home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 22

Себастьян благоразумно дождался полудня, прежде чем отправиться с визитом на Парк-стрит, в резиденцию своей тетушки, вдовствующей герцогини Клейборн. Формально особняк принадлежал не вдове, а ее сыну, нынешнему герцогу Клейборну. Однако герцог, тучный, добродушный мужчина средних лет, сознавал, что ему не тягаться с грозной матушкой. Вместо того чтобы притязать на собственность, он просто поселился с прирастающим семейством в гораздо меньшем доме на Хаф-Мун-стрит, оставив во владение леди Генриетте величественное громадное здание, где она царствовала уже больше полувека.

Старшая сестра нынешнего графа Гендона, урожденная леди Генриетта Сен-Сир была одной из немногих, знавших, что на самом деле, вопреки общепринятому мнению, она не приходится Девлину родной теткой. Но ни Себастьян, ни герцогиня не принадлежали к тем, кто позволяет незначительным формальностям влиять на свои душевные привязанности.

Тетушку виконт застал за завтраком, перед надкушенным тостом и чашкой чая. Подобно своему брату, Генриетта была кряжистой и плотной, с широким, грубоватым лицом и пронзительными голубыми глазами – отличительной чертой семейства Сен-Сиров. Она никогда не слыла красавицей, даже в юности, зато была до кончиков ногтей истинной дочерью графа и стала отменнейшей герцогиней. Всегда изысканно одетая, ухоженная и властная, она сделалась одной из гранд-дам лондонского общества. И очень редко покидала свою гардеробную раньше часу дня.

– Боже правый, тетя, – наклонился Девлин поцеловать морщинистую щеку. – Едва пробило двенадцать, а я вижу вас почти готовой к выходу. До чего… неприлично.

Герцогиня ласково стукнула племянника по уху и, хихикнув, поправила свой возвышающийся лиловый тюрбан, который Себастьян слегка сдвинул.

– Непочтительный мальчишка. Между прочим, я плохо спала нынче ночью. Все это громыхание и рокотание, клянусь, могли разбудить и мертвого. А теперь прекрати нависать надо мной, сядь и расскажи, зачем явился. Нет, не нужно подавать виконту чай, бестолковый вы человек, – остановила хозяйка дома незадачливого лакея, который чуть было не совершил именно эту ошибку. – Налейте ему эля.

Себастьян подтянул соседний стул.

– Почему вы столь уверены, будто я здесь не ради вашего приятного общества?

– Потому что я знаю тебя. И потому что читаю газеты. – Тетка умолкла, и легкая тень мрачного предчувствия сделала складки вокруг ее рта жестче. Генриетта настороженно восприняла недавнюю женитьбу Девлина на дочери лорда Джарвиса, однако никогда не одобряла и его отношений с Кэт. Себастьян знал, что она отнесется с порицанием ко всему, что могло бы снова привести племянника в круг общения его бывшей любовницы.

Герцогиня подалась вперед, пристально всматриваясь ему в лицо:

– Но прежде расскажи мне, как поживает твоя молодая супруга. Она хорошо себя чувствует?

– Геро? Сомневаюсь, болела ли она хоть раз в своей жизни. Я хотел спросить…

– Видела ее намедни на Бонд-стрит, – продолжила леди Генриетта, игнорируя попытку племянника сменить тему. – Она восхитительно выглядит – буквально сияет. Вот уж не думала, что когда-либо употреблю эти слова в отношении Геро Джарвис. Вы, случайно, не ждете прибавления? – лукаво глянула старая дама.

Себастьян ответил изумленным взглядом. Способность родственницы выведывать чужие секреты всегда производила на него впечатление граничащей со сверхъестественной.

– Немного рановато, не находите?

– Разве?

Девин помолчал, пока лакей ставил перед ним кружку эля, затем отхлебнул изрядный глоток.

– Я приехал узнать, что вы можете рассказать мне о Хоупах.

Губы герцогини тронула слабая, загадочная улыбка. Генриетта изящно отпила свой чай и спросила:

– О каких именно?

– О Генри Филиппе и Томасе.

– А-а. Ну, о Генри Филиппе нечего особо рассказывать. Видишь ли, он никогда не был женат и редко появляется в обществе. Странный человечек.

– Я слышал, он вроде бы собирает драгоценности.

– Да, собирает. Поговаривают, у него самая большая частная коллекция в Европе, хотя лично я никогда ее не видела.

– А как насчет Томаса? Он разделяет увлечение брата?

– Насколько мне известно, нет. Конечно, время от времени он покупает украшения для этой своей супруги. – Нос герцогини дернулся, сообщая племяннику, что Луиза Хоуп не относится к ее любимицам. – Однако главным образом он воображает себя кем-то вроде антиквария и покровителя искусств.

