносящих плохие вести. — Но если это вампиры, то с какой стати им лезть в это дело? Им безразличны все, кроме их собратьев.

— Откуда мне знать?

Моргана развернулась и ударила старуху по уродливому лицу. Дурное настроение до сих пор не оставило ее.

— Будь ты проклята! Ты ведь предсказательница, не так ли?

Модрон повернулась и, сплюнув кровь на пол, злобно усмехнулась.

— Мои видения — это не картинки кабельного телевидения, которые можно включать и выключать с помощью пульта дистанционного управления. Они появляются, когда им вздумается. К тому же они не так достоверны, когда дело касается вампиров.

Моргана разразилась проклятиями. Она никогда не любила вампиров. О, они были замечательными любовниками, и никто не мог бы отрицать, что они самые красивые из демонов, когда-либо появлявшихся на этой земле. Но, на ее вкус, они были упрямы, непредсказуемы и слишком высокомерны. Более того, они отказывались подчиняться ее воле, хотя им и подобало подчиняться ей, королеве.

— Прекрасно! В таком случае я сама о себе позабочусь.

— Ты собираешься бросить вызов вампирам?

— Конечно, нет, безмозглая дура, — проскрежетала Моргана, откидывая длинные рукава шелкового платья. — Даже моего могущества не хватит, чтобы одержать верх над целой шайкой живых мертвецов.

— Тогда что же ты собираешься делать?

— Ну… если я не могу последовать за своей добычей… Похоже, мне придется сделать так, чтобы добычу доставили ко мне. Подай мне мой кинжал.

Модрон подняла вверх скрюченный палец.

— Нет. Ты слишком слаба…

Моргана вновь ударила ее по лицу. На этот раз удар был такой сильный, что старуха отлетела и врезалась в стену.

— Презренная карга… — в ярости пробормотала Моргана и подошла к комоду, где хранила свои самые ценные сокровища.

Королева выбрала кинжал, некогда принадлежавший могущественному магу, взяла небольшую деревянную миску, затем вернулась к постели и уселась на ней скрестив ноги. Закрыв глаза и не обращая внимания на тихие стенания Модрон, она начала глубоко дышать, стараясь собраться с силами.

Еще будучи в Авалоне, Моргана смогла коснуться сознания своей жертвы. Женщина была погружена в глубокий сон, и королеве удалось лишь легонько к ней прикоснуться, но и этого прикосновения оказалось достаточно, чтобы определить: в жилах незнакомки течет сильная кровь древних.

Слишком сильная.

Поэтому Моргана не могла откладывать уничтожение этой мощной силы, которая в самом скором времени могла бы угрожать ее могуществу.

Королева взмахнула кинжалом и одним выверенным движением неглубоко рассекла кожу на внутренней стороне запястья. Затем вытянула руку так, чтобы кровь капала в деревянную миску.

Воздух в комнате пришел в движение и почти сразу сгустился, насыщаясь магической силой, что текла в жилах королевы. А она, запрокинув голову, начала тихо, нараспев, произносить заклинание:

— Кровь взывает к крови. Сердца бьются в унисон. Тени древних возникают и находят то, что скрыто.

До боли в глазах Моргана вглядывалась в кровь, собиравшуюся на дне миски, источавшую запах граната и темной магии.

Вскоре она почувствовала, как Модрон, прихрамывая, подошла и стала у кровати.

— Ваше величество…

Моргана, раскачивавшаяся из стороны в сторону, внезапно замерла — наконец-то она пробилась сквозь темноту и обнаружила вдалеке отзвук собственной крови.

— Да, я чувствую силу, — пробормотала она. — Силу, еще не окончательно сформировавшуюся, но уже готовую вырваться наружу.

— Ты видишь ее лицо?

— Нет. — Королева попыталась обойти защитный барьер, который препятствовал полному проникновению в сознание врага. — Лицо женщины остается скрытым.

— Она защищена?

— Ее защищает собственная сила, но я могу заглянуть за барьер. Когда она спала, мне удалось установить контакт.

Моргана задрожала, сосредотачиваясь на слабой, едва уловимой связи и направляя все свои магические силы на добычу. Но это оказалось гораздо сложнее, чем она предполагала.

