home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Студентки Гарварда

В одном из экспериментов студенток Гарварда попросили заполнить анкету. В ней требовалось оценить (по шкале от 1 до 5) важность того или иного фактора, влияющего на настроение девушек в течение дня. Вот список:

1. Ситуация на работе.

2. Продолжительность сна.

3. Физическое самочувствие.

4. Погода на улице.

5. Был ли секс накануне.

6. День недели.

7. Фаза менструального цикла.

Полагаю, что каждый из нас мог бы на этот счет высказаться. Да, чьё-то настроение больше зависит от стресса на работе, а для кого-то важнее просто выспаться. Мужчины вряд ли будут указывать в анкете фазу своего «цикла», но многие, я знаю, уверены, что «секс накануне» — на настроение влияет сильно.

Короче говоря, не было в этом задании ничего сложного, и девушки легко с ним справились. Ну а дальше их стали в течение нескольких месяцев методично исследовать. Фиксировались все упомянутые факторы, а также фактическое настроение молодых женщин в течение соответствующего дня.

В результате данного исследования было получено два результата.

Первый: никакой корреляции между мнением женщин о том, что влияет на их настроение, и теми факторами, которые действительно на него влияли, выявлено не было. То есть в лучшем случае — лишь случайные совпадения между тем, что женщины думали о себе, и тем, что на самом деле с ними происходило.

Второй, возможно, не менее важный результат: заполняя анкеты, все женщины отвечали примерно одно и то же. То есть в Гарварде у девушек есть некая единая концепция о том, что влияет на их женское настроение. Каким-то загадочным образом эта ахинея в этом Гарварде возникла, и теперь они друг друга ею ментально заражают.

Ещё раз: то, что женщины думали о связи своего настроения с факторами, которые на него влияют, не соответствовало действительности. Совершенно!

То есть они все были неправы относительно причин своего собственного настроения. Однако же, что мне кажется вполне очевидным, их настроение — это и есть они сами: мы — это то, что мы переживаем и чувствуем.

Иными словами, мы можем думать о себе, о своей жизни, о своём настроении, да и вообще о чём угодно — всё что угодно. Препятствий для глупостей и заблуждений в нашем сознании нет никаких. Соответствующая муть (или не совсем муть) как-то в нашу голову попадает, причём извне. И хотя она не про нас, мы думаем её, примеряя на себя.

В результате то, что мы думаем о себе, и то, что мы представляем собой на самом деле, — вещи, никак друг с другом не связанные.

Да, совпадения возможны. То есть что-то можно и угадать. Но даже студентки Гарварда, как мы теперь знаем, не способны в этом преуспеть.

Все наши мысли о самих себе напрочь ложны. Эволюции бы и в голову не пришло оснащать нас аппаратом, способным прозревать истину, понимать себя и видеть суть вещей в Мироздании. Зачем бы ей это могло понадобиться? С какой целью? В чём смысл?

Эволюция дала нам инструмент, необходимый для того, чтобы мы обеспечили себе физическое выживание. А на войне, как известно, все средства хороши. Причём ложь, самообман, иллюзии — не худшие из них.

Мозг (настоящие мы) организует мысли нашего сознания лишь с одной-единственной целью — чтобы оправдать свои действия, устранить противоречия, с которыми мы, в силу особенностей своей психики, постоянно сталкиваемся.

С помощью сознания мозг формирует некий удобный интерфейс реальности — и не ради истины, не ради правды, а из сугубо утилитарных соображений: чтобы мы, так сказать, не дёргались.

«И наше сознание в буквальном смысле этого слова — не знает нас самих».

А вот теперь важное...

Сейчас мы произвели с вами этот почти головокружительный анализ — учли научные факты о мозге, учли свой субъективный опыт, представили, как эта штука может работать (впрочем, мы пока поняли только то, что это очень трудно понять).

И вот теперь вопрос: а кто, собственно, провёл этот анализ?

Да, формально этот наш анализ произведён с помощью сознания. Но есть существенный нюанс: мы делали это из особого положения — положения, в котором мы смотрим на своё сознание как бы со стороны, используя для этого интуитивно неприемлемые для нас научные факты.

То есть, выражаясь философским языком, мы сделали это из некой мета-позиции, позиции — «над», «сверху».

Таким образом, рассматривая отношения нашего сознания с нашим мозгом, мы уже, по сути, реализуем некую специфическую технологию. Так её и назовем — «метасознание».

Нет, это не какая-то метафизика, и тем более не мистика, и уж точно не дух, отделившийся от тела и левитирующий на бескрайних просторах безумия. Это просто методологический ход — способ, при помощи которого мы можем осмыслить то, что иначе мыслью просто не может быть схвачено.

Речь, конечно, идёт лишь о своего рода уловке — ведь за границы своего сознания мы выскочить не можем: если мы что-то сознаём, то мы с неизбежностью уже находимся в пространстве нашего сознания.

Такова наша психологическая Матрица, наша тюрьма. Из неё не сбежишь, а даже если нам бы и удалось сбежать с этого — сознательного — уровня, то плен своего мозга мы всё равно не покинем никогда.

Пациенты, страдающие болезнью Альцгеймера, даже окончательно потеряв рассудок, всё равно продолжают быть своим мозгом, пусть и настолько больным, что он уже неспособен к производству сознания. Впрочем, нам ведь достаточно и просто уснуть, чтобы потерять сознание...

Итак, речь идёт лишь о технической уловке, а вовсе не о том, что мы наделены каким-то специальным метасознанием. С помощью этой уловки мы можем создать рабочую схему, описывающую механизмы работы нашей психики, некую её модель.

Если подлинная реальность всё равно скрыта от нас, то почему бы не удовлетвориться адекватной моделью этой реальности? Надеюсь, все здесь в здравом уме, и никто не собирается искать «вечных истин». Мы должны рассчитывать на максимум возможного, а не на реализацию неосуществимых фантазий.

Да, мы находимся в заложниках у своего мозга, который производит наше сознание, и не видим толком ничего, кроме своего сознания. В каком-то смысле это действительно замкнутый круг.

Но мы для того и привлекаем научные данные, чтобы преодолеть эту замкнутость.

Главное, что мы сейчас уже поняли, — это то, что мы являемся своим мозгом. Ни наше сознание, ни наши представления о самих себе ничего не стоят. Это лишь блеф, миф, театральная постановка.

Мы — это наш мозг. Точка.

Так что, если мы действительно хотим прожить свою жизнь, нам нужно понять, чего на самом деле хочет наш мозг. Не то, что мы, как нам кажется, хотим (потому что нам сказали, что мы должны хотеть именно этого), а чего хочет наш мозг, то есть наши с вами подлинные «мы».


Глаз эволюции | Красная таблетка | Философия мышления