home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

– Привет, Лен, – притормозил я рядом с секретаршей.

Красавица-брюнетка, полиглот и в целом отличный работник.

– Добрый день, Сакурай-сан, – улыбнулась она в ответ.

– Свяжись со Святовым, пусть они с Беркутовым ко мне зайдут.

Зайдя в кабинет и обойдя стол, плюхнулся в кресло. Всё-таки тесновато здесь. Кабинет хоть и не предназначен для пускания пыли в глаза, но две стопки документов на полу… Надо хоть полки какие повесить. А кстати, что там у меня? Может, уже можно что-то выкинуть?

Зашедшие в кабинет мужчины застали меня сидящим на корточках рядом с двумя поваленными башнями документов, которые теперь, кажется, действительно придётся серьёзно перебрать.

– Привет, шеф, – хмыкнул Святов.

– Кхм, – поднялся я и, придвинув ногой к стене разбросанные папки, направился к своему креслу.

– День добрый, – кивнул Беркутов.

– Добрый, – ответил я им, садясь за стол. – Как добрались, Евгений Евгенич?

– Без проблем, – кивнул он мне.

– Сергеич, ты Евгень Евгеничу рассказывал, как мы тут поживали?

– Вкратце, – кивнул Святов.

– Ну и отлично, пересказывать, значит, не буду. Тогда давайте вы, Евгень Евгенич: что, как. Тоже вкратце.

– С чего бы начать? – задумался Беркутов. – Что ж… К-хм. Для начала, давай все же остановимся на Жень-Жене. Ну или как-то попроще. Я все же не настолько стар, да и ты тут высшая власть. Ну а по теме – все, что мы решили брать с собой, уместилось в один контейнер и стоит сейчас в порту, но это так, мелочи. Тебе ведь не интересен список автоматов, пистолетов…

– А зенитка? – перебил я его.

– Марк 38? – уточнил он. – И что ты докопался до этого старья?

– Почему сразу докопался? – отвёл я на мгновение взгляд. – Раритет, прикольно же.

Раритет раритетом, а меня в прошлом мире такая штука однажды чуть на тот свет не отправила.

– Её мы тоже привезли, в том же контейнере. Так вот, с ручным… и не очень оружием и личными вещами мы разобрались, думаю. МПД плывут отдельно и, насколько я знаю, будут здесь через пару дней. Все остальное имущество моего отряда сейчас активно распродаётся парочкой моих знакомых. Кстати, вертолёт ещё не продали, и если что…

Как рассказывал Беркутов, их наёмный отряд вложил немало сил в вертолёт, которым владел, и продавать его мужикам было откровенно жаль.

– Нет, – покачал я головой. – Слишком геморно, Жень-Жень. И сама перевозка из страны в страну, и местные законы… – я даже слегка скривился. – Не знаю, как у вас в России, а в Японии с летающей техникой все не просто – она тут чётко разделена на военную и гражданскую. Очень чётко, – повторил я. – Если взять любую пассажирскую вертушку, в неё, вон, плюнь и она развалится. Нормальные вертолёты могут иметь только аристократы, но в этом случае имеют место быть ограничения на применение. Короче, российский Ми-8ТВ слишком «крепкий» даже если снять с него все вооружение. Могут и не пропустить. Да скорей всего и не пропустят. Боевые роботы можно купить относительно просто, МПД вообще как пирожки расходятся, а вот со всем, что летает и может стрелять, – уточнил я, – тут проблема.

– Да, вроде, частных аэродромов в Японии полно, насколько я знаю, – заметил удивлённо Беркутов.

– Так их и проверяют постоянно, – откликнулся Святов. – Опять же, транспорт-то там гражданский.

– А ещё, девяносто процентов под аристократами ходят, – добавил я.

– И? Что делать? – спросил Беркутов. – Что-то вы не сильно расстроены.

– Хех, а что расстраиваться-то? – усмехнулся я. – Модернизировать местные вертолёты никто не запрещает.

– Это суррогат, – заметил Жень-Жень. – Все равно хрень получится.

– На то и расчёт у правительства, – подтвердил я. – Но нам пока много и не надо.

– Да и техники, которых ты привез, нифига не новички, – вставил Святов. – Думаю, они и из местных вертушек что-нибудь да сварганят.

