home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 3

Анну охватила ярость. Черт бы побрал этого надменного вампира! Она приехала в Чикаго, имея собственный план. Пусть не слишком хороший план, но все же… Она собиралась заманить графа Цезаря в западню и заставить его ответить на ее вопросы.

А вместо этого, похоже, она снова вынуждена играть по его правилам.

Так что если кто и попался в западню, то это именно она. К тому же она едва не сгорела заживо в своем номере…

Наверное, глупо было приезжать сюда.

Ничего хорошего с ней не происходило с тех пор, как в ее жизни появился граф Цезарь.

Но он был настолько привлекательным… Когда она находилась с ним рядом, все ее тело начинало полыхать, а в голову лезли самые безудержные сексуальные фантазии.

Нет, нет, нет! Пока он не даст ей несколько ответов, ничего не будет. Не будет жаркого, восхитительного секса.

Раздув угольки своего гнева, Анна успокоилась и покрепче вцепилась в мускулистое тело вампира, который нес ее с такой раздражающей легкостью. Анна предупреждала Цезаря, что она уже не та слабая и невинная девушка, которую он знал в прошлом. Пришла пора доказать, что ее слова не были простым сотрясением воздуха.

— Стой! — приказала она. И стала вызывать перед собой образ Цезаря, погруженного в патоку — густую и вязкую. — Я велела тебе остановиться.

Цезарь замедлил шаг, и его глаза расширились, когда он почувствовал, что воздух вокруг него вдруг сгустился, сковывая движения и вынуждая его остановиться.

— Дьявол и преисподняя… — пробормотал он, глядя на Анну с восхищением. Ха! Это будет для него уроком — уроком для самодовольного болвана! — Я остановился, querida. Теперь ты можешь снять свои путы.

— Обещаешь больше не таскать меня… как тряпичную куклу?

— Я… — Цезарь поморщился от боли. — Анна, немедленно освободи меня. Иначе переломаешь мне ребра.

Самодовольный восторг Анны — от победы над вампиром! — моментально улетучился, когда она увидела его полные страдания глаза. Ох, черт возьми… Ей так хотелось продемонстрировать свои возможности, что она даже не задумалась о последствиях.

— Я не была уверена, что у меня получится, — призналась она. — Даже не знаю, как я это делаю…

Она ждала от графа вспышки гнева, злобы, ощерившихся клыков, словом, чего угодно, — но он лишь заглянул ей в глаза и тихо сказал:

— Расслабься.

— Расслабиться. Но как?

— Мысленно расслабься. — Склонив голову, он прошептал ей прямо в ухо: — Просто расслабься, и все. Позволь всему этому уйти. Да-да, вот так…

Ей казалось, что его тихий голос разливается по ее телу, отгоняя все страхи и принося покой. И через несколько секунд у Анны возникло ощущение, что она плывет. Она попыталась представить сжавшие Цезаря путы. Сначала ничего не происходило, а затем у нее в голове вдруг возник четкий образ стальных прутьев и граф вновь застонал от боли. Вот дерьмо! Анну охватила паника, и она попыталась мысленно раскидать эти прутья.

Тут Цезарь опустил ее на ноги и с облегчением вздохнул; он явно был рад, что освободился от ее контроля.

Оправив юбку, Анна взглянула на него и спросила:

— Тебе было очень больно?

— Переживу.

— Я же говорила, чтобы ты отпустил меня.

— Да, говорила. — Цезарь снова поморщился. — Стикс предупреждал меня, что такая женщина, как ты, может быть очень опасна. В следующий раз я отнесусь к его словам более внимательно. Что ты сделала?

Анна в растерянности пожала плечами:

— Но я действительно не знаю. Я просто… — Она покачала головой. — Господи, наверное, это прозвучит ужасно глупо. В общем, когда мне удается сконцентрироваться, я могу контролировать окружающий меня мир.

Цезарь казался скорее заинтригованным, чем шокированным.

— Весь мир?

Анна пожала плечами:

— Ну… точно не знаю, но воздух — да, контролирую. Я могу сделать его более холодным или более теплым.

— Или же превратить в стальные тиски, которые ломают ребра несчастному вампиру.

— Как выяснилось — да.

Граф криво усмехнулся:

— А что еще ты можешь делать?

