home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Закономерность

Люди лишь по той причине считают себя свободными, что свои поступки они сознают, а причин, их вызвавших, не знают.

Спиноза

Расскажу о нескольких психологических трюках.

Если вы хотите, чтобы человек думал, что у него «хорошая жизнь», попросите его вспомнить о трёх радостных событиях недавнего времени, а потом расспросите о трёх плохих событиях, которые имели место пять лет назад.

Напротив, если вам пришло в голову заставить человека почувствовать, что жизнь его никуда не годится, спросите его о трёх последних несчастьях, а потом разузнайте, что его радовало — да, правильно — те самые пять лет назад.

Как вы догадываетесь, этот трюк можно провести с одним и тем же человеком, и его самооценка будет разной в зависимости от того, какую последовательность воспоминаний вы побудили его воспроизвести.

Если же вы работаете психотерапевтом и вам надо знать, что человек думает о своём состоянии на самом деле, то сначала решите вопрос с погодой. Нет, я не шучу. Плохая погода делает наши самоотчёты более пессимистичными, а хорошая — наоборот, более позитивными. Но если сначала расспросить человека о погоде, то влияние «погодного эффекта» на его самооценку будет нивелировано.

Если вы, например, политтехнолог и вам нужно, чтобы человек поубавил либеральности, имеет смысл предварительно дать ему поразмышлять о неизбежности смерти. Как только он её прочувствует, вы удивитесь, насколько быстро можно переделать либерала в консерватора.

Если же вы вдруг работаете адвокатом (или собираетесь им стать), возьмите на заметку: чтобы получить у присяжных нужный вам вердикт, дайте им побольше узнать вашего подзащитного «с человеческой стороны» — каким он был в детстве, кем работали его папа и мама, держит ли он дома собаку.

«Мы сами, как я уже говорил, — это просто наш мозг. То есть, грубо говоря, полтора килограмма нервных клеток».

И ещё для юристов: старайтесь подгадывать так, чтобы судья выносил важное для вашего клиента решение, будучи сытым. Таким образом вы можете увеличить свои шансы в два раза! Впрочем, аналогичный трюк сработает, я полагаю, и в любой другой конторе, включая и процесс сдачи экзаменов.

Если вы совершаете с кем-то пешую прогулку и ваш приятель идёт слишком быстро, но вам как-то неловко попросить его сбавить шаг, используйте такой способ: спросите, что он помнит о своих бабушках и дедушках. Он пойдёт медленнее, уверяю вас!

Если же вы просто с кем-то встречаетесь в кафе — по делу или у вас что-то типа свидания, — лучше, чтобы ваш визави пил горячий напиток. Вы в этом случае будете восприниматься им как более тёплый и достойный доверия собеседник.

И на закуску к этим рассуждениям о еде и питье, по-дружески: размещая фотографию на сайте знакомств, сделайте так, чтобы вы на ней были в красном. Хоть фотошопом! Просто в красном, ага.

Все эти трюки — результаты исследований социальных психологов. Изучив их эксперименты, вы можете составить целый каталог подобных манипулятивных техник на все случаи жизни[18].

«Как такое возможно?» — спросите вы. Просто потому, что ничто в этом мире не случайно.

Наше поведение определяется чёткими закономерностями. Да, не все они очевидны, и да, их настолько много, что часто их эффекты взаимно перекрывают друг друга. Но это вовсе не означает, что мы что-то делаем «просто так», «случайно». Мы подчинены закономерностям жизни, потому что мы сами её часть.

Наше поведение продиктовано огромным количеством самых разнообразных факторов. Все их учитывает наш мозг, и лишь маленькая толика доступна осознанию (хотя, конечно, мы уверены, что ум наш трезв и всё о себе мы понимаем правильно).

Судьи и присяжные из моих примеров, не сомневаюсь, поклянутся на Библии, что, вынося свои решения, они действуют объективно и рассудочно. Проблема в том, что их сознание просто не видит того, как их мозг принял то или иное решение. Механика принятия решений скрыта от нашего сознания.

Но это никакая не случайность! Действие соответствующих факторов — сытости, информации личного свойства и т. д. — абсолютно закономерно: если воздействовать ими на мозг человека, то он будет вести себя иначе, нежели в условиях голода или отсутствия соответствующей информации.

При этом и судья, и присяжные, конечно, полагают, что их решения были обусловлены другой «закономерностью»: внимательным и подробным изучением фактов, анализом и объективной оценкой случившегося. Ну не без этого, разумеется. Но по сути — бла-бла-бла.

В чём же здесь фундаментальная ошибка? Понятно, что мозг может запутать сознание, предоставив ему только часть информации. Но есть ведь и другие примеры случайностей — например, предательство друга, измена партнёра, крушение бизнеса. Это, спросите вы, тоже закономерно?!

