home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


7 глава

Холодно! Почему так холодно?! Такое ощущение, что кости и те промерзли и вот-вот хрустнут, да и развалятся. Да и жестко, я бы сказал очень жестко. А ведь у этого странного Императора, даже лежа на голом камне, я никаких негативных эмоций не испытывал. Неужели меня опять забросило черт знает куда?! Хотя… нет, нейросеть вон что-то бормочет, еще бы понять что. Нет, ну все же, как холодно-то, даже мозги и те замерзли. Но, раз я слышу нейросеть, значит я в своем теле, а это уже радует. Ха! В своем теле! А какое оно мое тело-то? Какое из них считать своим? За все эти годы, я их уже столько поменял, столько раз меня переделывали и модифицировали, укрепляли и улучшали, что я уже и не знаю, что считать своим телом! Да и хрен с ним, философ из меня никакой, от слова «совсем», так что, размышлизмы на тему, что первично тело или сознание, опустим. Блин, но почему так холодно-то?! Еще и нейросеть что-то там булькает да шипит, по-человечески объясняться разучилась что-ли?! А может, это я ее не понимаю?! Ё-моё, да что происходит-то!

Первая попытка, нет, не встать, а просто открыть глаза, закончилась полным фиаско. По ощущениям, веки даже и не дрогнули. Зато этот импульс принес совсем другие плоды, я стал лучше слышать. Как сквозь воду, до меня долетели тягучие, часто прерывающиеся слова из сообщения, которое пыталась передать мне нейросеть.

– …срочно…нарушение…защита…модуль…активация…прорыв… – пусть бессвязные и ничего не говорящие слова, зато… слышу! Или, наверное, в данном случае будет правильнее сказать, воспринимаю. А вот с леденящим холодом надо что-то делать. И я еще раз попробовал открыть глаза, а потом еще раз и еще, и еще. Не знаю, может быть с десятой, а может быть и с сотой попытки, мои веки дрогнули, и я смог разглядеть, окружающее меня, тускло-серое марево. К сожалению, на этом мои «успехи» и окончились, зато в голове что-то, как будто, щелкнуло, перед глазами появился привычный интерфейс нейросети, а разрозненные и вырванные из текста слова, превратились в, очередной, подслушанный диалог.

– Лекс, времени почти совсем не осталось. Я больше не могу вводить в заблуждение Контролера, да и, если честно, то если бы не тот странный объект на орбите, то моя игра уже давно бы закончилась.

– Профессор, и что вы от меня хотите? Научитесь признавать свои ошибки! А в том, что мы оказались в таком положении, всецело ваша вина.

– Позвольте с вами не согласиться…

– Не позволю! Ты прекрасно видел его ауру, ты имел возможность проследить все энергетические потоки в его теле и в его мозге, но абсолютно не принял все это во внимание. Сначала ты поторопился и вышвырнул его на Лестницу Миров, при этом не проинструктировав, ничего не объяснив, в результате, мы потеряли, столь драгоценное время на вживание этого дикаря в тот Мир. Потом твоя, согласись, совершенно глупая идея блокировать его возможности и поставить его под свое управление, а ведь одного взгляда на потоки его ментальной энергии было достаточно, чтобы понять всю бесперспективновность этого действия, в результате, мы опять теряем время и имеем «счастье» наблюдать, как все твои блокировки разрушаются. Ты потратил уйму энергии, а что в результате? Мы сидим на голодном пайке, на орбите появился неопознанный объект, практически уничтоживший нашу группировку, контролируемая нами зона уменьшилась на восемьдесят процентов и Контролер вот-вот запустит свои протоколы. И кого мы должны за все это благодарить? Кого, я спрашиваю?!

– Конечно же тебя, Лекс! Ты столько всего наобещал этому дикарю, а Контролер все это зафиксировал… и что прикажешь нам делать? Открыть свои хранилища перед этим дикарем?!

– Я?! Я виноват?! Я виноват, что пообещал дикарю десяток кристаллов, которыми он никогда не сможет воспользоваться? Или в том, что пообещал отдать ему безделушку, которую он так же никогда не сможет применить, а может в том, что он бы вынес пару-другую стоунов металла, которым у нас забита половина хранилищ?! Именно так ты оцениваешь наше существование и нашу безопасность?!

– А если сможет и использовать, и применить?

– А тебе не все равно, если тебя уже не будет? Ну появится в этом Мире настоящий маг, что, их никогда тут не было? Ну получит еще один представитель расы хуманов доступ к Лестнице Миров, что с того? Шаг вправо, шаг влево и он труп, никто не сможет расшифровать Карту, человеческой жизни, даже очень длиной на это не хватит! Он уже обречен! А если еще и провести привязку артефакта, то с его гибелью и он превратится в простой камень. Ты пожалел пару стоунов ценного металла, а не подумал, что случится, когда защита рухнет и сюда устремятся тысячи таких как он, только более подготовленных, вооруженных самыми совершенными орудиями и технологиями? Да эту планету и всю Систему разберут по атомам! Первый гость уже как-то прорвался, результат нам всем известен! Или ты станешь отрицать, что то, что ты называешь «неизвестным объектом», является космическим кораблем, продуктом, более совершенных технологий, что нам известны?

– Я бы не делал столь скоропалительных заявлений… В конце концов, этот корабль был поврежден и был вынужден совершить посадку на планете…

– А толку? Ты можешь дать гарантии, что за ним не идут сотни, тысячи ему подобных?!

– Есть очень большая вероятность, что это был случайный прорыв и в ближайшее время новых «гостей» ждать не стоит.

– В ближайшее время, а через год, сто, тысячу лет? Да и есть ли у нас этот год… И все благодаря вам, профессор, точнее благодаря вашей торопливости, жадности и завышенному самомнению. Так что, если наш визави, успеет преодолеть все ваши блоки, то я собираюсь полностью выполнить данные ему обещания и еще сверх того…

– Куда уж больше?!

– Скорее всего, я раскрою ему часть Карты Лестницы Миров и предостерегу от необдуманных поступков.

– Лекс, этого дикаря ни в коем случае нельзя отпускать! Это идеальный объект для исследований! Ты только посмотри, что происходит с его энергетическим телом! Все мои блоки разрушаются один за другим, ему даже излучение Источника нипочем, более того, на месте некоторых из блоков формируются энергоузлы. Это огромная удача, что к нам забрел такой индивидуум!

– Это не «огромная удача», а громадная проблема! Он уже сейчас практически неуправляем, а что будет после твоих «экспериментов»? Мы окажемся в полной его власти?

