home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 22

Вскинув подбородок, Анна с презрением взглянула на королеву. Этот дворец с его позолотой, бесценными произведениями искусства и клубящимся туманом, возможно, и впечатлял, но по сути своей он оставался жестокой и холодной тюрьмой, как и те бесчисленные пристанища Анны, которые ей пришлось сменить в течение минувших двух веков.

Неужели Моргана не понимает, чего лишилась? Неужели она никогда не испытывала подлинных чувств?

— Понимаешь, Моргана, при всей моей ненависти к тебе мне все же тебя жаль.

— Жаль меня?! — Королева неожиданно рванулась вперед и так сильно ударила Анну по лицу, что из разбитой губы девушки потекла кровь. Очевидно, жалость оскорбляла ее даже больше, чем самые изощренные издевки. Вот и попробуй понять этих фей… — У меня есть больше, чем ты когда-либо могла пожелать!

— У тебя нет ничего, — возразила Анна, решив вывести женщину из себя. Хорошая идея — при условии, что ее, Анны, силы вернутся к ней вовремя. А если нет… тогда она сильно просчиталась. — У тебя нет никого, кто любил бы тебя, кому ты была бы небезразлична. Ты совершенно одна, и никто не станет оплакивать тебя после твоей смерти. Я почти не сомневаюсь: твои подданные спляшут на твоей могиле.

Следующий удар сбил Анну с ног.

— Заткнись! — прошипела Моргана.

Боль взорвалась в голове Анны, но она тут же почувствовала, что великая сила древних начала разогревать ее кровь. Хвала милостивому Господу! Ей не придется сражаться с Морганой ле Фей, вооружившись лишь изумрудом Артура.

Ощутив прилив сил, Анна поднялась на ноги.

И все же она не стала сразу же наносить ответный удар. Утирая кровь с губ, девушка негромко проговорила:

— Пойми, еще не слишком поздно, и ты…

— Не слишком поздно? — с усмешкой перебила Моргана и резко вскинула руку, чтобы заключить Анну в магические оковы из воздуха.

Девушка застонала от боли, но не отступила.

— Я полагаю, Моргана, что ты способна измениться, если ты этого действительно хочешь.

Королева рассмеялась в неподдельном изумлении.

— Ты имеешь в виду, что я могла бы стать любящей и великодушной королевой, которая обожает своих подданных?

Обручи вокруг Анны продолжали медленно сжиматься, причиняя мучительную боль.

— Да, что-то в этом роде, — с трудом выдавила она.

Уверенная, что пленница целиком находится в ее власти, Моргана шагнула к ней и схватила ее за подбородок.

— Жизнь — это борьба за власть, — процедила она сквозь зубы. И тут же ударила Анну головой об колонну. — У кого-то она есть… — Бум! Бум! Бум! — А у кого-то — нет.

Анна не смогла сдержать мучительного крика, когда ее голова, казалось, затрещала от этих безжалостных ударов. Нужно прекратить это! Немедленно!

Продолжая крепко сжимать изумруд в руке, Анна с огромным трудом сосредоточилась на пламени, которое загоралось в ее крови. Но на этот раз энергия не выплеснулась из нее неконтролируемым потоком.

Более того, она вообще никуда не вылилась. Вместо этого Анна почувствовала, как погружается в золотистые волны, которые окатывали ее тело мощными валами, сверкающими бриллиантовым блеском. С того момента как начали проявляться ее силы, она ненавидела их. Нет — боялась их. Они были знаком того, что она — иная. Совершенно не такая, как все остальные в этом мире.

Но теперь Анна осознала, что магия — это великий дар. Причем он не был ни плохим, ни хорошим, просто… он был. То есть была стихийная сила, которая создавалась и направлялась ее сердцем.

И осознание этого факта наконец-то позволило Анне установить тот самый контроль, который ей до сих пор не удавалось установить.

Сконцентрировавшись на обручах, которые продолжали сжимать ее, она мысленно представила их в виде толстых стальных обручей. Но разорвать их было невозможно. Поэтому Анна представила, как обручи разогреваются до бела, становясь мягкими как пластилин.

Продолжая наращивать свои силы, Анна сжала кулаки, стоически перенося удары Морганы, которые становились все беспощаднее.

— На этот раз ты умрешь, — прошипела Моргана.

Анна, не отвечая, боролась с болью. И в какой-то момент она вдруг почувствовала, что давление магических тисков начинает ослабевать.

