home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 37

– О, лорд Девлин, – поприветствовал сэр Генри Лавджой Себастьяна, когда тот после обеда заехал на Боу-стрит повидать приятеля. – А я как раз собирался отправить вам весточку. Выяснил некоторые любопытные сведения о типе, к которому вы просили присмотреться.

– Имеете в виду Фоя?

– Его самого.

– Вы нашли его?

– Нет, пока нет. Но, по-моему, вам будет небезынтересно узнать, что этот парень – бывший стрелок.

– Из какого полка?

– Сто четырнадцатого пехотного. Демобилизован по инвалидности в 1809 году.

– Боже милостивый, так это сержант Джуда Фой?

– Точно. – Должно быть, какие-то чувства Себастьяна отразились на его лице, потому что Лавджой прищурил глаза: – Вы с ним знакомы?

– Можно сказать и так.


Что приносит тьма

Бывший лейтенант стрелял по мишеням в тире Ментона, когда Девлин подошел и встал рядом, спокойно наблюдая. Движения Тайсона были плавными и уверенными, а прицел настолько безупречным, насколько можно ожидать от человека, приобретшего свой первый мундир в возрасте шестнадцати лет.

Он сделал еще три выстрела и только потом перевел взгляд на виконта:

– Я так понимаю, вы здесь не развлечения ради?

Скрестив руки на груди, Себастьян улыбнулся.

– Не обращайте на меня внимания.

Привлекательные черты Тайсона оставались бесстрастными. Но Девлин заметил, как потемнели серые глаза. Стрелок передал кремневое ружье служителю тира и снял кожаные нарукавники, защищавшие манжеты рубашки от пороха.

– Я закончил.

Себастьян смотрел, как Тайсон наливает воду в таз и моет руки.

– Расскажите мне о Фое.

На миг запнувшись, лейтенант продолжил намыливать ладони.

– О ком?

– Неужели вы запамятовали сержанта Джуду Фоя? Он служил в вашем полку. Более того, именно он свидетельствовал в вашу пользу на заседании военного трибунала. Если бы не Фой, вас бы повесили.

– Я помню его.

– По правде говоря, – заметил Себастьян, – внешне сержант так разительно изменился, что я его не узнал.

Тайсон стряхнул воду с кистей и потянулся за полотенцем, которое подавал служитель тира.

– Я не удивлен. Фоя лягнул в голову один из мулов, впряженных в интендантскую подводу. С той поры он так и не оправился, а если без обиняков, то ему самое место в сумасшедшем доме.

– Случайно, не знаете, где можно его найти?

– В Бедламе не пробовали?

Девлин покачал головой.

– Фой свободный человек. И, похоже, пребывает в уверенности, будто пострадал от некоей несправедливости. Вам об этом ничего не известно?

Лейтенант отшвырнул полотенце в сторону.

– Насколько мне припоминается, после несчастного случая бедолаге стало сложно отличать свою собственность от собственности других людей. Что за вопрос? Какое отношение все это имеет ко мне?

– Я не знаю, имеет ли.

Тайсон принялся натягивать сюртук.

– Говорю же вам, Фой сумасшедший.

– Он опасен?

– Весьма вероятно, – поправил манжеты собеседник. – Полагаете, он каким-то образом причастен к смерти Эйслера?

– А Фой был знаком с убитым?

– Откуда мне знать? Сержант не входил в число моих закадычных приятелей.

– В отличие от Бересфорда?

– Что вы имеете в виду? – пристально глянул Тайсон.

– Известно ли вам об обыкновении Эйслера собирать, а затем использовать против людей компрометирующие их сведения?

Лейтенант направился к выходу.

– Не скажу, чтобы меня это удивило. А вас?

Себастьян пристроился рядом.

– Мне приходит на ум, что ростовщик мог сыграть свой трюк с вашим ирландским приятелем – угрожая раскрыть его карточные долги перед Хоупом.

– С чего вы взяли, будто у Бересфорда есть карточные долги?

– Он сам мне сказал.

– Этот юный джентльмен не очень-то подходящая мишень для вымогательства. У него нет денег – и Эйслер, несомненно, отлично это знал.

– Насколько мне известно, шантаж ростовщика был более тонким, нежели ваши обычные способы лихоимства.

Что-то мелькнуло на лице лейтенанта, но тут же исчезло.