— Несколько месяцев назад у меня в квартире засорились трубы, и вода начала заливать фундамент. Я очень расстроилась, увидев аварию, но неожиданно вода начата втягиваться обратно в трубы, а фундамент сделался абсолютно сухим.

Он коснулся ее щеки со странным почтением, почти с трепетом.

— Ты элементаль.

— Я?

— Да, Анна, ты.

Во рту у нее пересохло.

— Черт возьми, что это означает?

Он провел своими изящными пальцами по ее щеке, вызвав у нее бурю эмоций, которые были совсем не ко времени.

— Боюсь, Анна, я не тот, у кого можно получить объяснения. Я только кое-что слышал о созданиях, подобных тебе.

Она осторожно сделала шаг назад. Граф Цезарь, возможно, надменный и самоуверенный тип, который доставляет одни лишь хлопоты, но его прикосновения по-прежнему заставляли ее терять голову.

— Я не какое-то «создание»! — Она бросила на него выразительный взгляд. — По крайней мере не была таковой до встречи с вами, граф Цезарь.

— Анна, одно я знаю точно — элементалем не становятся, а рождаются. Я не имею никакого отношения к твоим способностям.

Она скептически усмехнулась, а граф, нахмурившись, проворчал.

— Мы не можем торчать здесь, посреди улицы.

Не зная, что сказать, Анна промолчала. Конечно, глупо было мчаться в Чикаго и пытаться противостоять Цезарю. И теперь она не собиралась усугублять ситуацию, подчинившись вампиру. Но даже ее странные способности не могли гарантировать ей безопасность.

— С чего ты взял, что кто-то пытается меня убить? — спросила она.

— А по какой еще причине нужно было устраивать пожар прямо у тебя под дверью?

— Он мог возникнуть случайно.

Цезарь посмотрел на нее так, как смотрят на туго соображающего ребенка. Может, она и в самом деле не понимала всей серьезности ситуации?

— Ты сама-то в это веришь?

— Не знаю. — Анна помассировала виски. Ох, когда же она в последний раз спала? Даже не удается вспомнить.

— Никогда не искушай судьбу, querida, — предостерег Цезарь. — Я давно уже усвоил этот урок. И дорого за него заплатил.

Анна фыркнула и недоверчиво взглянула на графа. Его смуглые черты оставались такими же изящными и точеными, а густые волосы были абсолютно черными, и их глянцевую черноту не портил ни один седой волосок.

— По твоему виду не скажешь, что ты страдал все эти годы.

Его глаза сверкнули огнем. Анна отступила еще на шаг.

— Ты даже представить себе не можешь, милая, как для меня сейчас важно узнать, кто пытается тебя убить и почему. У тебя есть враги?

Анна облизнула пересохшие губы. Все, что ей было известно о вампирах, могло уместиться в наперсток, но все же она знала, что провоцировать их не следовало. Тем более — находясь наедине с одним из них.

— Я юрист и веду ежедневную борьбу с самыми мощными корпорациями, — сказала она. — Так что моих врагов можно перечислять до бесконечности.

— Таких, которые желают твоей смерти?

— Нет, конечно, нет. Это просто смешно…

— Ты живешь уже более двух веков, — заметил граф. — И за это время некоторых людей ты вполне могла очень сильно разозлить.

Анна поморщилась при мысли об этих бесконечных годах, которые она прожила фактически в одиночестве, не гнушаясь никакой работой, чтобы выжить, и постоянно переезжая из города в город, чтобы не привлекать к себе внимания.

— За исключением последних нескольких лет я жила очень тихо. Нелегко объяснять, почему я не старею, когда все вокруг меня становятся старше.

Глаза вампира потеплели.

— Я в некоторой степени знаком с такой проблемой.

Что верно, то верно. Уж ему-то эта проблема должна быть знакома. Но сколько же лет может быть Цезарю? Несколько сотен? Несколько тысяч?

Она отбросила эту мысль — от таких мыслей начинала кружиться голова. Даже после стольких лет бессмертие все еще казалось ей странным абсурдным сном.

— Но теперь я решила, что устала прятаться, — продолжала Анна. — Если мне суждено жить вечно, я должна хотя бы попытаться сделать что-либо, что хоть немного изменит этот мир к лучшему.

Его темные глаза вспыхнули озорным весельем.

— Поэтому ты и стала сражаться с корпорациями?

— А что делаешь ты, Цезарь?

