home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

Почти два часа спустя Цезарь наконец растянулся поперек кровати и крепко прижал Анну к себе. Никогда еще за свою долгую жизнь он не ощущал такого тепла и такого полного удовлетворения.

Это ощущение можно было бы объяснить тем, что он только что насладился насыщенной и мощной кровью, что текла в жилах Анны, но Цезарь знал, что дело не только в этом.

Удовлетворение, которое переполняло его, не было вызвано притоком силы или диким по интенсивности сексуальным актом. Удовлетворение шло из самых глубин, а значит, подобная удовлетворенность могла ощущаться целую вечность. И этого было достаточно, чтобы пробудить у него чувство тревоги. Но близость Анны — она лежала с ним рядом — не позволяла ему отвлекаться, подавляла тревожные мысли. Цезарь знал: пока девушка в его объятиях, она в безопасности. А на все остальное можно было не обращать внимания.

Улыбка самодовольства заиграла на его губах, когда Анна провела пальцами по его груди, рисуя замысловатые узоры, отчего по его телу пробежала дрожь удовольствия.

Скоро принесут заказанную еду, и надо будет встать, чтобы подготовиться к приближающейся ночи. А пока ему хотелось просто раствориться в умиротворяющем чувстве удовлетворения, которое охватило их обоих.

Молчание затягивалось. Наконец Анна взглянула на него вопросительно и прошептала:

— Ты сказал, что после того как был… преобразован в вампира, проснулся в одежде конкистадора и совершенно не помнил, кем ты был до этого, верно?

Цезарь заморгал, удивленный ее вопросом. Это было совсем не то, чего он ожидал.

А потом он вдруг понял, что именно этого ему и следовало ожидать.

Ведь Анна не из тех, кто с легкостью отдается мужчине. У нее не было любовников, кроме него. И естественно, что ей хотелось хоть что-то узнать о мужчине, которому она доверилась.

— Я ничего не помню, — ответил граф.

— Это довольно странно. Ты не находишь?

— Вообще-то нет. — Он запустил пальцы в пряди ее волос. — Вампир должен сначала выпить кровь человека. И прежде чем человек испустит последний вздох…

— Ты хочешь сказать, что тебе приходится убивать людей? — перебила Анна.

— Si, — без сожаления признался Цезарь. Он был таким, каким был, и тут ничего не изменишь. — Хотя я убежден: Вайпер сказал бы, что демон не может овладеть человеческим телом, пока душа его не покинет.

— И воспоминания уходят вместе с душой?

— Конечно. Они ведь являются частью той сути, которую некогда являл собой человек.

Было заметно, что Анна старалась побороть естественное для нее неприятие убийства и то отвращение, которое вызывало у нее его такое спокойное к этому отношение. Что ж, обычная реакция. Лишь немногие способны были понять ту неизбежность, которая движет вампиром.

— И тогда демон остается один на один с телом, которое нужно возродить в новом обличье? — спросила она.

— Образно говоря — да.

— А ты когда-нибудь…

— Когда-нибудь — что?

— А тебе случалось превращать кого-нибудь?

Граф едва заметно улыбнулся.

— Si. Я порождал других. Даже вампиры испытывают потребность в продлении своего рода.

Она содрогнулась, и ее прекрасные глаза потемнели.

— Значит, у тебя… есть дети?

Цезарь вздохнул, ощущая свою давнюю тревогу и боль. В отличие от многих своих собратьев он, обращая человека, никогда не оставлял его без присмотра и участия.

Он всегда относился к обращенным, как к членам своего клана и делал все, что было в его силах, чтобы они приобрели умения, необходимые для того, чтобы занять достойное место в мире демонов. К сожалению, его наставничества было недостаточно, чтобы спасти их от беспощадных вампирских войн, которые некогда прокатились по всей Европе. Или от их собственной глупости.

— Ну, сказать дети — это не совсем точно. — В его голосе прозвучало сожаление. — И потом… Никто из тех, кого я породил, не выжил. Незадолго до того как я встретил тебя, в последнего из них вонзила кол его же возлюбленная.

Анна подняла голову; на ее лице было выражение крайнего изумления.

Цезарь с трудом сдержал улыбку. Dios! В некоторых отношениях эта женщина оставалась поразительно наивной.

— Но как же так?.. — пробормотала она.

Граф пожал плечами.

