home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7

Цезарь глухо зарычал. Он не умел идти на компромиссы. Особенно когда дело касалось женщин.

Увидел, покорил, взял.

Конец истории.

Анна смотрела на него своими огромными ореховыми глазами, тепло которых могло бы растопить даже Арктику. Dios, даже глобальное потепление не могло сравниться с этой женщиной.

Ему хотелось забросить ее на плечо, а потом швырнуть на мягкую постель, где он своим неистовым желанием сможет отвлечь ее от всех тревожных дум. Он хотел почувствовать ее податливость и страсть, хотел увидеть, как улыбка удовлетворения тронет ее губы, когда она придет в себя после испытанного ими оргазма.

Но единственное, что он мог сделать сейчас, — это привлечь девушку к себе и запечатлеть на ее губах поцелуй.

— Ты ведь знаешь, что сводишь меня с ума? — прошептал он и вновь ее поцеловал. Затем поднял голову. — Так что давай покончим с этим.

Анна не сразу пришла в себя. Ошеломленная произошедшим, она несколько мгновений смотрела на графа. Потом, подняв руку, коснулась своих губ. После чего, словно опомнившись, упрямо мотнула головой, вскинула подбородок и решительно шагнула в камеру.

Цезарь, отстав на полшага, шел позади нее.

В отличие от каменных сводов и стен тоннеля, камера от пола до потолка была обшита свинцовыми листами, на которых виднелись выгравированные замысловатые символы, немного напоминавшие иероглифы. Очевидно, темницу охраняли древние заклятия, способные ослабить любую магию.

В углу же стояла кровать, на которой лежала Сибил Тейлор, красивая даже в вечном умиротворении.

Не обращая внимания на Леве — тот с закрытыми глазами кружил по камере, пытаясь выявить присутствие магии, — Анна подошла к кровати и взглянула на фею.

— А выглядит такой умиротворенной… — прошептала она. — Кажется, просто спит.

Цезарь подошел к Анне и слегка поморщился.

— Я не могу учуять магию, но хорошо чую запах смерти.

— Oui, она мертва, — подтвердил Леве.

— Ты должен узнать, как она умерла! — прорычал граф.

Леве открыл глаза; казалось, он был несколько озадачен.

— Я чувствую… запах граната.

— Граната? — Анна вскинула голову. Ее лицо побледнело, а глаза потемнели. — Но от Сибил всегда пахло яблоками.

Крылья Леве легонько дернулись.

— Это древняя магия. Я не знаю, как и кто это сделал, но кто бы он ни был, он обладает огромной силой.

— Это сделала женщина из моего сна, — медленно произнесла Анна, облизнув внезапно пересохшие губы. — Я чувствовала запах граната, когда она смотрела на меня.

— Что это за сон? — спросил Стикс, стоявший в дверном проеме.

На несколько секунд воцарилось напряженное молчание: все взгляды обратились к Анне. Цезарь же мысленно разразился проклятиями. Не так он хотел рассказать Анне о своих подозрениях.

— Во сне она видела Моргану, — сказал наконец граф; он произнес эти слова без всякого выражения.

— Моргану ле Фей? — спросил Стикс.

Цезарь неохотно кивнул, а Анна широко открыла глаза и от удивления даже рот раскрыла.

— Значит, это — проклятая Моргана ле Фей? — В ее голосе отчетливо прозвучала паника. — Сестра короля Артура? Драконы?.. Круглые столы?.. — Она яростно помотала головой. — Нет, такого просто не может быть.

Цезарь подошел к Анне и взял ее за руки. Они были холодными и влажными, что свидетельствовало о ее состоянии.

— Дайте нам минуту, — сказал он, выразительно посмотрев на остальных.

Осторожно подталкивая Анну, Цезарь подвел ее к небольшому деревянному столу, стоящему в углу камеры. Как только все вышли, он присел перед девушкой на корточки и с нежностью в голосе проговорил:

— Анна, querida, пожалуйста, посмотри на меня.

Казалось, прошла вечность, прежде чем ее длинные ресницы дрогнули, открыв глаза, смотревшие на него со страхом и изумлением.

— Ты собираешься сказать мне, что это — какая-то ужасная шутка? — произнесла она таким голосом, что у него сердце сжалось от боли.

Он поднес ее пальцы к своим губам.

— Я могу сказать и так, если ты хочешь это услышать.

Она судорожно сглотнула.

— Нет, мне нужна правда. Расскажи мне об этой… Моргане.