Он окинул взглядом ее изящную фигуру.

— Защищаю красивых женщин от неприятностей, которые могут обрушиться на них ночью.

Анна подавила стон, почувствовав пламя его пристального взгляда. Неужели Цезарь, как и двести лет назад, способен был соблазнить ее этим своим взглядом?

— Я уже говорила, что не нуждаюсь в твоей защите.

— Что ж, очень плохо. Потому что защищать тебя — это моя нынешняя работа.

— Работа? — Она нахмурилась от этого странного выбора слов. — Черт побери, что это должно означать?

Граф легонько щелкнул ее по кончику носа.

— Именно то, что я сказал.

Анна в ответ шлепнула его по руке.

Она ни на мгновение не поверила, что он вдруг стал эдаким добрым самаритянином, который только и делает, что защищает женщин.

Черт возьми! Ведь это именно он по ночам наносит свои коварные удары.

— В таком случае можешь считать себя уволенным.

Граф насмешливо улыбнулся.

— Ты не можешь меня уволить. Я получаю приказы от тех, кто обладает гораздо большей властью. По крайней мере на данный момент.

Он замолчал и, казалось, насторожился. И вдруг без всякого предупреждения подхватил девушку на руки и вместе с ней вжался в тень ближайшего дверного проема. Анна открыла было рот, собираясь протестовать, но Цезарь закрыл ей рот ладонью.

— Ш-ш-ш, — зашипел он ей в ухо. — Сюда кто-то идет.

Теперь уже и Анна услышала приближающиеся шаги. Повернув голову, она с изумлением увидела Сибил Тейлор, которая шла по улице, останавливаясь у каждого здания и заглядывая в окна — словно разыскивала что-то.

Или кого-то.

Анна затаила дыхание. Цезарь пробормотал какие-то слова на непонятном ей языке — и темнота сгустилась вокруг них. Через мгновение они оказались в полном мраке.

Ловкий трюк! Неудивительно, что вампирам удается оставаться невидимыми для большинства людей.

Внимание Цезаря было целиком приковано к приближающейся женщине.

— Это уже становится интересно, — пробормотал он.

Она отстранила его ладонь от своего рта.

— Что именно?

— Зачем этой фее понадобилось тебя искать?

— Откуда ты знаешь, что она ищет меня?

Граф еще крепче прижал ее к себе, и по ее телу прокатилась теплая волна. Она изо всех сил пыталась не обращать внимания на это. И на то, что запах, исходивший от графа, ужасно ее возбуждал. Вздохнув, она заставила себя сосредоточиться на более важных вопросах. Например, на том, что теперь не приходилось сомневаться: Сибил искала именно ее. Слишком много совпадений за столь короткий срок. Эта элегантная красотка приехала в Чикаго одновременно с ней, вечером они оказались на одном рауте — и вообще Сибил каким-то образом связана с ее нынешними неприятностями.

— Думаю, нам следует поговорить с Сибил Тейлор, — пробормотал Цезарь. — Но только не сегодня ночью.

Теперь настала ее очередь проявить нетерпение. Она всегда подозревала, что в этой красивой брюнетке есть что-то скользкое и неискреннее. Еще до того как она узнала, что Сибил — фея. Теперь же Анне представилась возможность узнать, что замышляла эта особа.

— Зачем откладывать? — спросила она.

— Во-первых, мне бы хотелось, чтобы наш разговор проходил в более приватной обстановке, а не на Мичиган-авеню, — ответил граф, касаясь губами ее уха. — А во-вторых, в данный момент она начеку. Если выждать и загнать ее в угол, она с большей готовностью поделится своими секретами.

— Она не поделится своими секретами, если ей удастся ускользнуть, — заметила Анна, увидев, что Сибил пересекла широкую улицу и исчезла из виду.

— Не удастся.

С тихим вздохом она отвернулась от этих волнующих губ, щекочущих ее ухо. Господи, ее гормоны почти вопили от желания удовлетворить неистовую страсть, сжигавшую ее тело.

Но это было опасно и глупо к тому же.

О Боже, она не испытывала такого мощного желания сто девяносто пять лет. А теперь ее тело хотело того… чего хотело. И хотело именно сейчас.

Анна сделала глубокий вдох, пытаясь замедлить бешеное биение своего сердца.

— Откуда такая уверенность, что ты снова сможешь отыскать ее?

