home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 21

Цезарь очнулся от резкой и какой-то унизительной боли. И уже через мгновение он понял: кто-то хлещет его по щекам.

Щеки горели как от огня, и не было возможности приглушить эту боль. Но черт побери, он не позволит хлестать себя точно провинившегося мальчишку!

Тут граф окончательно пришел в себя и, не открывая глаз, перехватил чью-то руку и сильно сжал ее. Обидчик застонал от боли.

— Проклятие, отпусти! — раздался знакомый голос.

Приоткрыв глаза, Цезарь чуть приподнял голову и осмотрелся. Он лежал на грязном дощатом полу, а над ним, стоя на одном колене, склонился принц Трои. Не самое приятное возвращение в реальность.

— Назад! — прорычал граф. Он ослабил хватку только тогда, когда имп, морщась от боли, отодвинулся от него.

— Я думал, ты никогда не придешь в себя, — проворчал Трои.

Удостоверившись, что за ними никто не наблюдает, Цезарь стиснул зубы и, собравшись с силами, сел; он все еще ощущал ужасную слабость.

— Я могу некоторое время сопротивляться действию серебра, но неуязвимым меня не назовешь, — процедил он сквозь зубы. — Как долго я был без сознания?

— Почти час.

— Целый час?! — Гневно зашипев, Цезарь заставил себя подняться на ноги. Он помнил, как Трои занес его в дом и как королева приказала подвесить его к стропилам. А потом все потонуло в тяжелом забытьи.

Трои тоже поднялся на ноги и отряхнул свои нелепые штаны из спандекса.

— Не паникуй, вампир. Твоя супруга появилась здесь совсем недавно.

Словно не услышав слов импа, Цезарь закрыл глаза и мысленно просканировал ближайшее пространство. Он почти не удивился тому, что дом был наполнен демонами. К счастью, кроме дюжины фей здесь оказались Стикс и Ягр. Цезарь сосредоточился на образе Анны и почти сразу же увидел ее внизу, в обществе королевы фей.

— Она с Морганой, — прошипел он, поворачиваясь к узкой двери мрачного чердака. — Я должен идти к ней.

Трои тотчас преградил ему дорогу.

— Не торопись, приятель. Я вытащил тебя из твоего ошейника не для того, чтобы ты бессмысленно рисковал, демонстрируя свой героизм.

Трои едва успел договорить, как Цезарь схватил его за горло, и через мгновение имп уже болтался в воздухе.

— Не пытайся стать у меня на пути, — предупредил вампир. — Тебе не понравится то, что из этого может получиться.

Глаза Троя вылезли из орбит, а лицо начало приобретать синюшный оттенок. Он дернулся, пытаясь вырваться из цепких рук Цезаря.

— Если ты отправишься прямо туда, Моргана поймет, что ей больше нечем запугивать Анну. И она убьет ее еще до того, как ты успеешь приблизиться.

— По-твоему, я должен прятаться здесь, в то время как Анна в опасности? — спросил Цезарь.

— Черт побери, вампир, отпусти! В отличие от тебя я не могу обходиться без воздуха.

— Я иду к Анне.

— По крайней мере предупреди ее. Сообщи, что с тобой все в порядке, до того как ворвешься туда и начнешь Третью мировую войну. Она должна знать это, чтобы суметь защитить себя.

Цезарь неохотно признал, что в словах импа был смысл. В данный момент Моргана полагала, что преимущество на ее стороне. Пока королева в это верит, она будет наслаждаться своим превосходством над Анной. Эта ведьма слишком влюблена в себя, чтобы упустить возможность позлорадствовать. Но как только у нее возникнут опасения, что ей угрожает реальная опасность…

— Si. Ты прав, — пробормотал граф, опуская импа на пол. — Я должен подумать.

Оказавшись на ногах, Трои тут же начал массировать шею.

— Ох, слава Богу…

— Заткнись, имп! — прорычат Цезарь. Закрыв глаза, он сконцентрировал мысли, устанавливая связь с собратьями, находящимися внизу.

— Что ты делаешь? — спросил Трои.

— Устанавливаю связь.

— Куда проще было бы сделать это с помощью сотового телефона.

У Цезаря зачесались руки, но он сдержался и не стал трогать этого идиота. Но вовсе не из чувства жалости — просто граф знал, что Анна огорчится, если он придушит импа.

— Мне было бы проще, если бы ты заткнулся на несколько минут! — рявкнул Цезарь.