– Мы всегда сможем его уничтожить.

– Да мы уже сейчас практически бессильны! Ты совсем идиот? Смотри, смотри, между ним и Источником образовался устойчивый канал, он поглощает энергию Источника, пока, конечно, в мизерном объеме, а что будет потом? Нет, я не могу так рисковать.

– Лекс, мне уже надоели твои страхи, энергию Источника поглощает не этот дикарь, а та Сущность, что он нам добыл. Надо срочно восстанавливать защиту и тогда этот канал сам по себе разорвется.

– Нет. Пока еще я решаю, что и как нам делать. Осталось всего два блока, как только они преобразуются в энергоузлы, он придет в себя, и мы завершим нашу сделку. И после этого, чтобы духа его здесь не было! Жили без этого хумана, и дальше проживем. Если из-за твоей… тяги к исследованиям, мы не удержим защиту домене, то второго шанса нам уже никто не даст. Все, иди работай.

? * * * * *

Грязные и мрачные переулки района Старого Порта, забитые грязью, слыли местом очень недружелюбным и опасным. В Приморске, одном из самых старых городов Гардары, жертвой злоумышленников мог пасть любой, оказавшийся ночью в окрестностях Старого Порта. Армия давно уже перестала контролировать не только наиболее подозрительные закоулки, но и большую часть порта и прилегающих к нему районов, ибо работа эта потеряла всякий смысл, солдаты ловили бандитов, насильников, убийц и воров, а урядники, местные стражи правопорядка, купившие себе тепленькие местечки, тут же, за взятки, отпускали их. Имперская власть в районе порта давно уже никак себя не проявляла, зато на ее место пришла другая – власть силы и наглости. Правил любой, за кем стояли деньги или мечи.

И тем не менее, в этот вечер, недалеко от портовой набережной, на одной из самых темных улочек, на которой стояли давно уже брошенные, полуразрушенные дома, притаился небольшой отряд имперских легионеров. Из-под серых военных плащей виднелись светлые мундиры поверх кольчуг, пару раз блеснул в отраженном от снега свете луны недостаточно тщательно закрытый капюшоном шлем. Судя по всему, эти бравые вояки торчали здесь уже довольно долго, поскольку явно устали и замерзли, хотя дело и шло к оттепели, но весна только-только начала вступать в свои права и по ночам еще очень неслабо подмораживало. Солдаты дышали на ладони и растирали их, нетерпеливо вертелись и притоптывали, стараясь, однако, не шуметь. Хотя, кто бы их услышал? Вдали раздавался чей-то громогласный рев и пьяный хохот, перемежавшиеся моряцкой песней, никак не попадавшей в такт мелодии, исполняемой на чем-то, отдаленно напоминающем гитару. Впрочем, весь портовый район, населенный омерзительным отребьем, шлюхами и пиратами, контрабандистами и платными убийцами, жрецами-расстригами и магами-некромантами, полон был обычных ночных голосов – лая и воя собак, далеких воплей, пьяных песен, смеха и ругани, стонов и предсмертных хрипов.

В двухстах шагах от притаившихся солдат, возле большой пирамиды из сложенных на набережной бочек, накачивались крепким вином и шумели человек десять, может, двенадцать. За ними неясно маячили темные очертания стоящего у причала парусника. Горела смола в трех вместительных корытах, давая достаточно тепла и света и пьянствующим пиратам, и нескольким девицам, виляющим перед ними голым задом и пытающихся танцевать в кругу хлопающих в ладоши и орущих перепившихся матросов. Причем, развеселившиеся парни, в большей или меньшей степени упившиеся, раскачивались или подпрыгивали, пытаясь изобразить матросскую пляску, причем получалось это у них намного лучше, чем у бедных девиц, которые, увы, танцевать совершенно не умели. Вероятно, их достоинства лежали в совершенно иных областях.

Полусотник имперских легионеров, пристально вглядывался в пьянствующую толпу, когда возле него материализовался один из солдат.

– Полусотник… это они! Те, самые, что вчера перерезали наших! Я узнаю вон того… и того! И того тоже!

– Они, говоришь? Ты уверен, сынок? Посмотри как следует! – как по заказу, в этот момент из-за туч выглянула луна, освещая набережную холодным, мертвенным светом. Так что, солдат мог смотреть сколько угодно.

– Так точно, господин! – ответил легионер. – Я уверен, это те самые рожи! Я их до конца жизни не забуду, ведь только мне повезло остаться в живых! Они всех наших перебили как собак, мы даже за оружие схватиться не успели, мне повезло, меня оглушили в самом начале схватки, и я свалился в канаву. Когда пришел в себя, все уже были мертвы.

– Ну что же, значит еще пол стражи и будем их брать. Местное отребье должно крепко-накрепко запомнить, что легионеров трогать нельзя.

– Господин, посмотрите, а это еще кто? – полусотник вновь поднял глаза и выругался сквозь зубы.

Человека, уверенно и спокойно приближающийся к вопящей компании, никак не походил на обитателей портового района, да и вообще этого города. Сначала полусотник даже подумал, что это женщина, но потом понял, что приближающийся незнакомец все же мужчина, а сбил его с панталыка – плащ, длинный, почти до самой земли, с глубоким капюшоном, такие носят женщины, мужчины предпочитают что-то покороче, и чтобы капюшон был не такой глубокий. Но, рост и размах плеч, когда незнакомец подошел чуть ближе, сказали все сами. Мужчина был очень прилично одет, чуть ли не нарочно выставляя напоказ свое богатство, добротный и даже можно сказать щегольской костюм, белые кружевные манжеты, выглядывающие из-под камзола. При очередном шаге незнакомца, его плащ слегка распахнулся и полусотник успел увидеть эфес тяжелой шпаги.

Старый солдат чуть не застонал от огорчения – какой-то молодой дворянчик решил пощекотать себе нервы и отправился гулять туда, куда даже наемники в одиночку не суются. Было совершенно ясно, что судьба этого придурка будет решена, как только пляшущие головорезы заметят его присутствие на своей территории. А значит ему и его людям придется вмешаться, подставляя свои головы и шеи под палаши пиратов. Тут уже ни о какой мести за подло убитых пиратов и речи не идет, дай-то Боги самим выжить и унести ноги. А ведь как все было задумано! Полусотник даже с парочкой магов смог договориться, пусть ему это и стоило полугодового жалования.

