home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 55

Себастьян нашел имя, которое искал, в записях за июнь 1812 года.

Долг майора Риса Уилкинсона составлял пятьсот фунтов и был погашен частично.

Девлин отложил в сторону бухгалтерскую книгу, подошел к окну и, опершись ладонями о подоконник, невидяще уставился на туманную улицу. Он пытался убедить себя, что смерть Эйслера и Уилкинсона в одну и ту же ночь может оказаться совпадением. Рис не принадлежал к тем, кто из-за пятисот фунтов пойдет на хладнокровное убийство. Но Себастьяна преследовали воспоминания о девушке с брызгами коричных веснушек на загорелом носу, когда-то застрелившей в упор испанского партизана.

Несколько минут спустя виконт все еще размышлял у окна, когда перед домом остановилась модная желтая городская карета его супруги. Он  смотрел, как Геро сходит с подножки экипажа, крепко удерживая за руку оборванного, грязного ребенка с изумленно разинутым ртом.

– Подайте нам в библиотеку как можно скорее бутерброды, пирожные и горячий шоколад, – донеслись до Себастьяна  распоряжения жены и ее торопливые шаги, пересекавшие мраморный холл. Комната наполнилась запахами угольного дыма, свежего навоза и чумазого мальчишки.

– Это Драммер, – сообщила Геро, отпустив ладошку своего спутника, чтобы развязать ленты шляпки и стянуть перчатки. – Он подметает перекресток возле церкви Святого Джайлза, но по вечерам промышляет еще и на Хеймаркете, помогая джентльменам, которые слишком стеснительны, чтобы самим выйти из экипажа и подыскать себе девицу. – Виконтесса подтолкнула паренька: – Поклонись его милости и расскажи про Дженни.

Подметальщик качнулся вперед, сжимая обеими руками поношенную кепку. Щуплая грудь ходила ходуном от взволнованного дыхания.

– Дженни? – переспросил Себастьян, когда Драммер остался безмолвным.

– Дженни Дэви, – уточнила Геро. – Ей семнадцать лет, и вечером в прошлое воскресенье ее нанял джентльмен, который обычно снабжал барышнями мерзкого старого козла из Сент-Ботольф-Олдгейт.

Виконт подвел мальчика ближе к огню, где черный кот поднял голову, недовольно прищурившись на их вторжение.

– Как выглядел этот джентльмен?

Драммер пренебрежительно дернул плечом, словно все представители высшего общества были ему на одно лицо.

– Как барин.

– Моего возраста? Старше? Моложе?

От мысленных усилий паренек насупился.

– По мне, так моложе – и порядочно.

Супруги переглянулись. Значит, Дженни привозил не Самуэль Перлман.

– Светлый? – уточнил Себастьян. – Или темноволосый?

– У него кудри золотые, словно новенькая гинея. Цыпочки тут же соглашаются идти с таким-то красавчиком. Да только он ни с одной из них ни-ни. Просто отвозит к тому старому хрычу.

 «Блэр Бересфорд», – понял Себастьян. А вслух попросил:

– Расскажи мне про Дженни.

И снова пожатие плечами. Видимо, обстоятельства давно приучили Драммера принимать жизнь и людей, как они есть, не тратя времени на рассуждения и оценку.

– А чего про нее рассказывать? Шлюха она.

– Где она живет?

Взгляд паренька скользнул в сторону.

– Раньше снимала угол в меблирашках на Роуз-корт.

– Но теперь ее там нет?

Драммер мотнул головой.

– Ее столько народу спрашивало…

– Вот как? И кто же?

– Ну, первым делом тот кудрявый, который ее нанимал.

«Любопытно», – подумал Себастьян.

– Кто еще?

– Один француз, – дернул плечом подметальщик. – Этому прям загорелось Дженни найти. Даже деньги сулил тому, кто подскажет, куда она подевалась.

Девлин заметил, как сузились глаза жены, и понял, что этой части истории она еще не слышала.

– Как он выглядел?

– Как француз.

– Высокий? Низкий? Старый? Молодой?

Драммер насупился.

– Постарше вас и чуток пониже – но не так чтобы сильно старый и не коротышка. Сдается, физиономия у того типа жутко рябая, но я к нему особо не приглядывался. В смысле, я ведь не собирался болтать, так зачем это мне? Дженни велела, вдруг кто ее будет искать, держать язык за зубами.

– Получается, тебе известно, где она.

Осознав допущенную промашку, паренек стремительно втянул в себя воздух и бочком пододвинулся к двери, но был остановлен появлением Морея, который тащил тяжелый поднос, нагруженный бутербродами, пирожными и кувшином с горячим шоколадом.

– Давай я положу тебе сандвичей, – предложила Геро. – Предпочитаешь с ветчиной или с ростбифом?

Мальчишка тяжело сглотнул и робко, с надеждой в голосе спросил:

– А можно и с тем, и с тем?

– Ну конечно, можно. – Виконтесса щедро нагрузила его тарелку крохотными бутербродиками. – А Дженни родилась и выросла в Лондоне?