— Прекрасно. — Трои фыркнул. — В последний раз помогаю вампирам. Самодовольные, равнодушные мерзавцы…

Не обращая внимания на ворчание импа, Цезарь установил мысленную связь с Анассо, тщательно дозируя свои силы. Чем дольше Моргана будет пребывать в уверенности, что он находится в беспомощном состоянии, тем лучше.

— Эй, Стикс…

— Цезарь, ты ранен? — В голосе древнего вампира звучала искренняя озабоченность.

— Мне уже лучше. Расскажи, что происходит.

— Мы с Ягром находимся внизу в окружении своры перепуганных фей. Думаю, сейчас не самый подходящий момент устраивать им сюрприз.

Именно этого Цезарь и ожидал. Возможно, Моргана — самоуверенная тварь, но глупой ее не назовешь.

— А что Вайпер с Данте?

— Они с Эбби, Шей и Дарси возле дома. Следят за подходами к этому логову, чтобы никто не смог застать нас врасплох.

Губы Цезаря изогнулись в усмешке. Да, сейчас Стикс — король вампиров, но в глубине сердца он всегда оставался воином.

— Я попытаюсь связаться с Анной, хотя она еще не привыкла к тому, чтобы впускать мои мысли в свое сознание. Она может не понять, что это действительно я, и принять происходящее за галлюцинацию.

— Amigo, Анна Рэндал — исключительно сообразительна, хотя и упряма, как оборотень, — ответил Стикс. — Она тебя не подведет.

Да, конечно, не подведет. Для женщины она необычайно отважна, так что на нее вполне можно положиться.

— Разумеется, не подведет. В этом нет никаких сомнений.

Почувствовав раздражение графа из-за того, что ему никак не удавалось удержать Анну в безопасности, Стикс проворчал:

— Цезарь, ты два века дожидался этой женщины. Так что не подводи ее.

Граф невольно вздохнул. Что толку спорить с королем?

— После того как свяжусь с Анной, попробую отвлечь внимание на себя, — произнес он в ответ. — Вы сможете разоружить фей?

Не нужно было видеть выражение лица Стикса, чтобы понять, что этот вопрос Цезаря не на шутку рассердил его.

— Ты пытаешься меня развеселить?

— Просто будь готов.

— Не сомневайся.

Отключившись от сознания Стикса, Цезарь сосредоточился на телепатической связи со своей супругой, продолжая краем глаза наблюдать за тем, что происходило на чердаке — имп мерял нервными шагами грязный пол, поднимая в воздух столбы пыли. Но в какой-то миг он ощутил характерный запах демонов, патрулировавших территорию перед домом. Мысленно осмотревшись, Цезарь сразу же нашел женщину, которую любил, и постарался максимально осторожно проникнуть в ее сознание.

— Анна, — тихо позвал он.

Испытав легкий шок, Анна тем не менее очень быстро поняла, что происходит.

— Цезарь?

— Да, это я. Но ни слова вслух, — приказал граф, боясь, что она может обнаружить его присутствие при Моргане. Анна была близко, но не настолько, чтобы спасти ее, если королева вдруг нанесет удар. — Я могу слышать твои мысли.

Немного успокоившись, Анна спросила:

— Ты ранен? Моргана сказала…

— Со мной все в порядке, — перебил граф. — А как ты?

— Со мной все хорошо.

Цезарь жадно впитывал ощущение Анны. Но когда он почувствовал боль, которую она пыталась скрыть, его охватила волна гнева.

— Ты ранена!

— Ничего страшного.

Цезарь в бессильной ярости заскрипел зубами.

— Ты сейчас с Морганой?

— Да.

— Она не должна даже заподозрить, что я пришел в себя. Ты можешь меня выслушать так, чтобы она ничего не заметила?

— Да, постараюсь. Моргана сказала, что ты прикован. И якобы к твоему сердцу приставлен кол.

— Трои решил, что его не слишком прельщает перспектива в течение веков служить Моргане мальчиком для битья, — пояснил Цезарь. — Он поставил на то, что мы одолеем ее.

— Я тоже ставлю на победу.

У Цезаря сжалось сердце. О Dios! Он обязательно найдет способ спасти любимую. Других вариантов просто не было.

— Держись, Анна. Я иду к тебе.

Мощный поток энергии едва не свалил Цезаря с ног — настолько сильно отреагировала Анна на его слова.