— Никто, тем более фея, не может скрыться от вампира, выходящего на охоту.

Да, никто. Она чуть повернула голову и посмотрела в его темные сверкающие глаза.

— Это угроза?

— Считай это дружеским предупреждением.

— Может быть, тебе стоит несколько освежить свою память?

Он ухмыльнулся.

— С чего бы это?

— С того, что через сто девяносто пять лет именно я нашла тебя, а не наоборот.

Его улыбка стала еще шире. И тут Анна окончательно убедилась в том, что это именно Цезарь заманил ее в Чикаго.

— Можешь считать так, если от этого тебе легче. — Он вдруг отпустил ее и отстранился от нее.

Анна резко развернулась и зашагала по улице. С нее достаточно! Слишком много всего для одной ночи!

— До свидания, граф Цезарь.

Она успела сделать лишь несколько шагов, как он преградил ей путь.

— Куда ты собралась?

— Обратно в отель.

— Не глупи. Если после пожара от здания что-то осталось, Сибил наверняка будет караулить тебя там.

— Вот и хорошо. — Она развернулась и двинулась в противоположном направлении. — В таком случае я отправлюсь в другой отель.

И вновь Цезарь преградил ей путь; причем двигался он так стремительно, что девушка едва не натолкнулась на него.

Скрестив руки на груди, он с легкой усмешкой смотрел на Анну.

— И в какой же отель тебя пустят без денег, без багажа и к тому же босиком?

От того что Цезарь был абсолютно прав, ей отчаянно захотелось врезать ему по физиономии.

— Послушай, красавчик, я чертовски устала от вампиров, фей и всего того, что, несомненно, прячется по темным углам. Я хочу спать, хочу забыть, что была настолько глупа, что приехала в Чикаго и собиралась получить от тебя ответы на мучающие меня вопросы.

Он молчал, вглядываясь в ее бледное лицо.

— А если я пообещаю, что ты получишь эти ответы?

Она прищурилась.

— Ты ведь знаешь больше, чем говоришь, верно?

Он тихо рассмеялся.

— Потребуется целое тысячелетие, чтобы рассказать все, что я знаю, querida.

— Тьфу!

Его улыбка погасла, и он протянул ей свою изящную руку.

— Доверься мне.

— Никогда.

Возможно, в его темных глазах промелькнуло что-то вроде разочарования, но рука не дрогнула.

— Тогда позволь мне хотя бы отвести тебя туда, где ты будешь в безопасности.

Анна опустила глаза и посмотрела на свои босые ноги; прикусив губу, она призналась себе, что ей действительно некуда идти. Разве что остаться на улице.

— Похоже, у меня нет выбора, — пробормотала она и неохотно вложила свою руку в его.

Издав тихий смешок, Цезарь привлек девушку к себе и коснулся ее губ легким поцелуем.

— Анна Рэндал, у тебя не было выбора с того момента, как я впервые увидел тебя.

Запах женщины ворвался в его ноздри и моментально зажег пламя в груди. С тихим рычанием Цезарь заставил себя отстраниться. Dios! Он чувствовал растущее желание ощутить ее кровь на своих губах, почувствовать, как ее горячее, гибкое тело извивается в его руках.

Но в то же время он осознавал необходимость срочно увести Анну от тех, кто охотился за ней. Следовало укрыть девушку в своем логове и обеспечить ее безопасность. Даже ценой собственной жизни.

Да уж, такие опасные навязчивые идеи запросто могут погубить даже вампира.

Будь прокляты эти оракулы! Они ведь все знали! Они знали совершенно точно, что он почувствует, когда эта женщина вновь появится в его жизни.

Цезарь с усилием отбросил тревожное предчувствие беды, которое закралось к нему в сердце, и сосредоточился на мыслях об Анне.

Несмотря на упрямое выражение ее лица и задиристый блеск красивых ореховых глаз, он чувствовал: девушка в смятении. К тому же она устала, была напугана и голодна.

Нужно было срочно обеспечить ей ванну, покой и обильный горячий ужин. И чем скорее, тем лучше.

Взяв ее за руку, Цезарь зашагал по улице. Анна колебалась лишь мгновение. Потом глубоко вздохнула и подстроилась под его шаг.

— Куда мы идем?

