home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 19

– Ох, вот это удар, – отдернул я руку от живота Кагами и показушно потряс ладонью. – Малыш определенно вырастет сильным. Ох, и задаст он жару сестрам! – покачал я головой, улыбнувшись.

– Пф, – фыркнула, собирающаяся в школу Шина.

Мизуки уже убежала, а я вновь заглянул к Кояма, дабы мелькнуть рядом с Кагами. Пусть суеверие, но ничего не могу с собой поделать. Раньше как-то не до этого было, все мысли вокруг своих проблем крутились, а тут как по голове стукнуло.

– Надеюсь и ты примешь участие в его воспитании, Синдзи, – произнесла с улыбкой Кагами.

– А то ж! – усмехнулся я. – Мы еще сделаем из него безбашенного отморозка!

– Кхм, – кашлянула Кагами.

– Ну, постараемся сделать, – стушевался я под ее взглядом.

– Кхм, кхм.

– Пока мама не видит, я научу тебя, как ругаться без мата, – обратился я к ее животу.

– Синдзи, – произнесла она укоризненно.

– Да ладно вам, Кагами-сан, вы все равно ничего не увидите. А что не видно, того не существует! – вознес я палец к небесам.

– Мальчишки, – покачала она головой.

– Только и умеешь, что материться, – продефилировала мимо нас Шина.

Глянув на ее мать, обернулся и крикнул вслед вышедшей из гостиной девушке:

– Я матом не ругаюсь! – и обернувшись к Кагами, произнес: – Но ведь не ругаюсь же.

– Я знаю, Синдзи, – вздохнула она. – Когда вы уже помиритесь?

– Когда она замуж выйдет и успокоится.

На что Кагами только головой покачала.

Стоит отметить, что вчера под вечер отзвонился Рымов, сообщив, что машину они купили. Мой новый трудовой конь теперь называется «Mercedes-Benz W212». Сообщил он и о желании Васи-тяна переговорить насчет нового Майбаха, ну а я, дурак, и поперся на разговор, благо они с Сейджуном уже успели заселиться в новый дом неподалеку. Столь… впечатляющей актерской игры я не видел уже давно, а уж от лица брутального мужика и подавно. Все эти заламывания рук, почти плач, – благо слезу он все-таки не пустил, – стенания и закатывания глаз меня, признаться, впечатлили. А цена вопроса оказалась восемь миллионов рублей, что меня опять же впечатлило. Maybach Exelero, по словам Васи-тяна, был довольно редкой зверушкой в наших краях. Не то, чтобы он был сам по себе редок, – не более, чем любая машина подобного класса, – но конкретно в Японии штука нечастая. Так Вася-тян клялся и божился, что сможет достать машину в рекордные две недели. Но – восемь миллионов, народ! Я, конечно, могу в покупательском угаре потратить больше, чем планировал, – но не столько же! С другой стороны, у меня на носу череда приглашений к аристократам и появиться там лучше на чем-нибудь получше… Восемь лямов! Прежний Майбах стоил мне, если округлить, пятьсот тысяч, а тут такое… Теперь, кстати, понятно почему Вася-тян был не так уж и сильно расстроен потерей старых машин, – видимо, давно уже присмотрел новую игрушку и просто не знал, как ко мне подступиться. В общем, деньги я им перевел. Меня не сильно радуют такие траты, но в прошлый раз мы Майбах месяц ждали, а тут – две недели.

Забавно, вроде и богаче становлюсь, но вместе с тем и прижимистей.

Учебный день отметился для меня только уроком истории, где нам рассказывали, как Симадзу и Кояма чуть больше четырехсот лет назад в Имдинской войне на пару терроризировали корейцев. «Дьяволы Симадзу» и «Проклятый огонь Кояма» – две террористические группировки, от которых корейцы до сих пор икают. Причем войны было две, с двухлетним перерывом между ними, и в конце второй тогдашний правитель Японии – Тоётоми Хидэёси, из рода моего дружбана Кена – банально бросил оба клана на растерзание корейцев. Симадзу и Кояма не простили. Во-первых, большая их часть умудрилась оттуда вырваться, после чего корейцы, собственно, и начали икать при их упоминании. А во-вторых, по возвращению домой, Род Тоётоми не просидел на своем троне и пары десятилетий, и если бы не вмешавшиеся Токугава, их бы и вовсе вырезали. Кояма удовлетворились отступными, так как они все же клан, а вот имперский Род Симадзу вознамерился занять пост правителей, что Токугава им сделать не дали. Так Симадзу с Токугава с тех пор и враждуют.

А про бывший имперский Род Тоётоми, ставший кланом, и вовсе все позабыли.