– Как скажете. Однако не представляю, чем Бересфорд мог привлечь интерес Эйслера. Младший сын мелкого ирландского землевладельца, в Лондоне всего несколько месяцев…

– Кажется не очень подходящим другом для того, кто десять лет воевал по всему миру – от Индии до Испании.

Тайсон остановился на тротуаре перед тиром. Золотистый сентябрьский свет озарил его лицо, оттеняя жесткие линии и глубокие борозды, оставленные десятью годами форсированных маршей, скудных пайков и пребывания под палящим тропическим солнцем.

– К чему вы клоните? Что я должен днями просиживать в «Лисе и борзой», опрокидывая кружку за кружкой и вспоминая с сослуживцами старые добрые деньки? Мне двадцать шесть, не семьдесят шесть. Блэр Бересфорд умный и очень занятный юноша. А еще блестящий поэт. Получил Ньюдигейтскую премию[37] в Оксфорде за одно из своих сочинений. Вы знали?

– Нет.

– Вы многого не знаете. – Тайсон прищурился на солнце: – А теперь прошу меня извинить. Мне назначено к портному.

Глядя вслед лейтенанту, который неторопливо зашагал в сторону Бонд-стрит, Себастьян остановил его вопросом:

– И все же, как вы познакомились с Бересфордом?

Тайсон медленно обернулся. Серые глаза сузились в деланной улыбке, могущей означать что угодно.

– Через Йейтса.

А затем коснулся полей своей шляпы и удалился.


Что приносит тьма

Со времени заключения брака с Расселом Йейтсом Кэт Болейн обитала в просторном городском доме на Кавендиш-сквер. Это был модный адрес, привлекавший знать, богатых коммерсантов и банкиров, и все они, без сомнения, взирали на своих скандально знаменитых новых соседей с возмущенным ужасом. Пускай Кэт гремела на столичной сцене, она все же была актрисой. И, хотя об этом знали немногие, в ранней юности, лишившись дома, подвергшись жестокому обращению, выживала на улицах Лондона, продавая единственное, чем владела тогда: свое тело.

Кэт редко заговаривала о прошлом. Но Себастьян видел, как она смотрела на одетых в обноски молоденьких девушек, слонявшихся по глухим переулкам Ковент-Гардена. Он слишком хорошо понимал, какие отметины оставили те дни в ее душе, и старался хоть немного смягчить вред, причиненный ей теми страшными временами, английскими солдатами, изнасиловавшими и убившими ее мать, похотливым супругом ее родной тетки. Но осознавал, что это ему так и не удалось.  Девлин задумался, почему он вспомнил об этом сейчас, поднимаясь по ступенькам к ее входной двери. Ведь эта женщина была из тех, кто не просит ни сострадания, ни утешения, а сама кует свои победы…

И свое отмщение.

Кэт как раз пересекала просторный мраморный холл, когда ее степенный дворецкий открыл двери перед визитером. Себастьян уловил вздох удивления, тенью набежавшего на ее лицо при виде посетителя. Хотя актриса уже год была замужем, Сен-Сир впервые явился сюда, в дом, который она делила с Йейтсом.

– Девлин, – взяв виконта за обе руки, хозяйка увлекла его в расположенную рядом гостиную. – Что случилось? Ты что-то выяснил?

Кэт была одета в простое платье из белого узорчатого муслина, украшенное бледно-желтыми лентами, изящная нитка жемчуга перевивала темные, с каштановым отблеском локоны, и Себастьян на едва заметное мгновение задержал ее пальцы перед тем, как пожать их и отпустить.

– Пока ничего существенного. Однако мне не нравится, как продолжает всплывать имя Йейтса, чем дальше я углубляюсь в расследование.

Глаза Кэт твердо выдержали его взгляд – глубокие, ярко-голубые, до того похожие на глаза человека, который ей доводился отцом, а Девлину нет, что даже смотреть на нее было по-прежнему больно.

– Он не убивал, Себастьян.

– Может, и не убивал. Но я начинаю подозревать, что твоему мужу известно гораздо больше, нежели он пытается меня убедить. – Виконт усадил Кэт рядом с собой на диван возле окна. – Ты знакома с неким Блэром Бересфордом?

Пускай актриса никогда не получала приглашений на изысканные столичные балы и приемы, но все же общалась с жуирующими приятелями супруга и выступала хозяйкой на его званых ужинах. Поразмыслив минуту, она тряхнула головой:

– Кажется, нет. А что? Кто он такой?