— Нет, Цезарь. Уводи всех отсюда, — потребовала она. — Я смогу разобраться с Морганой, но я не должна думать о том, что могу кого-нибудь случайно ранить.

Цезарь издал низкий горловой рык. Напрягаясь, он кое-как устоял под напором энергии Анны.

— Даже не думай об этом! — закричал он. — Никто из нас не уйдет отсюда.

— Но, Цезарь…

— Пытайся тянуть время, чтобы отвлечь Моргану, — перебил граф. — Я скоро буду.

Черт побери этого упрямого безрассудного демона!

Анна пыталась мысленно добраться до него, но Цезарь уже блокировал свое сознание.

Когда все это закончится, она обязательно научится прорываться сквозь этот барьер. И пусть только еще хоть раз попробует вот так — совершенно по-вампирски! — прервать ее в разгар спора.

Если, конечно, им обоим удастся пережить этот день…

Увы, перспективы были совсем не радужными.

Внезапно Моргана сделала шаг вперед и ударила ее по лицу.

— Не смей меня игнорировать, мерзкая тварь! — вскипая от злости, выкрикнула она. — Когда я собираюсь кого-либо убить, я требую от жертвы полного внимания.

Анну обожгла острая боль, и она поняла, что пропустила значительную часть того потока раздражения, который извергла Моргана. Очевидно, королеве было известно достаточно много о вампирах, чтобы понять: Цезарь в качестве заложника не самый удачный предмет для сделки, на которую она поначалу надеялась.

Пытаясь избавиться от боли, Анна выпрямилась и, собрав в кулак волю, метнула в свою взбешенную родственницу исполненный суровой решимости взгляд. Проклятие, время уходит! Анна нисколько не сомневалась: несмотря на боль и слабость, которые, как она чувствовала до сих пор мучили Цезаря, он уже рвался спасать ее подобно Одинокому ковбою. Она должна была разобраться с Морганой, прежде чем он погибнет.

— Ах, извините меня, миледи. Видимо, я действительно настолько плохо воспитана, что просто не могу впечатлиться тем, что обычно повергает ваших подданных в трепет. Но после встречи со своим прапрапрадедушкой, я поняла, что вы, миледи, не более чем жалкое и тщеславное подобие своего великого брата, вы просто тщеславная выскочка. — Заставив себя растянуть губы в презрительной усмешке, Анна добавила. — А вот Артур был настоящим королем, достойным этого высокого титула.

Моргана подняла руку, но на этот раз не ударила Анну. Обхватив пальцами шею девушки, она рывком подняла ее в воздух.

— Если ты пытаешься спровоцировать меня в надежде на быструю и легкую смерть, то ты еще глупее, чем я думала, — с издевкой заявила королева. — Я собираюсь сполна насладиться твоими предсмертными криками, милая Анна. Я собираюсь выкупаться в твоей крови и собственными руками раздавить твое сердце.

— Как мило… — пробормотала Анна, понимая, что подобные угрозы могли бы по-настоящему напугать ее, если бы она не была уверена в скором появлении Цезаря. — И в какой же момент я должна взмолиться и просить о пощаде?

Изумрудные глаза Морганы сверкнули нечеловеческой яростью, и ее пальцы еще крепче сжали шею девушки.

— О, ты будешь меня умолять, Анна Рэндал, — прошипела королева, вонзив ногти в горло противницы. — Прежде чем я покончу с тобой…

Тусклая лапочка, одиноко висевшая под потолком кухни, вдруг ярко вспыхнула и взорвалась с громким хлопком. И обе женщины на мгновение оцепенели. Потом Моргана, отпустив Анну, резко повернулась к двери.

— Этот вампир! Его освободили! Проклятие!

Прерывисто дыша, Анна боролась с волной мрака, который грозил поглотить ее разум. Она понимала, что должна нанести удар именно сейчас, когда концентрация Морганы ослабела. Но понимать и решиться на столь смелый поступок — далеко не одно и то же.

Давясь кровью и едва дыша, Анна зажала в руке изумруд и закрыла глаза, пытаясь призвать на помощь силы, которые она так долго считала своим проклятием. И сейчас она не думала о том, что могла обрушить дом на головы своих друзей. Сейчас ее заботило только одно: необходимо было защитить Цезаря.

Но как только Анна начала концентрировать свою энергию, королева это почувствовала. Повернувшись к девушке, она схватила ее за плечо и прошипела:

— О нет, и не пытайся… Ничто не помешает мне покончить с тобой.