— Ты слишком слаба, чтобы убить меня, Моргана, — предупредила она. — Остановись, прежде чем мне придется причинить тебе боль.

— Причинить мне боль?! — дико завопила Моргана. И изо всех сил ударила Анну по лицу. — Я королева, богиня! Мое могущество бесконечно! А ты — всего лишь грязь под моими ногами!

Не так много лет назад Анна, возможно, и согласилась бы со своей безумной родственницей. Именно такой она себя и ощущала. Но теперь все было иначе. Теперь она понимала, что она — особенная. Понимала, что она — женщина, достойная любви. И это было самое главное.

— Я, Анна Рэндал, владею силами древних, — с гордостью произнесла она, чувствуя, как сжимающие ее обручи медленно, но верно размягчаются. — Я — супруга графа Цезаря и прямой потомок короля Артура. К тому же я та самая женщина… которой суждено надрать тебе задницу.

— Ах ты, тщеславная маленькая тварь! Да я…

Почувствовав, как ослабели обручи, Анна предприняла последнее усилие и с радостью ощутила, как жесткие кольца сначала разорвались, а потом и вовсе испарились в мощном потоке ее магической энергии.

Прежде чем Моргана успела что-либо понять, Анна выбросила вперед руку, схватила противницу за запястье и одним резким движением вывернула руку волшебницы. Пристально взглянув в зеленые глаза феи-убийцы, она проговорила:

— Остановись, Моргана. — Ее голос звучал удивительно ровно. — Имей в виду, больше повторять я не стану.

Какое-то чувство, похожее на панический страх, промелькнуло во взгляде Морганы. Но она тотчас выдернула руку и, тряхнув гривой рыжих волос, закричала:

— Думаешь, я испугаюсь какого-то дешевого трюка?! Он тебя не спасет!

Анна усмехнулась разбитыми в кровь губами. Она не собиралась разуверять Моргану и объяснять ей, что Артур вовсе не учил ее пользоваться своими силами. Пусть уж лучше королева фей думает, что ее, Анну, этому действительно научили.

— Вообще-то эти трюки спасают меня в самых трудных ситуациях, — парировала она. — И если ты сейчас не отступишь, то мои трюки лишат тебя жизни.

Губы Морганы искривились в безобразном оскале, а волосы вздыбились, словно наэлектризованные поднявшимся ветром. Она вскинула руку и, растопырив пальцы, протянула ее к Анне:

— Умри!

Девушка охнула и собрала все силы, пытаясь справиться с тысячами дробинок, которые впивались в ее тело, грозя превратить его в пыль. Проклятие, она не представляла, что воздух можно превратить… в пули.

Но тут Анна непроизвольно подняла перед собой изумруд, и из камня вырвался пучок мерцающего зеленого света. И действительно, пора было изумруду сделать то, что он должен был сделать. Что бы это ни было.

Анну продолжали терзать болезненные уколы воздуха, превратившегося в металл, но она, не обращая внимания на боль, сконцентрировалась на исходящем от изумруда сиянии. Артур не стал бы вставать из могилы и являться ей, если бы камень не мог оказать на Моргану хоть какого-то воздействия.

Несколько секунд ничего не происходило, только свечение камня вдруг растеклось и накрыло ее словно прозрачным покрывалом. Это было очень мило, — но совсем не то, на что она рассчитывала. Однако мгновение спустя странное мерцание прекратилось, а зеленое пламя сгустилось настолько, что поток дробинок моментально увяз в этом магическом свете.

Сделав глубокий вдох, Анна прислонилась к колонне и стала наблюдать за зеленым свечением. Сквозь сверкающую зеленую пелену она видела, что Моргана по-прежнему стояла с вытянутыми руками, продолжая нагнетать свою силу, но теперь зеленый барьер сдерживал ее.

Присмотревшись внимательнее, Анна заметила, что свечение не просто отражало мощные удары, — оно их поглощало.

Что ж, неплохо. Очень даже неплохо.

К сожалению, Анна не знала, как еще может использовать столь необычное оружие.

Оттолкнувшись от колонны, она осторожно шагнула вперед. Сияние последовало за ней, заключив ее в некое подобие защитной оболочки. Моргана издала вопль ярости и, взмахнув руками, швырнула в свою соперницу огненный шар. Но зеленое сияние ярко вспыхнуло и поглотило эту шаровую молнию.