– Хм, эти, пожалуй, могут, – согласился Беркутов. – Ладно, тогда продолжу, – вздохнул он напоказ. – Что касается личного состава. В общем и целом все как и предполагалось: тридцать восемь человек пехоты, четыре «ветерана», остальные «воины». Из них два снайпера, подрывник и хакер. Тяжёлых пехотинцев двенадцать человек, но повторюсь – по-настоящему они свою силу могут показать только с МПД.

– Да-да, – отмахнулся я, – помню. Будут тебе МПД. С Антиповым ты оказался прав, он сейчас со своими людьми оформляет увольнение из рядов армии и через несколько дней будет здесь.

– А новых МПД у тебя, как я понял, нет, – вздохнул Беркутов.

– Ну не все же сразу. У меня, знаешь, какие дни загруженные были?

– Представляю, – покосился мужчина на Святова. – Но я быстрей вернуться не мог.

– Я тебя и не виню ни в чем, – пожал я плечами в ответ. – Сами справились.

– Да, – покачал он с какой-то горечью головой. – Сами.

– Что-то не так? – решил я уточнить. А-то как-то не в тему он сейчас взгрустнул. Победили же.

– Это он Розова Виталия Алексеевича вспомнил, – вздохнул Святов. – У нас во время войны с Вятовыми была похожая ситуация, только там не два «учителя» было, а два «мастера». В итоге Розарио пришлось заманивать их и подрывать вместе с собой. Так мы командира четвёртой тысячи и потеряли.

– Нам бы твои мозги парень, да в той войне, – резко выдохнул Жень-Жень, – может, и не проиграли бы.

– Ерунду говоришь, – нахмурился я. – Мы тот план всем миром придумывали.

Мне хоть и лестно немного, но он должен реально оценивать своего командира.

– Пусть так, – бросил он быстрый взгляд на Святова. – Замнём для ясности.

– Замнём, – глянул я в ту же сторону. Что там Сергеич про меня наплёл, блин? – По поводу МПД – я буду решать вопрос в ближайшее время.

Мог бы и раньше начать, но увы мне, я тупо забыл, что среди людей Беркутова будут тяжёлые пехотинцы. Каюсь, грешен.

– Принято, – кивнул Жень-Жень. – Дальше у нас идут техники, – продолжил он. – Тут мне несколько повезло – на переезд согласилось чуть больше, чем я рассчитывал, так что тридцать семь человек я с собой привёз. Плюс пятеро, что уже здесь, – тут он явно замялся и, проведя рукой по ёжику волос, всё-таки решил высказаться. – Такое дело, шеф, эти сорок два человека далеко не всё, что можно прибрать к рукам, просто они лучшие. Профи высочайшего класса, готовые руководители от команды в несколько десятков человек до целых отделов. Причём я ручаюсь: каждый из них умеет работать руками, а не только руководить. Однако, кроме них, на родине сидят десятки простых работяг, они пригодились бы. Грамотные, прошедшие войну спецы, которые позволят тебе не только иметь техников, а создавать профильные команды. Боевые роботы, мобильные доспехи, МПД, те же вертолёты, у всего это, как ни крути, специфика отличается друг от друга. Наши… супер профи, – усмехнулся мужчина, – конечно справятся, но без профи обыкновенных их потенциал не будет полностью раскрыт.

Я даже похлопал несколько раз после того, как Беркутов замолчал.

– Ну ты задвинул агиткампанию, – усмехнулся я. – А то, что мне столько техников просто девать некуда, ты учёл? Их же будет лишь слегка меньше, чем все мои наличные боевые силы.

На самом деле, я сейчас просто немного издевался на Жень-Женем. Если Боков не оплошает, а что-то говорит мне, что не оплошает, лишний техперсонал не помешает. В конце концов, они сами себя обеспечивать и будут. И себя, и свои семьи. Если бы не его предложение, я бы сейчас активно размышлял над тем, нужно ли мне столько техников, а так…

– Да ладно тебе, шеф, – влез Святов, – никогда не поверю, что ты не найдёшь, как их применить.

– Вопрос спорный, – хмыкнул я в ответ, – но вам сейчас просто повезло и работа для них найдётся. Да только благодарить нужно Бокова, а не меня.

– Вот ведь ушлый тип, – улыбнулся и покачал головой Сергеич.