— Она — королева фей. Правда, известно о ней очень мало. После смерти короля Артура она укрылась в крепости на острове Авалон.

Граф старался говорить спокойно, невыразительным голосом — иначе просто зарычал бы от ярости при одном только упоминании о королеве фей.

— Но если Моргана действительно охотится за мной, то что ей от меня нужно? — Анна содрогнулась. — Кроме моего сердца.

— Пока не знаю. — Он помолчал, выругавшись про себя. Черт возьми, лучше покончить с этим сразу! — Думаю, она может быть твоей родственницей.

Анна дернулась, словно от удара.

— Я — родственница Морганы ле Фей?

— Si.

— Боже! — Она невесело усмехнулась. — В течение многих лет мне приходили в голову самые невероятные объяснения, но о таком я даже и подумать не могла.

— Ты предпочитала верить, что причина во мне?

— Да. — На ее бледном лице проступил слабый румянец. — Думаю — да.

— А теперь? — спросил он.

— Теперь я даже не знаю, что и думать…

Не слишком вдохновляющая откровенность. Скорее вынужденная, под дулом пистолета у виска.

— Анна, я никогда бы не причинил тебе вреда. Той ночью… — Он прикусил язык и сдержал уже готовое вырваться признание. Сейчас еще не время.

— Что? Говори.

Цезарь медленно поднялся на ноги и начал молча ходить по камере, заполненной сладковатым запахом Анны.

— Есть кое-что еще, — произнес он наконец. — Я думаю, что Моргана — это и есть та самая кузина, за которой ты присматривала в Лондоне. Полагаю, именно она подожгла ваш дом и убила твою тетку, посчитав, что убила и тебя.

— Нет! — Анна яростно мотнула головой. — Это невозможно! Моя кузина совершенно не была похожа на женщину из моих снов.

— Моргана обладает большой магической силой и может сделать так, что человеческий глаз увидит лишь то, что она пожелает. И она с легкостью меняет свою внешность.

Анна обхватила плечи руками, ее била дрожь — словно в камере вдруг стало ужасно холодно.

— Но она не может навести морок на демона?

— Я, наверное, смог бы увидеть ее в любом обличье, хотя Моргана наверняка очень бы постаралась, чтобы я не заметил ее, — ответил граф. — Ты же сама сказала, что той ночью она исчезла за несколько мгновений до того, как я вошел в комнату.

— Это правда, но… — Анна покачнулась и едва не упала. Цезарь тут же бросился к ней и поддержал. С нежностью, которой граф от себя не ожидал, он обнял девушку, затем осторожно усадил на стул.

— Вот так. — Анна попыталась встать, но граф удержал ее. — Нет, querida. Посиди минутку. Дыши глубже. — Он внимательно следил за ее рывками вздымавшейся грудью. — Еще.

Вскоре зеленоватый оттенок исчез с ее щек, и Анна, подняв голову, прошептала:

— Прости.

— За что?

— За то, что расклеилась, хотя во всеуслышание заявляла, что хочу быть Зеной — королевой воинов.

Цезарь молча гладил девушку по плечам, не зная, как унять дрожь, все еще сотрясавшую ее тело.

Черт побери! Он просто не мог видеть ее в таком состоянии! От этого хотелось немедленно убить кого-нибудь!

Предпочтительно — из рода фей.

— Я не знаю, кто такая Зена, но подозреваю, что даже королева воинов в твоей ситуации чувствовала бы себя неважно, — пробормотал он наконец.

— Ты хочешь сказать, что и она бы испугалась, если бы обнаружила, что ее кузина — убийца, которая некогда пыталась сжечь ее, а сейчас охотится за ее сердцем?

— Анна, я не могу сказать с абсолютной уверенностью, что именно Моргана подожгла твой дом. — Он крепко обнял ее за плечи. — Но думаю, мы не должны исключать такую возможность.

— Да, ты прав. — Она подняла руку и помассировала виски. — Мне нужно… Мне нужно подумать.

— У тебя еще будет время для этого.

— Вообще-то… не будет. — Анна посмотрела на свои наручные часы. — У меня рейс в Лос-Анджелес меньше чем через шесть часов.

— Нет! — Цезарь тотчас проклял себя за нечаянно вырвавшееся у него столь категоричное возражение.

Анна же взглянула на него, прищурившись, и выражение ее лица стало жестким.

«Господи, ну что я за болван?! — мысленно воскликнул граф. — В течение пяти веков общался с женщинами самых разных национальностей и верований и не мог усвоить, что приказывать женщине — самый верный способ добиться обратного».