— В любви вампиры бывают столь же глупы, как и люди.

Анна мгновение размышляла над его словами. Затем на ее губах заиграла улыбка.

— И очевидно, у тебя нет предубеждения против всех остальных?

Он окинул взглядом ее восхитительное обнаженное тело.

— Очевидно, нет.

Она легонько ущипнула его за руку.

— Вообще-то я имела в виду Стикса, который выбрал себе жену из оборотней. Кстати, а кто супруга Вайпера?

— О, она гораздо больше чем просто супруга, — с улыбкой ответил Цезарь. — Жена Вайпера — Шей, на самом деле шалотт, и это одна из разновидностей демонов, которые способны взять верх над вампиром. А Данте — так тот вообще связал свою жизнь с богиней.

— С богиней? — Анна хохотнула, не веря его словам. — Ты, должно быть, шутишь.

— Вовсе нет. Ведь Эбби — Чаша, и в ее теле обитает дух, которому многие поклоняются как божеству, но большинство просто боится.

— Ты тоже боготворишь ее?

— Нет. — Цезарь покачал головой. — Вампиры не боготворят Фениксов, хотя у меня хватает ума не сердить ее. А Данте очень смелый вампир. Ведь довольно трудно жить с женщиной, обладающей такой силой. — Он лукаво улыбнулся и добавил: — Конечно, многие и меня сочтут храбрецом, так как я осмелился переспать с тобой.

Анна фыркнула.

— Мне до богини далеко!

Цезарь невольно улыбнулся; он-то знал, что совсем скоро Анна станет членом Комиссии и ее будут почитать все вампиры и демоны. Более того, ее слово будет являться законом.

— Возможно, тебе не так уж далеко до богини, как ты думаешь, — пробормотал он. Затем, поцеловав ее, соскользнул с постели. — Мне бы очень хотелось продолжить этот интересный разговор, но, во-первых, скоро принесут твой обед, а во-вторых, мы должны определиться с нашими планами на сегодняшнюю ночь.

— С планами?

Анна, сидевшая на скомканных простынях, потянулась за халатом, затем накинула его на обнаженное тело. Цезарю ужасно хотелось стащить с нее халат — грешно было прикрывать такую красоту. Но он не хотел рисковать, так как знал: вот-вот принесут ужин. Так что уж пусть лучше Анна будет одета. Вайпер будет совсем не в восторге, если ему, Цезарю, придется убить одного из слуг.

— Так что же у тебя за план? — спросила Анна.

Граф скривился как от горькой пилюли — настолько явным было недоверие, прозвучавшее в ее голосе.

— Скоро узнаешь, моя маленькая колдунья. А я сейчас должен поговорить с Вайпером.

Запершись в ванной, Анна приняла душ, затем надела чистые джинсы и толстый свитер. После недавних скачек с препятствиями и погрома в подземной парковке у нее не было желания демонстрировать свои способности. Даже нагревать воздух вокруг себя.

Зачесав назад волосы, она закрепила их резинкой, почистила зубы и вернулась в спальню, где обнаружила поднос, на котором лежали яйца, французские тосты, бекон и пончики с маслом и медом. На первый взгляд казалось, что еды было достаточно, чтобы накормить целую армию. Но как только Анна начала есть, она поняла, что не остановится, пока не съест все.

Возможно, все дело было в том, что с момента прибытия в Чикаго она почти ничего не ела. Впрочем, имелось и другое объяснение: может, просто повар Вайпера был настоящим мастером своего дела.

Но какова бы ни была причина ее отменного аппетита, Анна быстро уничтожила гору еды и отодвинула опустевший поднос. После чего она налила себе кружку кофе, чтобы взбодриться.

Через несколько минут, она подошла к окну с плотными шторами и отдернула их. Солнце уже опустилось за горизонт, а опустевшая улица погрузилась в сумерки. На Чикаго опускалась ночь, и скоро ей предстояло что-то предпринять.

Но что именно?

Анна всегда считала себя неглупой и довольно изобретательной женщиной. В конце концов, ведь удалось же ей совершенно самостоятельно прожить более двух веков. А это было не так уж легко…

Но в течение этих лет она никогда не сталкивалась с такими существами, как Моргана ле Фей — даже не подозревала, что существует нечто подобное. Так как же ей защищаться, если она не имела о королеве фей ни малейшего представления? Ведь у нее не было книжонки под названием «Руководство для начинающих по борьбе с демонами».