Цезарь уже обдумал возможные варианты. Оракулы пока не дали разрешения привести Анну к ним или рассказать ей о планах Комиссии. А он по собственному опыту знал, что не стоит выходить за границы своих полномочий. И здесь даже опасность, грозящая Анне, не послужит ему оправданием. Ни в коем случае не следовало раздражать оракулов.

У него оставался единственный вариант — Стикс.

Далеко не худший вариант.

— К моему другу. В его доме ты будешь в безопасности.

— Откуда такая уверенность?

Он криво усмехнулся.

— Поверь мне, не многие демоны осмелятся разгневать Стикса. Свое имя он получил не случайно.

Анна невольно нахмурилась.

— Значит, Стикс?

— Да. И говорят, он оставляет позади себя реки крови.

— Что за чепуха?! — ужаснулась Анна.

Цезарь слегка сжал ее пальцы.

— Не беспокойся. Супруга Стикса вышколила его, и теперь кровопролитие сведено к минимуму.

— Ты меня успокоил, — пробурчала она.

— Вообще-то ты сегодня его уже видела.

— А… — Она едва заметно улыбнулась. — Это тот высокий эффектный ацтек?

Цезарь скрипнул зубами от неожиданного укола ревности.

— Осторожно, querida. Дарси не только супруга Стикса, но еще и оборотень. К тому же она обладает обостренным чувством собственности. — Он чуть приобнял девушку, чтобы еще раз почувствовать, как его окутывает ее тепло. — И даже если она согласится поделиться, я на это не соглашусь.

— Оборотень?.. — изумилась Анна. И тотчас спросила: — Что ты имеешь в виду, говоря, что не стал бы делиться?

— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.

Анна остановилась и, вскинув подбородок, резко повернулась к графу.

— Ты ненормальный, если считаешь, что можешь появляться в моей жизни раз в двести лет и при этом предъявлять на меня какие-то права.

— А почему бы и нет? — Он улыбнулся.

— Черт побери! Это не смешно! — Анна топнула босой ногой и поморщилась, наступив на камень. — Ой! — Бросив сердитый взгляд на Цезаря, она подняла ногу и потерла ступню. — Не могли бы мы взять такси?

— Я не хочу, чтобы кому-нибудь стало известно, куда мы направились, тем более смертному, который под чарами феи выложит даже пин-коды своих банковских карточек.

Анна тяжело вздохнула, признав этот довод весьма разумным.

— Тогда позвони своему другу и попроси приехать за нами, — потребовала она.

Цезарь пожал плечами.

__ У меня нет сотового телефона.

— Ты шутишь?! — Она с недоверием посмотрела на него. — В каком веке ты живешь?

На сей раз ему хватило ума не показывать, насколько позабавили его ее слова. Несмотря на то что эта девушка прожила уже два века, она все еще была незнакома с миром, частью которого являлась. Ей потребуется еще некоторое время, чтобы привыкнуть.

— Моя сила выводит из строя некоторые современные приспособления.

Ее раздражение сменилось любопытством.

— Почему?

— Никому не удалось ответить на этот вопрос. Есть вампиры, аура которых разрушает технические устройства. Некоторые из нас могут вырубить электрическую сеть большого города, но мои способности не простираются дальше сотовых телефонов и беспроводного Интернета. Не слишком большая потеря, однако.

— Бедняга! Представляю, с каким трудом ты из-за этого добираешься до порносайтов, — насмешливо проговорила Анна.

Тут Цезарь порывистым движением вжал ее в глубокую дверную нишу какого-то офисного здания. Затем крепко обнял за талию и припал губами к ее шее.

Он не стал обращать внимания на ее насмешки. Но сомнений в своем сексуальном мастерстве Цезарь потерпеть не мог. Особенно теперь, когда он настолько возбужден, что готов овладеть ею прямо здесь, на улице.

— Вампиры не нуждаются в подобных средствах возбуждения, — сказал он, легонько царапая клыками пульсирующую жилку на ее шее.

Анна задрожала всем телом, вцепившись в его плечи так, словно у нее вдруг подогнулись колени. Когда же он пробежался губами по ее ключице, она тихонько застонала.

— Зачем глазеть на глупую имитацию секса, когда можно заниматься любовью? — Прервав ласку, граф запечатлел на ее губах поцелуй, передававший всю силу охватившего его вожделения. Ее губы тотчас раскрылись, и она со всей страстью ответила на его поцелуй.

