home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 27

Вернувшись на Брук-стрит, Девлин застал жену за столом в библиотеке. Виконтесса спокойно чистила отцовский подарок – крохотный кремневый пистолетик с полированной рукояткой орехового дерева и гравированными золотыми накладками.

– Просто поддерживаешь в исправности или застрелила кого-то? – полюбопытствовал Себастьян.

Геро подняла на него глаза. На ее лице не было шутливого выражения – только холодная целеустремленность, неприятно напомнившая о лорде Джарвисе.

– Слышал когда-нибудь о человеке по имени Джад Фой?

Подумав какое-то время, Девлин мотнул головой:

– По-моему, нет. А почему ты спрашиваешь?

– Потому что он поджидал меня, когда я сегодня выходила от Абигайль Макбин – тот самый мужчина, который вчера наблюдал за нашим домом. Сказал, что его зовут Джад Фой, и хотел, чтобы я передала тебе послание.

– Проклятье! Откуда этот тип узнал, где ты?

– Понятия не имею, – покачала головой Геро. – Но он называл тебя капитаном. Сказал: «Передайте капитану: что мне причитается, то причитается».

– Причитается? Что же, по его мнению, ему причитается?

– Он не уточнил. Как бы там ни было, Джад Фой, похоже, считает, будто твоя обязанность – позаботиться, чтобы он получил свое. Ты мог забыть этого человека, но он явно думает, что ты должен помнить.

Себастьян направился к стоявшей на подносе бутылке бургундского, налил себе выпить и остановился с бокалом в руке, витая мыслями где-то далеко.

Джад Фой. Джад Фой? Виконт попытался соотнести имя с промокшим, растрепанным, худым как скелет мужчиной и снова испытал смутное ощущение неуловимого воспоминания, которое исчезло прежде, чем он успел его ухватить.

– Прошлой ночью ты говорил, будто наблюдатель показался тебе знакомым, – заметила жена.

– Да, но я пока не могу определить, кто он. – Девлин медленно потянул вино. – Прошлой ночью я полагал, что этот человек имеет отношение к моему расследованию смерти Даниэля Эйслера. Теперь я не настолько уверен.

– Потому что ему известно о твоей службе в армии?

Себастьян кивнул.

– Хотя, возможно, Джад Фой каким-то образом связан с Мэттом Тайсоном. Когда он заявил: «Я видел, как вы выходили из его дома», я решил, будто речь шла о доме Эйслера. Но Фой мог иметь в виду особняк Хоупов.

С непроницаемым лицом выслушав рассказ мужа о его беседах с Франсийоном и Перлманом, Геро спросила:

– Возможно ли, что Фой имеет какое-то отношение к твоему другу Рису Уилкинсону? Ты ведь за последние дни несколько раз бывал в квартире майора?

– Думаю, такое тоже возможно, хотя я сомневаюсь. – Девлин поставил бокал и потянулся за шляпой и перчатками.

– Куда ты собираешься?

– Попрошу сэра Генри присмотреться к этому Фою. А еще, полагаю, пришло время перемолвиться парой слов с лейтенантом Тайсоном.


Что приносит тьма

– Джад Фой? – насупился сэр Генри Лавджой, задумчиво поджимая губы и покачивая головой. – Имя мне незнакомо. Но могу поручить одному из своих парней разузнать про этого типа. Хотите, чтоб его арестовали?

– Он, собственно, ничего предосудительного пока не сделал, – заметил Себастьян.

Друзья шли вниз по Боу-стрит. Дождь в очередной раз стих, но на узкой улочке, запруженной толпами шумных торговцев и скрипучими повозками с провизией из соседнего рынка Ковент-Гарден, было сумрачно и сыро. В воздухе висел густой дух влажной земли и потных, немытых тел.

– Вчера вечером я удостоился визита мистера Бертрама Ли-Джонса, – сообщил Лавджой.

– Да? – покосился на спутника Девлин.

– В ходе разговора упоминалось ваше имя. Магистрат выдвинул ряд требований. – Сэр Генри потеребил мочку уха, на обычно серьезных чертах заиграл намек на улыбку. – К несчастью, я их все до единого запамятовал.

– Слишком уж он нервный, этот мистер Ли-Джонс.

– Как большинство вест-эндских магистратов – причем не без причины.

– Вот как? И что за причина?

Они свернули на короткий отрезок Рассел-стрит, выводивший на открытую рыночную площадь. Толчея превратилась почти в давку, и Себастьян заметил, что сэр Генри осмотрительно держит руку в кармане, оберегая свой кошелек.

– Скажу коротко, – презрительно фыркнул Лавджой, – парламентское расследование выдачи лицензий пабам в некоторых приходах выявило бы целый ряд нарушений.