Анна сделала еще шаг вперед, затем — еще один. Она не обращала внимания ни на пронзительные вопли Морганы, ни на дрожавшие от разбушевавшейся энергии королевы стены дворца. Над головой у них вдребезги разлетелся стеклянный купол, засыпавший зал смертоносными осколками, но женщины по-прежнему не отрывали взгляда друг от друга, и смертельная битва, в которой сила духа одной противостояла силе духа другой, продолжалась.

Ярость настолько ослепила Моргану, что ей потребовалось время, чтобы осознать, что ее отчаянные удары не причиняют сопернице никакого вреда. Когда же Анна приблизилась и стала прямо перед ней, королева опустила руки и сделала шаг назад. Или по крайней мере попыталась сделать этот шаг.

Неожиданно Моргану резко дернуло вперед, очевидно — волшебной силой изумруда.

— Что ты делаешь?! — воскликнула королева, и в голосе ее отчетливо послышался страх. — Прекрати!

Несмотря на терзавшую ее тело боль, Анна сумела криво улыбнуться.

— Ты хочешь, чтобы я остановилась и позволила тебе убить меня?

— Я убью тебя в любом случае! Но от тебя зависит, будет ли твоя смерть быстрой или мучительно медленной! — закричала Моргана.

Слова королевы заглушил треск рушившихся стен. И тут же фею бросило к пульсирующему сиянию изумруда.

Анна в изумлении распахнула глаза, когда поняла, что теперь изумруд поглощал не только силу Морганы, но и саму колдунью.

Неужели такое возможно?! Даже в сказочном мире демонов подобное казалось невероятным.

Совершенно не представляя, что могло произойти потом, Анна сделала шаг назад. Нужно было взять короткую паузу, чтобы прикинуть возможные последствия.

Но паузы не последовало. Моргана, тихо вскрикнув, скользнула по мраморному полу вслед за Анной.

Черт побери!

Анна взглянула на изумруд, который начал пульсировать в ее руке. Зеленое сияние стало ярче — как будто магическое облако учуяло запах добычи. И этой добычей была Моргана ле Фей.

Анна остановилась, ибо ничего нельзя было изменить. И ей оставалось лишь наблюдать, как странное зеленое пламя затягивает Моргану.

— Нет! — прохрипела королева. — Чего ты от меня хочешь?! Золота? Власти? Может — сидеть рядом со мной и властвовать?

Анна отрицательно покачала головой. Она не понимала, что происходит с изумрудом, но, что бы ни происходило, это уже было ей неподвластно.

— Я говорила тебе, чего я хочу, но ты не хотела ничего слышать, — пробормотала она, и чувство обреченности неожиданно пронзило сердце. — Да, ты продолжала давить на меня… И вот до чего дошло…

— Хорошо, я больше не стану на тебя давить! — в отчаянии прокричала королева. — Только освободи меня! Поверь, я никогда больше не доставлю тебе неприятностей!

Анна едва не задохнулась от возмущения. Неужели эта женщина считала ее совершенно безмозглой? Вне всяких сомнений, если ей удастся остановить действие камня, — Моргана тут же нанесет новый удар. Обещание королевы фей не стоило и ломаного гроша.

Стиснув зубы, Анна как завороженная смотрела на ровную пульсацию камня. Ух! Было ощущение, словно… словно камень поглощает самую сущность Морганы.

Проклятие! Ведь Артур обещал, что камень поможет ей контролировать свои силы, но ничего не говорил о том, что Моргану может втянуть в него.

Очевидно, сила изумруда оказалась неожиданной и для самой Морганы. Черты ее лица исказились; обхватив плечи руками, она вновь попыталась вырваться — но тщетно.

— Будь ты проклята, Анна Рэндал! — завопила королева, и в ее глазах засверкала дикая ненависть. — Ты не можешь превзойти меня! Это просто невозможно. Ведь я — твоя королева.

— Ты не моя королева, — пробормотала Анна, борясь с желанием закрыть глаза. Если на нее ляжет ответственность за убийство Морганы ле Фей, — то ей не хотелось стать свидетельницей этого. — И ты никогда ею не была.

— Ошибаешься, — прошипела Моргана. — Мне суждено править миром.

Анна поморщилась, когда зеленое свечение безжалостно подтянулось к рукам Морганы и безумная королева упала на колени. А зал тем временем продолжал рассыпаться под напором чудовищной силы Морганы.

— Нет, это ты ошибаешься, — возразила Анна.

Жуткий крик сорвался с губ Морганы — и зеленый огонь полностью окутал ее.

