home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 24

В течение следующих трех дней Анна познала истинное удовольствие, наконец-то она поняла, что значит быть супругой вампира. Никогда еще в своей долгой жизни она не была так счастлива. И никогда ее так не баловали и так не любили.

И это были не только нежные знаки внимания со стороны Цезаря, хотя и их было достаточно. Ах, какая женщина, будучи в здравом уме, не придет в восторг от того, что каждую ее прихоть удовлетворяет такой роскошный мужчина, как граф Цезарь?

Впрочем, кроме Цезаря, в жизни Анны появились Эбби, Шей и Дарси, с которыми она с удовольствием устраивала затяжные походы по магазинам. Были и вечера, проведенные в кругу вайперовского клана, члены которого с радостью приняли ее в свои ряды.

Но несмотря на всю свою радость, Анна замечала, что Цезаря по-прежнему что-то тревожило. Конечно, он умел скрывать свои эмоции — но ведь она, Анна, была теперь женой вампира. И от нее он никак не мог скрыть мучительную боль, которая терзала его, когда он отказывал себе в удовольствии выпить ее крови. И эта незавершенность, эта недосказанность в их отношениях очень раздражала ее и заставляла еще и еще раз задумываться о тайне, разгадку которой, похоже, знали все, кроме нее.

Разгадка, как выяснилось позже, пришла сама собой.

Свернувшись клубочком в объятиях Цезаря в одной из бесчисленных спален Вайпера, Анна крепко спала, когда ее разбудила яркая вспышка света. Не понимая, что происходит, Анна села на кровати и тотчас почувствовала, что воздух наполняется мощными горячими волнами.

Она ожидала увидеть свору разгневанных фей, но вдруг замерла в изумлении. Перед ней стояло существо, похожее на человека, точнее — на маленькую девочку, покрытую белым одеянием. Но не было ничего человеческого в странно удлиненном разрезе иссиня-черных глаз и в печати древней мудрости на челе «ребенка». И еще у существа были заостренные, слегка выдающиеся вперед зубы.

Тут незваная гостья подняла худую руку и проговорила тихим голосом:

— Я не враг, Анна Рэндал. Не бойся меня.

Удивленная и напуганная неожиданным появлением женщины, а также непонятной неподвижностью Цезаря, Анна не придумала ничего лучше, как до самого подбородка натянуть одеяло.

— Проклятие! Разве в мире демонов не принято стучаться, входя в комнату? — пробормотала она.

Крошечная головка гостьи виновато склонилась, а длинная серая косичка скользнула по плечам, почти коснувшись пола.

— Прости меня. В мои намерения не входило тебя напугать.

«Не входило в ее намерения? Тогда, может быть, не стоило врываться в чужую спальню», — подумала Анна. Но у нее хватило ума оставить эти мысли при себе. Она уже начала усваивать, что сила демона может совершенно не зависеть от его размеров.

— Кто ты такая?

Необычная гостья выпрямилась и посмотрела на Анну долгим немигающим взглядом.

— Я Силджар. — Она склонила голову к плечу. — Нет, я не имею никакого отношения к Моргане или феям, и я не причиню вреда твоему вампиру.

У Анны отлегло от сердца, когда она услышала ответ на мучивший ее вопрос.

— А как ты…

— Я могу читать твои мысли, — перебила женщина.

— О!..

Почувствовав некоторое смущение Анны, Силджар пожала плечами.

— Да, бывает, что это несколько обескураживает тех, кто впервые узнает о моих возможностях.

Возможности гостьи действительно обескураживали, но сейчас Анну гораздо больше заботил супруг, а не то, какие ее мысли могла прочитать колдунья.

— Что ты сделала с Цезарем? — спросила она, взглянув на неподвижно лежащего вампира.

— Он просто спит, — успокоила ее женщина. — Уверяю тебя, я не причинила ему никакого вреда.

Не сводя пристального взгляда с Силджар, Анна пошарила под одеялом и нашла руку Цезаря. Что ж, пусть спит. Ее успокаивало одно лишь его присутствие.

— Зачем ты усыпила его?

— Так нужно.

Анна с трудом сдержалась, чтобы не выругаться. Господи, когда же ее оставят в покое?! Разве она хочет слишком многого?

— Зачем ты сюда явилась?

Необычная женщина вскинула руку в каком-то церемониальном жесте.

— Анна Рэндал, тебе предлагается предстать перед Комиссией.

Черт возьми, ее разбудили среди ночи, чтобы затащить к этим проклятым оракулам?

