home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 26

– Любопытная копия, – заметила Абигайль Макбин, осторожно переворачивая ветхие, побуревшие страницы манускрипта.

Приятельницы устроились на первом этаже, в тесной комнатке, выходившей в  промокший сад. Геро предполагала, что помещение задумывалось как утренняя столовая. Но Абигайль совместила столовую с библиотекой, и большую часть стен занимали высокие книжные шкафы, забитые старыми книгами и диковинными предметами. Положив на столе открытый  «Ключ Соломона», хозяйка дома извинилась перед гостьей, что не предлагает никакого угощения, объяснив:

– Я взяла себе за правило никогда не держать поблизости еду или напитки при просмотре ценных древних рукописей.

–  Понимаю, –  отозвалась Геро, наблюдая за подругой. – А эта рукопись ценная?

– С точки зрения науки, да. В денежном отношении – не берусь определять. Судя по стилю начертания, я бы датировала твой экземпляр примерно серединой шестнадцатого века.

– Но это же столетие спустя изобретения печатного пресса. Почему тогда книга написана от руки?

Мисс Макбин перевернула следующую страницу и нахмурилась при виде странной геометрической фигуры.

– «Ключ Соломона» переводили на греческий, латинский, итальянский, французский языки, частично и на английский. Однако, насколько мне известно, его никогда не издавали. Часто даже ранее напечатанные гримуары встречаются в рукописном виде. Бытует поверье, якобы написанным от руки текстам изначально присуща магическая сила, поэтому они считаются более могущественными, чем печатные версии.

– Так это по сути что? Пособие по колдовству?

– Да. Здесь объясняется, как изготовлять талисманы и амулеты, как накладывать магические заклинания, как вызывать ангелов или демонов и все такое прочее.

– Для каких целей?

– Тех, что и всегда: любовь, деньги, власть.

– А как насчет мести?

– И это тоже.

– Все типичные мотивы убийства, – негромко заметила Геро.

– Я не рассматривала вопрос с такой точки зрения, но, полагаю, ты права. – Рука мисс Макбин застыла на страницах. – Где ты взяла эту книгу?

– Ее контрабандой доставили в Англию для одного человека, которого убили в минувшее воскресенье.

– Имеешь в виду Даниэля Эйслера?

– Ты знала его?

Абигайль аккуратно закрыла потертую кожаную обложку и отложила рукопись в сторону.

– Да, знала. Он увлекался оккультизмом. Причем отнюдь не в научном ключе – хотя поначалу старался убедить меня, будто его устремления исключительно исследовательские.

– То есть, он всерьез верил в темную магию?

– Со временем я осознала, что да, действительно верил. Эйслер постоянно обращался ко мне за помощью при переводе некоторых сложных отрывков или чтобы проследить малопонятные ему ссылки.

– Хочешь сказать, ты помогала ему? – Геро не вполне удалось скрыть удивление в своем голосе.

Приятельница разразилась взрывом искреннего хохота.

– Если ты спрашиваешь, помогала ли я старику вызывать демонов и накладывать заклинания разорения и уничтожения, ответ отрицательный. Ритуал, который я недавно проделывала там, – кивнула она в сторону мансарды, – всего лишь мой способ вникнуть в замысел автора текста.

Мисс Макбин помолчала минуту, глядя сквозь окно во двор, где с зонтиками в руках весело шлепали по лужам ее белобрысые племянник и племянница под бдительным присмотром няни. Девочке было лет восемь, мальчик выглядел на три-четыре года младше. Он визжал от восторга, между тем как сестричка выкрикивала что-то, чего Геро не могла разобрать.

Абигайль улыбнулась, затем посерьезнела.

– В определенном смысле я на первых порах действительно помогала Эйслеру – по неосмотрительности. Когда он убеждал меня, будто питает исключительно научный интерес, я, естественно, поверила. А с какой стати было сомневаться? И только со временем начала понимать, что старик абсолютно серьезно проводит магические обряды. Он на самом деле веровал в силу древних ритуалов и заклинаний. И собрал обширнейшую коллекцию манускриптов.

Геро кивнул на лежавший между ними на столе «Ключ Соломона».

– А что ты можешь рассказать именно об этом?

– Ну… этот вообще считается одним из важнейших – если не наиважнейшим из всех гримуаров. Претендует на создание во время правления царя Соломона, хотя в действительности был написан, скорее всего, в эпоху Возрождения – как и большинство подобных  творений.

– А я почему-то всегда связывала колдовство со средневековьем.

Мисс Макбин кивнула.

– В Средние века была широко распространена народная магия. Но к началу  Возрождения укрепилось мнение, будто со времен египтян и римлян магия выродилась. Затем, с падением Константинополя и изгнанием евреев и мавров из Испании, такие страны как Франция, Германия и Англия пережили приток действительно древних магических текстов, которые в Европе были утрачены. В результате в пятнадцатом веке произошел настоящий всплеск в написании новых гримуаров. В тогдашних сочинениях можно обнаружить много иудейской каббалистики, арабской алхимии, фрагменты греко-римских и египетских учений.