Анна могла сколько угодно ворчать и огрызаться, но она не могла скрыть того, что все еще желала его. Их страсть никогда не остынет, никогда не сможет остыть. И не важно, сколько веков прошло.

С невероятным наслаждением Цезарь крепко прижал ее к своему изнемогающему от возбуждения телу, страстно мечтая перенестись на огромную постель с атласными простынями, чтобы бесконечно долго наслаждаться этой женщиной.

Внезапно Анна решительно отстранилась:

— Цезарь, подожди!

— Но я ждал два века, — пробормотал он хриплым голосом.

— Цезарь, я чувствую запах яблок.

Он на секунду замер, потом спросил:

— И что же?

— Я всегда его чувствую, когда приближается Сибил Тейлор.

Граф сосредоточился и тотчас же определил местонахождение феи — та направлялась прямо к ним.

— Будь проклята эта фея. — Вытянув руку, граф распахнул стеклянную дверь, к которой до этого прижимал Анну, и втолкнул ее в просторный мраморный вестибюль. Войдя следом за ней, он прикрыл за собой дверь. — Черт возьми, как она нас нашла?..

Цезарь завел Анну за одну из пальм, украшавших холл, а сам вернулся к двери. Прошептав короткое заклинание, он окутал себя мраком, став невидимым даже для магического зрения феи.

Прошло всего лишь несколько минут, а Сибил, жадно принюхиваясь, уже стояла у двери. Приоткрыв ее и напряженно вглядываясь в темноту, она осторожно вошла в холл.

— Анна?.. — тихо позвала фея, пряча в карман небольшой кристалл, до этого мерцавший в ее руке. — Анна, ты здесь?

Весьма расстроенный тем, что его интимное уединение было прервано, Цезарь бесшумно шагнул к Сибил и схватил ее за плечи.

— Как ты нас нашла? — спросил он.

— Отпусти меня, вампир.

— Неправильный ответ. — Он приник клыками к ее шее и слегка надавил, обозначая свои намерения.

Колдунья взвизгнула и, перестав сопротивляться, в испуге замерла.

— Нет, подожди.

— Как ты нас нашла? — повторил граф.

— Я искала Анну с помощью кристалла, — ответила Сибил, имея в виду магический кристалл — непременный атрибут всех старших фей.

В отличие от вампиров феям были подвластны лишь некоторые магические возможности, поэтому даже при наличии кристалла им необходима была какая-то вещь, принадлежавшая разыскиваемому человеку.

— Что ты использовала для поиска?

Запах яблок сгустился и стал почти невыносимым, когда Сибил попыталась сдержать охватившую ее ярость. Феи были созданиями очень нервными, и их эмоциональное состояние порой менялось с такой быстротой, что благоразумные демоны старались обходить их.

— Я сняла с ее расчески несколько волосков, — прошипела она наконец сквозь зубы.

— Зачем? Что тебе нужно от нее?

— За ее голову обещано щедрое вознаграждение.

— Щедрое вознаграждение? — Анна вышла из-за кадки с пальмой; лицо ее было смертельно бледным. — Черт возьми, что это значит?

— Это значит, что кто-то хочет твоей смерти, querida, — ответил ей граф и тут же пожалел о своей излишней прямолинейности, поскольку девушка была явно шокирована его словами.

— О Боже!.. — воскликнула она.

— Нет, не смерти, — вмешалась Сибил. — Пленения.

Цезарь схватил Сибил за горло. Стоило ему надавить — и она мертва. Конечно, гораздо приятнее было бы выпить всю ее кровь, но ситуация предполагала быстрые и эффективные действия.

— Кто заказчик?

Несколько секунд Сибил колебалась. Когда же Цезарь чуть сжал ее горло, она грязно выругалась и выпалила:

— Королева фей!

Холодок пронзил сердце Цезаря. Проклятие!.. Следовало с большим вниманием отнестись к рассказу Анны о том, что случилось с ее теткой и кузиной два века назад. Но ему и в голову не приходило, что это могло быть связано с опасностью, перед лицом которой она оказалась сегодня. Раньше он соображал лучше.

— А почему она вдруг заинтересовалась Анной?

— Понятия не имею. — Сибил бросила на Анну презрительный взгляд. — Да мне и наплевать.

Цезарь посильнее сдавил горло феи.

— Я могу сделать так, что тебя это станет волновать больше всего на свете.