— Модрон! Где ты, моя прорицательница?! — завопила королева, отчаянно мотая головой. — Она мне нужна! Она мне…

Сердце Анны дрогнуло от жалости, когда сила изумруда полностью поглотила Моргану. Конечно, она понимала, что выбора у нее не было. Моргана ле Фей не только намеревалась убить ее, но, будучи совершенно безумной, эта женщина намеревалась повелевать миром. Впрочем, все это вовсе не означало, что Анна испытывала удовольствие от столь жестокого возмездия.

Мерцающие языки пламени начали сгущаться, закрыв стоящую на коленях женщину плотной зеленой завесой.

Еще мгновение раздавались ужасные вопли, а потом зеленый огонь взорвался, и взрывная волна, подхватив Анну, пронесла ее по залу и бросила на золотой трон.


Вампиры и все, кто смог пробраться в тесную кухню, замерли в тревожном ожидании, когда Цезарь пригвоздил Троя к стене. Они, несомненно, ожидали, что он вырвет горло у импа — ведь именно Трои взял его в заложники. Однако еще сильнее, чем на Троя, граф злился на самого себя.

Как же он хоть на мгновение мог забыть, что дал Анне кольцо, которое она должна была всегда носить на шее?! Dios, он, должно быть, совсем потерял голову! Возможно, это старинное кольцо и не обладало такой же магией, как изумруд, но оно имело одну особенность, благодаря которой он мог найти Анну.

Не обращая внимания на недоуменные взгляды друзей, Цезарь заглянул в широко раскрытые глаза импа.

— Ты перенесешь меня к Анне! — прорычал он.

Трои сглотнул комок в горле.

— Я же сказал тебе, что это невозможно.

— Но ты можешь создать портал?

— Конечно, могу. Я ведь маг.

— Тогда сделай это.

Трои округлил глаза.

— Я должен знать, куда я направлюсь. Но ведь никто не знает, где находится Авалон. Только Моргана может создать портал, выводящий на остров.

Цезарь даже думать не мог о том, что Анна все еще находится на острове наедине с Морганой. Он был почти на пределе. Почувствовав неладное, Стикс подошел к графу и положил руку ему на плечо.

— Ты можешь нацелить портал на определенного человека или иное создание, — сказал король, обернувшись к Трою с едва сдерживаемой яростью.

— Хоть я и принц импов, но из-за защитных туманов, окружающих остров, даже я не могу почуять женщину, которую встречал только дважды, — заявил Трои. — Это как наобум набирать телефонный номер в надежде дозвониться до нужного вам абонента. Я не настолько хорошо представляю себе ее сущность, чтобы суметь вызвать ее образ.

— Тебе это и не нужно. Ты можешь набрать мой номер, — сказал Цезарь.

Трои в удивлении заморгал.

— Простите, но… Не думаю, что будет какой-то толк, если я создам портал, ведущий к вам.

— Полагаю, что толк будет, — возразил Цезарь. — Ведь Анна не только моя супруга. Она еще носит мое кольцо. Кольцо, с которым я не расставался в течение последних пяти веков. Поищи мое эхо, и ты найдешь ее.

Пока Трои обдумывал его слова, в комнате царило напряженное молчание.

— Что ж, думаю, это может сработать, — уступил наконец имп.

— Это непременно сработает, — проворчал Цезарь, не желавший допускать даже тени сомнения в том, что скоро Анна окажется в его объятиях. — А теперь — к делу!

Трои нахмурился и тихо сказал:

— Но прежде чем я это сделаю… Я хочу заручиться твоим обещанием, что ты защитишь меня от королевы. Моргана сейчас мной не слишком довольна и…

— Трои, ты испытываешь мое терпение! — зарычал Цезарь.

— Ладно, — буркнул Трои. — Отпусти меня, и я создам этот чертов портал.

Граф кивнул и отступил на шаг. Имп же пригладил свои длинные рыжие волосы и вышел в центр кухни. Стоявший рядом с Цезарем Стикс раздраженно фыркнул, когда Трои вытянул изящные руки и взмахнул ими, словно подыскивал наиболее благоприятное место для создания портала. Как будто в этой грязной кухне был смысл искать какое-то определенное место.

Дешевый клоун! Вот кто он такой, этот имп!

Погрузившийся в ожидание, Цезарь вздрогнул от неожиданности, когда Трои вдруг крепко схватил его за руку.

— Осторожнее, имп! — прошипел он.

— Чем сильнее я тебя буду чувствовать, тем легче будет определить местонахождение Анны, — пояснил Трои. — К тому же вампир не может перемещаться с помощью магии самостоятельно, так что в этом путешествии ты всего лишь пассажир.