— Пожалуйста, Анна Рэндал, все вопросы потом. А сейчас просто следуйте за мной.

Анна прижалась к спинке кровати, беспомощно цепляясь за беспробудно спящего Цезаря. Ох, как же все плохо…

— А может, я не хочу представать перед ними! — заявила Анна.

Глаза гостьи сверкнули.

— У тебя нет выбора, Анна Рэндал.

— Но я не демон. Какую власть может иметь надо мной Комиссия?

Подойдя к кровати, Силджар протянула к Анне руку.

— Ты должна усвоить, что оракулам не задают вопросов, им лишь беспрекословно повинуются.

— Нет-нет, — прошептала Анна, но тонкие пальцы колдуньи с неожиданной силой сжали ее запястье.

Поначалу она чувствовала лишь цепкую хватку странного существа. Узловатые пальцы, впившиеся в ее руку, оказались необычайно сильными для такого крошечного создания. Но неожиданно давление слегка ослабело и Анна почувствовала, как по ее телу разлился холод. Это вовсе не походило на электрические сполохи портала, но ощущение казалось весьма сходным. Анна раскрыла рот, собираясь закричать, но в этот момент все ее тело обожгла яркая вспышка.

Анна не знала, теряла ли она сознание, но, открыв глаза, обнаружила, что стоит в темной сырой пещере, а на ней — только футболка Цезаря, которую она натянула перед сном. Рядом с ней стояла крошечная демоница, смотревшая на нее все тем же немигающим взглядом.

— Боже милостивый!.. — выдохнула Анна. Черт побери, что же это такое?! Последнюю неделю ее постоянно похищают. Должен же быть какой-то закон, запрещающий подобное. — Что ты со мной сделала?

Силджар направилась к одному из многочисленных тоннелей.

— Я доставила тебя к оракулам. Следуй за мной.

С минуту Анна упорно стояла посреди пещеры. Она не бродячая собака, которую можно подобрать на улице и ожидать, что она последует за своим новым хозяином с трогательной благодарностью. Но с другой стороны, она вовсе не горела желанием остаться в одиночестве под сырыми темными сводами.

Пробормотав забористое французское ругательство, которое она подслушала у Леве, Анна, понуро опустив голову, побрела вслед за Силджар.

— Это же был не портал? — спросила она, догнав демоницу. И тут же громко ойкнула, споткнувшись о невидимый в темном тоннеле камень. Господи, неужели нельзя было дать ей возможность обуться и нормально одеться, перед тем как тащить ее сюда?

— Я телепортировала тебя, — сказала Силджар, усмехнувшись. Потом подняла руку и осветила узкий тоннель слабым мерцанием.

— Можно было предупредить, прежде чем устраивать что-то подобное, — проворчала Анна.

Не обращая внимания на ворчание девушки, демоница свернула в широкий тоннель, который был украшен гобеленами и устлан ковром ярко-малинового цвета. К счастью, на стенах тоннеля висело множество факелов, которые давали гораздо больше света, чем странное мерцание колдуньи.

— Сюда, — скомандовала Силджар, скрываясь за очередным поворотом.

— Где мы? — спросила Анна. — Не очень-то похоже на резиденцию Комиссии.

Силджар в досаде щелкнула языком.

— Анна Рэндал, вы утомили меня своими вопросами.

— Послушайте, меня выдернули из постели, а потом затащили в какую-то сырую пещеру! Естественно, что у меня возникли кое-какие вопросы.

— Это бывшая обитель Анассо. По человеческим меркам мы находимся к югу от Чикаго, недалеко от того места, которое называют рекой Миссисипи. — Тут женщина вдруг спросила: — Почему ты так переживаешь за своего вампира?

Анна нахмурилась и пробурчала:

— Насколько мне известно, в течение нескольких последних веков вы с ним не слишком хорошо обращались. Поэтому могу предположить, что вы отняли меня у Цезаря в качестве очередного наказания.

На крошечном личике промелькнуло недоумение.

— Мы не собирались наказывать вампира. По крайней мере это не было нашей основной целью. Просто некоторые члены Комиссии решили, что он не должен был пить твою кровь. Посему вампиру было приказано обеспечить выполнение того, что предначертано ему судьбой.

Анна в раздражении передернула плечами. Какое, черт побери, им дело до того, пил Цезарь ее кровь или нет?

— И он это выполнил? — спросила она с любопытством.

— Ты ведь жива, не так ли?