– Кудрявый, голубоглазый ирландский красавчик-поэт, только окончивший Оксфорд.

Кэт издала мягкий смешок:

– По правде, Йейтс не очень-то жалует поэтов – особенно тех, кто только окончил Оксфорд.

– А как насчет армейского лейтенанта по имени Мэтт Тайсон? Двадцати шести лет, темноволосый, тоже привлекательный – хотя не той мальчишеской красотой, что Бересфорд. С залихватским шрамом на подбородке.

– Этого я знаю. Рассел находил его занятным.

 «Занятным». То же самое слово употребил Тайсон, описывая юного ирландца.

– Однако тебе он не нравился?

Улыбка Кэт угасла.

– Он был со мною исключительно мил и любезен, но…

– Но?..

– Если коротко, я бы не рискнула повернуться к этому человеку спиной – образно говоря, разумеется.

– Не знаешь, у него… – Сен-Сир замялся, подыскивая способ облечь свой вопрос в слова, – такие же наклонности, как у твоего мужа?

Актриса поняла намек.

– Не знаю. Но могу выяснить. – Кэт склонила голову набок, всматриваясь Себастьяну в лицо, и ему стало любопытно, что она там разглядела. Она всегда слишком хорошо угадывала его мысли. – Зачем ты пришел ко мне, Девлин? Почему не спросил напрямую Йейтса?

– Я не уверен, что он настолько откровенен со мной, как следовало бы.

Поднявшись с дивана, хозяйка дома подошла к смотревшему на площадь окну и принялась поправлять тяжелые атласные шторы.

– Что? – спросил Себастьян, наблюдая за ней.

– Если честно, – протяжно выдохнула она, – я не уверена, что Йейтс и со мной откровенен.

– Но почему? Зачем ему лгать?

– Понятия не имею, – покачала головой Кэт. Но то, как скользнул в сторону ее взгляд, Себастьяну не понравилось.

– Тебе ничего не известно о крупном голубом бриллианте, продажей которого занимался Эйслер? О камне, возможно, составлявшем часть сокровищ французской короны?

Он внимательно следил за собеседницей, но не заметил в ее лице ничего, кроме недоумения и удивления, которые быстро сменились чем-то, очень похожим на испуг.

С другой стороны, напомнил себе Девлин, не стоит забывать, что Кэт актриса. Очень талантливая актриса. До чего же иронично и мучительно: он сомневается в обеих женщинах в своей жизни, хотя по совершенно разным причинам.

– На что ты намекаешь? – спросила она. – Что к убийству Эйслера каким-то образом причастны французы?

– Тебе известно о стремлении Бонапарта вернуть утраченные драгоценности?

– Да.

Из этого простого ответа Себастьян понял, что Кэт, вероятно, осведомлена лучше него. Одно время она работала на французов, передавая секретные сведения агентам Наполеона в стремлении ослабить Англию и помочь освобождению Ирландии. По утверждению актрисы, эти отношения давно прекратились. Но Девлин подозревал, что она до сих пор поддерживает связь со своими бывшими соучастниками – как и Йейтс.

– Кому Наполеон поручил бы добыть бриллиант? Послал бы кого-то нового? Или использовал бы уже внедренного агента?

– Сложно сказать. В прошлом он прибегал к обоим способам.

– А нельзя это выяснить?

Он почти ожидал услышать «нет». Вместо этого Кэт дернула тяжелую драпировку и пригладила ее, хотя штора и так висела ровно.

– Могу попробовать.

Девлин позволил себе обвести взглядом родные черты: опушенные густыми ресницами, слегка раскосые глаза, по-детски вздернутый носик, большой манящий рот. Его чувство к этой женщине по-прежнему оставалось глубоким и сильным, и он знал, что так будет всегда. Он любил ее с тех пор, когда был совсем юным, еще не нюхал пороху и не испытал жесточайшего крушения иллюзий. Даже когда считал, будто она предала его, даже когда пытался ее забыть – все равно любил. Их души соприкасались, как даровано немногим, и Себастьян знал: пусть он никогда не увидит Кэт снова, их жизни переплетены навек.

Но при этом понимал, что с каждым днем они все больше отдаляются друг от друга.

И с тревогой осознавал, до какой степени не доверяет Кэт и не верит ей. 



ГЛАВА 36 | Что приносит тьма | ГЛАВА 38







Loading...