home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 18

Ураганный ветер швырнул выскочившему из дома Девлину в лицо дождь, затрепал полами одежды. Щелкнул кнут, и пара лохматых тяжеловозов преградила виконту дорогу, вынудив резко остановиться на краю тротуара. Огибая груженную углем телегу и чертыхаясь от нетерпения, Себастьян почти настроился, что, пока он доберется до противоположной стороны улицы, наблюдатель в широкополой шляпе исчезнет в тумане. Но тот оставался на месте, дожидаясь приближения виконта. Темный от дождя сюртук мешком болтался на худющем, словно скелет, теле, рот широко растянулся в идиотской улыбке.

Что приносит тьма

– Кто вы, черт подери, и почему следите за моим домом? – требовательно поинтересовался Девлин, останавливаясь перед незнакомцем.

– Забавно, что вы такое спрашиваете, – отозвался тот, – потому что я хотел задать этот же вопрос вам.

Обильно тронутые сединой темные волосы свисали чересчур длинными, спутанными и сальными прядями, обрамляя ввалившиеся щеки, запавшие черные глаза слезились. Нос носил следы давнего серьезного перелома, вздувшийся красный шрам обезображивал пол-лица. На вид неизвестному можно было дать как лет тридцать пять, так и пятьдесят, поскольку непогоды и нездоровье огрубили его кожу и углубили складки вокруг рта. На мгновение мужчина показался Сен-Сиру смутно знакомым, но тут изможденные черты дернулись, и ощущение узнавания пропало.

– Какой вопрос? – нахмурился Себастьян.

– Кто вы?

– Хотите сказать, будто поэтому мокнете здесь? Потому что желаете узнать, кто я такой?

– Да, именно.

Ливший вокруг дождь рябил грязную воду в сточной канаве, барабанил по железным перилам лестницы, ведшей в подвальную кухню, и сбегал ручейками по лицу улыбающегося человека.

– Она хорошенькая, ваша жена. – Оскал незнакомца стал еще шире. – Очень хорошенькая.

Себастьяна захлестнуло волной распаленного страхом бешенства. Впечатав неизвестного спиной в кирпичную стену стоявшего сзади дома, он придавил предплечьем худосочное горло.

– Что, черт возьми, это означает?

Чудаковатый тип замотал головой, все так же пугающе ухмыляясь:

– Ничего не означает.

– За каким дьяволом вам знать, кто я?

Мужчина зажмурился, издавая странный, полузадушенный смешок.

– Я видел вас. Видел, как вы выходили из его дома.

– Из чьего дома?

Напрягая жилистые мышцы, растопырив пальцы, незнакомец вжал руки в кирпичную стену, а затем распахнул глаза, и они были, словно у младенца или у дряхлого старика, когда ум утрачивает способность мыслить и просто смотрит на мир с беспомощным замешательством и тоской.

– О, этого я не могу вам сказать.

Виконт отступил на шаг назад, отпуская противника.

– Держитесь подальше от моей жены. Вам ясно?! Держитесь подальше от моего дома и от моей жены. Замечу, что снова тут околачиваетесь, – напущу на вас городскую стражу.

Однако тот теперь смотрел не на Девлина, а куда-то ему за спину. Обернувшись, Себастьян увидел Геро, которая спокойно переходила мостовую, приподнимая подол белого муслинового платья над грязью и навозом.

Когда Девлин оглянулся, незнакомец уже исчез.

– И кто же он такой? – поинтересовалась виконтесса, ступая на тротуар рядом с мужем и провожая взглядом удалявшуюся тощую фигуру. Порыв ветра обвил супругов хлесткими дождевыми струями.

– Тот, кому самое место в Бедламе.

Геро перевела глаза обратно на мужа.

– Вот как? Вроде человека, который выскакивает под ливень без головного убора и плаща?

Себастьян отер лицо от воды и посмотрел на жену. Дождь скапывал с ее намокших локонов, сбегал по щекам, пропитывал элегантное платье, так что тонкий муслин облегал все изгибы и выпуклости статной фигуры.

– Вроде тебя?

Лицо Геро озарилось веселым удивлением, и она разразилась звонким смехом, запрокинув голову к небу.


Что приносит тьма

Ливень утих поздно вечером, лишь для того чтобы возобновиться сразу после полуночи.

Лежа без сна в постели жены, Девлин смотрел, как разряды странных зеленоватых молний подсвечивают низкие тучи, клубящиеся над зловонными улочками и захлестнутыми дождем доками на востоке. После короткого, захватывающего дух затишья зарокотал гром, нарастая в сотрясающее стекла крещендо, пробуждая воспоминания, которые Себастьян предпочел бы изгнать из памяти.

Рядом почувствовалось слабое шевеление, послышался шорох. Нежная, теплая рука скользнула по его обнаженной груди.

– Ты не спишь.

– А ты спишь? – улыбнулся он в темноту, привлекая жену ближе.

