home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 40

Кэт лежала, свернувшись калачиком, на диване в своей гостиной. Левая рука актрисы покоилась на косыночной повязке.

– Не надо, не вставай, – возразил Девлин, когда хозяйка дома попыталась подняться.

Но Кэт все равно села. Из-под подола муслинового платья выглянули обтянутые чулками маленькие ступни.

– Я просила Гендона не сообщать тебе, но он, очевидно, не послушался.

Себастьян приблизился, положил ладони ей на плечи и пристально посмотрел в приподнятое лицо.

– Как ты? Только честно.

– Гибсон уверил, ничего серьезного – обычное растяжение. Один из нападавших удерживал меня за руку, и я, должно быть, выкрутила ее, стараясь вырваться.

– Что, черт возьми, произошло? И какого дьявола ты обратилась к Гендону, а не ко мне?!

– Перестань злиться, Себастьян. Я не обращалась к Гендону. Он совершенно случайно заехал ко мне сегодня вечером, и я допустила промашку, честно ответив на его вопрос, как повредила запястье.

– А твой ответ действительно был честным?

– По большей части, – улыбнулась актриса. – Я понятия не имею, кто эти злоумышленники. Но, по-моему, в их намерения не входило убивать меня – по крайней мере не сразу. Они пытались затащить меня в ожидавший неподалеку фургон.

Себастьян отошел к окну, смотревшему на темную площадь.

– Ты не занималась вопросом, которым я интересовался сегодня днем?

– Занималась. Но я всего лишь послала кое-кому записку самого общего содержания, с просьбой о встрече. И не вдавалась в подробности, с какой целью.

Девлин бросил на собеседницу быстрый взгляд:

– Им может уже быть известно, с какой целью.

– Не думаю, что этот человек причинил бы мне вред, – мотнула головой Кэт.

– Настолько уверена?

Актриса пригладила свободной рукой платье на коленях и не ответила.

– Мне кажется, люди Наполеона до сих пор ищут алмаз. Если они не убивали Эйслера, но считают, будто это сделал Йейтс, то могли решить, что драгоценность находится у твоего мужа.

– Тогда для чего похищать меня?

– Возможно, чтобы использовать как козырь при переговорах.

– Вроде «Ты отдаешь нам бриллиант, а мы возвращаем тебе жену?» – Немного поразмыслив, Кэт сообщила: – По-моему, один из пытавшихся увезти меня был французом.

Себастьян нахмурился:

– Худощавый? Лицо в оспинах?

–Да. А откуда ты знаешь?

– Сцепился с ним прошлой ночью в Севен-Дайалз. – Девлин помолчал. – У тебя была возможность поговорить с Йейтсом?

Актриса кивнула.

– Ты оказался прав в отношении Бересфорда и Тайсона. Они оба – «молли». – Ее взгляд прикипел к лицу Себастьяна. – Это важно. Почему?

– Эйслер охотно коллекционировал чужие грешки.

– Хочешь сказать, для шантажа?

– Не думаю, чтобы он требовал в обмен на молчание звонкую монету. Ростовщик использовал добытые сведения, чтобы влиять на людей и принуждать их к подчинению.

– Я бы назвала такое шантажом.

– В некотором роде, полагаю, это он и есть.

Кэт задумчиво нахмурилась.

– По словам Рассела, Блэр Бересфорд – младший сын мелкого ирландского землевладельца. Чем он обладает таким, чего желал или что мог использовать Эйслер?

– Я думал не о Бересфорде.

– А о Тайсоне? – Кэт с минуту помолчала, словно взвешивая сказанное. – Но ведь он тоже младший сын.

– Да. Однако у лейтенанта имелись драгоценности, которые он сбывал торговцу. Возможно, покойный попытался припугнуть компрометирующими сведениями, чтобы снизить цену.

– Намекаешь, у Тайсона был мотив для убийства?

– Не исключено. Хотя Эйслер сглупил, если рискнул давить на него угрозами. Мэтт Тайсон из тех, кто перережет глотку, и глазом не моргнув.

– А что говорит лейтенант, где он коротал вечер минувшего воскресенья?

– Бересфорд утверждает, будто они сидели в квартире Тайсона на Сент-Джеймс-стрит.

Актриса откинула локоны со лба, и ее рука, как заметил Себастьян, была нетверда.

– У нас мало времени, Девлин. Суд по делу Йейтса назначен на субботу.