– Расскажите мне о жене Томаса.

– Луиза де ла Поэр-Бересфорд. Ее дядя – граф Тирон, маркиз Уотерфорд.

– А кто ее отец?

– Какой-то священнослужитель. Да еще где – в Ирландии.

– Выходит, Томас Хоуп был для нее очень даже выгодной партией.

– Разумеется. Хотя я слышала, когда с Луизой впервые завели речь об этом союзе, пролились слезы.

– Старший Хоуп довольно… непривлекателен. Даже с его баснословным богатством.

– Верно. Но, по слухам, дело было не только в этом. Барышня питала привязанность к кому-то, совершенно неподходящему – внебрачному отпрыску ее дяди или что-то в этом роде. Вне всяких сомнений, семья никогда не позволила бы ничего подобного. Так что в конце концов девица сдалась и вышла за Хоупа.

– Достойно восхищения, – отметил Себастьян с явственным сарказмом.

– Здравомысляще, – нахмурилась на него тетка.

– Досадно, что леди, похоже, так и не прониклась нежными чувствами к египетским саркофагам – да и к самому Томасу Хоупу, если уж на то пошло.

– Действительно. Боюсь, она превратилась в одну из тех особ, которые убеждены, что раз уж они несчастливы, то должны посвятить свою жизнь старанию сделать всех остальных такими же.

– Не жалуете Общество по искоренению порока, да, тетушка? – ухмыльнулся Девлин.

– Я всегда говорила, что нет ничего зазорного в толике порока, если только не злоупотреблять им. По мне, лучше человек с капелькой безнравственности, чем с избытком ханжеского лицемерия.

Себастьян рассмеялся и отпил еще глоток эля.

– Насколько мне известно, у Луизы сейчас гостит юный кузен из Ирландии. Вы с ним не встречались?

Хмурый взгляд собеседницы прояснился.

– Как же, встречалась. Блэр Бересфорд. Очаровательный юноша. Столь же привлекательный, как его двоюродная сестра, но без этой Луизиной самодовольной болтовни. Но, должна заметить, мне не по душе тот военный, с которым мальчик водит дружбу.

– Имеете в виду лейтенанта Тайсона?

– Да, его. Может, он и видный мужчина, и, бесспорно, Тайсоны – старинное, уважаемое семейство. Но с этим молодым человеком что-то нечисто. И не проси меня объяснить, поскольку я не смогу.

Герцогиня допила чай, отставила чашку в сторону и припечатала племянника пристальным взглядом.

– А теперь ты не услышишь от меня больше ни слова, пока не скажешь, каким образом Хоупы могут быть причастны к убийству Эйслера. И не пытайся утверждать, будто дело не в этом, потому что я тебя знаю.

– Мне ничего не известно об их причастности.

– Ха. Искренне надеюсь, ты не собираешься подозревать каждого, кто когда-либо покупал драгоценности у этого ужасного старика.

– Господи милостивый, – слегка округлил глаза Девлин. – Тетушка Генриетта… А вы-то что у него приобрели?

Герцогиня подняла руку, чтобы снова поправить тюрбан, хотя в этом и не было необходимости.

– Чудный бриллиантовый браслетик, который я недавно надевала в приемный зал королевы – тот самый, из-за которого Клейборн поднял такую суету, когда увидел. Вообще-то, я не связывалась с Эйслером напрямую, однако в происхождении вещицы не сомневаюсь.

– А с кем же вы имели дело?

– С ювелиром по имени Джон Франсийон. У него магазинчик на Стрэнде. Кстати, я видела его там несколько дней назад.

– Франсийона?

– Нет, я видела Эйслера в магазине ювелира.

– Когда это было?

– По-моему, в субботу. Когда я вошла, они шушукались в задней части зала. Я бы и внимания не обратила, не обставляй торговец их дело с такой таинственностью.

– Поэтому вы, естественно, обратили особое внимание, – улыбнулся Себастьян.

– Ну да. Хотя мне удалось только краем глаза заметить штучку, о которой шла речь – по виду огромный сапфир. После ухода Эйслера я поинтересовалась у Франсийона, предназначен ли камень на продажу. Тот очень занервничал, когда понял, что я видела драгоценность, и умолял никому о ней не говорить. Я бы и не рассказала, – добавила герцогиня, – если бы старика не убили.

Поднявшись, Себастьян запечатлел громкий поцелуй на щеке родственницы.

– Тетушка Генриетта, не знаю, что бы я без вас делал.

– Куда ты? – спросила герцогиня, между тем как племянник направился к двери.

– Нанесу визит вашему Франсийону.



ГЛАВА 21 | Что приносит тьма | ГЛАВА 23







Loading...