Прислонившись лбом к прохладному оконному стеклу, Анна погрузилась в грустные мысли. Но тут ее взгляд вдруг уловил за окном какое-то движение. Она мгновенно насторожилась, напряженно вглядываясь в полутемную улицу. Ей потребовалось несколько мгновений, чтобы разглядеть высокого рыжеволосого мужчину, стоявшего в углублении дверного проема на противоположной стороне улицы. Такого мужчину заметишь где угодно.

Крупный и мускулистый, он был в ярко-зеленых штанах из спандекса и броской футболке, плотно обтягивавшей его бугрящуюся мускулатурой фигуру. А его волосы… Даже в темноте они светились огненно-красным светом, густыми прядями ниспадая ниже пояса.

Такого заметишь в любой толпе, не говоря уж о пустынной улице.

«Ну и что из того? — попыталась успокоить себя Анна. — Ведь у Вайпера ночной клуб, и, возможно, этот мужчина просто дожидается, когда окончательно стемнеет и начнут приезжать вампиры, чтобы поразвлечься с феями».

Но все же Анна не могла не обращать внимания на уколы предостережения, которые нещадно терзали все ее тело. К тому же в позе этого незнакомца чувствовалось напряженное ожидание, ощущался хищник, идущий по следу жертвы.

О Боже! А что, если он выслеживает ее?

Анна инстинктивно отпрянула от окна, прижав руку к тревожно подпрыгнувшему сердцу. И в этот момент пара сильных рук обхватила ее сзади за талию, принося чувство успокоения, которое мог дать ей один лишь Цезарь.

— Анна, в чем дело? — прошептал он ей в ухо. — Я чувствую твой страх.

Она указала пальцем на окно.

— Там, внизу, кто-то наблюдает за зданием.

Плечи графа напряглись.

— Это имп.

— Имп? — Анна в изумлении распахнула глаза. Она представляла себе импов крошечными созданиями, которые могли только бегать, прыгать и проказничать. А Цезарь назвал импом огромного гоблина, который, судя по всему, мог раздавить ее одной рукой. — А эти импы чем-то отличаются от магов? — спросила она.

— Они дальние родственники, хотя редко признают свое родство, так как между ними идет многовековая война, в ходе которой они пытаются выяснить, чья раса выше рангом.

— Значит, они не подчиняются Моргане?

Цезарь помедлил с ответом.

— Ну… если она призовет их, то им придется откликнуться.

Анна тяжко вздохнула. Затем повернулась и посмотрела графу прямо в глаза.

— Но как они могли узнать, что я здесь?

Цезарь задумался — начал быстро перебирать возможные варианты.

— Одна из фей, вероятно, сообразила, что разгром в гараже устроил вовсе не разбушевавшийся тролль, как заявил Вайпер. И наверное, она связалась с королевой.

— Тролль?..

Граф пожал плечами.

— Есть и другие создания, способные устроить подобную заварушку. Поэтому во всех подобных заведениях существует охрана, способная утихомирить проблемных посетителей.

Анна поежилась. Боже, она даже представлять не хотела, как могут выглядеть такие вышибалы.

— Напомни мне, чтобы я не буянила в здешнем баре.

— Мы должны отсюда уехать, — заявил Цезарь.

Анна с превеликой радостью уехала бы прямо сейчас — прежде чем этот здоровяк-имп решит, что устал от пассивного наблюдения. Но она вовсе не была уверена, что у Цезаря имелся хоть какой-то план отступления.

— И куда же мы направимся? — спросила она.

— Прежде всего необходимо найти место, где ты будешь в безопасности.

— А чем займешься ты?

— У Вайпера есть друг, который, возможно, располагает какими-нибудь сведениями о Моргане ле Фей.

Анна нахмурилась, почувствовав, что Цезарь не слишком удовлетворен собственным планом.

— Какими сведениями?

— Точно не знаю. — Вампир пожал плечами. — Надеюсь, у него есть документы, в которых отражена история жизни Морганы ле Фей до того, как она скрылась в Авалоне.

— Думаешь, это может нам помочь? — недоуменно спросила Анна. Она очень любила читать, но полагала, что в данных обстоятельствах гораздо больше толку было бы от мощного ружья или даже огнемета.