Ну а после уроков, благо у нас все еще были короткие дни, я сидел на своей лавочке в помещении для участников турнира. Следующим моим соперником будет Хамагури Кайю и этот парень из очень… интересного, скажем так, Рода. Начнем с того, хоть это и мелочь, их клан весьма молод – им от силы четыреста лет, а вот что интересно, так это причина образования этого клана. Если коротко, то в свое время, клан Кояма начал прессовать ряд свободных Родов, уж не знаю по какой причине, а те в ответ на это, пока Кояма воевали в Корее, взяли да объединились в собственный клан. Все-таки в те времена это было гораздо проще. Ну а после возвращения домой и разборок с Родом Тоётоми им было не до нового клана – да и не факт, что силы были. В общем, Хамагури собрались и успели заматереть достаточно сильно, чтобы Кояма просто плюнули на них, да вот только вражда и негатив остался. До войны они каким-то чудом ни разу не довели, но гадили друг другу с упоением. Тут уж не напряженные отношения с Охаяси, тут гораздо серьезней дела были. А недавно – относительно, конечно – Кояма начали войну с Докья, и чтобы вы думали? Хамагури оказались достаточно… благородны, чтобы не вмешиваться. С тех пор градус напряженности снизился, а Кояма почти перестали делать выпады в сторону Хамагури. Только вот неприязнь никуда не делась, и если ситуация позволяла, те же Хамагури были не прочь ляпнуть что-нибудь обидное.

– Ну что, Коямовский выкормыш, сегодня твоя удача кончилась.

Именно с такими словами ко мне подошел Кайю. Сам я к ним лезть не стал, так как совершенно никого из них не знаю и представлен им не был, а вот этот юнец решил поприветствовать своего будущего соперника. Сказать, что я был удивлен, было бы не совсем верно – после такого во мне поднялось раздражение. Выкормыш? Коямовский? Так он еще и голос не понижал, ляпнул на весь зал и стоит ухмыляется.

Первым делом я встал со скамейки, оказавшись к нему лицом к лицу. Блин, и этот выше. Пересказывать все свои мысли за эти несколько секунд не буду, но отмечу, что их было много. Начинались они с «чё за», и заканчивались на «хм, почему бы и нет».

– Во-первых, не выкормыш, и тем боле не Коямовский. Во-вторых, хотя бы попытайся узнать, что такое культурность. Понимаю, это сложно, но ты попытайся. И в третьих, ты проиграешь позорно. Как и полагается бескультурным существам вроде тебя. А теперь, прошу прощения, у меня дела.

И пока он как рыба открывал и закрывал рот, свалил к Охаяси. На тот момент я не знал всего того, что рассказал выше и мне была срочно нужна информация.

Сен – старший брат Анеко и Райдона пояснил мне ситуацию, добавив, что Род Хамагури до сих пор не определился с главной направленностью ни в стихии, ни в форме боя. Чуть ли не каждый из них занимался, чем хотел, что определенно не шло им на пользу. По общему мнению, члены этого Рода не блистали силой. Ни разу у них не рождалось «виртуоза». В данном конкретном случае Кайю, скорей всего, пошел по пути огнестрельного боя. Точно Сен не знал, но на турнире «ветеранов» парень выступил отвратно. Кстати, в этом туре семейству Охаяси не повезло. Райдон встретится в бою с Абэ – прошлым победителем турнира, а Анеко – с Микумо Хиро из клана Кояма. Последний не то, чтобы хорош, но всяко лучше моего соперника или парня из Рода Матарэн. В общем, им достались два фаворита этого турнира. Правда, Анеко и так дошла до сюда чуть ли не чудом, так что ей что Микумо, что Матарэн, все едино. И те и другие на «М», как говорится.

Сегодня наш с Хамагури бой был последним, так что выходя на арену я уже знал, что Райдон и Анеко проиграли, а в третьей паре победителем вышел Кагава Дайго. Абэ, Микумо и Кагава – вот кто вышел в следующий тур. Смею надеяться, что в скором времени присоединюсь к ним. Что ж, жди меня, третье приглашение в онсэн.

Как только прозвучал сигнал к началу схватки, я рванул в центр арены, начав забирать самую малость в сторону. Мой противник не заморачивался особой тактикой и тоже устремился прямо к центру, надеясь, видимо, занять позицию раньше меня. Смысл в этом был – чисто теоретически, будь арена поменьше, он смог бы не допустить меня в самый эпицентр деревянного лабиринта. И ему это удалось. Только вот проблема для Кайю заключалась в том, что сделал он это недостаточно быстро. Да, первым, но и я успел добраться до основной массы укрытий. А это все, что мне было нужно.

Спрятавшись за одной из деревянных панелей, поводил головой, якобы прислушиваясь. Тихонько перебрался к другому укрытию. Сделал перекат к третьему, чтобы шумом привлечь противника, после чего просто стал дожидаться, когда он подойдет поближе.