Так точно.

Причина, по которой мы этих закономерностей не видим, не замечаем и не осознаём, в том, что мы инстинктивно и ошибочно полагаем себя центром мироздания, а это, конечно, не так.

Геоцентрическая модель Вселенной, созданная Клавдием Птолемеем, обнаруживала массу небесных «случайностей» — неких необъяснимых (с точки зрения этой модели) космических событий. Почему? Просто потому, что отношения между планетами и светилами были установлены Птолемеем неправильно.

Но стоило Николаю Копернику устранить эту ошибку и всё поставить на свои места — в частности, заставить Землю крутиться вокруг Солнца, а не наоборот, — как тут же все прежние «случайности» испарились. Точнее говоря, они вследствие открывшихся человечеству небесных закономерностей перестали таковыми казаться.

Мы допускаем ту же самую ошибку: считая себя центром мироздания, мы всё соотносим с собой и считаем себя точнейшим измерительным прибором. Мы такая «Альфа и Омега», как нам кажется (даже если мы сами себе в этом не признаёмся).

Правда в том, что мы не являемся даже центром собственной жизни (не говоря уже о чём-то большем). И масса «случайностей», которую мы в ней обнаруживаем, является лишь следствием нашего эгоцентризма.

Все эти мнимые «случайности» нашей жизни возникают в результате действия двух механизмов:

• мы допускаем ошибки в своих расчётах просто потому, что сознание не видит всего, что думает и делает наш мозг, а также какие факторы в тот или иной момент он учитывает (приведённые выше «трюки» хорошо это иллюстрируют);

• мы страдаем фундаментальной погрешностью своего измерительного прибора (которым, впрочем, сами и являемся) — мы соотносим все события с собой, имеем на всё «своё мнение», словно мы — центр мироздания, а это, мягко говоря, не совсем так.

Теперь, надеюсь, вы сможете осмыслить этот, конечно, весьма парадоксальный вывод: всё в этом мире закономерно, и всё, что кажется нам «случайным», — только эффект восприятия.

А из этого с очевидностью следует: всё, что мы имеем, всё, что представляет собой наша жизнь — в личном плане, профессиональном или в каком-либо ином, — «случилось» не просто так. Всё это произошло закономерно.

«Задумайтесь: вы вовсю пользуетесь языком, хотя не изобрели в нём ни единого слова».

Но это ещё не всё. Сделаем следующий шаг.

Зададимся вопросом: когда нам приходится придумывать нелепые объяснения нашим поступкам или каким-то событиям?

Тогда, когда мы не видим истинных закономерностей. То есть всегда, когда мы сталкиваемся со случайностью (которая на самом деле, конечно, таковой не является), нам нужно объяснение. Придумаем ли мы что-то «умное» в таком случае? Даже если и да, то это «умное» будет ошибкой.

Почему, скажем, друг вас предал? Конечно, если вы пораскинете мозгами, то быстро найдётесь с ответом — возможно, «он плохой человек» или, например, «деньги способны испортить любого». Вы превратите то, что показалось вам случайностью (вы же не думали, что предательство с его стороны неизбежно и закономерно!), в некую ложную закономерность.

На самом деле эта «ложная закономерность» является удобным для нас объяснением. Задача объяснения — спрятать от нас действительное положение вещей, скрыть истинное противоречие. Нам же, если мы хотим добиться действительных результатов, нужно не прятать от себя противоречия, а настойчиво и последовательно выявлять их!

Как мы рассуждаем в таких случаях? Мы считаем, что друзья не должны нас предавать, правильно? Правильно. А вот тут, понимаешь, друг предал. Противоречие? Да. Случайность? Да. Но и то и другое, как мы уже выяснили, — лишь ошибка, иллюзия.

Если вы как следует над этим задумаетесь, то обнаружите следующее: люди всегда остаются людьми (друзья они нам или не друзья, значения это не имеет), а люди всегда действуют в собственных интересах. Иногда мы входим в сферу чьих-то интересов, а иногда — нет, и именно это важно. Когда входим — с нами дружат, не входим — не дружат. Такова голая правда.

Если мы человеку интересны, приятны, если ему с нами комфортно, нравится с нами общаться, если ему важны наши советы, то он с нами дружит, приятельствует, а может быть, даже любит нас. Но это всегда не просто так. Будьте реалистами! Может быть, в основе этой его симпатии к вам лишь ваши красивые глаза. Ну и что? Всегда есть это «что-то», что является для данного человека ценным в ваших с ним отношениях.

Если же мы вдруг по каким-то причинам, о которых, возможно, знает только мозг наших друзей, приятелей и любовей (сознание всегда будет заблуждаться и нести самую отвязную объяснительную чушь), перестаём входить в сферу их интересов, они перестают с нами дружить, приятельствовать с нами и любить нас. Это нормально.