— Я?.. — Раздражение Анны уступило место безмерному удивлению. — Ты хочешь сказать, что его предназначением стало сохранение моей жизни?

— Было предсказано, что он сыграет ключевую роль в твоем выживании.

— Бог мой! — Анна прижала руку к сердцу, вдруг ощутив резкую боль. Выходит, из-за нее Цезарю пришлось целую вечность быть слугой Комиссии! Какой ужас! — Неужели это моя вина, что он двести лет был вашим пленником?

— Я не думаю, что он сожалеет об этих годах, — ответила Силджар. — Более того, мне кажется, он вполне доволен своей судьбой.

Анна сделала глубокий вдох. Что толку возмущаться и распинаться перед этим созданием. Очевидно, оракулы твердо верили, что «цель оправдывает средства».

Обдумав услышанное, Анна мысленно дала себе торжественное обещание сделать все возможное, чтобы Цезарь никогда не пожалел о тех страданиях, которые вынужден был вынести ради нее.

— Значит, я здесь не из-за Цезаря? — спросила она.

— Нет.

— Может, дело в Моргане?

— Нет.

— А мне хотя бы… предоставят адвоката?

Что-то похожее на удивление промелькнуло в черных глазах колдуньи.

— Ты здесь не для того, чтобы тебя судили, Анна Рэндал.

— Тогда для чего же?

Силджар указала на просвет, видневшийся в конце тоннеля.

— Ступай в пещеру, и тебе все объяснят, — сказала демоница — и исчезла в яркой вспышке света.

— Великолепно, просто великолепно… — пробормотала Анна, моргая от рези в глазах. Страх, поселившийся в ее душе в тот момент, когда она увидела в своей спальне Силджар, не исчез, но в то же время возникло чувство какой-то обреченной успокоенности. Анна наконец поняла: то, что происходило сейчас, и являлось той тайной, которую скрывал от нее Цезарь. И даже если бы она сейчас убежала из этого тоннеля, то ее все равно вернули бы. Избежать того, что предопределено, — невозможно. Так что, может быть, стоит побыстрее покончить со всем этим?

Расправив плечи, она настроилась на чувства Цезаря. Пусть он находился далеко от нее, но ощущение его присутствия тотчас успокоило Анну. Ее почти утраченная смелость вернулась к ней, и она, гордо вскинув подбородок, решительно шагнула ко входу в пещеру.

Если это — ее судьба, она встретит свою судьбу с высоко поднятой головой. По крайней мере в физическом смысле слова.

Ступив в непроглядный мрак, Анна почувствовала, что оказалась в просторном помещении с высоким сводом, где даже самый слабый звук многократно отражался от каменных стен.

Сделав несколько шагов, она в нерешительности остановилась перед зияющей чернотой.

— Эй, есть здесь кто-нибудь?! — крикнула она, стараясь не выказывать страха.

Как только ее голос утонул во мраке, прямо перед ней бесшумно вспыхнул факел, осветивший небольшое деревянное кресло.

— Анна Рэндал! — раздался низкий мужской голос. — Садись — и добро пожаловать!

Анна колебалась лишь мгновение. Потом твердым шагом подошла к креслу и села, пытаясь натянуть футболку себе на колени. В темноте, которую едва пробивал колеблющийся свет факела, она с трудом различала смутные очертания тех, кто сидел за длинным столом.

Но даже в густом полумраке Анна чувствовала на себе тяжесть их взглядов.

— Спасибо, — пробормотала она и зябко поежилась.

— Не бойся, мы не причиним тебе вреда, — успокоил ее более мягкий голос.

Голос, в котором слышалось слабое шипение змеи. Ну и ну!..

Неожиданно почувствовав облегчение от того, что видны лишь силуэты членов Комиссии, Анна спросила.

— Так почему же я здесь?

— Тебе известно, кто мы? — послышался мужской голос.

— Должно быть, вы оракулы. Хотя на самом деле я даже не представляю, что из этого следует.

— Мы олицетворение справедливости мира демонов, — провозгласил другой, гортанный голос. — Наш долг — следить за тем, чтобы соблюдались древние законы, и разрешать споры между всеми видами потусторонних сущностей. Мы наказываем тех, кто угрожает нашему миру, и предлагаем ответы тем, кто ищет нашей мудрости.

— Мы защита мира демонов, — продолжил женский голос. — Пользуясь нашими силами, мы помогаем скрыть представителей нашего мира от человеческих особей, которые заражают этот мир.