— Что ты сказал? — спросила наконец Анна.

Цезарь помолчал, тщательно подбирая слова. Следовало применять самые мягкие меры. Он предпочел бы не удерживать Анну против ее воли. Многие женщины находят, что это — чрезвычайно сексуально, когда их приковывают к постели. Но, к сожалению, Анна не из их числа.

— Ты должна остаться здесь, — мягко произнес он. — По крайней мере в доме Стикса ты будешь в безопасности.

Анна обернулась и бросила взгляд на мертвую Сибил.

— Не в такой уж и безопасности.

— Тогда я заберу тебя…

— Нет, Цезарь! — Она снова обхватила плечи руками, пытаясь унять нервный озноб. — Я не могу провести остаток вечности, прячась или бегая от опасности.

— Это не будет продолжаться вечно.

— Думаешь, Моргана ле Фей забудет обо мне? — спросила она. — Или вдруг неожиданно раскается и решит, что нехорошо убивать членов своей семьи?

Досадуя на себя и весь мир, Цезарь скрипнул зубами. Ну не мог он сказать Анне, что ей суждено пополнить ряды оракулов. И что никакой — даже самый отчаянный — демон не осмелится причинить ей вред, ибо навлечет на себя гнев высших сил.

— Твои способности будут усиливаться с каждым днем, — сказал он, поглаживая ее по волосам. — Очень скоро ты сможешь сама защитить себя. Но до этого времени ты должна оставаться с теми, кто может спрятать тебя от Морганы.

Анна задумалась. Логика в словах Цезаря определенно была.

— Ты хочешь сказать, что я должна остаться с тобой?

Граф провел ладонью по щеке девушки.

— Неужели это для тебя так страшно?

Ресницы Анны затрепетали, хотя она пыталась не реагировать на его прикосновение.

— Моя жизнь — в Калифорнии. У меня есть квартира, работа, люди, которым нужна я и которые нужны мне. Я не могу просто так взять и исчезнуть.

— У тебя не будет жизни, если ты примешь вызов Морганы раньше, чем станешь к этому готова. — Он положил руки ей на плечи. Магические способности Анны не позволяли ему воздействовать на ее сознание, но у него были и другие возможности. Цезарь легонько провел большим пальцем по пухлой нижней губе Анны. — Не глупи, querida. Останься здесь и прими ту помощь, которую мы рады тебе предложить.

Она долго молчала, глядя в его глаза. Цезарь даже самонадеянно предположил, что ему удалось околдовать ее своим прикосновением. Не впервой женщина теряла дар речи под воздействием его мужских чар.

Затем в ореховых глазах промелькнул огонек, и Анна, протянув руку, крепко сжала его пальцы.

— Есть ведь что-то еще, не так ли?

— Что-то еще?..

— Ты пытаешься защитить меня не просто по доброте своего сердца. Есть что-то еще, о чем ты мне не рассказываешь.


Скромный деревянный дом, затерявшийся среди пасторальных пейзажей, совсем не походил на Авалонский замок.

Старая покосившаяся постройка, обставленная такой же старой растрескавшейся и обтрепанной мебелью. На некогда белых стенах висело несколько вышитых крестиком картин, окна закрывали занавески из полосатой льняной ткани, но эти признаки уюта никак не могли уничтожить ни сырость, постепенно приводившую в негодность дерево, ни мышей, которые, казалось, навеки обосновались в подвале. Кроме того, повсюду чувствовался резкий раздражающий запах мяты — словно напоминавший о старой даме, которую Моргана похоронила в саду за домом.

Моргана решила поселиться в такой лачуге только потому, что этот полуразвалившийся дом располагался в очень уединенном месте и достаточно далеко от Чикаго, так что королева фей могла продолжать свои поиски, не опасаясь, что ее кто-нибудь обнаружит.

Лежа в постели в спальне наверху, Моргана старалась не обращать внимания на толстый слой пыли на полу и влажную плесень на стенах. В данный момент она была слишком утомлена, чтобы обращать внимание на такие мелочи. Она была настолько измучена, что даже не могла сбросить с себя тяжелое лоскутное одеяло, которое Модрон накинула на ее обнаженное тело.

Магические способности Морганы имели природный характер, не такой, как у фей, и сотворение портала, достаточно большого — то есть не только для себя, но и для старой ведьмы — совершенно истощило ее силы, и для их полного восстановления требовалось несколько дней.

