home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4

Когда Цезарь сказал Анне, что спрячет ее у своего друга вампира, она немного занервничала, поскольку совершенно не представляла, где могут жить вампиры. В подземельях? В системе канализации? В преисподней?

Оказалось, что вампиры живут в огромных роскошных особняках с коваными железными воротами, камерами видеонаблюдения, вампирами-охранниками и великолепным газоном размером с футбольное поле.

Если бы Анна не была такой голодной и уставшей после безумных событий прошедшей ночи, она вряд ли согласилась бы пройти по этой длинной, прятавшейся среди высоких деревьев подъездной аллее и войти в этот роскошный особняк, выстроенный в колониальном стиле.

Но сейчас она была так поглощена мыслями о теплой постели и крыше над головой, что едва нашла силы ответить на приветствие хозяев дома — гиганта Стикса и его хорошенькой супруги, которые встретили их в огромном холле первого этажа. Маленькая хозяйка большого дома, едва взглянув на бледное лицо Анны, взяла ее за руку и повела по широкой, плавно изогнутой мраморной лестнице в гостевую спальню.

Эта комната с примыкающей к ней ванной своим размером ничуть не уступала ее квартире в Лос-Анджелесе, но у Анны не оставалось сил, чтобы оценить убранство и декор комнаты, поэтому она сразу же окунулась в ванну, в которой могли бы уместиться все «Чикагские медведи» — и еще осталось бы место для нескольких девушек из группы поддержки.

Отмокнув настолько, что на ее щеки вернулся румянец, Анна набросила на плечи банный халат, который предусмотрительно оставили для нее на вешалке, и направилась к широкой постели. В животе у нее урчало, но перина притягивала Анну как магнит, а ноги просто отказывались уносить ее тело из умиротворяющей обстановки этой комнаты, за дверью которой остались странные создания… В их существование большинство людей просто не верило. Вампиры, оборотни, феи…

Теперь Анна готова была предположить, что их в мире даже больше, чем простых смертных. И она сама являлась живым доказательством этому. За прошедшие годы ей уже не раз приходила в голову мысль, что Цезарь, по всей вероятности, — вампир.

Но фантазировать, как под покровом ночи голливудские монстры крадутся по городу, — это одно, а быть гостьей в их доме — совсем другое дело.

Она еще взвешивала все «за» и «против» своего пребывания в этом доме, когда дверь в ее комнату вдруг отворилась, и в гостевую спальню заглянула Дарси, жена Стикса.

— Можно войти?

Анна непроизвольно улыбнулась. Дарси совершенно не походила на оборотня. На самом деле она выглядела как прелестный купидон с прической ежика, огромными зелеными глазами и обаятельным личиком в форме сердечка. Кроме того, характер Дарси можно было определить как «влюблена-в-жизнь-и-во-всех-окружающих», что заставляло тотчас же почувствовать к ней расположение.

Даже Стиксу, с его кровавым прошлым и маской жестокости, застывшей на его лице, не удавалось скрыть своих нежных чувств к этой женщине.

— Конечно, можно, — ответила Анна.

Отворив дверь пошире, Дарси вошла в комнату; она несла перед собой поднос с едой, который без промедления поставила на кровать рядом с гостьей.

— Я подумала, что ты, вероятно, проголодалась.

Анна втянула носом аппетитные запахи, заполнившие спальню.

— Честно говоря, ужасно проголодалась.

— Вот и хорошо. — С очаровательной непосредственностью Дарси уселась на кровать, подобрав под себя босые ноги, и приветливо посмотрела на гостью.

Анна снова улыбнулась, подумав о том, что эта женщина в потрепанных джинсах и футболке больше похожа на подростка, чем на страшное мифическое существо.

— Я принесла салат из свежих фруктов и лазанью из кабачков. Я вегетарианка, поэтому в доме нет мяса, а заранее меня не предупредили… Но завтра вам приготовят все, что захотите.

Анна с удивлением заморгала.

— Но я думала…

— Что именно?

В смущении опустив голову, Анна откусила кусочек лазаньи.

— Нет, ничего.

— Пожалуйста, Анна, не стесняйтесь. Спрашивайте обо всем, что вас интересует.

Анна медлила; она не была уверена, что следовало задавать мучивший ее вопрос.

— Прошу прощения, но Цезарь говорил, что супруга Стикса — оборотень, — пробормотала она наконец.

— Так и есть, — кивнула хозяйка.

— Ох!.. — Анна подняла голову и посмотрела в веселые глаза хозяйки. — И вы не едите мяса?..

Дарси сморщила свой изящный носик.

