home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


13 глава

Сильные руки, сжимающие бьющуюся в их тисках добычу, притянули нагое девичье тело к себе. Ее груди, с розоватыми ягодами затвердевших сосков, прижались к моей груди.

Серо-стальные глаза девушки смотрели в мое лицо, ее губы чуть кривились в улыбке, возбужденная короткой схваткой, Ария манила и отталкивала одновременно. Девушка дернулась, меня окатило волной жара от ее разгоряченного тела, ее взгляд спустился вниз, лицо девушки исказилось в радостном ожидании, она вздрогнула глаза ее затуманились, горячие и нежные оплели мою шею.

Сквозь застилавший глаза туман я успел заметить, как на ее висках выступили капельки пота, а тело начало биться в конвульсиях. Уже почти ничего не соображая от охватившей меня страсти, я шагнул назад, подальше от края бассейна, одной рукой продолжая удерживать девушку, в то время как другая уже жадно обыскивала горячее тело.

– Серж, да… да… Серж, нет, только не здесь!

Мои руки скользнули по упругой груди, потом жадно, трепеща от желания, я обнял девушку.

– Аврора… – мой шепот был легче дуновения ветерка.

– Серж, милый, нельзя… здесь нельзя. – ее возглас оборвался, когда я приник к пунцовым губам. Наши губы соприкоснулись. Мои ладони легли на округлые бедра Арии… и в следующий миг она сидела на мне верхом, обнимая ногами за пояс.

– Во имя всех Богов, Серж… Серж! О! О-о-о!

– Богов радует любовь, моя красавица. – задыхаясь, прошептал я и опустился вместе с девушкой на теплые мраморные плиты. На миг перед мои мысленным взором промелькнула совсем другая картина – слепящее пламя погребального костра и лежащее на нем мертвое девичье тело.

Ария напряглась подо мной, вскрикнула, с неожиданной силой изогнулась, приподняв меня и расслабленно опустилась, а картина пожирающего нежное тело огня, уплыла в небытие. Кем я был в этот момент экстаза? Сыном барона де Сангре, непутевым наследником мелкого феодального рода, землянином Сергеем Красновым, могучим и загадочным Древним, умудренным опытом и годами или молодым и малообразованным магом, пришедшим с одного из Миров? Какое это имело значение?! Молодое тело повиновалось мне, и другое тело, такое же

юное и желанное – билась подо мной, трепеща от наслаждения.

Потом мы долго лежали рядом, молча, не двигаясь, истомленные взрывом страсти. Вдруг Ария приподнялась на локте, пытливо заглядывая мне в лицо.

– Нет, ты не враг… Мне давно казалось, что ты не хотел причинить мне Зло… Теперь я уверена, нет, теперь я это знаю. – девушка провела кончиками пальцев по моему лбу, отбросила завиток

с виска. – Дедушка был прав… Я поняла его, поняла и поверила… остальные сомневаются, а я нет.

– Тогда-то ты и решила зайти в мою купальню ночью, чтобы поплавать в бассейне нагишом? – с усмешкой спросил я.

– Может быть да… – пунцовые губы возвратили мне улыбку. – А может быть и нет… а может быть мне кто-то подсказал так сделать…

* * * * *

Я медленно сел, спустил ноги на пол и согнулся, уставившись бездумным взглядом на собственные пальцы, мертвой хваткой сцепившиеся в замок. Потом мой пустой и безразличный взгляд, наполнился мукой и болью, метнулся в сторону. Рядом на постели спала юная женщина. Ария…

Мои глаза беспорядочно метались по обширному покою, по стенам, обтянутым шелком, весело играющем красками в свете магического светильника, по резной мебели с медальонами из хрупкой золотистой кости, по большим, шикарным шкурам, с длинной шелковистой шерстью, каких-то неведомых животных, покрывавшим пол.

Постепенно во мне зрело убеждение, что ни богато убранная спальня, ни пепельноволосая

красавица, лежавшая рядом, ни весь этот огромный мир, простиравшийся за окном, совсем не

то, что я искал. То, что мне нужно, то, что не дает мне покоя в последнее время, оно… во мне самом.