Моргана подняла свободную руку и указала на центр комнаты. И Анна тотчас увидела странное мерцание, появившееся в темноте. Сердце девушки болезненно сжалось, когда мерцание усилилось. А потом какой-то странный туман заполнил центр комнаты.

Но что это?.. Неужели портал? О, это не к добру!

— Что ты делаешь? — задала Анна глупейший вопрос.

Моргана же, вцепившись в руку девушки, потащила ее к колеблющемуся туману.

— Я увожу тебя домой, моя милая.


Дождавшись, когда дом погрузится в темноту, Цезарь одним прыжком перепрыгнул лестницу, ведущую на первый этаж. Приземлившись, он тут же низко пригнулся, и выпущенные в него стрелы просвистели мимо.

Чертовы феи! Почему бы им не убраться отсюда, чтобы он мог добраться до Анны?

— Круши их, Стикс! — прорычал он, увидев, что огромный вампир, уже обнаживший свой меч, прорубает кровавую брешь в толпе фей, возникающих из темноты.

Рядом со Стиксом, увеличивая смертный счет, вносил свою лепту Ягр; его плавные, но очень быстрые движения сливались в прекрасный танец смерти.

— Иди к ней, amigo! — взревел король. — Мы вполне справимся с несколькими феями.

Цезарь криво усмехнулся и метнулся в сторону кухни. Феи, которым посчастливилось избежать смертельных ударов мечей, уже начали разбегаться, охваченные безумным ужасом. Теперь, в суматохе этого панического исхода, когда луки и стрелы уже не угрожали вампирам, Цезаря могли просто-напросто затоптать.

Расталкивая метавшихся в панике фей и не обращая внимания на Троя, старавшегося держаться рядом, Цезарь распахнул кухонную дверь, готовый наброситься на Моргану.

Но бросаться было не на кого.

Кухня была пуста.

Не веря своим глазам, граф оглядывал темные углы. Наконец попытался мысленно связаться с Анной. Но не обнаружил ничего, кроме зияющей пустоты. И тут сердце его пронзил безумный страх.

— Анна, где ты?! — закричал он, упав на колени и касаясь пальцами меток, выжженных на покрытом линолеумом полу.

— Портал, — в раздражении пробормотал Трои. — Моргана забрала ее.

Одним движением Цезарь пригвоздил Троя к стене. Обнажив клыки, прорычал:

— Отведи меня к ней!

Импу пришлось несколько раз сглотнуть, прежде чем к нему вернулся голос.

— У меня нет… такой силы, — пробормотал он.

— Будь ты проклят! — Вампир оскалился, нависая над импом.

— Цезарь, нет! — В этот миг рядом с ним оказалась Дарси. — Цезарь, он может привести нас к ней.

Едва живой от страха, Трои пролепетал:

— Вообще-то я… не могу.

— Не можешь — или не хочешь? — Цезарь сдавил горло принца.

— Не могу, — с трудом выдавил имп. — Она вернулась в Авалон. Никто не может определить местонахождение Острова Туманов.

Проклятие! Беззащитная Анна осталась одна и безжалостных лапах Морганы!

Почувствовав, что граф вот-вот впадет в ярость, которая приведет к кровавой резне среди потусторонних созданий штата Иллинойс, Дарси сильно стиснула его руку.

— Остановись, Цезарь! — решительно произнесла она. — Поверь, мы вернем ее.

Граф с огромным трудом взял себя в руки. Только самодисциплина, выкованная долгими годами заключения, которому его подвергли оракулы, позволила ему одолеть жажду крови и успокоить свой разум. Он понял: сейчас Анне необходима его логика и холодный ум, а не боевые навыки обезумевшего вампира.

Но он непременно вернет ее. Во что бы то ни стало!

Развернувшись, Цезарь начал расхаживать по кухне, и вскоре его ярость сменилась ледяной решимостью.

В какой-то момент он заметил, что крохотная кухонька заполнилась его собратьями и их супругами, но Цезарь не обращал на них внимания; он думал сейчас только о том, как найти остров, который тысячелетие был скрыт от посторонних глаз. И сделать это было необходимо как можно быстрее.

Внезапно его осенило. О Dios! Каким же глупцом он был!

Граф рванулся к импу и снова прижал его к стене. Не обращая внимания на жалобное бормотание принца, он пронзил его убийственным взглядом.

— Я знаю, как ее найти. А ты мне в этом поможешь.