— К тому же мы сострадание всего мира демонов, — заговорила Силджар. — Мы предоставляем убежище тем, кто в нем нуждается. И мы защищаем тех, кто не в состоянии защитить себя сам. — Последние слова произнес незнакомый женский голос.

— Мы будущее и прошлое мира демонов, — вновь проговорил мужчина. — Обладая даром предвидения, мы направляем путь тех, кому суждено изменить нашу историю, и сохраняем наши традиции для тех, кто приходит в наш мир.

— Что ж, все это, конечно, очень интересно, — пробормотала Анна. — Но я все еще не понимаю, какое отношение ваша деятельность имеет ко мне.

— Некоторое время мы наблюдали за тобой, Анна Рэндал, — сообщил гортанный голос.

— Наблюдали за мной? Но зачем?

— Два века назад мы увидели, что ты должна стать одной из нас.

Анне стало плохо — словно ее с силой ударили под дых.

Впрочем, это было даже хуже, чем удар в живот. О Боже! Слова оракула прозвучали как гром среди ясного неба. Неужели ей действительно суждено стать всемогущим существом, которое несет ответственность за весь мир демонов?.. Но если так… Ох, от этого просто так не отмахнешься.

Анна со вздохом покачала головой. Непохоже, чтобы Комиссия использовала какие-то нечестивые уловки, чтобы дурачить людей. И непохоже, что они так глупо подшутили над ней. Анна была уверена: оракулы вообще не имели представления о том, что такое шутка.

Но с другой стороны, она не верила, что они говорили все это всерьез. Лишь безумный мог бы поверить, что она годится в оракулы. Все демоны просто умрут от смеха, если узнают об этом. Господи, да она сама обхохочется!

— Нет. — Анна судорожно сглотнула. — Это, должно быть, ошибка…

— Мы никогда не ошибаемся, — произнесла какая-то женщина ледяным голосом.

Анна пожала плечами.

— Все когда-нибудь случается впервые, — возразила она. — Я никоим образом не могу быть оракулом.

На несколько секунд воцарилось молчание.

— Почему ты так в этом уверена? — спросила наконец Силджар.

Анна с трудом скрыла свое изумление. Черт побери, да что же происходит?! Ведь никто не поверит, что она подходящая кандидатура для такой должности. В такое никто и никогда не поверит!

— Прежде всего я не демон, — заметила она, крепко сцепив лежащие на коленях руки.

— Но ты и не смертная, — возразил низкий мужской голос. — В тебе — кровь древних.

— Я даже не знаю, что это означает.

— Твои силы рождаются стихиями, а это — самые чистые из всех сил, — ответил тот же демон. — Они черпают энергию из окружающей тебя природы, которая, к счастью, не отягощена магией.

Звучало великолепно. Жаль только, что ее силы действовали, когда им самим вздумается.

— Но мои силы непредсказуемы. Они порой разрушают вовсе не то, что нужно.

Силджар — по крайней мере Анне показалось, что это была Силджар — тихо рассмеялась.

— Ты еще очень молода, Анна Рэндал. Со временем ты научишься их контролировать.

— Если даже каким-то чудом и научусь, они все равно не смогут сравниться с теми силами, которыми, очевидно, обладаете все вы.

Раздался низкий рокочущий вздох — так обычно вздыхают, разговаривая с непослушным ребенком.

— Ты ошибаешься, — заявил скрипучий мужской голос. — Но это не имеет значения. Не твои силы делают тебя оракулом.

— А что же тогда?

— Твое сердце.

Анна истерически хохотнула.

— Мое сердце? Но если вы действительно в состоянии понять мое сердце, то вы должны понимать: я не могу действовать так же жестко, как все вы. Я совершенно другая.

Тут снова раздался голос Силджар.

— Ты доказала, что обладаешь редким качеством. Ты готова бороться за справедливость, даже если знаешь, что это безнадежно, даже понимая, что результатом твоих усилий станет разочарование.

Анна оцепенела от удивления. Наконец пробормотала:

— Вы имеете в виду мою работу юриста?

— Это ведь для тебя больше чем работа, не так ли?

Анна мысленно вернулась к тем судебным процессам, когда сражалась за права тех, кто не имел голоса. За тех, кого угнетали. За тех, кто оказался на обочине жизни только потому, что был слишком стар, слишком беден или слишком напуган, чтобы постоять за себя.

Да, действительно, для нее это — больше чем работа. Защита всех этих людей придавала ее жизни смысл.

— Полагаю, что так, — кивнула она.