– Лучше бы ты мне военных с таким жаром искал, – произнес я, качнув головой. – Ладно, что там дальше?

– Военных я тоже ищу, – заметил Беркутов, – но они к нынешнему моменту нашли, куда приткнуться. Далеко не все удачно, и рады своему положению немногие, но хоть что-то. Переезжать на другой край света – это, знаешь ли, то ещё решение. В любом случае, за ситуацией я поглядываю, и если вдруг что… ты об этом узнаешь первым, – и помолчав пару секунд, давая мне вставить слово, если вдруг захочу, продолжил: – С техниками, значит, закончили. Дальше у нас идут четыре пилота шагающей техники. Пилоты, как я и говорил ранее, универсалы, так что им хоть мобильный доспех, хоть боевой робот, все поровну. Я рекомендую три средних МД и один лёгкий БР.

– Там видно будет, – произнёс я. – Выбирать, боюсь, придётся из того, что есть, а не из того, что хочется. Что-то хорошее, увы, достать не так-то просто.

– Понимаю, – покивал задумчиво Беркутов. – Плюс ограничение в восемьдесят тонн.

– Ну… – поёрзал я в кресле, – с этим я разбираюсь.

– Но ты же сам говорил, – не понял Беркутов. – Что тут сделаешь, если твоей фирме можно иметь лишь столько?

– Тут всё непросто, – вздохнул я. – Это у Шидотэмору лимит в восемьдесят тонн, но у меня ещё есть Ямасита корп. Там примерно такой же лимит. Если эти фирмы сливать, общий тоннаж по закону выходит меньше ста шестидесяти тонн. Если не сливать, придётся крутиться, все ж таки владелец у обоих фирм один. Но! – я аж палец вверх поднял. – Владелец тот несовершеннолетний и фирмами всё по тому же закону не владеет.

– Через два года тебе это может аукнуться, – заметил Беркутов.

– Вот потому я и в раздумьях до сих пор, – откинулся я на кресле и уставился в потолок. – Просматриваю по вечерам своды законов, может, и есть лазейка. А, ну да, – оторвался я от потолка. – Я ж тут недавно верфь прикупил, так что и ее лимит в копилку, – и помолчав немного, все же высказался: – Или рисковать и раскидывать пакеты акций так, чтобы быть владельцем только чего-то одного.

– Ой, темнишь ты, шеф, – высказался Святов. – Пилотов-то всего четыре, и ты знал, что больше их не будет. Так к чему все эти размышления? Или…

– Нет, – прервал я его. – С пилотами все по прежнему. Просто… ну… – не смог я сходу подобрать слова. – Работаю по всем направлениям. Если есть такая тема, почему бы и не обдумать? Лишние лимиты тоннажа для техники не помешают.

– Жадность тебя просто обуревает, шеф, вот что я хочу сказать.

– Пусть так, и что? – посмотрел я на него. – Главное – не рисковать. И хватит, замяли тему, – махнул я рукой. – Хотя чуть позже мы к этому вернёмся, мне тут кое-какая информация попалась… мы это еще обсудим. Всё только намечается, но есть ненулевая вероятность того, что через годик поедем воевать в Малайзию.

– Умеешь ты огорошить… – почесал бровь Святов.

– А то ж, – ухмыльнулся я. – Ладно, это все позже, а сейчас давай, Жень-Жень, заканчивай. Что там у тебя осталось?

– Собственно, по данной теме все. А нет, стоп. Сбил ты меня с мысли, парень. Так, – потёр он лоб собираясь с мыслями. – С нами приехали чуть более двухсот человек гражданских, это семьи бойцов, и ими заняться надо вот прямо сейчас. Пока мы все по гостиницам сидим, но сам понимаешь, люди в новый дом приехали, а гостиницы… – не договорил он. – Плюс к ним, на родине триста семей гражданских специалистов, это около девяти сотен человек, сидят на чемоданах и ждут отмашки на переезд.

– С этим, насколько я знаю, у нас все в порядке. Надо только уточнить у Мамору. Сегодня займусь этим. Сразу и с вашими семьями разберёмся и с теми, что в России сейчас.

– Спасибо, – кивнул Беркутов.

– Да ладно, – удивился я слегка. – Давно ж договорились.

– Это конечно да, – ответил Беркутов осторожно. – Но бывает всякое.