Растянувшись на мраморном полу, Анна еще больше укрепилась в своей нелюбви к порталам. Какой глупый и болезненный способ путешествовать! Глупый не только из-за того, что в конце путешествия она шлепнулась лицом вниз. И не из-за того, что ее закинули в какое-то странное место, которое, возможно, находилось на краю света. И даже не из-за запаха обгоревшего линолеума, которым пропиталась ее одежда.

Хуже всего были электрические разряды, которые растеклись по ее коже, словно она вдруг превратилась в громоотвод, оказавшийся в самом центре разбушевавшейся грозы.

О Боже! Этот способ путешествия не мог избавить ее от ощущения, что она вдруг превратилась в жаркое на вертеле.

С трудом подавив стон, Анна приподнялась на колени и осмотрелась.

Она с удивлением рассматривала огромный зал с мраморными колоннами и великолепными гобеленами. Кроме того, тут была высокая стеклянная ротонда, а также установленный на возвышении позолоченный трон.

Авалон! Да-да, не иначе!

Только Моргана ле Фей была способна выбрать дворец, который выглядел так, будто его перенесли из голливудских декораций к фильму «Аладдин». Да еще и украсила его таким отвратительным, таким безвкусным троном, от которого любой уважающий себя монарх содрогнулся бы в ужасе…

Анна похолодела от страха, но тут же поняла, что все к лучшему. Ведь Цезарь не сможет последовать за ней в Авалон, а значит, он не погибнет от рук безумной королевы при попытке освободить свою суженую.

Так что она, Анна, могла полностью сосредоточиться на том, чтобы раз и навсегда разобраться со своей дражайшей родственницей.

Анна снова осмотрелась в поисках Морганы. Где же она, королева фей?

В следующее мгновение Анна увидела ее. Моргана стояла, прислонившись к одной из колонн. Одна рука королевы была прижата к животу, а ее и без того бледные черты приобрели какой-то странный пепельный оттенок. Несмотря на свою неземную, неувядающую красоту, королева фей выглядела чертовски неважно — словно создание портала вконец измотало ее и лишило сил.

«Нанеси удар сейчас, — сказала себе Анна. — Ударь, пока она уязвима».

Она изо всех сил сжала в руке изумруд, но вихрь силы не возник, даже намека на него не было.

Какого черта?! Неужели путешествие через портал и ее лишило сил? А может, так сказывается вмешательство Авалона? Или, быть может…

Тут Анна наконец поняла, что просто не в состоянии убить женщину, когда та слаба и уязвима. Но это не было состраданием. Скорее это больше походило на абсолютную уверенность в том, что убийство королевы, не способной оказать сопротивление, нанесет урон ее, Анны, душе.

Конечно, Моргана ле Фей заслуживала адского пламени. Но пока королева не нападет на нее, она, Анна, не сможет убить ее. Да-да, просто не сможет!

«И следовательно, нужно как-то спровоцировать ее», — решила Анна.

Почувствовав на себе пристальный взгляд девушки, Моргана оттолкнулась от колонны и с презрительной усмешкой проговорила:

— Что ж, милая, мы наконец-то одни. Никто не сможет найти этот остров. — Улыбка королевы стала еще шире. — И на этот раз здесь не появятся вампиры, чтобы спасти тебя.

Надев маску холодного безразличия, Анна обвела презрительным взглядом безвкусно декорированный зал.

— Так это и есть Авалон? — Она вновь посмотрела на Моргану, постаравшись скрыть отвращение при виде злобной ненависти, сверкающей во взгляде королевы. — Неплохо же ты потрудилась над этим местечком!

От дерзкого тона Анны голос Морганы превратился в змеиное шипение.

— За этими жалкими насмешками ты, как ни старайся, не сможешь скрыть свой страх. Я все равно чувствую его.

По телу Анны пробежала дрожь, но она спокойно пожала плечами.

— Ну да, я не совсем уютно себя чувствую, оказавшись на невидимом острове, в плену у безумной, которая жаждет моей смерти. — Анна намеренно сделала паузу, стараясь перебороть ужасное ощущение, что находится в клетке свирепого тигра. — Впрочем, возможно, ты только заявляешь, что хочешь моей смерти, а на самом деле все это — пустая болтовня, за которой ничего не стоит.

Туман, клубящийся за пределами стеклянной ротонды, сгустился, словно реагируя на закипающую ярость Морганы. И все же она не предприняла попытки призвать свои силы.