— Эти документы помогут нам узнать, почему Моргана скрывается именно там. И если мы выясним, чего она боится, то сумеем ее победить.

— Но как мы сможем отсюда выбраться, если за домом постоянно следят? — спросила Анна.

Граф взглянул на нее с хитроватой усмешкой.

— Ты ведь не забыла, что этот дом принадлежит вампиру?

— Нет, но… А, подземные ходы?..

— Конечно. — Цезарь еще раз взглянул в окно и внезапно нахмурился. — Dios!

— В чем дело?

— Похоже, что импы устали просто наблюдать. Наверняка Моргана пообещала им солидное вознаграждение за твою поимку.

— Или за то, что они меня убьют, не так ли?

— Нет, никогда. — Граф схватил Анну за руку и потащил из спальни. — Быстрее!

Цезарь провел Анну через гостиную и вывел в коридор. В холле они на несколько секунд остановились, и тут же граф разразился проклятиями, почувствовав, что импы уже проникли в здание и направляются к лифту.

— На лестницу, — пробормотал он. И, резко развернувшись, бросился в боковой коридор.

Не выпуская руки Цезаря, Анна бежала за ним. Ему хотелось вскинуть ее на плечо, чтобы воспользоваться своими необыкновенными скоростными возможностями и в два счета достичь тоннеля, но опыт бойца подсказывал, если на них нападут, руки у него должны быть свободны.

И именно боевой опыт сослужил ему добрую службу, когда они подбежали к дверям, ведущим на лестницу. Двери неожиданно распахнулись, и прямо на Цезаря выскочили три импа. Он успел лишь заметить их вечно молодые лица и светло-золотистые волосы, как они уже набросились на него. Но граф, заслонив Анну, принял боевую стойку и приготовился отразить нападение. Он не сомневался, что с легкостью одержит над ними верх. Импы были гораздо искуснее вампиров в том, что касалось сглаза и колдовства, но считались плохими бойцами. Так что Цезарь воспринимал их как досадное препятствие, которое нужно было просто убрать с дороги.

Когда первый бес с разбегу врезался в него, Цезарь даже не шелохнулся — схватил импа и переломил ему хребет. Он услышал, как хрустнул позвоночник беса, и в тот же момент на него сбоку налетел второй.

На этот раз сила удара отбросила Цезаря к стене. Он выбросил руку, чтобы схватить импа, но златовласый демон увернулся от него и ухватил Анну за руку.

Дикая ярость охватила Цезаря, и его громогласный рык прогремел в холле убийственным предупреждением. Демон вздрогнул и бросил на него полный ужаса взгляд. И в то же мгновение Цезарь метнулся к импу и, сжав пальцами горло противника, вонзил клыки в его нежную плоть.

Однако граф не успел подготовиться к нападению третьего беса. Он покачнулся, когда имп нанес ему удар в спину, но не ослабил хватку и не выпустил из рук демона. Он жадно глотал его кровь, чувствуя, как трепещет сердце импа в предсмертной агонии.

Последовал еще один удар в спину, и Цезарь почувствовал, как стальное лезвие, скользнув по ребру, обожгло его бок. Но рана была не смертельной, и вампир, не обращая внимания на боль, продолжал высасывать кровь из импа.

И тут Анна вдруг поняла, что не может оставаться в стороне от схватки. Выкрикнув ругательство, она вскинула руку, и сразу же вокруг дерущихся закружился ветер.

Прекрасно представляя, что сейчас произойдет, Цезарь отбросил мертвого импа в сторону и бросился на пол. Ему уже довелось испытать на себе силу Анны, так что на сей раз он не хотел рисковать.

Но конечно же, графу было любопытно понаблюдать за этим зрелищем. По-прежнему лежа на полу, он повернул голову и увидел, что имп вдруг остановился — словно наткнулся на невидимую преграду, — а потом схватился за горло, и при этом его зеленые глаза широко распахнулись.

Несколько секунд демон пытался вырваться из сковавших его невидимых пут; пальцы же его судорожно сжимались и разжимались, а вены на шее вздулись. Цезарь на собственном опыте убедился, что вырваться из этих тисков невозможно, тем более импу, для которого дыхание было жизненно необходимым. Путы, которые создавала эта девушка, творились из воздуха, но давили так, словно были сделаны из легированной стали.