— Не стану утомлять тебя историей своей жизни, но, если кратко, я была генетически изменена. Так что у меня есть некоторые черты, присущие оборотням, но я никогда не меняю облик и не испытываю жажды крови. — Она неожиданно хихикнула. — Если не считать тех случаев, когда требуется поставить на место моего супруга.

«Женщина остается женщиной, даже став оборотнем», — мысленно усмехнулась Анна. Она улыбнулась и взяла кусочек сочного арбуза.

— Если ваш супруг хоть немного похож на Цезаря, то его необходимо ставить на место каждый день.

— Похоже, эта процедура необходима всем вампирам, — заметила Дарси.

Но Анна была совершенно уверена, что встряска нужна вообще всем мужчинам.

Она подцепила вилкой кусок лазаньи.

— Очень вкусно.

— Это не моя заслуга. — Дарси протянула руку и взяла с подноса кусочек поджаренного хлеба. — Я переманила к себе экономку Вайпера, которой на кухне нет равных. С ее помощью я собираюсь открыть магазин здоровой пищи, который будет предлагать готовую еду.

Анна старательно подобрала остатки лазаньи, боясь, что Дарси с ее непосредственностью запросто стащит кусок прямо у нее из тарелки.

— Если ваша еда вся будет на таком же уровне, то ваше дело, безусловно, станет процветать.

Они вместе доели фруктовый салат, после чего Анна отставила поднос в сторону и поудобнее устроилась на кровати, подложив себе под спину несколько подушек. Дарси же посмотрела на нее с откровенным любопытством и сказала:

— Цезарь говорил, что вы — юрист…

— Да. В Лос-Анджелесе.

— Вам нравится ваше занятие?

Анна пожала плечами. Она решила поступить в юридическую школу после того, как одна крупная корпорация выкупила многоквартирный дом, в котором сдавались внаем довольно дешевые квартиры и в котором жила и она сама. Без всяких компенсаций, тем более без угрызений совести корпорация выкинула на улицу всех жителей, чтобы получить возможность заключать новые договоры найма и извлекать большую прибыль. Именно в тот день Анна и решила, что пора ей вступить в игру.

— Нравится, когда я выигрываю, — ответила она с улыбкой.

— Что ж, это естественно.

Последовала непродолжительная пауза, во время которой Дарси пристально смотрела на гостью — словно хотела о чем-то спросить.

Почувствовав неловкость, Анна кашлянула.

— Можешь спрашивать о чем угодно, Дарси, — сказала она, почти повторяя слова хозяйки.

— Я выросла в убеждении, что я обычная смертная. Так что весь этот мир демонов для меня новый, — к удивлению Анны, сказала хозяйка. — Я знаю, что ты не вампир и не оборотень, но…

Анна вспомнила, что Дарси говорила о генетических изменениях, и почувствовала некую близость к этой женщине. Слава Богу, она не одинока в этом странном мире. Дарси наверняка сможет понять ее смятение.

— Откровенно говоря, я не знаю, кто я такая, — призналась Анна, чувствуя странное облегчение от того, что сняла с себя бремя тайны, так долго отделявшей ее от остальных людей. Казалось, что правда освободила ее. — Но я надеялась, что Цезарь скажет мне об этом.

Дарси совершенно не казалась шокированной. На ее лице не было ничего, кроме любопытства.

— Почему Цезарь?

Анна смутилась: она не ожидала этого вопроса.

— Мы познакомились очень давно. Почти два века назад. А недавно я увидела фото Цезаря в «Лос-Анджелес таймс». В статье упоминалось, что он находится в Чикаго. И я прилетела сюда, чтобы встретиться с ним. Я думала… — Она поморщилась, вспомнив о своих наивных предположениях. — Все эти годы я обвиняла Цезаря за то, что он сделал меня другой.

— Обвиняла Цезаря? — удивилась Дарси. Когда же Анна покраснела от интимных воспоминаний, она с пониманием улыбнулась. — Ладно, проехали.

— Я совершила большую глупость, приехав сюда. — Анна покачала головой. — Я хотела, чтобы он ответил на кое-какие вопросы, однако…

— Ты не совершила глупость, — перебила Дарси, коснувшись ее руки. — Всегда лучше знать правду, какой бы она ни была. Поверь мне, я это знаю.

— Да, наверное. — Анна улыбнулась — Пожалуй, ты права.

— И ты можешь быть уверена: мы со Стиксом сделаем все, что в наших силах, чтобы обеспечить твою безопасность.

— Ты очень добра…

— Не надо меня благодарить. — Дарси поднялась на ноги, на губах ее появилась улыбка. — Знаешь, Цезарь… Он просто потрясающий. Даже по меркам вампиров, в мире которых слово «потрясающий» имеет совершенно другой смысл. И нет причины, почему бы тебе не наслаждаться этим, пока ты здесь. — Она сделала вид, что не замечает удивления Анны, и добавила: — А сейчас тебе стоит хорошенько отдохнуть. Я принесу тебе пижаму или ночную рубашку — в общем, подберу что-нибудь. Если понадобится что-то еще, просто выгляни из комнаты и крикни. У меня превосходный слух.