И мы ведь точно такие же! Если нам человек нравится, если нам с ним хорошо, если он нам почему-то важен и нужен, то мы его любим, мы с ним дружим. Но потом, когда что-то происходит в нашем мозгу (мы не осознаём, что именно, а возможных факторов множество!), мы перестаём в этом человеке нуждаться. Чувство тут же исчезает как дым.

Может, мы и относимся к нему по-прежнему хорошо, но если он нам больше не нужен так, как прежде, наше поведение по отношению к нему, конечно, изменится, а он, вполне вероятно, может почувствовать себя преданным.

Закономерно ли наше поведение? Да. Может ли оно показаться кому-то аморальным, несправедливым и даже безнравственным? Может. Но то, что оно кому-то таким кажется, не меняет существа дела. А уж тем более не может изменить соответствующей закономерности.

Закономерно ли в таком случае, что время от времени друзья от нас отворачиваются, приятели растворяются в воздухе, любимые люди перестают любить нас — изменяют, уходят к кому-то третьему? При всём при том, что это ужасно неприятно, это ещё и закономерно. Так происходит.

Повлияли ли какие-то наши собственные действия на то, что другой человек так поступил с нами? Безусловно, да. Были ли именно эти факторы определяющими? То есть именно ли из-за этого он так поступил с нами? Скорее всего, нет. При принятии решений наш мозг учитывает огромное число факторов, а какие именно — наше сознание, как правило, даже не догадывается.

Конечно, если мы хорошо разбираемся в человеческой природе, в мотивах поведения людей, в психологических механизмах и т. д. и т. п., мы с большой долей вероятности определим факторы, повлиявшие на причины его решения. Но поверьте, полного списка «причин» у нас не будет никогда, и у него их нет — как бы он себе (или нам) своё поведение ни объяснял.

Случайность — иллюзия. Если же что-то кажется нам случайным, странным, из ряда вон выходящим — приглядитесь внимательнее, вы точно найдёте там противоречие. А если вы найдёте противоречие, то сможете его разрешить и перестанете страдать.

Вот зачем всю эту главу я рассказывал вам о том, что никакой «личности» у нас нет, а культурные нормы — это своего рода блеф (лишь выученные нами императивы, которым, впрочем, наш мозг может легко сопротивляться, если ему это зачем-то нужно).

Нет какого-то установленного извне правила, которое наш мозг не мог бы нарушить, если ему вдруг очень приспичит. Поверьте, он найдет способ одурачить «куклу», возомнившую себя центром мироздания и главой собственного мозга, который её же и производит.

До тех пор пока мы будем пестовать идею некой своей «личности», до тех пор пока мы будем считать исповедуемые нами «нормы», «смыслы» и «ценности» истиной в последней инстанции, мы с неизбежностью будем наблюдать вокруг себя массу «случайностей».

Какие-то «случайности», возможно, будут нас и радовать, но, так или иначе, дело кончится плохо. С ошибками всегда так — неизбежное крушение воздушных замков и последующее разочарование. Впрочем, большинство «случайностей» сразу бьют нас наотмашь и с ходу отправляют в нокаут депрессии.

Что со всем этим безобразием делать? Тут всё просто: нам нужна смелость смотреть правде в глаза. Даже если неприятно, лучше это «неприятно», чем неизбежные последствия подобной слепоты. Везде действуют закономерности, и мы должны выявлять их, а поможет нам в этом разрешение соответствующих противоречий.

И как только вы сделаете это несколько раз: превратите «случайность» в «противоречие», а затем разрешите это противоречие, мир предстанет перед вами другим. Вы увидите его подлинным и настоящим, светящимся величием и удивительной красотой его закономерностей.

«Случайность — иллюзия».

Понимаю, что многое из того, о чём я рассказываю, может вызвать у вас чувство тревоги. Ну правда, получается, вроде как, что и на других людей нельзя полагаться, и друзья — это лишь фикция, и любимые люди — себе на уме. В каком-то смысле — да, это так. Но прислушайтесь к себе — в вас говорит ваша личность, которой нет, и ценностные установки, которые гроша ломаного не стоят.

Если вы действительно сможете осознать, что ваша личность — это надуманная иллюзия, а ценности — просто условности, которые приняты в обществе и призваны, насколько это возможно, дисциплинировать граждан, то вы освободитесь от заблуждений и лжи, а будучи свободными, вы иначе увидите всё то, что, возможно, кажется вам сейчас таким «ужасным».

Мир не ужасен. То, как мы организуем себя в нём, составляет проблему. Но не для него, конечно. Для нас.


предыдущая глава | Красная таблетка | Неизвестный конец «Матрицы»