Перекатившись, Геро прижалась всем телом к боку мужа.

– Ты обеспокоен из-за того типа, который следил за домом.

Себастьян погладил ее по спине, провел ладонью по изгибу бедер.

– Не могу избавиться от мысли, что видел его раньше, только никак не вспомню, где.

– Может, нищий с угла улицы? Одно из лиц, мимоходом замеченное в отчаявшейся толпе возле богадельни Святого Мартина?

– Не думаю, что этот человек нищий, – мотнул головой Девлин.

– Ты же сам сказал, будто он производит впечатление пациента Бедлама.

– Это не исключает его причастности к смерти Даниэля Эйслера.

– Не вижу связи.

– Почему тогда он следил за домом? И почему высматривал тебя? Не меня – тебя.

Геро приподнялась на одном локте, чтобы посмотреть на мужа.

– Я способна за себя постоять.

Ее слова прозвучали эхом фразы, услышанной им раньше от Кэт. Только в случае с актрисой имелась в виду угроза, исходящая от Джарвиса… отца Геро.

Себастьян запустил пальцы в занавесившие лицо жены темные волосы и отвел их в сторону. Он видел, как Геро застрелила в упор человека, почти не выказав при этом ни ужаса, ни сожаления. В ней была жесткость, унаследованная от отца, лорда Джарвиса, однако смягченная чувством справедливости и сострадания к менее удачливым членам общества, которого барон никогда не испытывал. Девлин знал, что ради защиты себя или близких Геро без колебаний и угрызений совести отважится на убийство, и точно так же понимал, что эта решимость не избавляет ее от опасности.

– Все мы уязвимы. Особенно если имеешь дело с сумасшедшим.

Жена с минуту помолчала. Лицо посерьезнело, меж бровей пролегла морщинка.

– Думаешь, я не тревожусь о тебе?

– Это не…

– Не одно и то же? Потому что ты мужчина, а я женщина?

– Нет. Потому что одно дело, когда я по своей воле рискую собственной жизнью, и совсем иное – когда мои действия ставят под удар кого-то еще.

Геро приложила пальцы к его губам.

– Я знала, что меня ждет, когда выходила за тебя, Девлин.

Себастьян улыбнулся ей в ладонь.

– А я не уверен, что знал. – Еще никогда он не был столь близок к разговору о глубинных изменениях в их отношениях и о неожиданном, переворачивающем жизнь упрочении уз, которые их соединили.

Рука Геро скользнула по его груди, спустилась ниже. Себастьян задержал дыхание и увидел, как темнеют от желания серые глаза.

Перекатив жену на спину, Девлин приподнялся над ней. Ветер хлестал дождем в оконные стекла, зеленоватые отблески молний окружали любовников неземным пульсирующим мерцанием. Себастьян поцеловал щеку Геро, затем веки, волосы, нежную впадинку у основания шеи. Его мир сузился до прикосновений плоти к плоти, ищущих рук, сплетающихся пальцев. Нежности ее губ. Требовательного шепота ее страсти.

И своей собственной.


Что приносит тьма

Себастьян как раз подтягивал на бедра бриджи, когда в дверях темной гардеробной появилась Геро. Виконтесса набросила на плечи одеяло от холода, но осталась обнаженной. Пульсирующие грозовые вспышки обрисовывали ее длинное бледное тело и округлый живот.

– Полагаю, у тебя есть веская причина выскальзывать из моей постели в час ночи.

Надевая через голову рубашку, Девлин улыбнулся:

– Хочу еще разок осмотреть дом Эйслера – сам и без помех.

– Если только твоему незаконному осмотру не воспрепятствует чей-нибудь мушкет.

– Считаешь меня настолько неосторожным?

– Нет. Но ты совсем не спал прошлой ночью. Тебе нужно отдохнуть.

Себастьян наклонился натянуть сапоги.

– Как думаешь, спится ли нынче Расселу Йейтсу?

– На земле никогда не переведутся невинные люди, которым грозит виселица.

Виконт повязал неприметный шейный платок и достал сюртук.

– Верно.

– По твоим словам, двери в особняке запираются на засов, а окна забраны решетками. Как же ты попадешь внутрь?

– Есть одна задумка.

– Отрадно знать, что, доведись нам оказаться в стесненных обстоятельствах, ты сможешь прокормить семью кражами.

Себастьян с ворчанием поймал Геро для короткого поцелуя, но она удивила его крепким объятием.

– Будь осторожен. – Слова баронской дочери, по обыкновению,  прозвучали скорее приказанием, нежели просьбой.

Девлин снова поцеловал ее, на этот раз в нос.

– Боже правый, ты говоришь совершенно как жена.

– Только без оскорблений. – Виконтесса поправила супругу шляпу. – Что именно ты рассчитываешь отыскать?

– Ответы, надеюсь.

– На какие вопросы?

– Еще не знаю.



ГЛАВА 17 | Что приносит тьма | ГЛАВА 19







Loading...