Впрочем, даже остававшихся у нее сил было достаточно, чтобы убить большинство земных существ.

Потягивая маленькими глотками теплый чай с медом, помогавший хотя бы ослабить не унимавшуюся боль, Моргана молча смотрела на Модрон — та, шаркая ногами, входила в комнату.

Клочки спутанных волос провидицы прилипли к ее черепу, и на ней сейчас было бесформенное платье, принадлежавшее старой женщине, жившей на этой ферме, до того, как Моргана выпила ее жалкую жизнь.

Даже ванна, принятая старухой, не смогла помочь, и вид у колдуньи был по-прежнему отвратительный.

— Демон сейчас явится, — проскрипела Модрон; взгляд ее слепых глаз был устремлен на Моргану.

— Хорошо. Приведи его сюда.

Модрон подняла свою узловатую руку.

— Ты еще слишком слаба. Нужно подождать.

Моргана зашипела в ответ на ворчанье старухи. Ведьма брюзжала и скулила с того самого момента, как Моргана приказала вызвать Адара.

— Ты слышала мой приказ, ведьма?! — вскричала она. — Приведи охотника ко мне!

Предсказательница с мрачным видом продолжала стоять у порога, и на ее уродливом лице застыло выражение недовольства.

— Нам не понадобился бы Адар, если бы ты не убила фею.

Моргана швырнула чашку с чаем в брюзжащую колдунью. Модрон с легкостью уклонилась, и чашка ударилась в дверь. Старуха же хрипло рассмеялась.

Моргана ужасно разозлилась, когда с помощью своей магии узнала, что Сибил держат в заколдованной комнате. Не было способа определить точное местонахождение Сибил и не было возможности вытащить ее оттуда, не подвергая саму королеву недопустимому риску. Не оставалось ничего другого, как убить фею.

— Я же тебе говорила, глупая ты тварь, что я не могла рисковать! — в ярости закричала Моргана.

— Ты даже не знаешь, нашла ли Сибил именно ту, которую ты ищешь.

— Теперь это уже не имеет значения, не так ли?

— Да, наверное. — Ведьма сокрушенно покачала головой, и пряди седых волос разметались вокруг ее морщинистого лица. — А теперь у тебя есть только труп, который ты не можешь ни о чем спросить и который даже не можешь найти.

Моргана откинулась на подушки, отказываясь поддаваться на провокационное брюзжание старухи. Она должна восстановить свои силы. А до тех пор она слишком уязвима.

— У меня есть кое-что получше, — сказала королева. — Если Сибил была захвачена той, в которой течет порченая кровь моего брата, тогда ее тело приведет меня прямо к цели.

Тут по дому разнесся звон колокольчика, предупреждавший, что кто-то пересек магический барьер, который Моргана установила во дворе. Фея бросила на старуху строгий взгляд.

— Иди, встречай Адара. И не болтай лишнего. Иначе я позволю демону взять часть оплаты твоей плотью.

Модрон поморщилась и начала спускаться по лестнице. Демон Адар требовал крови от того, кто нуждался в его услугах. И, помимо этого, большое количество золота.

Прошло несколько минут. Моргана за это время собралась, старательно придав своему лицу спокойное выражение, и приспустила одеяло, обнажив кремовое плечо и слегка приоткрыв соблазнительную грудь.

Из всех средств воздействия изысканная красота Морганы была ее самым мощным оружием.

Адар появился в дверях совершенно бесшумно; его движения были настолько выверены, что казалось, даже слой пыли на дощатом полу не был потревожен.

На первый взгляд Адар походил на смертного — худенький ребенок с лицом ангела и копной вьющихся золотистых волос. Одет он был в джинсы и простенькую футболку.

Однако глаза выдавали его происхождение. Слишком крупные для такого ангельского личика, они были заполнены чернильной темнотой и слегка косили. Когда же улыбка тронула его губы, сразу стали заметны длинные острые клыки.

— Приветствую вас, госпожа.

Моргана поманила его к себе:

— Подойди ближе, Адар.

— Не обижайтесь, госпожа, но я бы предпочел остаться здесь, — промурлыкал в ответ демон.

— Я могу убить тебя и на расстоянии.

Адар пожал плечами и прислонился к дверному косяку.

— Верно. Но я все же предпочту остаться здесь.

Воздух в комнате замерцал, наливаясь жаром.

— Ты играешь со мной в опасную игру, Адар.