– Постараюсь, чтобы у меня «всякого» было поменьше, – хмыкнул я в ответ на его слова.

– Что ж, тогда с этим разобрались, – произнёс Жень-Жень. – Кстати, среди тех, кто ещё не приехал, есть несколько инженеров. Хороших, насколько я знаю. Без понятия, насколько они тебе нужны, но советую присмотреться к ним. Клан Дорин специализировался на разработке и продаже МПД, думаю, даже в Японии о парочке из них слышали.

– Например? – заинтересовался я.

– Ммм… линейку «Гранитов» наши сделали. СПД-16 и СПД-16у стояли на вооружении императорской армии. «Каратель», но про этот МПД ты вряд ли слышал.

– Это стопятка который? – удивился я. – Слышал, как не слышать. Антипов с таким служит… уже служил, наверное.

– Получилось настолько хорошо, что после уничтожения клана правительство прибрало к рукам все права на него, – произнёс он довольным тоном.

– Ты чему радуешься –то?

-Тому, что не нашим аристократишкам все досталось, – ответил он мне. – С «Гранита» они до сих пор деньги стригут, и хоть чем-нибудь помогли бы остальным.

– Ясненько, – не, ну а что мне ещё оставалось на это ответить? Не гнать же пафосно-воодушевляющую хрень? – Что ж, обязательно к ним присмотрюсь.

Только вот куда их деть? Чтобы инженеры показали себя во всей красе, им нужны условия где работать, с чем работать и с кем работать. Простые, пусть и опытные, техники – это несколько иное, инженерам они не помощники. Тут, как ни крути, полноценное конструкторское бюро нужно, а где я его возьму?

– А эти твои инженеры, – произнёс задумчиво Святов, – над «Вскрывателем» часом не работали?

– Они не мои, а наши, – чуть скривился Беркутов. – И нет, не в курсе.

– Что за «Вскрыватель»? – полюбопытствовал я.

– СПДП-2м, – ответил Сергеич. – Он же средний пехотный доспех прорыва, вторая модель, модернизированный. Правда, в глаза я видел только базовую модель, но говорят, в начале войны несколько аристо получили «два М» в своё пользование.

– У Сергея, среднего сына, был такой МПД, – добавил Беркутов. – Андрей был «мастером», ему МПД только мешал бы, а Виталий Васильевич и вовсе был «виртуозом».

– Андрей – это наследник? – уточнил я.

– Да, – ответили одновременно мужчины. После чего переглянулись, и оба хмыкнули.

– Так что за штука такая?

На что оба, опять же одновременно, пожали плечами.

– Базовая модель была просто сказкой, – взял слово Жень-Жень. – Дорогой только.

– И старой, – влез Святов.

– И все равно дорогой, – покосился на него Беркутов. – Все телохранители Дориных использовали эти МПД, спецназ гвардии, аристократы других родов. Кому требовалось. ТТХ сейчас тебе уже никто не скажет, но что точно известно, так это броня, как у тяжёлых МПД, и мобильность, как у средних. Про модернизированную версию и вовсе молчу. Разве что с броней и мобильностью, думаю, у них все было как минимум не хуже. На продажу они, как понимаешь, не выставлялись.

– И инженеры… – начал я.

– Очень сильно сомневаюсь, – прервал меня Беркутов. – Там же целое КБ над ними работало, какой шанс, что эти четверо были среди десятка, работавшего над СПДП-2м?

Занятно.

– И сколько в том КБ всего народу было?

– Да под пару сотен одних только инженеров, – дёрнул плечом Жень-Жень.

Какие интересные познания для командира первой тысячи Воинов Клана. Не Рода даже. Спрашивать, не спрашивать? Давить, не давить? Ладно, подождём пока. В конце концов, вреда для себя не вижу, наоборот – все сюда тянет мужик. И техников, и инженеров, и гражданских немеряно. Не забыть бы глянуть список, кто там есть кто.

– Я так понимаю, всех выживших инженеров расхватали?

– Почти всех, как видишь, – подтвердил Беркутов.

– А эти? – не мог не спросить я.

– Ну… – замялся он. – Просто по статистике кто-то из инженеров должен был включить гордость и гонор, заявив, что служит только Дориным. Вот они и оказались теми самыми. Да только… – все пытался подобрать он слова, – за десять лет жизни впроголодь, знаешь ли, любая гордость будет подточена. А их отказы вначале аристократы не забыли. Эти типы вообще обиды с трудом забывают.