Полусотник уже совсем было отдал команду атаковать пиратов, когда, как будто услышав мысли легионера, рядом с ним появилась фигура, закутанная в темный плащ, из-под которого выглядывала, когда-то, ярко-алая мантия. Полусотник глянул на мага и не поверил своим глазам. Пусть этот представитель магического сообщества и не достиг никаких вершин, да и из Академии его вышибли уже очень давно, но он все же был магом, поэтому, столь явное удивление, на лице этого достойного служителя Бахуса, было очень странным. Поднятая рука, готовая вот-вот послать солдат на смерть, ради спасения жизни никчемного ее прожигателя, замерла и так и не опустилась. А еще через секунду полусотник и сам понял причину удивления мага, но от этого ему стало только еще хуже.

Мертвый свет луны, наконец-то, осветил лицо незнакомца. Утонченные, можно сказать нежные черты лица, длинные пепельного цвета волосы.

– Эльф! – чуть слышно прошептал полусотник. – Какого Демона он тут забыл!?

– Салей, успокойся, это не эльф. – прошептал маг. – Я еще никогда не видел подобной ауры, такое ощущение, что в этом… все же человеке, перемешались все известные нам расы, и эльфы, и вампиры, и люди, и дроу, и даже орки с гоблинами и те отметились. Если бы я не видел этого человека собственными глазами, а слушал описание его ауры, то я бы сказал, что это описание ауры «народа тенгри», именно так они себя называли. К счастью, мы знаем, как выглядели «тенгри» и этот, на них совершенно не похож. Но не это странно, он взялся из ниоткуда, я контролирую территорию на двадцать стадий вокруг, его не было, были твои люди, был ты, был этот недоучка, с лекарского факультета, были шлюхи и пираты, а его не было. И вдруг, откуда не возьмись, он появился. Я не мог его пропустить, он светится, как маяк в ночи! Ладно, что будешь делать, полусотник?

– А что я могу теперь сделать? Придется вытаскивать этого придурка! – чуть-ли не прошипел злой легионер.

Тот же лунный свет, что высветил незнакомца для полусотника, осветил его и для бражничающих пиратов. Честно говоря, даже слепой бы его заметил, поскольку пришелец с непонятным упорством направлялся прямо к коптящим корытам, словно бабочка на огонь. Крики стали громче, и двое пьяниц с широко распростертыми объятиями и сальными шуточками, к радости товарищей, двинулись навстречу странному парню. Несомненно, им хотелось его дружески обнять, а потом, так же дружески, освободить его карманы и пояс от всего мало-мальски ценного, а самого парня, избавить от тяжкого бремени и дальше влачить существование на этой земле. Однако, незнакомец, почему-то, ждать такого счастья не стал. Чудесным образом обретя зрение, а вместе со зрением и разум, он, вдруг остановился

и как не странно, посмотрел не на приближающихся бандитов, а прямо в глаза полусотника, хотя тот мог бы поклясться всеми Богами, что видеть он его ну никак не может, маги свое дело знают и денег просто так не берут. Взгляд изумрудно-зеленых глаз, казалось, заглянул полусотнику прямо в душу. Незнакомец улыбнулся, и от этой улыбки, у бывалого воина похолодело внутри. И при всем при этом, легионер готов был поклясться всеми Богами, что незнакомец улыбнулся именно ему и очень даже доброжелательно.

– Не спеши, Салей, за этого разумного ты ответственности не несешь. Да и сдается мне, что не все тут так просто.

Как не странно, но в этот раз, разум взял верх над эмоциями. С одной стороны, три десятка людей, давно уже ставших, если и не родными, то близкими, а с другой стороны, явный чужак, пусть и при шпаге, что говорит о его принадлежности к дворянскому сословию, но всё же, чужак. Да и магу, который хоть и берет деньги за свои услуги, и надо заметить не малые, но тоже уже давно перешел в разряд, если не друзей, так приятелей, полусотник привык доверять, ведь не первый, и дай Боги, не последний раз, он к нему обращается за помощью. Приказ, защитить незнакомца, так и не последовал. Солдаты Империи предпочли остаться в стороне и не вмешиваться. За что в дальнейшем полусотник, коренной уроженец Гардары, не один раз благодарил и Богов, и демонов.

* * * * *

Нейросеть дисциплинированно отсчитывала минуты и часы. Периодически всплывали какие-то сообщения, но моментально исчезали, я их не то что понять, прочитать-то и то не успевал. А потом все закончилось, как-то резко и сразу. И хотя холод никуда не делся, тело свое я начал ощущать в полной мере, да и мысли потекли как-то резче, что-ли. Окружающее пространство приобрело ясность и четкость, исчезло серое марево, я даже смог расслышать журчание таинственного источника, правда, теперь почему-то оно слышалось как грохот водопада, но я был этому только рад – мое тело вновь наполнилось жизнью. Почти сразу почувствовал какое-то движение рядом, а то, что я принимал за каменное ложе, начало трансформироваться в очень удобное кресло, поднимая меня из горизонтального положения в сидячее.

– Итак, молодой человек, раз вы тут, значит ваша миссия увенчалась успехом? Хотя, должен признаться, вы изрядно заставили нас поволноваться, на такое долгое ваше отсутствие мы не рассчитывали. Не могли бы вы, передать нам маяк-ловушку, время нынче очень дорого. – стоящий рядом со мной металлический истукан протянул руку.

– Вы знаете, Лекс, я не уверен, что мне стоит это делать. Планы вашего коллеги, относительно превращения меня в подопытную крысу, мне очень не нравятся. Поэтому мы поступим следующим образом, я пройду через этот ваш портальный коридор, вы отдадите мне все, что и обещали, а я, на той стороне, передам вам ваш артефакт.

– Да, Серж, вы не перестаете нас удивлять, ваши способности поражают. Я начинаю понимать стремление Профессора изучить вас получше, но в то же время я рад, что не послушал его. К сожалению, ваше предложение неприемлемо. Не спешите с выводами! Я так понимаю, что вы уже полностью восстановились, поэтому предлагаю вам воспользоваться истинным зрением, чтобы мои слова не казались вам голословными. Итак, что вы видите?

– А что случилось с вашим родником?! – я последовал предложению Лекс и осмотрелся с помощью магического зрения. Если не вдаваться в подробности, то это было все то же самое помещение, которое я покинул чуть больше года назад, по моему субъективному времени. Вот только оно стало намного меньше, по сути ограничившись ложем-трансформером в центре окружности, радиусом не больше пары метров. Все остальное пространство занимало то самое серое марево, которое я думал мне привиделось. Между ним и мной всеми цветами радуги играла тонкая пленка силового поля. Совсем не сразу до меня дошло, что эта серая хмарь, ни что иное как тот самый родник, только увеличившийся до огромного размера, а я нахожусь в, своего рода, силовом пузыре. Прямо на моих глазах, этот пузырь замерцал и сжался сантиметров на двадцать.