Его улыбка стала еще шире; теперь стали видны и нижние клыки. Было очевидно, что этот «ангел» способен укусить серьезно…

— А разве есть другие игры? — спросил он. Голос Адара казался слишком низким для такого изящного телосложения.

— Есть. И их вполне достаточно. — Осознав, что ее сексуальность не действует на демона, Моргана натянула на плечи одеяло. Пора было переходить к делу. — Мне необходимы твои услуги, Адар.

— Тебе известна моя цена?

— Существует очень немного вещей, о которых я не знаю, Адар.

Черные глаза демона изучали Моргану с явной подозрительностью. Он чувствовал, что королева не собирается отворять ему свою вену.

— Так ты готова играть?

Моргана пожала плечами. Нет смысла говорить этому ангелоподобному чудовищу, что она решительно настроена убить его. И непременно убьет, как только ему удастся определить местонахождение жертвы.

— Тебя не было бы здесь, если бы я не была готова, — ровным голосом произнесла она.

Долгое время Адар молчал. Неистовое желание отведать крови королевы боролось в нем с опасением, что Моргана готовит какую-то ловушку.

Наконец жажда крови взяла верх над чувством благоразумия. Темные глаза сверкнули желанием, и он низко поклонился, скрепляя сделку.

— Мне понадобится что-нибудь, принадлежащее добыче, — сказал он, выпрямившись. — Какая-нибудь вещь, которая хранит ее запах.

Моргана жестом указала на стоявшие в углу дорогие кожаные чемоданы. Как только они прибыли сюда, она послала Модрон в Чикаго, чтобы узнать, где Сибил останавливалась. Забрать багаж феи не составило никакого труда.

— Возьми то, что тебе нужно.

Демон рывком раскрыл чемодан, порылся среди одежды и выбрал шелковый шарф. Сосредоточившись, он прижал шарф к носу.

— Это фея.

— Последний раз ее видели…

— В этом нет необходимости. — Он осмелился перебить королеву с легкой ухмылкой на губах. Адар чувствовал, что Моргана не в лучшей форме. Иначе она, вероятно, убила бы его прямо на месте. Но тогда ей пришлось бы вызывать другую ищейку.

— Не будь слишком самоуверенным, демон, — предупредила она; в голосе королевы слышалась явная угроза. — Эту женщину держат в помещении, защищенном мощным заклинанием.

Не осознавая, насколько он близок к смерти, Адар направился обратно к двери.

— Магия не может скрыть ее от меня.

— Адар!..

Он остановился, услышав властные нотки в голосе Морганы.

— Да, слушаю.

— Выясни, где прячут эту женщину, но не пытайся приблизиться к ней. Как только определишь ее местонахождение, вернешься ко мне.

Мрак закружился в глазах Адара; казалось, ему не терпелось выйти на охоту.

— Я не возьму с тебя дополнительную плату за то, что доставлю фею к тебе.

Воздух раскалился настолько, что демон с трудом мог дышать.

— Ты сделаешь все так, как я сказала. Или узнаешь, каким серьезным может быть мое неудовольствие.

Адар коснулся своего горла — словно это прикосновение могло добавить свежего воздуха в раскаленную атмосферу комнаты.

— Вообще-то, думаю, я ее уже отыскал.

Моргана взмахнула рукой, ослабляя воздействие.

— Иди.

— Да, госпожа.


Стоя перед Цезарем, Анна ждала его ответа. Она не слишком много знала о мире демонов, но вполне могла почувствовать, когда от нее что-то скрывали. В конце концов, не зря же Анна Рэндал была юристом.

А Цезарь определенно что-то скрывал.

Анна подбоченилась и, встав прямо перед графом, постаралась отбросить мысль о том, насколько же привлекателен этот мужчина. Она все еще ощущала его прикосновение, и одно это уже отвлекало ее.

— Цезарь, что ты скрываешь?

Смуглое лицо вампира казалось совершенно непроницаемым.

— Я рассказал тебе все, что мне известно о Моргане и о той угрозе, которую она для тебя представляет.

Это была довольно наивная попытка уклониться от ответа.

— Цезарь…

Анна была решительно настроена любым доступным ей способом добиться от него правды, но тут ее отвлекло слабое свечение, которое возникло в комнате. Обернувшись, она увидела, что странное свечение исходит от Сибил. Светлое марево, мерцая, кружилось над мертвым телом, и зрелище это было настолько жутким, что у Анны мурашки по спине пробежали.

— Боже праведный… — прошептала она.