— Неужели ты так торопишься попробовать вкус смерти? — спросила королева.

— А какой смысл откладывать неизбежное?

Изумрудные глаза королевы прищурились.

— Вообще-то, Анна Рэндал, сначала я хотела приказать моим слугам, чтобы покончили с тобой. Думала, нечего с тобой возиться! Но поскольку ты убила слишком многих моих фей, я решила, что было бы неплохо послушать, как ты станешь умолять меня о смерти.

— И поэтому я здесь? — Анна окинула взглядом зал. — Потому что тебе хочется услышать мои мольбы?

— Конечно.

— Ты лжешь.

Едва эти слова сорвались с ее губ, как Анну швырнуло на одну из мраморных колонн. Она ударилась головой, в глазах вспыхнули звезды, но, к счастью, ребра остались целы, и внутренних повреждении вроде бы не чувствовалось.

Верный признак того, что Моргана все еще слаба.

— Это только самая малость того, что я могу с тобой сделать, — предупредила королева. — Ты все еще считаешь, что я лгу?

Анна одернула кофточку, удержавшись от того, чтобы потрогать растущую на затылке шишку.

— Да, ты велела своим феям убить меня. Когда же из этого ничего не вышло, ты попыталась сделать это сама, но у тебя тоже ничего не получилось. — Она пожала плечами. — Между прочим, это не первый твой провал. И теперь, когда ты знаешь, что изумруд короля Артура у меня, я думаю, тебе стало страшно. Ты уже не так уверена в своих силах. И ты не знаешь, сможешь ли отправить меня в могилу.

Насмешки Анны преследовали одну цель — вывести королеву из себя. Но, к ее удивлению, Моргана, перестав реагировать на издевки, уставилась на изумруд, который она сжимала в руке. Причем в глазах королевы сверкала алчность. Она отчаянно жаждала заполучить магический кристалл.

«Ну так почему бы просто не забрать его»? — думала Моргана.

Сообразив, что едва не выдала себя, она оторвала взгляд от камня и злобно расхохоталась.

— Неужели ты поверила моему братцу и решила, что дешевая стекляшка действительно может причинить мне вред? Как же ты трогательно наивна! А Артур, случайно, не упомянул, что изумруд был при нем, когда он умер? И похоронили его вместе с этим камнем.

Анна прищурилась.

— Если этот камень — просто безделушка, то отчего же тебя чуть удар не хватил, когда ты его увидела? — Шагнув вперед, Анна вскинула руку и ничуть не удивилась, когда Моргана в испуге попятилась. Возможно, королева страстно желала завладеть изумрудом, но по какой-то причине он внушал ей страх. — И почему ты отступаешь от него сейчас?

— Он отвратителен. В нем присутствует… порченая магия.

Анна со всех сторон осмотрела великолепную драгоценность.

— Не похоже, что он порченый.

— Да что ты знаешь о древней магии?! — прошипела Моргана. — Ты глупая девчонка, отчего-то решившая, что малая толика древней крови может наделить тебя настоящей, силой.

Анна невесело рассмеялась.

— Да, верно, я действительно намного моложе тебя, хотя давно уже не считаю себя ребенком — как раз с тех самых пор, как ты убила женщину, которую я считала своей тетей.

Моргана вскинула брови — словно очень удивилась тому, что Анна вспомнила столь незначительное событие.

— Та женщина была всего лишь никчемной пешкой. Кроме того, она не слишком хорошо с тобой обходилась, и ты не можешь до сих пор оплакивать ее.

— Вы с ней являлись единственными моими родственницами, о существовании которых мне было известно. А для меня в отличие от тебя родственные связи кое-что значат, — сквозь зубы процедила Анна. — Особенно теперь, когда я понимаю, что значит быть частью семьи.

— Ты считаешь клан живых мертвецов своей семьей? — Моргана презрительно фыркнула. — Какая жалкая участь!

Неожиданно Анна почувствовала, как поток тепла прихлынул к сердцу. Это не было проявлением ее стихийных сил, но все же это была сила. Сила, которую передал ей Цезарь, когда объявил ее своей супругой.

И теперь она никогда не останется в одиночестве. Даже на этом уединенном острове. С ней Цезарь и весь его клан.

Осознание этого единения придавало ей больше сил, чем волшебный изумруд или древняя магия.


Глава 20 | Страсть и тьма | Глава 22







Loading...