Пробежав кончиками пальцев по краю потрепанной древней рукописи, Абигайль задумчиво уставилась на нее.

– Что такое? – спросила Геро, глядя на подругу.

– Я просто подумала… В газетах писали, будто Эйслера застрелили. Это правда?

– Да, а что?

– В таком случае не похоже, чтобы интерес старика к оккультизму имел какое-то отношение к его смерти. В смысле, его же не нашли распластанным на пентаграмме с зажженной на груди «рукой славы»[20].

– Какой рукой?

– Тебе не захочется подробностей, – смешливо прищурились глаза мисс Макбин, но веселье тут же угасло. – Ты и вправду считаешь, будто это, – указала она на старую книгу, – как-то связано с убийством Эйслера?

– Может, и нет. Но не исключено, что в рукописи заключается то, что мы упускаем. Что-то важное, – ответила Геро и почувствовала на себе пристальный взгляд подруги.

–  Как я догадываюсь, смертью Эйслера заинтересовался лорд Девлин?

Виконтесса кивнула.

– Он не верит, что человек, которого арестовали за это преступление, действительно виновен. 

– Вот как. – Абигайль перевела взгляд обратно на игравших во дворе детей. На мгновение Геро показалось, что собеседница собирается что-то сказать. Но та промолчала.

– Не подскажешь, где можно найти английскую версию «Ключа Соломона»? – поинтересовалась гостья.

От поднявшейся из-за стола хозяйки дома повеяло ароматом лаванды со странной ноткой мускуса.

– У меня есть несколько экземпляров. С удовольствием дам тебе один на время.

– Благодарю, но я не могу принять такое одолжение.

– Нет, прошу тебя. Ни одна из моих копий не имеет особой ценности. Позволь мне помочь.

– Хорошо, спасибо.

Экземпляр,  одолженный виконтессе,  оказался меньше рукописи на иврите – около восьми дюймов в высоту, – но был написан красивым, плавным почерком и изысканно иллюстрирован в ярких оттенках ультрамарина, киновари и вермильона. Геро пролистала книгу, округляя глаза.

– Ты сказала,  большинство заклинаний касаются богатства, любви, власти или мести. Что, по-твоему, интересовало Эйслера больше всего?

Мисс Макбин на минуту задумалась.

– Похоже, особенно он был помешан на заклинаниях, способных удерживать в подчинении души мертвецов.

– Удерживать души… Господи Боже.

– Не думаю, будто Господь Бог имеет к этому хоть малейшее отношение, – отозвалась Абигайль. Ее полноватое, миловидное лицо приобрело странное напряженное выражение, вьющиеся рыжие волосы пламенели в тусклом свете ненастного дня. – Почитай книгу, и сама поймешь.


Что приносит тьма

За стенами обманчиво заурядного на вид домика Абигайль Макбин с серого неба по-прежнему моросил мелкий дождь. В воздухе висел запах влажной травы и увядающих роз и едкий дым из бесконечных рядов печных труб. Шагая по короткой садовой дорожке к своей ждущей у обочины карете, леди Девлин сосредоточила все внимание на том, чтобы уберечь от дождя два манускрипта, и не заметила темноволосого мужчину в чересчур большом сюртуке и широкополой шляпе, пока тот не возник прямо перед ней.

– Вот и вы. А я тут вас заждался, так-то, – произнес он, широко и бессмысленно ухмыляясь, как человек, который смеется над одному ему понятной шуткой – или который давным-давно утратил рассудок.

Метнувшись взглядом к желтой карете, где под дождем лошадиные спины сделались иссиня-черными, виконтесса увидела, что Джордж, ее лакей, сорвался с места с вытянувшимся от внезапной тревоги лицом. Хотя Геро понимала, что настоящей опасности нет, тем не менее ощутила, что по коже побежали мурашки, а дыхание участилось, как у любого разумного существа при столкновении с признаками безумия.

– Позвольте, – обронила она, пытаясь обойти незнакомца.

Мужчина взметнул костлявые и грязные пальцы, впиваясь в рукав ее платья для выездов.

– Не уходите. У меня послание для капитана.

Вздрогнув от отвращения, Геро дернулась из захвата с такой силой, что обе книги чуть не вылетели у нее из рук.

– Какого капитана?

– Для капитана лорда Девлина. Передайте ему: что мне причитается, то причитается, и капитан обязан по справедливости позаботиться, чтобы я свое получил. Может, он и подзабыл Джада Фоя. Но он должен помнить. О, да, он должен помнить.

– Миледи? – встал рядом с хозяйкой Джордж. – Этот тип досаждает вам?

Фой вскинул ладони. Его улыбка даже не дрогнула, а  взгляд не отрывался от лица Геро.

– Вы передадите ему, правда?

Затем полоумный сунул руки в карманы сюртука и неторопливо зашагал прочь, покачивая локтями и вытянув губы в нестройном свисте, вскоре заглушенном шелестом дождя.



ГЛАВА 25 | Что приносит тьма | ГЛАВА 27







Loading...