Взгляд Цезаря заметался по темнице в поисках источника угрозы.

— В чем дело?!

— Сибил… — Анна инстинктивно прижалась спиной к стене. Если мертвая фея способна двигаться, то от нее лучше держаться подальше. — Она светится…

— Я ничего не вижу. — Цезарь пристально посмотрел на исказившееся от ужаса лицо Анны, затем крикнул в открытую дверь каземата: — Леве, ко мне!

— Oui? — Войдя в камеру, маленький горгулья моментально разобрался в ситуации и вперил свой взгляд в светящееся тело. — Э…

— Что это? — спросил Цезарь.

— Демон Адар. — Серые глазки Леве скользнули по Анне и остановились на графе. — Он выслеживает твою подопечную, Цезарь.

Вампир пробормотал проклятие; мрачное выражение его лица никоим образом не могло успокоить Анну.

— Кто такой демон Адар? — спросила она.

— Очень плохая новость, — пробормотал Цезарь, поворачиваясь к двери. — Стикс!

Воин тотчас появился в дверном проеме.

— Что случилось?

Цезарь приблизился к нему, и они стали о чем-то говорить вполголоса — до слуха Анны долетали лишь отдельные слова. Стикс бормотал что-то о пещерах, Комиссии и необходимости скрыться, но на все его слова Цезарь отвечал решительными возражениями. Потом в разговоре начало то и дело упоминаться имя Вайпер. Наконец Цезарь положил руку на плечо гиганта и коротко кивнул.

Стикс тотчас двумя пальцами схватил горгулью за лапку, и они вышли из комнаты. А Цезарь подошел к Анне.

— Мы должны уйти отсюда. Сейчас же.

Инстинкт подсказывал Анне, что вампир прав, но она колебалась. Наконец, покачав головой, заявила:

— Нет. Я никуда не пойду, пока ты не скажешь, что происходит. Почему Сибил светится?

Она тотчас почувствовала, как раздражение Цезаря словно накрывает ее мощной ледяной волной. Вампир явно был не в настроении отвечать на вопросы. Судя по всему, он скорее был настроен отдавать приказания, которые немедленно следовало выполнять.

Не исключено даже, что ему хотелось стукнуть ее по голове и за волосы вытащить из этого подземелья.

— Как только Адары чувствуют запах добычи, они способны навести чары, которым трудно противостоять, — ответил наконец граф.

Ох! Это звучало довольно угрожающе.

— А почему бы тогда нам просто не перенести тело? — Анна поморщилась, бросив взгляд на Сибил.

— Потому что запах останется. И Адару станет понятно, что фею несколько часов держали именно здесь.

Анна в ужасе содрогнулась, хотя и не очень-то понимала, что же происходит.

— А зачем демону отыскивать Сибил?

Цезарь тихо зашипел и начал расхаживать по камере. Словно пантера в тесной клетке.

— Потому что он тот, кого смертные называют наемным убийцей.

— Наемным убийцей?!

Цезарь повернулся к девушке и пронзил ее долгим пристальным взглядом.

— Адар был нанят кем-то, чтобы найти Сибил. И этого демона ничто не остановит, пока он не найдет свою жертву.

— Его наняла Моргана, — прошептала Анна.

— Я тоже склонен так думать. И очень скоро Моргана будет знать, где искать тебя.

Анна зажмурилась.

— О Господи!

— Мы должны идти.

— Но куда? — Она заставила себя открыть глаза. Дело зашло уже слишком далеко, чтобы можно было притворяться, что все это кошмарный сон. — Если этот демон пришел за мной…

— Пока Адар только выслеживает Сибил. Но мы должны поторопиться. Мы не можем рисковать. Возможно, он уже связался с Морганой.

— А как же Стикс и Дарси? — Анна нахмурилась, с запозданием осознав, что появление демона может представлять опасность не только для нее. — Им ничего не угрожает?

Цезарь покачал головой:

— Нет, ничего. Ведь Стикс — Анассо, король. Если возникнет необходимость, он может собрать всех вампиров.

Анна через силу улыбнулась.

— Очень удобно…

— Кроме того, Дарси убьет любое существо, которое будет представлять для Стикса хоть малейшую угрозу, — добавил граф.

Анна в изумлении распахнула глаза.

— Дарси?.. Милая крошечная вегетарианка Дарси?..

Цезарь негромко рассмеялся.

— Возможно, у нее душа ангела, но сердце истинного оборотня.


Глава 6 | Страсть и тьма | Глава 8







Loading...