home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Зачем?

Две вещи беспредельны — Вселенная и человеческая глупость, но я ещё не совсем уверен относительно Вселенной.

Альберт Эйнштейн

Что ж, мы подошли к главному вопросу книги.

Понятно, что выбор жизненного пути иллюзорен, и мы не выбираем своей судьбы.

Во-первых, мы при всём желании не можем это сделать осознанно — наше сознание находится в слишком сложных отношениях с нашим мозгом.

Всё, что нам реально доступно, — это предотвращать скатывание нашего мозга к набору выученных однажды автоматизмов, а также побуждать его к новому видению и пониманию.

Во-вторых, мы, конечно, серьёзно ограничены в свободе действий. Мы родились в конкретном историческом времени со всеми его плюсами и минусами и получили то воспитание, которое получили.

Существуют, кроме прочего, ограничения, обусловленные генетически и физиологически. Мы зависимы от ситуативных факторов, от имеющихся у нас знаний и опыта.

В-третьих, ни один из созданных нами умозрительных «перспективных жизненных планов», к сожалению или к счастью, не может быть реализован.

Мы находимся в тех ситуациях, в которых мы находимся, и можем использовать только те возможности, которые в этих ситуациях есть. И нельзя предсказать, где мы конкретно окажемся, пройдя этот уровень жизненного квеста, и какие возможности нам откроются на следующем.

Наконец, в-четвёртых, на нас, судя по всему, ни у кого нет никакого «плана». Если бы такой план был — у сверхъестественных сил или у сильных мира сего, — теоретически существовала бы возможность от него отклониться.

Но если плана на нас ни у кого нет, то и всякий выбор судьбы является лишь иллюзией: что бы мы ни выбрали, мы выбираем свою судьбу, при этом — только одну и эту, без вариантов, и тут не о чем больше говорить.

Вводные таковы, вопрос только в том, как мы ими распорядимся. И тут, собственно, возникает действительная проблема. Наш мозг ленив, он так устроен, это логика эволюционной экономики: если нет жёсткой необходимости действовать — не действуй.

Почему животные не страдают от ожирения? Заполучить пищу для дикого зверя — труд и риск. И он всегда ищет баланс между калориями и той ценой, которую за них придётся платить. Так что, если можно обойтись без лишних калорий, животное легко без них обходится.

Наш мозг — мозг животного. И он категорический противник траты сил, если потребность не слишком сильна, а прагматическая цель неочевидна. В каком-то смысле он, наверное, правильно рассуждает.

Проблема в том, что живёт наш «зверь» (мозг) в мире культуры и общественных отношений, а тут всё наоборот: ты побеждаешь только в том случае, если действуешь с запасом и на опережение.

Мы не были созданы природой для жизни в культурной среде. Именно поэтому нас дрессируют и воспитывают так, как ни одному другому животному даже в страшном сне не привидится.

Нас годами учат, тренируют, формируют: обычное Homo, невзирая на слёзы, крики и причитания, превращают в Homo sapiens. Нас готовят к тому, чтобы мы смогли сыграть свою партию в сложной социальной игре.

Надо оно нам или не надо? — вопрос риторический. После того как нас выдрессировали, мозги культурой прокомпостировали, мы вынуждены играть в эту игру.

Мы никогда не вернёмся в прежний животный рай, из которого нас изгнали. Даже Альцгеймер нас в него не вернёт. Эта плёнка засвечена, защитный слой снят. Придётся играть в эту игру до конца.

Родившись, мы обречены на жизнь. Став человеком разумным, мы обречены на жизнь в культуре, а она сложна и противоречива.

Буддисты считают жизнь человека страданием и даже не пытаются скрывать её бессмысленность. Христиане говорят о том же самом, но обещают вроде как, что за пережитые страдания мы получим некую небесную компенсацию.

Но если мы действительно поняли, что «случайность» только кажется нам «случайностью», а на самом деле это проявление железобетонной закономерности, то почему мы рассуждаем о страдании таким образом?

Если нет альтернативы, то как мы вообще можем считать это качеством, какой-то характеристикой?

Если у одного и того же предмета качества могут быть разные — «осетрина первой свежести», «второй свежести», «не осетрина вовсе», — это имеет смысл обсуждать.

Но когда нет альтернативы, и у всех жизнь только такая, и никто не воспринимает её как-то иначе, то зачем мы говорим о её качестве?

Зачем мы предполагаем, что может быть иначе, если иначе быть не может? Зачем, если само наличие этого предположения — о возможности преждевременного выхода в нирвану, о достижении Царствия Небесного на земле, о безусловном счастье — делает нас несчастными?

Мы придумываем приятные иллюзии, чтобы себя дополнительно помучить? Это такой изощрённый способ садо-мазо?

Если вы знаете, что жизнь невозможна (я подчёркиваю — невозможна) без страданий, то в связи с чем мы вообще должны брать этот фактор в расчёт?

«Что бы мы ни выбрали, мы выбираем свою судьбу, при этом — только одну и эту, без вариантов».

Что это нам даст, кроме одного и того же лишнего знака сверху и снизу математической дроби? Просто вычеркните его! Он вообще не нужен, он ничего нам не сообщает, он только всё путает и дает поводы позаниматься ерундой.

Проще, наверное, было бы сказать: хватит себя жалеть за то, что вы родились! Но боюсь, что это слишком в лоб. Ну да, мы жалеем себя именно за это. Бедные-несчастные! Родились мы — придётся жить. Разве не смешно?

Заметьте, я не прошу вас считать это «счастьем». Я просто не понимаю, зачем мы этот факт в принципе оцениваем. Это лишнее и ненужное занятие.

Мы сами начинаем эту игру под названием «страдание-счастье» — и дальше постоянно мучаемся из-за того, что выиграть в ней невозможно.

Надо уже перестать проблематизировать собственно страдание, делать из него фетиш и полагать, что есть какие-то другие варианты. Их нет. Наше предназначение — жить. Всё. Ничего больше.

Единственное, возможно, что имеет смысл сделать, так это научиться жить, не создавая самому себе дополнительных сложностей. Это разумно: зачем делать глупости, чтобы потом героически преодолевать их последствия?

К сожалению, культура тут слегка попутала карты, укрепляя себя иллюзиями, мифами, пустыми словами и фантастическими обещаниями счастья.

Но если мы, в свою очередь, понимаем, что сама наша культура условна, надуманна и существует виртуально, то в чём проблема?

Просто понимая это, разрешаем противоречия и живём так, как считаем нужным!


Факты любви | Красная таблетка | Заключение