— А твоя битва с Морганой показала: ты способна преодолеть свои человеческие эмоции и сражаться с врагом без желания унизить его! — прогромыхал низкий мужской голос.

Анна содрогнулась. Схватка с Морганой была не характеристикой ее качеств, а отвратительной необходимостью, и она, эта схватка, еще очень долго будет преследовать ее в ночных кошмарах.

— Мне пришлось… заточить ее в камне, — пробормотала Анна со вздохом.

— Да, очень забавно, — сказала одна из женщин.

Все, с нее достаточно! Охваченная внезапным порывом, Анна резко встала и посмотрела на неясные силуэты.

— Это просто безумие! — Она покачала головой. — Вероятно, есть тысячи демонов, которые могут стать гораздо лучшими оракулами, чем я. Ведь я почти ничего не знаю о вашем мире.

— Ты молода и незрела — это верно, — раздался скрипучий голос. — Но через несколько веков ты обучишься всему и займешь свое место среди нас.

— Почему бы вам не взять того, кто уже сейчас готов к этому?

— Мы не выбираем оракулов. Они определяются предсказанием. Некоторое время назад нам стало известно, что тебе суждено стать одной из нас. Правда, в предсказании была одна оговорка: это случится, если ты одолеешь Моргану.

— А вам не приходило в голову, что у меня было бы гораздо больше шансов выжить, если бы вы мне помогли?

— Но именно это мы и сделали, — напомнила ей Силджар. — Мы дали тебе вампира.

При одном только упоминании о Цезаре ей стало легче. Несмотря на все испытания и двухвековую неопределенность — не говоря уж о покушениях на ее жизнь, — Анна ровным счетом ничего не хотела бы изменить. Ведь в результате всех этих событий она встретила необыкновенного мужчину, того, кто будет любить ее до скончания времен.

— Да, это сделали вы, — ответила Анна с улыбкой. Медленно опустившись на колени, она склонила голову. — Спасибо вам за это. Возможно, это не входило в ваши намерения, но вы дали мне гораздо больше, чем я могла бы мечтать.

Оракулы молчали, и чувствовалось, что они были безмерно удивлены ответом.

— Ты говоришь о своем вампире? — послышался наконец шипящий женский голос.

— Я говорю о графе Цезаре. — Анна гордо вскинула голову. — О моем супруге.

Раздалось тихое ворчанье, словно заявление о том, что Цезарь являлся ее супругом, раздосадовало оракулов.

— Это… весьма неудачный шаг со стороны вампира, — произнес зловещий мужской голос. — Не первый, должен заметить. Считаю, нам стоит подумать о новом наказании.

— О наказании?! — воскликнула Анна. Нет, она не допустит этого, не позволит, чтобы Цезаря вновь наказали. И она будет сражаться за него. — За что его наказывать? За то, что он пытался защитить меня от моей безумной родственницы? За то, что спасал мне жизнь? Такого ради меня не делал никто и никогда.

— Она права. Вампир делал то, что должен был делать, — вмешалась Силджар, и в ее голосе явно прозвучали властные нотки. — Он выполнял поставленную перед ним задачу.

— Возможно. Но теперь-то он до скончания веков будет досаждать нам. Вы ведь знаете, какими становятся вампиры, когда находят свою суженую, — проворчал один из демонов.

— Это правда, — согласился другой. — Он будет постоянно крутиться возле этой женщины. Его придется изолировать каждый раз, когда Комиссия будет проводить закрытые заседания.

У Анны даже дыхание перехватило от возмущения. Ее похитили прямо из постели, притащили в одной футболке на встречу с загадочными и могущественными оракулами и без обиняков объявили, что она должна стать оракулом вместо того, чтобы наслаждаться спокойным и счастливым будущим с Цезарем. И вот теперь они без всякого стеснения говорят о ее любимом как о каком-то назойливом насекомом.

— У «этой женщины» есть имя. Кроме того, я не говорила, что хочу быть членом Комиссии, — процедила Анна сквозь зубы.

Сидевшие за длинным столом оракулы одновременно охнули от удивления. Было очевидно, что они ожидали от нее совсем другого… Конечно же, они ожидали, что она запрыгает от радости, узнав, что может стать членом столь элитной команды.

— Анна Рэндал, ты, кажется, не осознаешь той чести, которая тебе оказана, — жестко и с явным раздражением отчитал ее скрипучий голос. — Еще не было оракула, который бы отказался от возможности служить в Комиссии. Ни в одном из миров не найдется существа, которое не желало бы такой судьбы.

Анна пожала плечами.