Прошло всего лишь несколько мгновений, и демон обмяк, повис на невидимых оковах. Тяжело вздохнув, Анна закрыла глаза и попыталась расслабиться, чтобы усмирить силы, бушевавшие в холле. Цезарь же предусмотрительно не двигался, чтобы не отвлекать девушку. Если бы Анна в этот момент утратила над собой контроль, она бы почти наверняка обрушила все здание.

Внезапно ее бледное лицо исказилось, словно от острой боли, а затем, громко охнув, она опустилась на колени. Цезарь тут же бросился к Анне. Склонившись над девушкой, обнял ее.

— Анна… — Он приподнял ее подбородок, чтобы заглянуть в глаза. — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально. — Она помотала головой, словно отгоняя наваждение, и поднялась на ноги. — А как ты?

Увидев кровавое пятно на шелковой рубашке графа, она в испуге вскрикнула. Но Цезарь поднес к губам ее руку и прошептал:

— Не беспокойся, у меня все заживет. Но я буду тебе благодарен, если ты не станешь упоминать об этом незначительном происшествии при Вайпере. Он не даст мне покоя и будет постоянно доставать меня, если узнает, что меня ранил какой-то имп.

— Но демон был с ножом, — напомнила Анна.

Цезарь улыбнулся.

— Не важно. Хоть с базукой. У вампира есть репутация, и он должен ее поддерживать.

Анна тоже улыбнулась. Но тут же поморщилась, взглянув на импа, без признаков жизни лежавшего на полу.

— Проклятие! Клянусь, я просто вынуждена была это сделать. Неужели он…

— Он просто без сознания.

Она облегченно вздохнула.

— Слава Богу…

Тут Цезарь поднял ее на ноги и, нахмурившись, проговорил:

— Надо быстрее выбираться отсюда.

Анна не стала возражать и последовала за графом. Они прошли мимо трупов тех импов, которых убил Цезарь, и вышли на лестницу.

Граф чувствовал, что где-то в отдалении и другие демоны бродят по зданию, но ни один из них не находился поблизости, так что новых неприятностей ожидать не приходилось. Пока.

Они стремительно спускались по лестнице и остановились только на нижней площадке, едва не врезавшись в тяжелую свинцовую дверь, преградившую им путь. Цезарь достал из кармана джинсов карточку-ключ и вставил в щель сканирующего устройства.

Дверь, щелкнув, открылась, и парочка оказалась на полупустой подземной парковке. Для большинства вампиров и прочих клиентов заведения было еще слишком рано, а поврежденные Анной машины уже отвезли в ремонтные мастерские.

Остановившись в дверях, Цезарь внимательно осмотрел парковку. Импы не отличались своими боевыми качествами. В своем большинстве эти демоны были успешными торговцами, в лучшем случае — банкирами, но никак не воинами. Даже если сражение предоставляло возможность убить парочку фей, опасностям боя импы предпочитали блеск золота. Но все же у этих демонов было достаточно мозгов, чтобы оставить кого-то из своих охранять выход.

— Что случилось? — прошептала Анна.

Граф продолжал вглядываться в полумрак.

— Вход в тоннель находится на другой стороне парковки.

— Тогда чего же мы ждем?

— Здесь наверняка какая-то ловушка.

Тотчас же послышался шорох, высокий имп с ярко-рыжими волосами, до этого наблюдавший за зданием, вышел из-за бетонной колонны.

— Значит, все-таки правду говорят, что вампиры думают не только своими клыками, — протянул незваный гость, и его изумрудные глаза насмешливо сверкнули.

Цезарь, поморщившись, пробормотал:

— Еще один имп… Как же я его не учуял?

— Не просто имп, — отозвался высокий демон, державший руки за спиной. Он горделиво вскинул подбородок. — Я Трои, принц импов. Нет необходимости мне кланяться. Хотя можете пасть ниц, если хотите.

Цезарь знал, что ему хочется сделать с этим великаном, и поклоны к этому действию не имели никакого отношения.

— Как тебе удалось замаскировать свой запах? — спросил он.

Насмешливая улыбка стала еще шире, обнажив слишком уж белые зубы демона.

— Я же сказал тебе, что я — принц. Мои возможности гораздо шире, чем у обычного импа.

Цезарь сделал шаг вперед.

— Сейчас посмотрим, насколько они велики.

Не переставая улыбаться, Трои вытащил из-за спины небольшой арбалет, уже заряженный стальной стрелой.