Запихнув сандвич в рот, Драммер покачал головой:

– Они с Джереми – ейным братом – выросли в Бермондси, в Саутворке. Помню, Джереми рассказывал, что их семья жила там в сторожке какого-то старого аббатства. Только ихние папка с мамкой померли пару лет назад от кровавого поноса, а другой родни нету никакой, вот они и подались в город, чтоб работу сыскать.

– И теперь Дженни вернулась обратно? – поинтересовался Себастьян. – В Саутворк?

– Не-а, – проглотил очередной бутерброд подметальщик. – А если бы и так, я б вам не сказал.

Геро налила ему чашку горячего шоколада.

– Мы хотим помочь твоей знакомой, а не навредить. Ей очень нужна помощь, Драммер. Боюсь, что типы, о которых ты упоминал, убьют Дженни, если найдут. А они не успокоятся, пока ее не отыщут. Ты должен сказать нам, где она.

Паренек перестал жевать, перебегая взглядом с Геро на Себастьяна и обратно.

– Трудно разобраться, кому можно доверять, я понимаю, – заметила виконтесса.

Драммер с усилием сглотнул.

– Скажи нам, – негромко, но настойчиво добавил Себастьян.

– Уайт-Хорс-Ярд, – выпалил подметальщик, взволнованно дергая грудью. – Она снимает комнату в «Голове Папы», возле Друри-лейн.


Что приносит тьма

Девлин взял мальчика с собой, прихватив корзинку с весомой порцией бутербродов и пирожных и теплое пальто, которое Тому в последнее время стало тесновато. Геро раздосадовалась из-за невозможности отправиться с ними, но ей все же пришлось признать, что ажиотаж от появления знатной дамы в таверне на Друри-лейн вряд ли поможет делу.

Лабиринт узких, извилистых аллей и грязных, темных двориков вокруг театров Друри-Лейн и Ковент-Гарден давным-давно превратился в район притонов, таверн самого низкого пошиба и кишащих крысами домов, где в каждой тесной, душной комнатке ютились семьи из десяти и более человек. Удостоверившись, что кучер и лакей вооружились, виконт и себе в карман сунул небольшой двуствольный кремневый пистолет.

До наступления темноты оставалось еще несколько часов, но узкая мощеная улочка, ведшая к Уайт-Хорс-Ярд, уже заполнялась грубой, полупьяной толпой и густым туманом, который плотной, удушливой пеленой колыхался на ветру между скученными домами.

– Почему Дженни укрылась здесь? Не знаешь? – поинтересовался Себастьян, когда карета остановилась в конце улочки.

Драммер, набивший рот пирожным, покачал головой.

– Может, работала где-нибудь в округе, когда попала в Лондон.

– Откуда тебе известно, что она тут? Дженни сама тебе сказала?

– Не, ее братишка, Джереми, ходит с нашей компанией кувыркаться. Она хотела, чтоб Джереми принес ей кой-какие вещички, а тот попросил меня подсобить. Только Дженни, как меня увидела, здорово осерчала. И велела не трепаться про то, где прячется.

– Она правильно делает, что осторожничает.

Парнишка глянул нерешительно, но задержался, чтобы запихнуть в карман еще пару сандвичей, прежде чем спуститься вслед за виконтом с подножки кареты.

Девлин крепко ухватил его за руку и не отпускал все то время, пока они прокладывали себе путь сквозь бурлящую, шумную толпу. В сыром туманном воздухе висел запах жареного мяса, дух немытых тел и вездесущее гнилостное зловоние.

Строение, в котором находился постоялый двор «Голова Папы», выглядело как бывший каретный сарай исчезнувшей величественной резиденции. Фасад из красного кирпича обветшал и почернел от копоти, по боку треснувшего водосточного желоба струйкой стекала зеленая слизь. Когда виконт с мальчиком приблизились ко входу, дверь распахнулась и оттуда вывалились два пьяных солдата, которые, обняв друг друга за плечи и запрокинув головы, горланили: «Король Георг нас шлет в пожар...»

Драммер, взволнованно дыша, с широко распахнутыми глазами и приоткрытым ртом попятился:

– А мне точно надо с вами туда? Ну, вы понимаете…

– А как же, – Себастьян увлек спутника сквозь входную дверь на темную, узкую лестницу. – Ты нужен мне, чтобы убедить Дженни, что я пришел помочь ей.

– Не шибко-то она обрадуется, что я вас привел.

Ступеньки, освещенные единственным коптящим масляным фонарем, скрипели и стонали под весом поднимавшихся. Но звуки, выдававшие их приближение, терялись в застольном реве из пивной, громком смехе из комнаты в конце коридора и гневном мужском крике за первой дверью наверху лестницы:

– Где он, черт тебя дери? Я знаю, это ты его стащила! Где бриллиант? Или ты…

Окончание фразы заглушил испуганный женский визг.



ГЛАВА 54 | Что приносит тьма | ГЛАВА 56







Loading...