Бесшумно ступая, Стикс подошел к графу и прошептал ему на ухо.

— Цезарь, будь предельно внимателен. Не исключено, что это — ловушка.

— Не беспокойся, Стикс, — громко ответил вампир. Стиснув плечо импа, он заявил: — Думаю, Трои знает, что случится, если он меня разочарует.

Вскрикнув от боли, имп воскликнул:

— Проклятие! Терпеть не могу вампиров!

— Если подведешь меня, твоя неприязнь будет очень недолгой, — предупредил его Цезарь.

Выругавшись себе под нос, Трои поднял свободную руку, и мерцание портала начато принимать очертания. Вампиры инстинктивно подались назад; на их лицах застыло явное неприятие любых проявлений магии.

Только Цезарь остался стоять на месте. Никакая магия не могла ослабить его решимость найти Анну.

Несколько минут прошло в тревожном ожидании. Наконец ноздри Троя дрогнули, и он, шумно выдохнув, пробормотал:

— А ты везунчик, вампир. Я ее нашел.

Едва заметно кивнув, Цезарь выпалил:

— Тогда вперед!

Трои колебался всего мгновение. Затем, тихо выругавшись, схватил графа за локоть и втащил его в портал.

В мгновение ока кухня пропала, растворившись в сплошном мраке. Цезарь слышал, что большинство тех, кому доводилось путешествовать через портал, видели сверкающие огни и испытывали воздействие электрических зарядов, но, будучи вампиром, он ничего не ощущал. Впрочем, это не означало, что путешествие доставило ему удовольствие. Он скорее предпочел бы, чтобы ему выдернули клыки, чем снова подвергли столь сильному магическому воздействию.

Крепко вцепившись в Троя, Цезарь заставил себя не думать об этом не слишком удобном способе передвижения и сосредоточился на своей связи с Анной. «Совсем скоро», — успокаивал он свои взвинченные нервы. Да, скоро он будет рядом с ней и уничтожит любого, кто попытается причинить ей вред.

Все происходило очень быстро, хотя графу показалось, что прошла целая вечность. Трои вывел его из портала в просторный мраморный зал, который, как выяснилось секунду спустя, как раз рушился, грозя осколками колонн проломить им головы.

— Черт возьми, — проворчал Трои, когда на него свалился обломок мрамора. — Здесь что, землетрясение?

Не обращая внимания на катастрофу, Цезарь сосредоточился и тут же с облегчением вздохнул, безошибочно почувствовав Анну.

— Оставайся здесь! — Он быстро осмотрелся, боясь увидеть среди обломков раненую супругу.

— Анна! — закричал граф. — Анна, где ты?!

— Похоже, они начали на острове Третью мировую войну, — пробормотал Трои, с удрученным видом разглядывая свои замечательные штаны из спандекса, моментально покрывшиеся толстым слоем мраморной пыли. Имп держался рядом с порталом, намереваясь нырнуть в спасительный тоннель при первых же признаках реальной опасности. — А где же Моргана?

Не слушая причитания Троя, Цезарь направился к возвышению в центре зала — и вдруг замер, увидев рядом с разукрашенным троном изящную фигурку, лежащую в груде обломков.

— Анна! — прохрипел он. И в два прыжка преодолев разделявшее их расстояние, упал на колени перед девушкой.

Граф осторожно приподнял любимую и крепко прижал к груди. Его сердце сжалось от боли. Она была жива, но серьезно ранена.

Безошибочно почувствовав присутствие Цезаря, Анна с трудом подняла ресницы и посмотрела на него затуманенным взглядом.

— Неужели это действительно ты? — прошептала она.

Он наклонился и коснулся губами ее лба.

— Si. Это действительно я, — с нежностью проговорил граф и вдруг с ужасом почувствовал, что Анна вся дрожит.

Проклятие, да она просто содрогалась в конвульсиях! Отстранившись, Цезарь со страхом посмотрел на Анну: он был готов к самому худшему. Но уже в следующее мгновение граф замер в изумлении, не веря своим глазам. Анна смеялась!

— Что здесь смешного? — пробормотал он с глупым видом.

Она улыбнулась сквозь слезы, которые струились по ее перепачканному лицу.

— Я увидела портал и подумала…

— Что?! Что ты подумала?!

— Что мне предстоит очередное путешествие.


Глава 21 | Страсть и тьма | Глава 23







Loading...