— Если не хочешь разделить судьбу прочих тупых вампиров, оставайся там, где стоишь, — предупредил он.

Цезарь шагнул в сторону, прикрывая Анну.

— Лучше начинай молиться своим богам, чтобы не промахнуться, имп.

Трои пожал плечами.

— Я никогда не промахиваюсь, Цезарь. Но я пришел сюда не за тем, чтобы убить тебя.

Граф нахмурился. Откуда демону известно его имя?

— Твои слова звучали бы более убедительно, если бы сюда не явилась армия твоих подданных, имп.

Черты Троя исказились от ярости.

— Когда королева призывает, я должен повиноваться ей. Но это не означает, что при первой же возможности я не отплачу ей.

«Значит, слухи о распрях между феями и импами соответствуют действительности, а сам Трои не в восторге от своей королевы», — подумал граф.

Однако это не означало, что Трои не убьет их, если от этого убийства будет какая-то выгода. Импы не отличались высокими моральными принципами, и ради выгоды они были готовы на все.

— Ты хочешь отплатить ей? — переспросил Цезарь, не спуская глаз со стрелы, нацеленной прямо ему в сердце.

Трои в раздражении фыркнул.

— Не люблю, когда мне приказывают. И терпеть не могу Моргану ле Фей. — Он заглянул за плечо Цезаря, чтобы получше рассмотреть стоявшую за ним Анну. — Так это тебе поручили доставить ее в Чикаго?

Граф издал низкий гортанный рык, не давая Анне возможности ответить.

— Только попробуй еще раз взглянуть в ее сторону, и ты станешь мертвым принцем импов.

— Но ведь она не твоя суженая. Почему же тебя так волнует ее судьба? — Изумрудные глаза импа внимательно смотрели на Цезаря. Затем губы демона искривились в улыбке. — Ох, ну почему так происходит? Каждый раз, когда наконец нахожу приличную девицу, она уже занята.

Но Цезарь не собирался обсуждать свои чувства к Анне с проклятым импом, пусть даже и с принцем.

— Так чего же ты хочешь? — спросил он.

Трои пристально посмотрел на него, затем вдруг опустил арбалет и проговорил:

— Я уже сказал, что не могу игнорировать приказ королевы. И поэтому я вынужден отправлять своих любимцев на битву. Но Моргана не может заставить меня играть исключительно по ее правилам. — Шагнув к графу, Трои с явным самодовольством добавил: — Я здесь для того, чтобы ты со своей милой крошкой смог выбраться отсюда живым.

«Милая крошка» недоверчиво фыркнула и стала рядом с Цезарем. Анна уже усвоила: в мире демонов возможны всякие неожиданности.

— Но почему ты вдруг решил помогать нам? Наверное, не только для того, чтобы обвести Моргану вокруг пальца? — спросил Цезарь, не скрывая своего недоверия. — Ведь вы, импы, никогда не станете рисковать своей жизнью, если не почуете серьезную выгоду.

Трои сверкнул своими белоснежными зубами.

— Это отчасти верно. Но сейчас я хочу оказать услугу… моему другу.

— Какому другу?

— Чалис.

Цезарь немного расслабился. Что ж, возможно, ему не придется убивать этого демона. А жаль…

— Значит, это Эбби тебя послала?..

— Нет. Но я связался с ней, когда Моргана созвала импов и приказала им атаковать убежище Вайпера. Я подумал, что это ее приказание заинтересует Эбби, ведь ее муж — собрат Вайпера.

— А в чем здесь твоя выгода?

— Если я помогу вам выбраться отсюда, Эбби окажет мне одну услугу.

— Услугу?.. — Цезарь подумал о том, что Данте вряд ли будет в восторге, узнав, что его супруга заключает сделки с импом. И не окажется ли он, Цезарь, виноват в этом? — Какую именно услугу?

— Этого я еще не решил, — ответил имп. — Но мне приятно сознавать, что богиня — моя должница.

— Могу себе представить… — кивнул Цезарь.

Притворившись, что сдерживает зевоту, Трои бросил взгляд на дверь.

— Что ж, если с болтовней мы закончили, то лучше нам всем убраться отсюда. Или вы хотите, чтобы вас обнаружили мои подданные, ничего не знающие о нашем договоре?


Глава 11 | Страсть и тьма | Глава 13







Loading...