И правильно делают, как по мне.

– Что ж, давай закончим с этим, а то чувствую себя как в магазине да без денег – все хочется, а купить не могу. С личным составом ты закончил?

– Ммм… почти, – и замолчал. – Тут такое дело… видишь ли… в общем, – собрался с духом Беркутов, – вместе со мной приехал боец ранга «мастер», и он хочет обговорить с тобой условия работы, а в перспективе и вступление в твой Род, – выпалил он на одном дыхании.

Ну ни хрена ж себе!

– И? Откуда столько сомнений? – спросил я, опасаясь какого-нибудь облома, как оно в жизни и бывает. Не, ну серьёзно, такие подарки – да без подвоха? – Вроде хорошая же новость.

– С одной стороны, – почесал он себе макушку. – А с другой, этот тип ушёл из другого Рода для этого.

Оу! Променять службу Роду на родине ради неявных перспектив в Японии? И как он, черт возьми, умудрился уйти? Плюнул на присягу и клятвы?

– Заинтриговал, – качнул я головой улыбнувшись. – Рассказывай, что там да как.

И поелозил в кресле, принимая такой вид, чтобы всем желающим было сразу видно, что мне в общем-то плевать, будет ли у меня «мастер» или нет.

– Щукин Антон Геннадьевич, – заговорил Беркутов и был тут же прерван.

– Щукин?! – было заметно, что Святов действительно сильно удивлён. – Но он же погиб при Байкале.

– Шестьдесят пять лет, холост, детей не имеет, – покосившись на Сергеича, продолжил Беркутов. И немного помолчав, дополнил: – Точнее вдовец. Сын и два внука погибли на войне. На том самом Байкале.

– А как же…

– Сергеич, – поморщился я, – дай человеку договорить. Успеешь вопросы задать.

На что Жень-Жень просто кивнул и продолжил:

– Как я уже сказал, «мастер», использует стихию огня. Человек он в целом добродушный, но заскоки бывают. Характер у него вообще… своеобразный, приверженец золотой середины, если так можно выразиться. У врагов ищет достойные черты, у друзей наоборот. Считает, что вдаваться в крайности нельзя. Несмотря на возраст, человек он…

– С шилом в заднице, – вставил Святов. – Если, конечно, не изменился с тех пор, как я его знал.

– Нет, не изменился, – хмыкнул Беркутов. – Мой предшественник на посту заместителя, а потом и командира первой тысячи.

Хотел я прервать его в этот момент и спросить, куда же ушёл Щукин со своей должности, да подумал, что до этого ещё дойдёт.

– После окончания войны, полного окончания, – уточнил он, – Щукин не нашёл ничего лучшего, как принять предложение главы Рода Тюниных. Антон… не так предвзят, как я, – выдавил из себя Беркутов, – и посчитал, что Тюнины… достойны, – аж скривился Жень-Жень. – Он, как и всегда, посчитал, что нельзя судить на основе своих эмоций, что все не так просто, что… да и с главой Рода он был хорошо знаком. Да вот беда, – самую малость злорадно произнёс Беркутов, – ошибся. Тюнины оказались ничем не лучше остальных. Я обещал ему не распространяться, сам спросишь, если захочешь, но причина уйти у него была. И, как выяснилось, возможность. Дело в том, что Щукин, оказывается, давал клятву верности не Роду, а конкретно его главе, про причины не спрашивай – тут уже сам Антон клялся молчать, соответственно, и мне ничего не сказал. В итоге, после смерти Михаила Тюнина, Щукин стал свободен как ветер в поле. Это, кстати, тоже секрет, но мне разрешено тебе сказать об этом. Сами Тюнины, как ни странно, не знают об этом. Точнее не знали. Теперь-то в курсе, поди. Ну а о причинах его приезда… – тяжко вздохнул Беркутов. – Тут тебе придётся поверить мне на слово, дело в том, что клановая аристократия в России и Европе, скажем так, прогнила. Есть достойные личности и Рода, но в целом все именно так. Род Дориных был воспитан в старых традициях, тут даже не о чести и достоинстве идёт речь, хотя и не без этого, конечно, главное – это единство. Они в это верили и тянули за собой весь клан. Может, внутри все было и не так радужно, но мы-то были Слугами и Воинами клана. Вне политики. Можно сказать, под личным протекторатом Рода Дориных. Потом война, где волей-неволей приходилось сплачиваться. И тут на тебе – все закончилось, Дориных нет, клана нет, зато осталось много чего такого, что хорошо бы прибрать к рукам. Гражданские первые на себе ощутили «сплочённость» клана, – поморщился мужик. – Про них не то чтобы забыли, им прямо сказали валить куда подальше. Нет, видите ли, ресурсов для помощи, да и не принадлежат они Роду. Вот и прикинь, каково было старику, который вырос на совсем других принципах. Старику, парень, переключиться на иные принципы, изменить себя еще сложней, чем нам со Святовым.