– Да ничего с ним не случилась. Защита была разрушена, произошло прорыв иной Вселенной, а купировать его, как обычно, мы не смогли. Я же вам уже сказал, слишком долго вас не было. Так что, как вы и сами видите, пока мы не восстановим защиту, покинуть то, что осталось от Острова, вы не сможете. Да-да, если тут, внутри, мы еще, хоть и с огромным трудом, но сдерживаем прорыв, то снаружи происходит разрушение всего, принадлежащего к этому Миру. Нам еще очень сильно повезло, что все эти тысячелетия нашего заточения, мы не экономили и порода, из которой состоит Остров, была щедро укреплена орихалком. Нам известен только один материал, способный противостоять прорыву иной Вселенной.

– Почему же вы не закрыли этот прорыв, когда могли и пока он не набрал такую силу!?

– Да что вы! Закрыть прорыв из иной Вселенной, кардинально отличающейся от нашей и лишить себя возможности для ее изучения!?

– Ладно-ладно, я все понял! Конечно, как я только мог подумать о чем-то подобном, лишить горстку спятивших ученых их любимой Игрушки, что по сравнению с этим жизнь миллионов, миллиардов разумных и существование самой Вселенной.

– Вы не правы, Серж. Самой Вселенной, в принципе, ничего не угрожает. Ну, нарушатся причинно-следственные связи, разрушится энергоинформационное поле, поменяются физические константы… Но ведь эти изменения не будут фатальными, просто произойдет полное перестроение нашей Вселенной по образу и подобию иной, она только усложнится, станет больше, динамичней… А разумные… ну, рано или поздно появятся другие, возможно, более совершенные, обладающие куда большими возможностями и способностями. Да и разрушение этой Вселенной не будет одномоментным, оно может занять миллионы лет, тут правда мнения наших ученых расходятся, некоторые считают, что процесс этот будет проходить намного быстрее, за счет уже «перестроенных» участков. Но и в этом случае, это займет тысячи лет. Так что, если так любимые вами разумные этой Вселенной, и правда чего-то стоят, то у них будет достаточно времени, чтобы подготовиться и может быть даже, обратить этот процесс вспять.

– Ладно, что я должен сделать?

– Ничего, просто отдайте артефакт. Все уже давно готово, нам не хватало только Сущности, заключенной в ловушке. К сожалению, механизм активации защиты расположен за пределами защищенной зоны и нам придется пожертвовать одним из големов, а так же… одним из нас. Но расчеты показывают, что у нас есть очень неплохие шансы купировать прорыв, пока он не вышел за границы Острова. Как только защита будет восстановлена, мы переместим вас в наше хранилище, где вы получите все вам обещанное, а также небольшой бонус, это уже мое единоличное решение. Я передам вам карту Лестницы Миров. Не все Миры безопасны. Эта Карта, конечно же, уже изрядно устарела, сами понимаете, в нашем состоянии путешествовать довольно затруднительно, но хоть что-то.

Раздумывал я недолго. Почему-то была у меня уверенность, что этот Лекс не обманет. Да и какой им смысл трястись над артефактом, который они, скорее всего, и создали. А вот с орихалком я решил не наглеть, похоже, что этим существам он намного нужнее чем мне. В общем, почти не раздумывая, я вложил перстень в протянутую руку истукана. Несколько секунд, и он скрылся в сером мареве. Ну а мне осталось только ждать и надеяться.

Если вы думаете, что спустя пару минут все наладилось, зацвели сады и запели птички, то я вас разочарую – ничего подобного. Хотя, где-то через час, я понял, что защита Острова восстановлена и заработала. Причиной послужила та самая тонкая пленка защитного поля, что отгораживала меня от серой хмари иной Вселенной, пузырь перестал мерцать и сжиматься. И только через трое суток, я вздохнул свободно, в тот день пузырь силового поля опять замерцал, но в этот раз он не сжался, а наоборот, немного увеличился в размерах. Потом расширение поля уже пошли одно за другим, с каждым разом отвоевывая еще десяток-другой сантиметров.

Все это время я избегал приближаться к четко видимой границе силового поля, боясь неловким движением, или каким-то иным способом повлиять на него, поэтому был лишен удовольствия наблюдать результаты воздействия энергий из иной Вселенной на материальные объекты этой. Только через неделю поле освободило достаточно места, чтобы я смог утолить свое любопытство. До стен зала было еще далеко, а вот каменные плиты пола были в моем распоряжении. Базальтовые плиты, после соприкосновения с иной Вселенной превратились во что-то напоминающее губку, или пемзу, стали пористыми и достаточно ломкими. Но не это меня поразило, тонкие нити орихалка, тоже изменились, причем, изменились очень сильно, утратив свой розоватый оттенок и приобретя угольно-черный с фиолетовым отливом. Как оказалось, орихалковое армирование пола и стен было не таким уж и глубоким, буквально полметра вглубь камня, но и этого на первых порах Прорыва вполне хватило, чтобы спасти мне жизнь.

То, что существа начнут восстанавливать свой дом, я ничуть не сомневался, правда не думал, что они начнут это делать так вот, сразу. Едва только под силовым полем стало достаточно места, как несколько металлических монстров принялись извлекать объемную паутину трансформировавшегося орихалка, рвать ее на куски и складировать в сторонке. Ради интереса, я попытался проверить состав этого материала, тут мне помог мой ИскИн. Буквально несколько минут потребовалось моему маго-техническому помощнику, чтобы огорошить меня.

– Предоставленный образец на семьдесят шесть процентов состоит из неизвестного металла. Носителем, этот металл определяется как «железо мертвых». Способ получения и обработки, неизвестен. Представляет интерес как в научных, так и магических целях. Оставшиеся двадцать четыре процента предоставленного для анализа образца являются сплавом крайне редко встречающихся в природе и только в местах образования Сверхновых, стабильных изотопов молибдена, рения и рутения с незначительными добавками иных, нестабильных изотопов платиновой группы металлов. – и после небольшого перерыва, – По своим магическим свойствам, является полным аналогом металла, известного как «мифрил».