— Иди ко мне, моя хорошая. Следуй за звуком моего голоса и узнай свою судьбу.

— Ты теряешь слишком много крови, — проворчала Модрон.

Моргана проигнорировала это предупреждение. Проигнорировала и слабость, постепенно охватывавшую все ее тело.

— Иди ко мне, — шептала она, — иди же.


Цезарь вернулся в логово Вайпера в самом мрачном расположении духа.

Впрочем, после встречи с оракулами иначе и быть не могло.

После утомительного путешествия в пещеры ему пришлось выдержать суровый допрос с пристрастием, касающийся всего, что ему удалось узнать об Анне, а также о смерти Сибил и планах Морганы.

«Но неплохо уже то, что оракулы не лишили меня жизни», — успокаивал себя Цезарь, приближаясь к лифту, и оракулы даже ни слова не сказали по поводу запаха Анны, который, безусловно, исходил от него.

Однако помогать ему обеспечивать ее безопасность они отказались, лишь ограничились суровым предупреждением — мол, ответственность за жизнь девушки несет лично он, граф Цезарь.

Ослы! Да ведь если Анна погибнет, он сам воткнет осиновый кол себе в сердце!

Долгое путешествие ужасно вымотало Цезаря, и он, прежде чем войти в комнату Анны, попытался сбросить напряжение последних часов и придать лицу спокойное выражение. Граф не хотел, чтобы Анна встревожилась, увидев его.

Тут двери лифта плавно открылись, и Цезарь увидел прямо перед собой Вайпера. Сердце его тревожно подпрыгнуло, и он схватил приятеля за плечи.

— Что случилось?! Что с Анной?!

Вайпер усмехнулся и, убрав руки Цезаря со своего бархатного камзола, ответил:

— Все в порядке. В последний раз, когда я ее видел, твоя Анна сладко спала. Ты встретился с оракулами?

Цезарь со вздохом кивнул:

— Да.

Улыбка исчезла с лица Вайпера, и гримаса отвращения на миг исказила его тонкие черты. Как и Стикс, красавец вампир испытывал глубокую неприязнь к оракулам.

— Полагаю, бессмысленно спрашивать тебя о том, что они там замышляют.

Цезарь пожал плечами.

— Полагаю, они прибыли сюда, чтобы призвать к порядку короля оборотней — об этом просил Стикс.

— Но на это им бы понадобилось всего нескольких часов, — заметил Вайпер.

— Комиссия работает в своем темпе.

— И им не стоит задавать вопросы?

Цезарь снова вздохнул.

— Не стоит, если дорожишь своей шкурой.

Короткий мелодичный звонок сообщил об очередном прибытии лифта. И тут же открылись двери кабины, и из нее с пьяным хохотом выбралась дюжина фей. Вайпер поморщился и, подхватив Цезаря под руку, потащил его в тень коридора.

— Ты хотя бы попросил их обеспечить безопасность Анны? — спросил он тихим шепотом, чтобы услышать его мог только граф.

В глазах Цезаря сверкнула ярость. Хотя он не был таким древним, как Стикс или Вайпер, его силы все время умножались, и уже сейчас он был намного сильнее обычных вампиров.

— Оракулы отказались вмешиваться. Сказали, пусть произойдет то, что должно произойти. Пусть это случится без их вмешательства.

— То есть они не желают марать руки?

— Что-то в этом роде.

Вайпер со вздохом прислонился к стене. В полумраке коридора его волосы, заплетенные в замысловатые косички, отливали тусклым серебром.

— Понимаешь, у меня возникло подозрение, что прибытие Анны в Чикаго и одновременное появление здесь Комиссии — это больше чем простое совпадение, — проворчал граф. Он увидел в глазах друга предостережение, поэтому тут же добавил: — Но на самом деле Комиссия дала мне именно то, чего я желал. И теперь мне необходимо придумать, как обезопасить Анну.

Вайпер кивнул и тут же сообщил:

— Звонил Стикс.

— И что?..

— Адар ускользнул. Стиксу не удалось убить его.

— А Леве смог взять след?

— Нет, к сожалению.

— Должно быть, Моргана приказала Адару вернуться сразу после того, как он определил местонахождение Сибил, — предположил Цезарь. Он представил, как его пальцы смыкаются на горле королевы фей и как он медленно выдавливает из колдуньи жизнь.