– Учитывая, что мы и не изменились, – вставил грустный Сергеич.

– Щукин сказал, что хочет вернуть былые времена, – продолжил Беркутов. – Быть частью единого Рода. Потому он и встрепенулся, когда узнал, что непримиримый Беркутов, – иронично хекнул Жень-Жень, – куда-то тащит людей. Узнал, нашёл и прицепился как клещ. Я ему, правда, ничего толком и не рассказал, так, чисто техническую информацию – имя твоё, возраст, национальность, – потёр он лоб. – Тем не менее Щукин выразил желание приехать и поговорить с тобой. К слову, из Рода он уже ушёл, не факт, что к тебе примкнёт, но в Россию вернётся уже вряд ли.

– Насколько Тюнины будут… опечалены его уходом? – задал я вопрос.

– Если ты про месть, то забудь, – махнул он рукой. – Ты вообще не при делах, а Антон… – пожевал губами мужчина. – Его небезосновательно считают безбашенным. Щукин вполне может вернуться и, если потребуется, ценой своей жизни выпилить всех неугодных. Но если тебя это волнует, спроси у него сам, ему всяко проще разъяснить этот вопрос.

– Значит сейчас он в Токио, – пробормотал я, задумавшись.

– Да, – подтвердил Беркутов, хоть это и не вопрос был. – В местном отеле. Что-то там Интерконтиненталь.

– Ана Интерконтиненталь Токио? – переспросил я.

– Да, точно, – подтвердил Жень-Жень.

– Ну ты глянь, Сергеич, какой популярный отель.

– Что-то не так? – подобрался Беркутов.

– Не обращай внимания, – усмехнулся Святов. – У нас там пару раз встреча происходила с местным криминальным воротилой. С тем самым, против кого воевали, – пояснил он бывшему командиру.

Так как Беркутов успел даже немного поучаствовать в той авантюре, о которой говорил Святов, он понял.

– Сегодня я к нему уже не поеду, а вот завтра… хотя нет… – хотя да. Старый немец может и подождать, благо не горит. – А впрочем, завтра можно и встретиться.

Грех жаловаться, конечно, мне с базой повезло, но как же жаль, что она аж за городом. Так бы и к Шмитту успел, и к Щукину.

– Его сюда позвать, или сам к нему съездишь? – спросил Беркутов.

Туплю. Зачем русского сюда-то звать?

– Сам, – ответил я. – Вместе с тобой, понятное дело. Сергеич, не хочешь земляка навестить?

– Да мы как-то с ним не очень и знакомы, – пожал плечами мужчина. – Не того полёта птица я был.

– Кстати да, – вспомнил я, – как так получилось, что ты его мёртвым считал?

– Да вот как-то так, – ответил он слегка неуверенно. И глянув на Беркутова, пояснил: – Он же телохранителем Сергея Дорина был, а тот под конец войны последним из Рода. Я как-то думал, что Щукин вместе с ним под Байкалом сгинул. Да и не было про него никаких слухов после этого.

Оп-па, какие откровения.

– Жень-Жень, поясни.

А то фигня получается – господин мёртв, а его телохранитель, который должен был быть при нем, жив. Вслух я этого не сказал, но тут и так все понятно.

– Тут все и просто, и сложно одновременно, – вздохнул Беркутов. – Та история под Байкалом случилась, это…

– Я в курсе, что это и где это.