Ну вот ничего себе, из одного мифологического металла, получилось сразу два! И я даже не берусь предсказать, какой из них более ценен. Есть повод задуматься. Мне уже стало ясно, что после ликвидации Прорыва, ценность орихалка для местных существ станет просто огромной, так что, ограбить себя они не дадут, максимум, на что я смогу рассчитывать, это…килограмм десять, а мне больше и не надо. А вот если судить, по тому, как големы обходятся с мифрилом и железом мертвых, никакой особой ценности они для них не представляют. Теперь бы только выяснить, смогут ли мне здесь помочь разделить эти два металла.

Разговор с Лексом состоялся в тот же день. В результате, меня заверили, что я могу забрать хоть весь этот «металлолом», совершенно бесполезный с их точки зрения. И для меня, даже разделят железо мертвых и сплав, аналогичный мифрилу. Ну а насчет орихалка, мы сошлись на том, что раз уж местные умельцы плетут из него такие вот паутины, то сплести для меня кольчугу, для них особого труда не составит. Ну а пара клинков из орихалка… пойдут приятным бонусом, мне надо только задать размеры и форму. Ну с этим особых проблем нет, классическая шпага и дага, меня вполне устроят.

А вот с обещанными учебниками по магии, меня ждал полный облом. Нет, свое обещание Лекс выполнил, как только его големы смогли добраться до хранилища. Вот только что прикажете мне делать с десятком кристаллов, точнее пластин, размером пять на десять сантиметров и пяти миллиметров толщиной, изготовленных из монокристалла грандидьерита.

Зато с артефактом открытия Врат и Картой Лестницы Миров, все вышло совсем даже наоборот. Едва голем передал мне невзрачную безделушку, в виде нескольких шестеренок, помещённых в стеклянный шарик, как моя нейросеть тут же «сделала стойку». Перед глазами развернулся совершенно незнакомый мне интерфейс, забегали сотни непонятных значков, каких-то иероглифов, замелькали всевозможные графики, схемы и диаграммы. А спустя пару минут такой вот вакханалии, нейросеть выдала свое заключение:

– Фиксирую наличие сложносоставного модуля, аналогичного, по своему назначению, модулю «Га», седьмого уровня. Анализ показывает, что данный модуль имеет более широкий диапазон возможностей, в том числе и подключение иных, неизвестных модулей, общим числом до трех единиц. Рекомендуется, в кратчайшие сроки заменить установочный пакет модуля «Га» на предоставленный, провести предварительную привязку и активацию, для выяснения точных маго-технических характеристик и расчета потребляемой энергии, в кратчайшие сроки предпринять шаги по обнаружению и привязке сопрягаемых модулей для получения полной картины возможностей представленного модуля. – оп-па, это что же получается… артефакт, переданный мне Лексом, совершеннее аналогичного, известного производителям моей нейросети, но при этом еще и вполне может его заменить?! На запрос нейросети о замене установочного пакета на новый, я ответил согласием, раз уж нейросеть считает, что это ни ей, ни мне не повредит, то пусть работает. Сам же я занялся изучением «Карты Лестницы Миров».

Само собой, что никакого пергамента с реальной картой я получить не ожидал, но и вложенный мне в руку серый камешек, размером с перепелиное яйцо, был совсем не тем, о чем я думал. Правда, короткого инструктажа от Лекса вполне хватило, чтобы разобраться с принципом действия и этого артефакта. Принцип трехточечной активации мне вполне знаком, так что, слегка сдавив, в обозначенных местах, «яйцо» и влив в него чуток ментальной энергии я стал обладателем голографической, ну или иллюзорной, проекции. Передо мной зависла огромная «виноградная кисть», каждая «ягодка» которой, как понятно, представляет собой отдельный Мир. На мой, вполне ожидаемый вопрос:

– Это Миры одной Вселенной, или параллельных? – Лекс, слегка замявшись, выдал мне совершенно неожиданный ответ:

– Не знаю. Эти два артефакта созданы не нами, как они взаимодействуют между собой и на каких принципах работают, мы тоже не знаем. Есть мнение, что артефакт Ключа не полный, или… что вернее, является только лишь вещественным дополнением к другой, ментальной структуре. Так сказать, костыль, для слаборазвитых в ментальном и магическом плане разумных. Мы, в силу некоторых, наложенных на нас ограничений, воспользоваться этими артефактами не можем, хотя и смогли досконально их изучить и даже, используя добровольцев из аборигенов, получить информацию по некоторым из Миров. Эти артефакты имеют два режима работы, перенос ментально-информационной матрицы разумного существа по выбранным координатам, это ты уже смог опробовать и сам, а также, открытие межмирового перехода на Дороге, уже для физического тела. Первый вариант работы артефактов нами полностью изучен и освоен, более того, для воспроизведения этой функции они нам уже не нужны. Ну а второй вариант, нам недоступен, в силу известных тебе причин. – Ага, понятно, на тебе Боже, что нам не гоже…

– Тут ты не прав, эти артефакты представляют собой огромную ценность, но… для нас они и на самом деле бесполезны.

Ну а потом последовал почти получасовой инструктаж по работе с Картой. Все это время нейросеть молчала и не подавала никаких признаков жизни. Из рассказа Лекса я уяснил, что все Миры на этой Карте, делятся на несколько групп. Первая, это Миры отмеченные зелеными «ягодками», абсолютно безопасные для меня, Карта сама, каким-то образом определяет расовую принадлежность своего «хозяина», но безопасные только в рамках… как бы это сказать, экологических ограничений. Ну, то есть, атмосфера пригодна для дыхания, спектр изучения местного солнца безопасен, гравитация на планете укладывается в разумные рамки и все такое прочее. Животный и растительный мир этих Миров-планет не учитывается, так же как и наличие или отсутствие, разумных жителей и опасных микроорганизмов, вирусов и бактерий, как говорится – жить сможешь, а как долго… твои проблемы.

Вторая группа Миров, синие шарики на «грозди», это Миры разумная жизнь на которых известна и соответствует, в самых общих чертах, моим расовым признакам ну и само собой вполне подходит для жизни. Фиолетовые «ягоды» – Миры, так же безопасные с точки зрения экологии, но не подходящие с точки зрения наличия на них разумных, кардинально отличающихся от меня. Таких кстати подавляющее большинство, так что, тип хомо сапиенс и близкие к нему, совсем даже не единственный Венец Творения. Правда, есть одна неувязочка, Мир, в котором я побывал по воле Лекса и Профессора, как раз и был отмечен фиолетовым цветом, так что, или мое тело мало соответствует параметрам «человек обыкновенный», или что-то тут не так. В общем, будем разбираться.