– Любопытно.

– Ага. После ухода визитера я решил отправить одного из моих парней на Фаунтин-лейн и навести кое-какие справки. Учитывая быструю поимку мистера Йейтса, я заподозрил, что на Ламбет-стрит могли пренебречь опрашиванием местных жителей.

Себастьян негромко хмыкнул. Не стоило Ли-Джонсу требовать, чтобы Боу-стрит не вмешивалась в дела его участка.

– И?

– Моему констеблю не удалось отыскать никого, кто признался бы, что во время убийства находился поблизости. – Сэр Генри искоса бросил на виконта быстрый взгляд. – А вы, кстати, слышали, что возле жилища Эйслера нынче утром обнаружили двоих мертвых мужчин? Одного закололи в самом доме, второго застрелили в проулке позади особняка.

– Да, слышал.

– Часом, не имеете никаких соображений по этому поводу?

Себастьян не отводил глаз от людной рыночной площади перед ними, где колченогие прилавки были завалены репой, картофелем, капустой и тыквами.

– Убитых опознали?

– Опознали, – кивнул магистрат. – Лежавший в доме оказался Морганом Олдричем, хорошо знакомым местным властям домушником, а тело в проулке принадлежало его младшему брату, Пирсу.

– Как им удалось попасть в особняк?

– Насколько мне известно, расшатали и вытащили решетку на подвальном окне, а затем лезвием с алмазным покрытием вырезали стекло.

– Чересчур хитроумно, как для обычных взломщиков.

– Да, хитроумно. Однако любопытно, что с засовом на двери черного хода тоже кто-то повозился. Вскрыли тонко – настолько тонко, что большинство людей не обратили бы внимания. Однако Кэмпбелл, старый дворецкий Эйслера, заметил.

– Этот заметит, – кивнул виконт.

– Напрашивается подозрение, – продолжал Лавджой, пристально глядя на собеседника, – что какое-то неизвестное лицо, старавшееся скрыть свое незаконное проникновение в дом, пробралось через черный ход, и что именно это неизвестное лицо повинно в смерти братьев Олдричей, которые влезли в особняк через подвал, не заботясь об оставленных за собой следах взлома.

– Любопытная версия. Только велика ли вероятность того, что две разные грабительские шайки одновременно вломились в один и тот же дом и принялись убивать друг дружку?

– Полагаю, все зависит от того, что они искали. У вас, случайно, нет никаких предположений?

Девлин старательно удерживал невозмутимое выражение лица.

– Мистер Эйслер, как всем известно, владел немалым количеством ценных вещей.

Что приносит тьма

– Это так. – Привлеченный представлением, которое давал под соседней аркой кукольник с Панчем и Джуди, Лавджой ненадолго задержался, затем зашагал дальше. – О, чуть не забыл: моему констеблю все же удалось раздобыть кое-какие любопытные сведения. Один из местных жителей – помощник свечника – припомнил, что видел мистера Йейтса возле жилища торговца утром в день убийства. Сам Эйслер стоял на пороге, и между мужчинами кипела, по словам свидетеля, «знатная перебранка».

Себастьян стиснул зубы от всплеска молчаливого гнева. Йейтс весьма категорично заверял, будто у них с торговцем не было никаких стычек.

– Помощник свечника знал Йейтса по имени?

– Нет. Однако описание спорщика не вызывает сомнений. В Лондоне не так много загорелых джентльменов с длинными волосами и золотой пиратской серьгой в ухе.

– И этот подмастерье уверен, что ссора, свидетелем которой он стал, происходила в воскресенье утром?

– Да, уверен. Кажется, он как раз возвращался домой со службы в церкви Святой Троицы.

– Прохожий, случайно, не слышал, что было предметом стычки?

– Нет, однако уловил заключительные реплики их перепалки. Якобы Эйслер сказал Йетсу: «Не вздумайте становиться мне поперек дороги. Я могу уничтожить вас, и вы это знаете».

Девлин прищурился на фасад выходившей на площадь церкви.

– А ответ Йейтса он тоже уловил?

– Боюсь, да. По словам подмастерья, загорелый джентльмен громко расхохотался и сказал: «А я могу располосовать вам горло от уха до уха быстрее, чем шлюха с Хеймаркета залезет в ваш карман. Не забывайте об этом, вы, чертов ублюдок». – Магистрат остановился, устремляя взгляд на церковный погост с нагромождением серых, замшелых надгробий. – Конечно, Эйслера застрелили, а не зарезали. Тем не менее… факт свидетельствует не в пользу мистера Йейтса.

– Да, – отозвался Себастьян, останавливаясь рядом с приятелем. – Не в пользу.



ГЛАВА 26 | Что приносит тьма | ГЛАВА 28







Loading...