Себастьяну хотелось подсесть к ней, обнять, успокоить. Ему пришло в голову, что, если бы Кэт действительно доводилась ему сестрой, он мог бы так и сделать, и его поступок ни у кого не вызвали бы задних мыслей.

И это осознание внезапно поразило его своей жесточайшей иронией.

– Человек, которому ты послала записку – кто он?

– Ты же понимаешь, я не могу сказать.

– Даже ради спасения собственной жизни?

Но Кэт только покачала головой, и печальная улыбка заиграла на ее полных, красивых губах.


Что приносит тьма

Выйдя из особняка на Кавендиш-сквер, Себастьян ступил в холодную ночь, пахнущую острой смесью угольного дыма, влажного камня и горячего масла. Уличные фонари слегка мерцали, словно качаемые невидимой рукой. Виконт уже начал было забираться в ожидавший его экипаж, но затем передумал и отослал кучера домой.

Повернув в сторону Риджентс-парка, он зашагал по широким мощеным улицам с рядами представительных оштукатуренных кирпичных домов, которые выросли там, где всего двадцать пять лет назад Себастьян с братьями бегали по лугам, золотым от поспевших трав. В те дни здесь под сенью каштанов лежал небольшой пруд, – да, решил Девлин, как раз тут, где нынче извозчичий двор. Ему припомнился случай, когда Сесил, пока они ловили головастиков, отыскал в иле старинную римскую монету, и Ричард, старший и потому отцовский наследник, пытался вытребовать находку себе, несколько преувеличенно трактуя право первородства. Их мать тоже была там. Солнце пригревало ее светлые волосы, а голос звенел смехом, когда она разнимала повздоривших сыновей. И ничто из его прошлого – ничто – не было на самом деле таким, каким тогда казалось.

«В какой момент? – подумал он снова. – В какой момент рушатся последние преграды? Когда раскрываются сокровенные тайны?»

Но вернувшись на Брук-стрит, Себастьян увидел, что в спальне Геро темно. Он постоял с минуту на пороге, глядя, как мягко поднимается и опускается от дыхания ее грудь. А затем ушел.

Когда утром он проснулся, жена уже уехала на очередное опрашивание.


Что приносит тьма

Четверг, 24 сентября 1812 года


Ровно без пяти одиннадцать утра виконт Девлин вошел в полицейский участок на Ламбет-стрит, где Бертрам Ли-Джонс в съехавшем набекрень парике и развевающейся мантии суетился, перебирая стопку папок.

– Раньше одиннадцати мы не открываемся, – грубо бросил магистрат. – Что вам угодно?

– Хочу узнать, располагаете ли вы списком тех, кто брал взаймы у Даниэля Эйслера?

Не отрываясь от своих бумаг, Ли-Джонс фыркнул:

– С какой стати мне понадобился бы этот список?

– Судя по тому, что я слышал, Эйслер промышлял много чем: от шантажа и черной магии до преступного разврата. Такие, как он, обычно наживают уйму врагов.

Магистрат поднял глаза.

– Вполне вероятно. Но это не меняет того факта, что старика прикончил именно Рассел Йейтс. И он предстанет перед судом в субботу.

– Несколько поспешно, вам не кажется?

– Коль уж на то пошло, нет, не кажется. Этот тип явно виновен. К чему содержать преступника за решеткой за счет королевской казны, когда он может повеселить народ, сплясав на конце веревки?

Себастьян всмотрелся в раздобревшее, самодовольное лицо собеседника.

– Я слышал, когда король Георг был еще в здравом уме, то имел обыкновение лично рассматривать дело каждого приговоренного к смерти в Лондоне. Говорят, он часто засиживался допоздна, взвешивая доказательства вины арестованных, а во время их казни  удалялся в личные покои молиться со своим духовником.

– Да? – Ли-Джонс хлопнул своими папками и сгреб их под мясистую руку. – Ну, тогда неудивительно, что он спятил, разве нет? Если желаете знать мое мнение, полюбоваться с утречка на то, как вешают полдюжины негодяев, почти так же развлекательно, как охота на лис. – Он грубовато подмигнул виконту. – Могли бы потом заглянуть к нам в сторожку да позавтракать пряными почками. Это, знаете, чуть ли не традиция. А теперь прошу извинить, мне надобно присутствовать на слушании. – Магистрат вскинул руку, поправляя парик. – Доброго вам дня, милорд.



ГЛАВА 39 | Что приносит тьма | ГЛАВА 41







Loading...