Фея захрипела и в знак поражения подняла руки.

— Послушай, я даже не знаю, именно ли Анну ищет королева… — пролепетала она.

— Объясни.

— Мне лишь известно, что прошел слух: королева наградит бесценными изумрудами любую фею, которая сможет установить местонахождение человеческой особи, обладающей магическими способностями древних. Когда я встретила Анну в зале суда, я мгновенно почувствовала в ней некую силу. Эта сила нестабильна, но очень велика.

Анна, нахмурившись, посмотрела на фею.

— Так вот почему ты повсюду следовала за мной!

— Да уж не ради твоих красивых глаз!

Анна сжала кулаки — словно собиралась ударить ведьму. Но Цезарь тут же стал между женщинами. Хотя он не прочь был бы понаблюдать за схваткой этих кошечек, правду узнать было гораздо важнее.

— А колдовство, которое ты на нее наводила?

Сибил искренне удивилась:

— Откуда ты знаешь?!

Цезарь проигнорировал вопрос.

— Отвечай! Быстрее!

— Но мои наговоры по большей части были безвредными, — пробормотала фея. — Я хотела заставить ее использовать свою силу, чтобы убедиться, что она именно та, кого я ищу. Только после такой проверки я собиралась заняться подготовкой к похищению.

— Очень мило! — возмутилась Анна.

— Если ты намеревалась всего лишь похитить ее, то зачем устроила пожар у дверей ее комнаты? — Граф еще раз сдавил горло феи.

Запрокинув голову, Сибил пропищала:

— Я предположила, что ты повел ее в номер в отеле, чтобы устроить себе… ночной перекус. Я не хотела рисковать. Ведь ты мог выпить у нее всю кровь. Пожар был единственным способом спугнуть тебя.

Анна тихонько ахнула.

— Ты хоть представляешь, сколько людей могло погибнуть в этом огне?

— Какое мне дело до смертных? — в недоумении спросила Сибил.

И так думали почти все представители мира демонов. Да, конечно, смертные являлись прекрасной и всегда доступной пищей, особенно при необходимости перекусить на скорую руку где-нибудь в темной аллее, но ценность смертных была невелика — ведь их множество!

— О Боже!.. — Анна закрыла лицо дрожащими руками. — Но это нелепо. Я никак не могу быть той, кого ты ищешь.

Цезарь поборол бешеное желание броситься к Анне и заключить ее в объятия. Черт возьми, что с ним происходит?! Ведь он — древний конкистадор, воин, хищник! До тех пор пока оракулы не подчинили его жизнь своим интересам, он убивал без всякой жалости и брал все, что ему хотелось.

Весь мир начинал трепетать, когда он выходил на охоту.

Теперь же ему вдруг захотелось утешить женщину, которая чувствовала себя одинокой и напуганной.

Цезарь снова повернулся к Сибил; та, воспользовавшись его замешательством, явно подумывала о бегстве. С низким рычанием граф хищно вздернул верхнюю губу — так что фея увидела его острые клыки.

— Ты сообщила королеве, что разыскала Анну?

— Я послала сообщение, в котором говорилось, что у меня для ее величества есть особый подарок.

Цезарь выругался себе под нос. Если королева уже направилась в Чикаго, их ждала большая беда. Характер у нее был отвратительный; к тому же она владела древней магией, которую всегда готова была использовать, нисколько не беспокоясь о возможных гибельных последствиях.

Он должен предупредить оракулов.

Но сначала — самое главное.

Даже не зная испанского языка, Анна прекрасно поняла, какие ужасные проклятия сорвались с его губ. Она с беспокойством взглянула на него.

— Цезарь, что ты заду…

— Я должен отвести тебя к Стиксу, — перебил граф.

Анна посмотрела на фею, которую он продолжал крепко удерживать за локоть.

— А что ты собираешься сделать с Сибил?

Он поморщился.

— Ей придется пойти с нами. Возможно, она обладает информацией, которая может пригодиться нам.

Сибил вновь стала сопротивляться:

— Никуда я не пойду!

— Пойдешь, иначе я убью тебя. — Эти слова прозвучали настолько обыденно, что колдунья сразу же поверила в серьезность его намерений.

— Ладно, пойду.

— Я в этом не сомневался.


Глава 2 | Страсть и тьма | Глава 4







Loading...