Черные шарики, это Миры, абсолютно не пригодные для жизни, по сути, Мертвые Миры. Оранжевые – Миры на которых есть жизнь, но они абсолютно не пригодны для меня, ведь десятикратную силу тяжести, хлорную или фтороводородную атмосферу, или температуры за пару сотен градусов мое тело явно не выдержит. Красные «ягоды», это «закрытые» Миры, то есть Миры, по которым получить какую-либо информацию не удалось. Причем не удалось не Лексу и его товарищам, а создателям этих самых артефактов.

Есть на «грозди» и другие цвета, серые, желтые, голубоватые, белые и еще черт знает какие, но что за ними скрывается, никто не знает. Знали создатели этих артефактов, вот только инструкцию оставить не озаботились, а Лекс со товарищи разобраться не успели, ну не было у них столько «добровольцев», да и потребности в этом, скорее всего, тоже.

По большому счету на этом «вручение подарков» и закончилось. Еще почти две недели я провел в гостях у Лекса. Периодически мы с ним разговаривали, бывший Император оказался совсем неплохим собеседником, когда над ним не висит угроза полного уничтожения. Иногда к нашим разговорам присоединялся и профессор, и еще кто-то из их соратников, я понимал это только интуитивно, ни голосом, ничем иным эти собеседники не отличались, да и не представлялись. В основном мы говорили о ни о чем, несколько раз я пытался завести разговор о Родине Лекса, но абсолютно безрезультатно, на эту тему разговаривать со мной отказывались все, и Лекс, и профессор. А вот на все остальные темы – ради бога. Со мной даже поделились информацией о десятке разных Миров, которые в то или иное время смогли посетить вольные или невольные помощники этих затворников. Правда, в одном из разговоров, профессор честно мне признался, что уже не одну сотню лет никто по Лестнице Миров не ходил, да и Карта моя, заметно устарела, тем более, что ей уже не один десяток тысяч лет, а Миры не стоят на месте. Так что, для полноценного ее использования необходимо провести своеобразную юстировку, а для этого мне надо посетить как минимум пару-тройку разных Миров, ну или найти один из дополнительных модулей, предназначенных для расчетов постоянно меняющихся координат. Вот и выяснилось назначение одного из отсутствующих в артефакте Врат модуля. Как сказал профессор, ему известно о двух таких модулях, оба их, в свое время, забрали из этого Мира, при эвакуации, его земляки. В общем, особой веры Карте нет, но опираться на нее можно, да и при самом плохом раскладе, если координаты того или иного Мира окажутся неверными, артефакт открытия Врат просто не сработает.

Ну а еще через неделю, мне мягко намекнули, что «пора и честь знать», дескать големы восстановили проход и на Острове мне делать больше нечего. Два металлических истукана проводили меня «на выход», да так, что я и сам не понял, как оказался в знакомом ущелье, только легкая потеря ориентации и мгновенная потеря сознания и вот, я уже стою все в той же норе, только на этот раз, за моей спиной нет никакого прохода, нет всепожирающей паники, нет буйства стихии и, как я понимаю, возврата для меня тоже нет. Ну что же, могло быть и хуже, да и мне уже не кажется, что идея посетить Остров, была такой уж верной, можно было бы обойтись и без этого.

Зато, теперь у меня было два пути, один по Дороге в другой Мир, а второй… продолжить изучение этого. Но что-то тянуло меня именно на Дорогу, я пытался убедить себя, что намного умнее будет все же добраться до побережья и перебраться на соседний континент, да попытаться там устроиться в одной из Магических Академий, но… напрасно, ноги сами понесли меня к Дороге.

С Острова меня выпроводили уже под вечер, так что на террасе я оказался когда солнце только-только поднялось в зенит, времени для спуска было предостаточно. Напрягало только полное отсутствие еды и воды, но я вспомнил о колодце, располагающемся совсем не далеко, так что, вода будет, а пару дней можно и поголодать, надо только выбраться в долину с Дорогой. Наверное, еще и это послужило причиной, моего решения, ведь я прекрасно понимал, что оказавшись так близко от возможности перейти в другой Мир, я уже не смогу остановиться.

Разговаривая с профессором о Карте и артефакте, я скрыл одну интересную деталь, нейросеть, когда я дал свое согласие на замену установочного пакета нового модуля, закончила работу только на второй день, при этом еще и сообщив мне, что «имеющийся в наличии дополнительный модуль идеально подходит к предоставленному ранее», это, как я понял, она о Карте, и запросила согласие на их сопряжение и установку. Кстати, это было в первый раз, когда моя нейросеть решила что-то установить, наверное, потому, что мне в первый раз попался модуль, скажем так в полном комплекте, а не составные части разных сложносоставных модулей, как раньше, если вспомнить те пластины, что я выкупил у торговца в имперском лагере. И вот сейчас, нейросеть сообщила, что установка и активация нового, сложносоставного модуля «Га» завершены, дополнительный модуль также установлен и активирован. Долго же она провозилась, зато как никогда вовремя. Правда, я так и не понял, что это мне дает, ну да ладно, будет время выясню, а сейчас главное не сломать ноги среди нагромождения камней.

В общем, мой путь к Дороге, начался совсем даже неплохо. Жаль, что это мое «фестивальное» настроение продлилось, дай бог, пару часов. А причиной этого стала, ну кто бы сомневался, моя нейросеть. Я только-только добрался до колодца, напился и наполнил флягу и раздумывал, устроить себе небольшой привал, или двигаться дальше, как у меня перед глазами замигала иконка срочного вызова и сигнал смертельной опасности. Не задумываясь, я мысленно нажал на иконку и передо мной развернулось короткое текстовое сообщение: «Серж, мне нужна твоя помощь! Срочно.». единственное существо, которое смогло бы со мной связаться подобным образом, была Куколка… но она где-то на орбите! И тут меня как молнией пронзило, я вспомнил тот короткий разговор Лекса с профессором, где они обсуждали неизвестный корабль, что смог преодолеть защиту Системы и знатно повоевал с орбитальной группировкой. Неужели это была Куколка, неужели ее смогли как-то засечь!?

Быстро уточнив у нейросети откуда пришло сообщение, уже не останавливаясь и несильно задумываясь о сохранности собственных ног, я выдвинулся по полученному пеленгу. Нейросеть успокоила меня, что идти не так уж и далеко, не больше пары километров.