Анна не смогла удержаться от улыбки. Невозможно было не полюбить эту женщину.

— Такой слух — свойство оборотня? — спросила она.

— Да, конечно. Есть некоторые положительные черты в том, что ты особенная.

— Особенная?

— Мы именно такие, Анна. И не думай иначе.

— Особенная. Гм… Лучше, чем ненормальная, но все же это чертовски далеко от нормы.

— Вот именно.


Цезарь нервно расхаживал по кабинету Стикса. При обычных обстоятельствах он, вероятно, был бы в восторге от возможности исследовать редкие манускрипты, бережно хранящиеся в стеклянном контейнере, а также выстроившиеся вдоль стен толстые, в кожаных переплетах фолианты с подробной историей вампиров. Или даже стопку петиций, лежащих на столе красного дерева.

Как король всех вампиров, Стикс нес тяжкое бремя руководства, но его положение открывало ему доступ к собранным за тысячелетия бесценным сокровищам.

Однако сегодня ночью Цезарь был не в состоянии оценить это богатство. Напрягая всю свою волю, он боролся с желанием броситься в комнату Анны.

А что, если она напугана новой обстановкой? Что, если чувствует себя одинокой? Принесли ли Анне ужин? Не нужно ли ей…

Dios! Граф издал глубокое горловое рычание. Эта женщина просто сводила его с ума!

Появление Стикса прервало мрачные размышления Цезаря. Главный вампир, войдя в комнату, плотно прикрыл дверь. Секунду помедлив, он запер ее на ключ, хотя Цезарь был абсолютно уверен, что кабинет Стикса не только звуконепроницаем, но и соответствующим образом заколдован, что полностью гарантировало приватность любого разговора.

Стикс был очень предусмотрителен.

— Фея в надежном месте? — спросил Цезарь, когда хозяин кабинета прошел к столу и примостился на краешке огромной столешницы. Стикс был одет во все черное, и его облик в точности отражал его внутреннюю сущность. Глава вампиров был опасным хищником, способным на безжалостное убийство.

— Она в подвале, идеально подходящем для того, чтобы ослабить ее магические способности, — ответил Стикс с усмешкой.

— А не попытается ли она похитить Анну?

— Тут все находится под наблюдением. Кроме того, я оставил охранника у двери подвала. Поверь, никому не удастся проскользнуть мимо Гюнтера.

Цезарь поклонился:

— Спасибо, милорд.

Стикс покачал головой:

— Не стоит благодарить меня, Цезарь. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе.

— В настоящий момент для меня главное — защитить Анну.

— Да, конечно. — Стикс скрестил на груди руки. — Ты узнал, кто ей угрожает?

Цезарь нахмурился и, сбросив смокинг, отшвырнул его в сторону. Та же участь постигла и белый атласный галстук.

— Моргана ле Фей.

В комнате воцарилось гнетущее молчание. Для большинства демонов жизнь королевы фей была окутана плотной завесой тайны. Ходили слухи, что она одним взглядом может околдовать любого — даже самого могущественного — демона. Но королева чрезвычайно редко покидала свое секретное жилище, так что выяснить, какие слухи соответствуют истине, а какие всего лишь вымысел, было невозможно.

— Ты в этом уверен? — спросил наконец Стикс.

— Настолько, насколько я вообще могу быть в чем-то уверен в данный момент. — Цезарь яростно мотнул головой. — Dios, как же я был глуп, как же слеп!

— Но ты же не мог об этом заранее знать?..

Цезарь вновь прошелся по комнате. Он понимал, что ничего не должен утаивать от Стикса, если хочет рассчитывать на его помощь.

— Я встретился с Анной почти две сотни лет назад, в Лондоне, — проговорил он, вертя на пальце массивный перстень с печаткой. — Тогда я воспринимал ее как просто красивую женщину, возбудившую во мне желание.

— И что же произошло?

— Я соблазнил ее.

— Обычное дело для тебя в те годы, — сухо заметил Стикс. — Насколько мне помнится, ты соблазнил не одну лондонскую леди.

Улыбка тронула губы Цезаря при воспоминании об этом. О да, почти три сотни лет он использовал свои магические силы, чтобы соблазнять женщин. И не имело значения, были они смертными или демонами. Главное — чтобы были красивы.

То были замечательные годы, но неутолимое желание, которое некогда не давало ему покоя, пропало той ночью, когда он встретил Анну Рэндал.