– Да, так вот. В тот день должна была состояться битва за одну из баз Вятовых, и Сергей Дорин находился вместе со штабом, который располагался чуть в стороне от основных сил. Про штаб, точнее его точные координаты, знали всего несколько человек, и я был среди них. Но то, что произошло… – замолчал он, поджав губы. – Мне так и хочется сказать про предательство, но все же склоняюсь к версии, что Вятовым просто повезло. Или их разведка оказалась на высоте… одновременно с везением. В общем, вся артиллерия, какая была у противника, отработала чётко по штабу. И это учитывая, что был у нас и фальшивый. Очень похоже на… – сложно ему об этом рассказывать, как я посмотрю, до сих пор сложно. – Нет, – помотал он головой, – слишком мало людей знало, и все они… – бормотал он. – Кхм, так вот, – взял он себя в руки. – Вся вражеская артиллерия отработала по штабу. Можешь мне поверить, там творился настоящий ад. А когда я со своими людьми туда прибыл, точнее, все же смог пробиться, от штаба осталась только вспаханная земля и куски тел. Главу… Сергея, мы опознали только по частям его МПД. Первый раз Щукину повезло в том, что он все же выжил, второй раз – что мы его смогли найти. Как понимаешь, в первую очередь искали Главу или его тело. Так что ничем иным, как везением, это не назовёшь. Он, чтоб ты понимал, был на две трети просто закопан в землю. Ну и в третий раз ему повезло, когда мы с парнями смогли скрытно, – выделил он слово, – вывезти его оттуда и поместить в клинику. После смерти Сергея клан официально прекратил существование, но все прекрасно понимали, что Вятовы так просто не отступятся, и такая цель, как оказавшийся в коме «мастер», была бы у них в приоритете. Так что Щукин – тот ещё везунчик. Три года без сознания, год реабилитации и участие в последней крупномасштабной операции остатков клана Дориных. Святов в это время уже здесь шустрил. И довольно успешно, насколько я знаю.

– В том, что я делал, нет ни чести, ни доблести, – глухо и без эмоций произнёс Святов. – Я ведь тебе не говорил, шеф? – поднял он на меня взгляд. – Пять детей Вятовых и их матери.

– И их охрана, – попытался поддержать его Беркутов. – Сомневаюсь, что это было легко и просто.

На что Сергеич отвернулся и произнёс куда-то в стену:

– Плевать на охрану.

Вот, похоже, и ещё одна причина держаться от родины подальше. Ему тупо стыдно. Потому и связь с бывшими соклановцами поддерживал минимальную.

– Кстати, Жень-Жень, – изобразил я очень пристальный взгляд, – ты ведь не предавал Дориных?

– Что-о-о? – протянул мужчина. – Ты… Нет! Ни словом, ни делом. Я всегда был предан клану и Роду Дориных! – чуть ли не прошипел Беркутов.

Посверлив его взглядом ещё пару секунд, произнёс:

– Ну и забудем об этом. Что скажешь про Щукина и шансы на его приобретение? Ты хоть немного, но знаком со мной. Твои предположения?

Попыхтев несколько секунд, он все же выдал:

– Велики. Если не станешь задавать подобные вопросы. Хотя с Щукиным, пожалуй, можешь и задать.

– Не злитесь, Евгений Евгеньевич, – добавил я в голос самую малость просительных интонаций. – Я должен был спросить и увидеть вашу реакцию.

Ведьмаки могут чувствовать ложь, и чем чётче ответ, тем чётче понимание. Мне действительно необходимо было задать этот или подобный вопрос. И слава богу, его ответ мне понравился. Чёткое ощущение того, что мужик не врёт.

– Забыли, – отвернулся он, но через пару секунд вздохнув, повернулся обратно. – Всё. Я тебя понимаю и больше не будем об этом. Ну а Щукин сейчас готов пойти к кому угодно, лишь бы был шанс хотя бы на тень прежней жизни. На твоей стороне я и все те, кто пришёл вместе со мной. Так что ты для него, можно сказать, самый первый и наиболее вероятный кандидат. Случиться может всякое, но если не будешь перегибать палку и строить из себя избалованного мальчика, считай, он твой.

– Это радует, – пробормотал я. – Значит завтра к нему и съезжу.

Не думал, что заполучить «мастера» будет так легко. Ну с учётом того, что он вообще появился на горизонте.


Глава 6 | Удерживая маску | * * *