Нет, это не жажда приключений и не скука. Первого мне хватает за глаза, а скука мне явно не грозит. Да и разве можно скучать, когда такая женщина как Ария одаривает тебя лаской и нежностью. И пусть наши с ней встречи редки и не регулярны, но вокруг хватает и других прелестниц, брюнеток, рыженьких и, таких же как Ария, пепельноволосых, с идеальными фигурами, быстрым умом, бойким язычком, веселым нравом и жарким телом. Нет, скорее всего, это понимание и грусть, грусть от скорого расставания и понимание, что еще один этап моей жизни подошел к концу. Четыре года, четыре долгих года, пролетевших как один миг, провел я в Мире Альбы и время от времени наведываясь в Мир Гардары. Год назад я закончил местную Школу Магии, потом еще год оттачивал свое мастерство в компании лучших учеников и лучших преподавателей еще почти полутора десятков таких же Школ. Лучшие семейства двух Миров сочли бы за честь породниться со мной. Сколько за это время было нежных свиданий и яростных дуэлей, не из всех я вышел победителем, но никогда не был побежденным. И вот, пришло время со всем этим расстаться и вновь отправиться в неизвестность, а ведь я уже было почти поверил и убедил сам себя, что нашел себе новый Дом, да еще какой, сразу два огромных, необъятных Мира, каждый со своими тайнами и загадками, приключениями и любовью. За последнее надо сказать огромное спасибо старому Артьеру и его божественно прекрасной внучке – Арии, так похожей на милую Аврору. Воспоминания постепенно начали накатывать на меня… Нет, не погибшую графиню я вспоминал, лекарство, в виде Арии, прописанное Артьером, прекрасно помогло. Да-да, та наша ночная встреча в купальне была совсем неслучайной, более того, она была поставлена, поистине, гениальным режиссёром, роль которого исполнил дед Арии – Артьер, девушка сама мне об этом сказала, а старик потом все объяснил, его слова подтвердила и Куколка, чуть позже.

Артьер, будучи одним из сильнейших ментальных магов Мира Альбы, плюс ко всему оказался еще и «интуитом». Как он потом сказал:

– Я видел ментальную печать на твоей ауре. Печать проклятия. Она медленно тебя убивала. Я бы не стал вмешиваться, кто ты мне такой… Но ты спас моего сына. Но и этого было бы недостаточно… Ваша случайная встреча с Арией в Мире Гардары, ее удивительное сходство с твоей погибшей возлюбленной, сыграли и с ней злую шутку. Конечно, если бы ты был здоров в тот момент, то ничего этого не было бы, но… Я не знаю, как тебе это объяснить, чтобы ты понял… твою уверенность в том что девушка мертва и ты ее уже никогда не встретишь, просто этого не может быть, приняли и разделили Боги. Поэтому твоя ментальная печать разделилась и перешла на ауру моей внучки. А ее я был обязан спасти. Сын поддержал меня, а твоя одержимость той девушкой была нам только на руку. Осталось только все обставить так, чтобы ты не разобрался в происходящем. Отсюда и купальня, где слабое освещение, ночь, когда твой разум еще не до конца проснулся, ну и легкое ментальное воздействие… В итоге произошло то, что произошло. Ваши с Арией Печати растворились в ментальном огне, сгорели, твоя одержимость прошла, память осталась и тоска, вероятно, тоже, но они тебя уже не сжигают, а вместе с тобой не наносят вреда и моей внучке.

Чуть позже мнение Артьера подтвердила и Куколка.

– Да, Серж, когда мы с Подругой восстанавливали твой источник, то тоже обратили внимание, что в твоем менто-энергетическом теле имеется какое-то постороннее включение, каким-то образом связанное и с твоим менто-информационным полем. Выглядело оно как пульсирующая семиконечная звезда насыщенного фиолетового цвета. Скорее всего мы и не обратили бы на нее внимания, если бы она не тянула твою пси-энергию. Мы попытались ее закапсулировать и нам это даже удалось… не на долго. Кстати, тревогу по ее поводу подняла именно Подруга, когда не только не смогла включить ее в свою схему, но еще и заметила, что она каким-то образом влияет на твои решения и поступки. Мы обменялись с Подругой имеющимися у нас данными и пришли в ужас. Это образование в твоей ауре, как тут говорят, медленно, шаг за шагом, подталкивало тебя к саморазрушению, воздействую на твое подсознание, заставляя идти на неоправданный риск и принимать довольно спорные решения и совершать неоправданные поступки.