Она открыла ему существование таких глубин страсти, о которых он раньше даже не подозревал. И, наслаждаясь вкусом этой женщины, он не увидел тех, кто уже в то время охотился за Анной.

— Случай с Анной был особым. Я почувствовал, что она не простая смертная. Почувствовал, как только прикоснулся к ней, но я не прислушался к своим инстинктам. Я хотел ее, и ничто не могло меня остановить. Если бы я был немного внимательней…

— То что?

— Она рассказала мне о своей кузине Моргане, но мне и в голову не приходило, что речь идет о королеве, — ответил Цезарь, сжав кулаки.

Стикс оттолкнулся от стола, пересек комнату и положил графу руку на плечо.

— Тебе и не могло прийти. Смертные всегда считали ее лишь мифом, легендой. До сих пор они довольно часто дают своим дочерям имя этой вероломной стервы.

Цезарь криво усмехнулся.

— Думаю, что в тот момент мои мысли были заняты другим. И еще… Сразу после наших с Анной любовных объятий меня навестили оракулы.

Цезарь содрогнулся при воспоминании о яркой вспышке света, которая предварила появление восьми древних оракулов. Он лежал в постели обнаженный, расслабившийся и полностью удовлетворенный. И тут оракулы появились перед ним, их мрачные лица не предвещали ничего хорошего.

— Они были совсем не в восторге, что я вкусил прелестей будущего члена Комиссии.

Стикс приподнял брови.

— Оракулы действительно вошли в комнату?

— После того как удостоверились, что погрузили Анну в глубокий сон.

— Так вот почему ты вынужден был служить им…

Именно так и полагал Цезарь последние два века. И оракулы ничего не делали, чтобы разуверить его в этом.

Но в тот самый момент, когда Анна вошла в чикагский отель, он понял, что ошибался. Все его чувства были настроены только на нее — словно она была единственной в мире женщиной.

— Я начинаю подозревать, что за всем этим кроется нечто большее, — пробормотал граф.

Стикс посмотрел на него вопросительно:

— Что же именно?

— Есть вещи, которые я не могу обсуждать даже с вами, милорд.

На губах старого вампира заиграла чуть насмешливая самодовольная ухмылка.

— Ну-ну…

Цезарь нахмурился. Он не собирался гадать, что именно могло позабавить его старшего друга. Но было ясно: ничего хорошего эта его ухмылка сулить не могла.

Отбросив ненужные мысли, Цезарь вернулся к своему рассказу.

— Анна говорила о своей кузине не только в ту ночь, но и…

— Что еще она рассказала? — перебил Стикс.

— Сказала, что, после того как мы провели вместе ночь, она вернулась в свой дом и обнаружила, что тот сгорел дотла. Естественно, Анна предположила, что ее тетка и кузина погибли при пожаре. Насчет тетки она, похоже, не ошиблась.

— Дело рук Морганы?

Цезаря охватила безумная ярость, когда он осознал, что едва не потерял Анну. Он убьет любого, кто будет ей угрожать!

Даже королеву фей.

— Моргана не могла знать, что покорная бедная родственница на сей раз не спит в своей постели, а находится в другом месте, к тому же погружена в волшебный сон, — ответил граф, оскалив выдвинувшиеся клыки. — И это было первое покушение на жизнь Анны.

Стикс утвердительно кивнул.

— Королева, вероятно, посчитала, что Анна мертва.

— Так было до тех пор, пока не начали проявляться способности Анны. Как только королева их почувствовала, она велела своим феям отыскать ту, которая унаследовала кровь древних.

— Кровь древних?.. — Стикс нахмурил брови и бросил взгляд на свою обширную коллекцию книг. — Я считал, что Моргана последняя в этом роду.

Цезарь пожал плечами:

— Я тоже так считал.

— Ты веришь в то, что они действительно кровные родственницы?

— Похоже, что так и есть.

— А теперь ей суждено стать оракулом, — проговорил Стикс, и в его глазах вспыхнул темный огонь. — Занятно…

— Не занятно, а опасно, — поправил Цезарь. Он узнал темное пламя, загоревшееся в глазах друга. Оно появлялось, когда вампир собирался призвать своих собратьев на битву. Но Цезарь понимал, что сначала следовало получить ответы на некоторые вопросы. Иначе нельзя было рассчитывать на то, что угроза жизни Анны умрет вместе с королевой. — Я не знаю, чего хочет Моргана ле Фей от Анны, но я намерен это выяснить. Как только мы узнаем это, сразу, думаю, стоит пригласить королеву на небольшую семейную вечеринку.

Стикс хищно усмехнулся.

— Я не прочь устроить барбекю.


Глава 3 | Страсть и тьма | Глава 5







Loading...