Эта пара километров отняла у меня времени и сил как все двадцать, горы это вам не прогулка по парку. Зато, в очередной раз преодолев какую-то расщелину и выбравшись на крохотное плато, я чуть не свергся обратно вниз. На маленькой, более-менее ровной площадке, стояло огромное, метров десять в длину и метров пять в диаметре, слегка светящееся яйцо, опутанное какими-то, даже на вид, мерзкими, пульсирующими корнями. По крайней мере именно так я сперва подумал, но потом понял, что эти «корни», они располагаются не поверх яйца, а как бы внутри него и больше всего напоминают не корни, а кровеносную систему. Эти «вены» покрывали его частой сетью, пульсируя, и время от времени сокращаясь, в такт какому-то неизвестному источнику.

Когда до яйца оставалось метра три, а нейросеть уверенно вела меня именно к нему, на его поверхности появилась изломанная щель, которая рывками и очень неравномерно начала то расширяться, то сужаться. Выбрав момент, когда проход стал побольше, я с трудом протиснулся внутрь. Сразу же в моей голове раздался чуть слышный голос Куколки.

– Серж, наконец-то ты пришел. Я не могу больше сопротивляться, оно убивает меня! Я ошиблась! Помоги!

– Что надо сделать?!

– Отключить меня! Извлечь Ядро! – я не стал спрашивать как это сделать, я это откуда-то уже знал. Всего три шага, несколько касаний стенок и мне в руки падает полуметровый светящийся шар. Чисто интуитивно я убираю его в свою сумку и бросаюсь к выходу.

Я успел, с сытым чмоком, словно пасть неведомого чудовища, проход за мной закрылся. Минут двадцать я стоял и наблюдал, как постепенно яйцо покрывается тонкой сеткой трещин, как потом эти трещины начинают светиться и как в итоге, маго-технический корабль скрывается в потоках плазмы, укатавшем его как покрывало. Что интересно, я стоял в каких-то трех-четырех метрах от корабля, но ни жара, ни запаха, ничего не ощущал. Меня все так же тихонько обдувал горный ветерок, а на крохотном плато царила полная и абсолютная тишина, а я все стоял и смотрел, как невесомым пеплом осыпается на камни самый совершенный корабль Мироздания, как вместе с пеплом опадают все мои надежды когда-нибудь вернуться в уже ставший привычным Мир Содружества.

Ну вот и все, больше меня в этом Мире ничего не держит, более т ого, даже гонит отсюда. Никогда я больше не смогу посмотреть на здешнее небо спокойно, всегда буду помнить, что именно оттуда пришла гибель для единственного родного мне в этом Мире существа. Да, я знаю, что Куколка была продуктом иных технологий, знаю, что она была всего лишь кораблем, но я успел сжиться с ней, принять ее как полностью разумное и живое существо, которым она по сути своей и была. Еще раз взглянув на сдуваемый ветром серый пепел, я вздохнул и продолжил свой путь к Дороге, соединяющей Миры и Вселенные, теперь моя дорога лежит где-то там, она ждет меня и я иду к ней.

С момента гибели Куколки прошло пять дней. За это время я успел добраться до Дороги, отдохнуть, немного поохотиться, и чуть-чуть оттаять душой. Да, Куколку жалко, но жизнь не закончена и мне надо продолжать жить дальше. В конце концов, ядро ее ИскИна у меня в сумке, может быть, когда-нибудь, я найду и ее Мир, или Мир, в котором она сможет получить вторую жизнь, кто знает, все в наших руках. Я замер в паре метров перед двумя каменными столбами, отсюда начинается уже МОЯ дорога.

Выбор нового Мира много времени не занял, я просто наугад ткнул в один из синих шариков, развернувшейся передо мной голограммы. В тот же миг шестеренки артефакта Врат пришли в движение, начали вращаться и перемещаться, пока не замерли в новой позиции. Прямо передо мной засветилась яркая точка, раздался низкий гул, а потом неяркая вспышка и перед моими глазами засветился самый обыкновенный экран, на котором была отчетливо видна грязная мостовая, отблески горящих факелов, а может быть и костров, откуда-то издалека донёсся гул толпы, вроде как даже музыка и песни. Не долго думая я шагнул вперед. Оглянувшись я уже ничего не увидал, все та же грязная и неухоженная мостовая, какие-то ящики, штабели бочек, ветер гоняет по земле всякий мусор и над всем этим витает запах йода, запах моря, вонь от тухлой рыбы и немытых тел. А впереди явно какой-то праздник, слышны пьяные крики, кто-то пытается петь, метрах в ста передо мной горят два костра, возле которых веселится целая толпа. Ну что же, пойдем знакомиться, тем более, что мой лингвоанализатор прекрасно справляется со своей задачей, да и язык вроде как слегка знаком, мало чем отличается от имперского.

Я успел пройти едва-ли десяток метров, когда меня заметили. Парочка пьяных матросов направилась ко мне, пытаясь что-то там лепетать, шум веселой гульбы мешал мне понять, что они говорят. Только сократив расстояние еще метров на двадцать, я наконец разобрал пьяный бред что они несли. Н-да, зря они так, у меня и так настроение ниже плинтуса, а тут еще и эти… пьяные скоморохи. А ведь не такие уж они и пьяные, глаза у обоих цепкие и совсем даже не хмельные. Судя по окружающей обстановке, в этом Мире царит позднее средневековье, это край. Не заметить у меня на поясе шпагу, они не могли. Это куда же я попал, что какие-то оборванцы смеют нести подобную наглость в отношении дворянина?! О, вот и ножи достали, ну что-же, значит будем решать проблемы так, как они привыкли. С тихим шелестом шпага и дага выскочили из ножен. В этот момент нейросеть сообщила, что в паре десятков метров находится два десятка разумных и вывела мне карту отсканированного пространства. Я мельком глянул где затаились неизвестные, отметил, чисто для себя, откуда еще стоит ждать проблем и приготовился к схватке. Ну все, пошла потеха!

Неуклюжий, рубящий удар сверху, я принял на дагу. Зазубренное лезвие, никогда не чищенного палаша застряло в эфесе и после резкого поворота жалобно зазвенело по камням набережной. В эту же секунду я уже отбивал, куда более умелый, удар тяжёлой шпагой. Поворот кисти, перехват и острый клинок нежно касается горла неумехи, булькая и захлебываясь кровью он хватается за горло, а я, возвратным движением отбиваю очередной удар его более умелого собрата, разворот и острие даги входит тому точно в глаз. На несколько мгновений повисает мертвая тишина, а потом ее разрывает дикий крик какой-то полуголой шлюхи. Эта хихикающая девица отправилась следом за приятелями и оказалась достаточно близко для того, чтобы понять, что происходит нечто нехорошее. Бегом бросившись назад, она начала вопить что было силы, как только оказалась среди котлов с горящей смолой.