— В таком случае у вас не возникнет проблем с поиском замены.

Раздалось невнятное бормотание, преимущественно на языках, которых Анна, к счастью, не понимала. Но вряд ли оракулы говорили о ней что-то приятное.

Наконец Силджар сказала:

— Так это не делается, Анна. Мы не просто… находим кого-нибудь. Оракул определяется предсказанием. Может пройти несколько тысячелетий, прежде чем нам укажут на кого-то другого.

Тысячелетий?! Как глупо. Вероятно, им стоило серьезно подумать о новом способе подбора оракулов. Ведь вдруг кто-то из них умрет? Или захочет уйти в отставку? Или предпочтет следующие несколько веков провести в постели с восхитительным вампиром?

Ах, несколько веков наедине с Цезарем — это именно то, чего ей, Анне, хотелось более всего.

— Хм… послушайте… Не знаю, с чего вы вдруг взяли, что я должна стать оракулом. Поверьте, мне эта работа не нужна, — решительно заявила Анна.

На сей раз не было бормотаний и ругательств на незнакомых языках. Все замолчали, и в пещере воцарилась угрожающая тишина.

Анна судорожно сглотнула застрявший в горле комок величиной с Гибралтарскую скалу. И стала покорно ожидать демонической головомойки.

Черт возьми, наверное, это был не самый умный поступок в ее жизни. Даже круглый дурак должен был сообразить, если уж отвечать отказом на просьбу могущественного собрания демонов, то следовало сделать это более тактично. Куда же девалась ее профессиональная дипломатичность, которая как никогда нужна была ей именно сейчас?

Впрочем, возможно, она поступила правильно, выложив карты на стол. Ведь если судьи из потустороннего мира собирались убить ее за этот отказ, — то уж пусть лучше все закончится побыстрее.

Однако даже по прошествии нескольких тягостных минут гром не прогремел и небеса не обрушились на ее голову. Вместо этого раздался тихий голос Силджар.

— Чего же ты хочешь, Анна Рэндал?

Анна облизнула сухие губы. Она постарается быть дипломатичной, но лгать не станет. Дело слишком важное.

— Я хочу завершить брачную церемонию с Цезарем и жить в мире с его кланом, — ответила она.

— Что ж, подожди минуточку, — пробормотала Силджар.

Вокруг фигур членов Комиссии сгустилась темнота, и они полностью растворились во мраке — словно накрылись невидимым, но при этом совершенно непроницаемым плащом.

Почувствовав, что у нее задрожали колени, Анна рухнула в кресло и сделала несколько глубоких вдохов. Боже, как хотелось верить, что все это просто кошмарный сон, что она сейчас проснется в объятиях Цезаря, а самый сложный выбор, который ей предстоит сделать, — это решить, пообедать ли наедине со своим супругом или провести несколько часов с новыми друзьями. Но, увы, холодная промозглость пещеры и дым факелов были слишком реальны.

Сосредоточившись на своих силах, Анна смогла согреться и отогнать дым, но оставалось еще деревянное кресло, вдруг ставшее чертовски неудобным.

Наконец мрак немного рассеялся, так что Анна смогла различить смутные очертания членов Комиссии. Она медленно поднялась на ноги — если дело примет нежелательный оборот, следовало быть готовой к самому поспешному бегству.

— Мы согласны, — заявила Силджар.

Анна заморгала в изумлении; она ожидала суровых обвинений или смертельного удара молнии, но никак не ожидала такой быстрой капитуляции оракулов.

«А может, это ловушка?» — промелькнуло у нее.

— Что ты сказала? — переспросила Анна.

— Тебе будет позволено иметь супруга.

— Ты это серьезно?..

— Да, вполне, — подтвердила Силджар. — Делая скидку на твою молодость, мы не будем требовать, чтобы ты приступила к выполнению обязанностей оракула в течение следующего века.

Все складывалось слишком уж хорошо, так что даже не верилось… Анна нахмурилась и спросила:

— А когда закончится век?

— Тогда ты займешь свое место в Комиссии.

— И это означает, что придется оставить Цезаря?

— Узы официально признанного брака невозможно расторгнуть, — в раздражении произнесла шипящая женщина.

Очевидно, не все члены Комиссии были довольны таким решением, поэтому Анна заявила:

— Как вам известно, я юрист. И я предпочитаю все выяснить до конца. Скажите, если я займу место в Комиссии, Цезарь сможет остаться со мной?


Глава 23 | Страсть и тьма | Глава 25







Loading...