home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 52

В тот вечер Геро отправилась вместе с матерью на какой-то концерт, а Себастьян с бокалом бренди и английским переводом «Ключа Соломона» устроился в библиотеке. Несколько часов спустя виконт по-прежнему сидел за книгой, когда из прихода Сент-Ботольф-Олдгейт вернулся Жюль Калхоун.

– Раскопал что-нибудь? – поинтересовался Девлин, с облегчением откладывая в сторону древний гримуар.

– Вообще-то, да, – ответил камердинер. – Похоже, сразу после убийства на Ламбет-стрит не особо рвались опрашивать местных жителей.

– Когда взяли под стражу Йейтса.

– Именно. Шастать по округе, задавая всевозможные вопросы, констебли начали только в среду.

– Любопытно, учитывая, что Ли-Джонс на ту пору по-прежнему убежденно настаивал на виновности задержанного.

– И впрямь, милорд. Более того, магистрат самолично беседовал с торговкой из зеленной лавки вчера утром.

– Не сегодня?

– Нет, милорд. Определенно вчера.

– То есть, до гибели Фоя. Интересно, что…

– Хозяин! – разнесся по всему дому голос Тома.

Девлин умолк. Было слышно, как по мраморному полу холла топочут бегущие ноги мальчишки.

– Хозяин! – грум влетел в комнату, тараща глаза и хватая открытым ртом воздух.

– Что такое?

– Рассел Йейтс! Он мертв!


Что приносит тьма

Бывший пират лежал, укрытый простыней, на постели в своем доме на Кавендиш-сквер. Темные, чересчур длинные волосы резко контрастировали с белизной льняной наволочки. Руки Йейтса были сложены на груди, глаза закрыты, а черты лица до того безмятежны, словно он спал. Но Себастьян сразу узнавал смерть, когда видел ее.

Вдова стояла на коленях рядом с кроватью, склонив голову в молитве. Меж ее пальцев скользили бусины четок. Девлин удивленно запнулся на пороге. Он знал, что Кэт воспитывали в католической вере, но почему-то полагал, будто она больше не соблюдает обряды своей религии. Теперь же понял, что ошибался.

Актриса подняла глаза, осенила себя крестным знамением и встала с колен.

Приблизившись, Себастьян заключил ее в объятья, и она без колебаний, дрожа от потребности в утешении, прильнула к нему. На щеках виднелись следы слез, и, когда Кэт склонила голову Девлину на плечо, едва слышное рыдание сотрясло ее тело. Какое-то долгое, застывшее мгновение он просто поддерживал ее. Затем актриса отступила, устанавливая между ними дистанцию.

– Расскажи мне, что случилось, – попросил Себастьян.

Кэт вытерла ладонью мокрую щеку.

– Мы ехали в театр. Йейтс настоял на том, чтобы сопровождать меня. Обычно он этого не делал, но нападение на рынке обеспокоило его. Только мы начали поворачивать возле церкви Святого Джайлза, как из переулка вылетел какой-то старый рыдван и припер нашу карету к церковной ограде. Там были двое мужчин в лакейских ливреях и еще возница, но, судя по их разговору, они не те, кем притворялись. Возница длинной палицей сшиб с козел нашего кучера. У слуги сотрясение, но Гибсон уверяет, что он поправится.

Девлин ощутил глубокую тревогу. Хотя некоторые пустоши вокруг города по-прежнему оставались небезопасными, нападение на карету на улицах Лондона было неслыханным.

Кэт судорожно втянула в себя воздух.

– Один из налетчиков выволок меня из кареты, намереваясь прикончить. Но Йейтс его застрелил. И тогда… – ее голос надломился. Она сглотнула, но все равно смогла заговорить только через какой-то миг. – И тогда второй из бандитов убил его. А потом… случилась престранная вещь. Как только Рассел погиб, они отпустили меня и уехали.

– Думаешь, те же, кто напал на тебя на рынке?

Актриса покачала головой.

– Нет. Эти хоть и оделись слугами, но говорили, как образованные. – Ее подбородок отвердел, ноздри затрепетали от стремительного вдоха. – Думаю, они – люди Джарвиса.

– Ты узнала их?

– Нет. Но барон приходил повидаться со мной. Сюда. Сегодня.

– Джарвис приходил сюда?!

Кэт кивнула.

– Меньше чем через два часа после смерти Йейтса. Хотел удостовериться, ясно ли я осознаю ситуацию, которая теперь сложилась между нами.

– А именно?

– Если я храню его тайну, то сохраняю свою жизнь. Предпочту погубить его – погублю себя.

Девлин оглядел напряженные черты собеседницы, подмечая вокруг ее рта отсутствовавшие прежде складки гнева и решительности. Сен-Сир так и не выяснил сути документов, которыми располагал Йейтс, однако нисколько не сомневался, что они действительно убийственные.

– Джарвис признался, что за сегодняшним нападением стоял он?

– Нет. Но какое здесь может быть иное объяснение? Очевидно, что перед теми типами ставилась задача прикончить меня. Не Йейтса. Меня. Но как только Рассела застрелили, мне позволили жить. Я слышала слова одного из них: «Тебе известен приказ». Думаю, Джарвис дал строгие указания устранить либо меня, либо Йейтса, но не обоих.

– Если французы по-прежнему убеждены, что это Йейтс убил Эйслера и украл голубой бриллиант, они бы тоже поостереглись устранять обоих людей, которым может быть известно, где камень сейчас.

– Правда. Но тогда почему не похитить меня, как пытались те бандиты на рынке? Почему не увезти, заставить отдать алмаз, а потом убить?

Себастьян пристально всмотрелся в красивое, бледное лицо.

– Не знаю. Тебе удалось что-нибудь выяснить насчет агента, которому Наполеон поручил вернуть «Голубого француза»?

Кэт покачала головой.

– Мой знакомый утверждает, будто он не в курсе. Но из оброненных им слов я подозреваю, что означенный агент – англичанин, хотя недавно из Парижа ему в помощь отправили еще кого-то.

– Ему?

– Или ей. Мой источник не уточнил.

Она замолчала, возвращаясь взглядом к бледному лицу покойного.

– Мне очень жаль, Кэт, – взял ее за руку Себастьян. – Я знаю, как много Йейтс стал значить для тебя.

Вздрогнув всей грудью, актриса глубоко вдохнула:

 – В прошлом я никогда не позволяла себе бояться. Но теперь… мне страшно.

– Я всегда останусь твоим другом, – крепче сжал ее пальцы Девлин. – Всегда. Что бы ни случилось.

Кэт встретилась с ним глазами:

– Правда, Себастьян? Даже если за этим стоит Джарвис?

– Год назад я пообещал барону убить его, если хоть один волосок упадет с твоей головы. Ничего не изменилось.

– И как ты думаешь, что станет с твоим браком, если ты убьешь отца своей жены?

Себастьян ничего не сказал, но в том и не было нужды. Они оба знали ответ на этот вопрос.



ГЛАВА 51 | Что приносит тьма | ГЛАВА 53







Loading...