home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 51

Вечером, пока Кэт собиралась в театр, от реки поднялся сильный туман. Город поглотила густая белая пелена.

Актриса стояла в холле, накидывая капюшон плаща, когда в дверях библиотеки с бокалом бренди в руке появился Йейтс. С момента освобождения из Ньюгейта он  пил не переставая, хотя Кэт не сказала бы, что осуждает его.

– Пожалуй, будет лучше, если сегодня я съезжу с тобой, – обронил он.

– Бог мой, но почему?

Муж встретил ее взгляд и удержал его.

– Ты знаешь, почему.

Негромкий смешок Кэт прозвучал деланно даже для ее собственных ушей.

– Никогда не слышала, чтобы посреди Лондона нападали на кареты, если ты переживаешь из-за этого. 

– Все когда-нибудь случается впервые.

– Коль на то пошло, со мной для защиты лакей и кучер.

Осушив бокал, Йейтс отставил его в сторону.

– Сделай дураку приятность.

Кэт улыбнулась, на этот раз искренне:

– Ладно.


Что приносит тьма

Они ехали по улицам, затянутым белой мглой и непривычно малолюдным.

– Девлин заявил мне, что намерен продолжать поиски убийцы Эйслера, – заговорил Йейтс.

– Тебя это удивляет?

– В определенном смысле, да. Эйслер был мерзким образчиком человеческой породы. Разве имеет значение, кто его пристрелил? Мир ничего не потерял с его смертью.

– Возможно. Но теперь гибнут другие люди.

– Подтоптанный французский вор и полоумный бывший солдат?

– Ты считаешь, с их смертью мир тоже ничего не потерял? Подозреваю, многие выразятся точно так же и о ковент-гарденской актриске – или о бывшем пирате, имеющем склонность наведываться в самые скандальные «дома молли». 

Губы Йейтса дернулись в кривоватой усмешке.

– Пожалуй, ты права. Но все же… – Он запнулся, внезапно подавшись вперед.

Они как раз въехали в длинный, пологий поворот с Оксфорд-стрит на Брод-стрит. Здесь, у реки, туман был гуще, среди его мути призрачно маячили темные деревья и приземистая колокольня Святого Джайлса.

– Что такое? – спросила Кэт, и в этот момент из узкого переулка слева от них вылетела четверка вороных лошадей: дикие глаза, мелькающие копыта, широко раздувающиеся в холодной ночи ноздри. За упряжкой из стороны в сторону мотался тяжелый, старомодный рыдван, его возница правил прямо на изящную городскую карету актрисы.

– Что за дьявольщина? – ругнулся Йейтс на встревоженный окрик их собственного кучера. Лошади пронзительно заржали, экипаж опасно накренился, когда кучер резко принял вправо. Перед глазами Кэт покачнулись покосившиеся серые надгробия и ржавые шпили, венчавшие  кладбищенскую ограду. 

Карета, вздрогнув, остановилась.

– Ты в порядке? – поинтересовался муж.

– Да, но…

Ночь прорезал испуганный возглас их слуги, следом раздался неприятный звук глухого удара.

– Йейтс… – негромко, настойчиво начала Кэт, и в этот момент дверцу кареты распахнул мужчина в лакейской ливрее и напудренном парике, державший в руке мушкетный пистолет. 

– Какого черта?! – рявкнул Йейтс.

Ухватив Кэт за запястье, незнакомец дернул ее к себе.

– Если вы умны, то не станете вмешиваться, – предостерег он Йейтса неожиданно культурной речью.

– Это какое-то сумасшествие, – выдохнула актриса, тяжело наваливаясь на налетчика, который вытаскивал ее сквозь дверной проем на тротуар. Воздух обдавал лицо холодом и  сыростью, землистый дух кладбищенского тлена забивал ноздри. – При нас нет ничего ценного!

Неизвестный вжал ледяную сталь пистолетного дула ей в висок и сдержанно ухмыльнулся:

– Мне от вас нужно только одно.

Паника бешено заколотилась в ее сердце, перехватила дыхание в горле, когда Кэт услышала мягкий щелчок взводимого курка. Она яростно дернулась из рук незнакомца, но тот безжалостно ужесточил хватку, крепко удерживая жертву.

В открытую дверцу кареты с небольшим пистолетом в руке высунулся Йейтс. Ночь наполнилась ревущей вспышкой и едким смрадом горелого пороха, и на груди державшего Кэт мужчины расплылись теплые, влажные брызги крови.

Он гулко рухнул наземь.

– Мэйсон! – вскрикнул второй из налетчиков, приставлявший оружие к голове перепуганного лакея актрисы.

– Йейтс! Берегись! – воскликнула Кэт в то самое мгновение, как злоумышленник развернулся, навел свой двуствольный пистолет на карету и выстрелил.

– Йейтс!..

Бывший капер повалился лицом вперед на мостовую.

Стрелок, не сгибая руки, спокойно взвел второй курок и направил дуло на актрису.

Та застыла.

– Нет! Оставь ее! – окликнул высокий, закутанный в темный плащ кучер рыдвана. – Ты, дурень, только что убил Рассела Йейтса. Тебе известен приказ. Хватай Мэйсона и убираемся отсюда.

– Йейтс? – подбежав, склонилась над мужем Кэт, лишь смутно замечая, как темный возница подстегивает своих лошадей и старый рыдван уносится прочь.

– О, Рассел, – прошептала она, обнимая дрожащими руками обмякшее, окровавленное тело. 


Что приносит тьма

Часом позже Кэт пересекала пустынный холл своего дома на Кавендиш-сквер, когда у парадного входа прозвучал требовательный звонок.

Она ожидала Пола Гибсона, поскольку пригласила хирурга осмотреть пострадавшего кучера. Вместо этого дворецкий открыл дверь лорду Чарльзу Джарвису.

Кэт замерла, вцепившись в крайнюю стойку лестничных перил. На лифе и юбке ее вечернего шелкового платья еще не высохла кровь мужа.

Джарвис аккуратно снял сырую от тумана шляпу и с едва заметной усмешкой на губах встретил разъяренный взгляд актрисы.

– Думаю, нам надобно поговорить. Вы не против?



ГЛАВА 50 | Что приносит тьма | ГЛАВА 52







Loading...