— Я тоже об этом подумал, — пробормотал Вайпер. — Похоже, ей известно, что Сибил оказалась в руках вампиров.

— Значит, Моргана сообразит, что та, за кем она охотится, тоже находится у нас, — заметил Цезарь. — Мне поручили защищать Анну, но не сказали, как это сделать. Моргана окутала себя такой завесой тайны, что у меня нет ни малейшего представления о том, какими силами она обладает и в чем ее слабость, если таковая имеется.

Когда друзья уже поднялись наверх, Вайпер неожиданно заявил:

— Кажется, я знаю того, кто мог бы тебе помочь.

— Кто же это?

Вайпер немного помолчал.

— Знаешь, сначала позволь мне связаться с ним. Он редко встречается с кем-либо.

— Он вампир?

— Да. — Выражение лица Вайпера оставалось непроницаемым — словно он пытался что-то скрыть. — Этот вампир целиком посвятил себя изучению и собиранию легенд и преданий обо всех демонах, когда-либо ступавших по этой земле.

Цезарь, нахмурившись, пробурчал:

— Черт побери, Вайпер, я не могу обеспечить безопасность Анны с помощью легенд и преданий. Впрочем, если Моргану можно убить каким-нибудь сказочным заклятьем… — Он пожал плечами.

— Среди собранных им книг есть обширная коллекция забытых историй, — продолжал Вайпер. — Многие из них почти неизвестны, так что даже Стикс их не знает. Возможно, у моего знакомого есть такие забытые сведения и о Моргане, которые помогут тебе одолеть ее.

«Скорее всего это «возможно» окажется с приставкой «не»», — подумал Цезарь, но оставил эти мысли при себе — ведь друг пытался ему помочь.

— Думаю, что попробовать стоит, — произнес он. — Все равно других идей у меня нет.

Вайпер посмотрел на него с сочувствием.

— Не будь так суров к себе, мой друг. Ты, Цезарь, делаешь все…

Голос вампира внезапно потонул в жутком грохоте — от мощного взрыва двери в конце коридора разлетелись.

— О боги! Что это было?! — воскликнул Вайпер, озираясь.

— Анна… — пробормотал Цезарь; его взгляд был прикован к проходу в частные апартаменты Вайпера.

— Что «Анна»?.. — Вайпер с удивлением посмотрел на графа. — Ты говорил мне, что она владеет энергией стихий, но ни слова не сказал о том, что она может разнести мой клуб, словно картонную коробку.

Отвратительный холодок пробежал по спине Цезаря, когда он увидел, что Анна идет им навстречу. На ней не было ничего, кроме короткого махрового халата, а ее волосы развевались, так что казалось, вокруг нее образовался вихрь.

— Она еще не вполне владеет своими силами, и порой, когда Анну охватывают сильные эмоции, они проявляются сами по себе, — пробормотал граф, вглядываясь в лицо Анны.

Глаза девушки были тусклые и пустые, почти безжизненные, и казалось, что она не осознавала, где находится. Более того, похоже, она не узнавала ни его, Цезаря, ни Вайпера.

— То есть она — как бомба с часовым механизмом, который невозможно остановить?

Цезарь поморщился, понимая, что его друг в общем-то недалек от истины.

— Я не думаю, что она может намеренно причинить кому-нибудь вред.

— А ненамеренно? — спросил Вайпер, насторожившись. Анна уже подходила к ним.

Граф пожал плечами:

— Я не понимаю, что происходит, amigo, но прошу тебя не вмешиваться. Позволь мне самому во всем разобраться.

— Но, Цезарь, ее сила…

— Это не просьба! — Граф пристально взглянул на приятеля.

Вайпер нахмурился и молча кивнул. И тут же исчез в полумраке — без сомнения, торопился вызвать своих стражей. Граф прекрасно понимал: друг ни за что не допустит, чтобы Анна причинила вред кому-то из вампиров.

В том числе и ему, Цезарю.

А это означало, что у него всего лишь несколько мгновений до того, как ситуация полностью выйдет из-под контроля.


Глава 9 | Страсть и тьма | Глава 11







Loading...