Как выиграть у Хамагури так, чтобы это выглядело позорным? Например, в прошлом бою мой противник просто оказался хуже подготовлен. Именно так это воспринималось окружающими. Именно это всем показал Хидео. Именно это я подтвердил. А ведь по факту парень просрал ничтожеству с жалкой сотней очков жизней. Но всем это показалось нормальным – я просто был лучше. Так что мне сделать, чтобы Кайю проиграл позорно? Ответ, как и бывает, пришел ко мне неожиданно, как озарение. Этот способ можно было бы оставить на Абэ, если бы тот вышел в финал, да и то – не уверен, но уж что получилось, то получилось. Жизнь это вам не линейный шутер.

Хотя, черт побери, это было бы иронично.

Кайю шел как полагается, держа пистолет на уровне глаз удерживая его обеими руками. Только уж больно руки вытянул сильно. Но главная его проблема была не в этом, – пусть его это и не спасло бы, – проблема была в том, что заглядывая за препятствия в поисках меня, он делал это слишком близко к самому препятствию. Да и совать за угол сначала пистолет, а уж потом появляться самому, ему точно не следовало. И пусть делал он это быстро, но тут и обычный человек успел бы схватить руки противника. Я же, когда появился пистолет, тупо выхватил его из рук парня. Если противник неопытен и не ожидает этого, а «хватальщик» проворачивает подобное со знанием дела, шансов удержать оружие маловато. Случается всякое, конечно… но не со мной.

Буквально выстрелив рукой в сторону оружия и схватив за «дуло», резко дергаю, поднимая вверх. Мгновенье, и удивленный парень стоит передо мной безоружным. А у меня впервые за весь бой в руках пистолет. Свой я так и не вынимал из кобуры.

– Все по правилам? – обратился я к судье, который крутился рядом с нами. Точнее к одному из судей, растравленных по всей арене. – Я даже пальцем его не коснулся.

– Продолжаем бой, – ответил тот в ответ.

– Но… – начал Кайю. – Какой бой? У меня ведь оружия нет?

– В реальном бою ты так же скажешь? – все же произнес судья.

– В реальном бою такого произойти не может!

– Здесь казалось бы тоже, – был ему ответ.

– Вы… – чуть ли не прорычал Кайю. – Что еще ожидать от… – замолчал он, повернувшись ко мне.

А все потому, что я попробовал пальнуть в него из его же пистолета.

– Надо же, – удивился я напоказ, – получилось. Хорош ныть, иди и отбери его у меня.

Кстати, отнял я всего двадцать пять очков. Жаль – было бы прикольно, стреляй я из его пистолета как «ветеран». Хотя тогда, наверное, бой точно остановили бы.

Задачу моего горе-противника усложняло и то, что бахир применять нельзя. У него и так-то, если не брать в расчёт правила турнира, шансов было маловато, а уж с ними его попытки выглядели и вовсе жалко. Не забывал я и комментировать эти самые попытки. Ничего такого, все в пределах приличий, но парень злился все больше и больше. А уж как это со стороны выглядело! И плевать на последствия – этот ушлепок просто не оставил мне иных вариантов, прилюдно оскорбив. Дать слабину сейчас, спрятавшись за статусом простолюдина, это значит отодвинуть получение Герба на неопределенный срок. Не знаю, на какой, вряд ли долгий, но аристократы этот случай точно запомнят. А теперь-то уж надолго.

А проблемы… от них можно бегать, но если уж они тебя догнали, будь любезен встретить их лицом.

Бой не продлился долго даже с учетом попыток парня спрятаться в какой-то момент. В принципе, нормальный ход – не можешь поймать, подмани его поближе. Только со мной такое не проходит. Я его даже из виду ни разу не выпустил.

Подойдя к противнику, снял шлем.

– Видишь, – бросил я к его ногам пистолет после снятия всех «жизней», – как помогает культура речи. Знал бы ты значение этого слова, не попал бы в такое положение.

– Ты заплатишь за это унижение, – прорычал он, тоже стаскивая шлем и забыв, что нас снимают. Без звука, насколько я знаю, но если кто захочет, тот и по губам прочтет.

– Я готов к войне с кем угодно и когда угодно. Если твой Род считает себя высшей инстанцией в этой стране, я готов всех вас убедить в обратном, – черт, жестковато. На эмоциях выдал. Всегда агрился на угрозы. В той или иной степени. – Но думаю, твои родители несомненно более достойные и умные люди, а без них ты… – решил я не завершать фразы. Просто развернулся и пафосно удалился с арены.

Надеюсь, когда он подрастет и реально сможет мне как-то навредить, этот малолетний придурок поумнеет. А если нет… Одним трупом больше, одним меньше.

Наверняка можно было решить дело не так «агрессивно», но характер, сформированный осознанием, что ты один из сильнейших в мире, просто так не поменять. И что самое главное – я не хочу его менять.


* * * | Удерживая маску | * * *