home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 47

В этот же день после полудня Кэт Болейн направилась в своем высоком фаэтоне к Аптекарскому саду[33] в Челси. Оставив лошадь на попечении грума, она поспешно зашагала по влажной, окутанной туманом дорожке к уединенному пруду. В погожие дни актриса могла на несколько часов затеряться среди буйных клумб и широких грядок. Но нынче она была не в настроении задерживаться.

Человек, на встречу с которым явилась Кэт, уже ждал ее у самой кромки воды. Когда актриса подошла, он развернулся: высокая, мощная фигура в начищенных сапогах для верховой езды, бежевых бриджах и ладно скроенном темном сюртуке.

– Доброго утречка, – нарочито подчеркивая свой акцент, поздоровался мужчина. Его звали Эйден О'Коннелл, и он был младшим сыном графа Раткейла, из древнего ирландского рода, давно пользовавшегося недоброй славой за рьяное сотрудничество с английскими захватчиками. Кэт по-прежнему с трудом верилось, что этот аристократ – молодой, красивый, богатый – предпочел рискнуть всем ради тайной деятельности на благо независимости Ирландии. Как когда-то и сама актриса, он решил, что один из лучших способов помочь своей родине и ослабить англичан состоит в оказании помощи их врагам, французам.

О'Коннелл приподнял шляпу, и две обаятельнейшие ямочки на его худощавых щеках углубились от ленивой улыбки.

– Не чересчур ли самонадеянно с моей стороны предположить, что вы переменили  свое решение и готовы снова работать с нами?

– Для подобного предположения вы слишком хорошо меня знаете, – обронила Кэт. Собеседники развернулись и пошли вдоль берега. Туман веял им в лицо холодом и сыростью.

– Ах, такого ответа я и опасался, – скорбно вздохнул О'Коннелл. – Тогда почему, скажите на милость, мы встречаемся, бросая вызов одному из самых промозглых сентябрьских дней на моей памяти?

– Потому что Рассела Йейтса собираются повесить за убийство, которого он не совершал, и с каждым днем гибнет все больше людей.

Когда спутник промолчал, актриса спросила:

– Вам известно о «Голубом французе»?

Ирландец прищурился на призрачные очертания каштанов на противоположном берегу пруда.

– Да, известно.

– Мне необходимо выяснить, кому Наполеон поручил вернуть бриллиант.

– А вот этого я не знаю.

Кэт так резко развернулась к собеседнику лицом, что тяжелые шерстяные юбки ее платья взвихрились вокруг лодыжек.

– Не знаю – или не скажу?

В прикрытых веками зеленых глазах блеснул веселый огонек.

– Не знаю… но не сказал бы, если б знал.

– Тогда хоть намекните: это англичанин?

– По правде говоря, мне неведомо. Насколько я слышал, это может быть даже женщина. Но одно известно точно: Наполеон недоволен результатами работы своего агента. Для возвращения бриллианта император послал из Парижа в помощь еще кого-то. Кого-то, кто, по слухам, ловок, умен и очень опасен.

– Мужчина с изрытым оспой лицом?

– Понятия не имею. Я его не видел.

– Зато я видела. Он пытался похитить меня на рынке Ковент-Гарден.

Губы О’Коннела сжались в тонкую линию.

– Да, я слышал.

– От своих французских хозяев?

Ирландец вскинул голову, раздувая ноздри:

– Проклятье! Так вот что вы думаете? Будто я замешан в этом?

– А что еще мне остается думать?

– Я узнал об инциденте так же, как и остальные жители Лондона – новость носится по всему городу! Кроме того, какого дьявола агентам Наполеона стараться заполучить вас в свои руки?

– В этом есть резон, если они считают, будто Йейтс убил Эйслера и забрал «Голубого француза». Тогда напрашивается идея выкрасть жену Йейтса и предложить обмен.

О’Коннел молчал.

– А разве нет?

Ирландец длинно, прерывисто вдохнул:

– Полагаю, такое не исключено. Но если ваше предположение и верно, я ничего об этом не знаю. – Протянув руку, он тыльной стороной ладони мягко, очень коротко прикоснулся к щеке Кэт. – И запомните: французы хозяева мне не больше, чем недавно были вам. Я работаю с ними – не на них.

Актриса пытливо вгляделась в обманчиво открытое, привлекательное лицо собеседника. Однако он, подобно самой Кэт, играл в опасные игры и давным-давно научился не выдавать себя.

– Можете ли вы сообщить мне хоть что-нибудь дельное?

О’Коннел покачал головой:

– Лишь одно: не завидую тем, кто получил это задание. Им наверняка обещано высокое вознаграждение. Но если они не сумеют вернуть бриллиант, Наполеон заподозрит предательство – что его люди просто-напросто решили оставить камень себе.

– Другими словами, в случае неудачи их убьют, – уточнила Кэт.

– Скорее всего, да. И посланцы императора понимают это. А значит, те, с кем вы столкнулись, опасны вдвойне, поскольку от успешного выполнения миссии зависят их собственные жизни. Встаньте на их пути, и весьма вероятно погибнете.

Помедлив минуту, ирландец добавил:

– Возможно, вы сочтете нелишним передать такое же предупреждение лорду Девлину.



ГЛАВА 46 | Что приносит тьма | ГЛАВА 48







Loading...