– Бьют наши-и-их! – истерически заорала девица, словно обезумевшая, прыгая по шатающемуся и трещащему трапу. – А-а-а! Там бьют! А-а-а!!!

Пьянствующая толпа всколыхнулась, раздались крики. Из всех закоулков и с корабля полезли разбуженные полупьяные матросы. Этим людям не раз и не два приходилось вскакивать посреди ночи, чтобы тут же схватиться за оружие. Кто-то пнул припорошенного мусором пьяницу, другой, ругаясь, спрыгнул под палубу.

По трапу застучали тяжелые шаги двух матросов с топорами в руках, первыми сбежавших на набережную. Но для пиратов эта ночь была полна неожиданностей.

Разбираться куда я угодил и что тут происходит времени у меня уже не было. К приближающейся ко мне группе пьяных моряков начало подходить подкрепление, такое же пьяные, но гораздо более многочисленное. То, что я попал к пиратам, мне сало ясно почти сразу, добропорядочные, пусть даже перепившие, матросы так незнакомцев не встречают, им для драки нужно какое-то время, нужен повод. Поэтому и я раздумывать не стал. Те несколько десятков метров, что разделяли меня и основную часть морских разбойников, я преодолел за считаные мгновения.

* * * * *

Увидав как четко и слаженно действует пара пиратов, как грамотно они берут незнакомца в «коробочку», полусотник зажмурился, проклиная себя за малодушие и за то, что прислушался к словам мага. Как бы вторя его мыслям, до него донёсся звон выбитого из рук клинка, а спустя мгновение хрипы и бульканье разрубленного горла. А потом… а потом истошный крик пьяной проститутки вернул его на грешную землю. И он стал свидетелем невозможного боя, боя одного против многих.

Бегущий детина замахнулся топором и ударил им незнакомца, который, видимо машинально, заслонил голову рукой. Топор треснул, словно угодил в камень. Незнакомец, худой высокий человек в темном плаще, молниеносно развернулся ко второму пирату, врезал ему кулаком в челюсть – и убил, его голова буквально коснулась затылком спины. Следующим ударом он расколол башку первому, который, остолбенев, таращился на обломок топорища в руке. Расправившись с двумя противниками, он ворвался в оголтелую толпу и широко расставил руки, с зажатыми в них клинками, преграждая остальным путь. На него набросились несколько матросов с мечами и топорами, но у необычайного воина тело и впрямь было из камня… Шатаясь под многочисленными ударами, он отступил на два шага назад, при этом потеряв кинжал – но и только. Какая-то неведомая сила отбросила самых резвых пиратов от незнакомца, только один не успел. Рука незнакомца схватила его за горло сминая и дробя гортань.

Кратких мгновений передышки чужаку вполне хватило, чтобы подготовиться к встречи очередной волны пиратов. Как успел заметить полусотник, до этого момента незнакомец предпочитал работать кулаками и ногами, лишь изредка «угощая» того или иного пирата ударом замысловатого эфеса своей шпаги. Салей видел, как он пнул еще одного, ломая ему ногу, третьему раздробил череп, словно глиняную миску. На незнакомца с ревом мчались все новые противники, готовые снести врага своей массой, что могло бы удаться – но во всеобщей суматохе, когда вылезающие из-под палубы матросы хотели бежать на берег, а другие в суеверном страхе пятились от трапа, не могло быть и речи о том, чтобы навести хоть какой-то порядок, в темноте, едва рассеиваемой светом луны, немногочисленных корабельных фонарей и горящей на берегу смолы, мало кто понимал, что, собственно, происходит. Но в какой-то момент странный гость наконец разозлился, потерял терпение и двинулся вперед, сокрушая каждого, кто оказывался в пределах досягаемости его шпаги. Полусотник замер, наблюдая за красивейшим танцем пришельца, когда каждое его движение заканчивалось чьей-то смертью. Когда в его руке появился второй клинок, полусотник не заметил, но две шпаги плели вокруг тела незнакомца настоящую стальную завесу, с легкостью отбивая и мечи, и топоры, и брошенные в него ножи.

Внезапно пираты замерли, хмель покинул их и они ужаснулись, тому, что смог натворить всего один человек. В этот момент Салей почувствовал, что кто-то пихает его в бок. Это был маг.

– Салей, самое время, командуй своим…

– Взять их! – чуть повернув голову скомандовал полусотник.

Солдаты, похоже, превратно поняли приказ, поскольку переулок в одно мгновение наполнился стонами убиваемых пиратов. Легионеры, уже много месяцев презираемые как всем этим сбродом, так и мирными жителями города, мстили за убитых прошлой ночью товарищей – троих парней из патруля. Окруженных и убитых в самом центре города, о которых никто не собирался вспоминать. Ни подкупленные урядники Имперского трибунала, призванные выслеживать и судить преступников, ни безразличное начальство, ни, наконец, запуганные городские власти – никто. Мстили за себя, за своих мертвых друзей, за свою беспомощность, мстили за своих матерей и детей.

Через пару минут все закончилось. Два десятка легионеров вырезали пиратскую команду. Порт был слишком далеко, чтобы на других кораблях услышали зовущих на помощь подельников. На пиратских посудинах, совершенно открыто стоявших на якоре у набережной одного из крупнейших городов бывшей Гардары, наверняка нашлась бы пара тысяч, а то и больше, головорезов. Солдаты не могли выйти победителями в каком бы то ни было столкновении в порту – но в двухстах шагах от него дело обстояло совсем иначе. Приятели гибнущих слышали, в лучшем случае, неразборчивые крики, доносившиеся с темных улиц, – не первые за эту ночь и не последние…

Пока легионеры неверюще осматривали дело рук своих, полусотник вычленил взглядом незнакомца. Он спокойно стоял и наблюдал, как солдаты режут блеющих от страха пиратов и не собирался бежать. Плечи полусотника непроизвольно передернулись, он просто представил, что на месте пиратов могли оказаться и его парни, так же неосмотрительно бросив вызов чужаку. А что из этого получилось бы, он уже прекрасно себе представлял.



6 глава | Барон Серж де Сангре -2 | 8 глава







Loading...