– А сейчас? Сейчас это во мне есть?

– Пока да, но уже намного менее яркое и не такое четкое. ЭТО постепенно размывается, растворяется в твоей ауре. Пройдет еще пара-тройка месяцев и ОНО совсем исчезнет.

– А что вообще могло послужить причиной появления этой «печати»?

– Скорее всего очень сильное эмоционально опустошение. Ты обвинял себя в смерти девушки, и приговорил сам себя. Ты проклял сам себя! – я только покачал головой на это сообщение, вспоминая свое состояние, когда понял, к чему привели мои невнимательность и самоуверенность. Да, такое вполне могло быть – неосознанно я проклял сам себя, а принимая во внимание, что тогда уже во мне проснулись ментальные силы, а пользоваться ими я совершенно не умел и даже не представлял, что это такое… В общем, все хорошо, что хорошо заканчивается. Заодно становится понятным и первоначальное, исключительно враждебное отношение ко мне со стороны Князя и его слова об ментальной атаке. Кстати, Куколка утверждает, что если бы подруга-телохранитель Арии меня тогда не «приголубила» бы, то ничего с Арией и не было бы, печать-проклятие просто стекло бы с ее ауры и вернулось ко мне, а так… метальный удар смял мою ауру, вышиб из меня сознание и «копии печати» просто некуда стало возвращаться, вот она и прописалась в подходящем месте – ауре Арии.

Воспоминания о моих первых днях в Альбе потянули за собой и другие. Из тех, первых, дней несколько особняком стоит наше путешествие из Альбы в Кронвель, город-крепость расположенный много южнее, в несколько раз крупнее Альбы, город, где расположилась Школа Магии и являющийся негласной столицей Восточного Края. Почему «негласной»? Да потому, что как такового, единого государства в этом Мире не существует. Каждый город-крепость, это отдельное государство, со своим Князем, со своими границами, а кое-где, особенно в южных районах, так и со своей Армией. Во многих городах есть и свои магические Школы, а Школа в Кронвеле отличается от них только наличием Артефакта. Поэтому, два раза в год, Кронвель заполняется тысячами приезжих, осенью, всех тех, кто хочет учиться магии, представителями Школ, набирающих себе учеников, их родственниками и друзьями. А в начале лета сюда же съезжаются уже выпускники магических Школ, молодые и не очень маги, желающие сменить место работы и обитания. В это же время в Кронвель съезжаются и Князья со своими советниками, или их представители, здесь они подбирают себе новых магов и с помощью Артефакта заключают договора на работу. Одновременно с этим проходит и «Праздник Невест», Князья свозят в Кронвель своих, достигших совершеннолетия детей. Здесь заключаются брачные договора, создаются и разрушаются Союзы – торговые и военные, здесь собираются армии, для походов в жаркий Юг и суровый Север, области, кишащие самыми невообразимыми монстрами, места, где в свое время проходили самые крупные сражения той, давнишней войны, здесь же решаются все вопросы, так или иначе касающиеся всех жителей этого Мира. И все это происходит под неусыпным контролем Артефакта. Именно он делает Кронвель, Центром этого Мира, его негласной Столицей.

Уже в нескольких километрах от города наш караван встречали. Сотни разумных вышли к дороге, чтобы посмотреть на легендарную Кару. Князья почти всех городов-крепостей, в сопровождении лучших своих магов и воинов, составили наш почетный эскорт. Толпа восторженно вопила, а наша демонесса, буквально, купалась в эмоциях встречающих. Немалая доля которых перепадала и Князю с Артьером и Арией. Даже мне чуток досталось, вот только эмоции эти были совсем иного плана, частенько я ловил на себе удивлённые, неприязненные, а то и прямо враждебные взгляды. Кара, как будто что-то почувствовав, чуть придержала своего скакуна и поравнявшись со мной спросила.

– Нервничаешь, Серж?

– Да нет. С чего бы?

– А зря. Я догадываюсь, куда мы направляемся…

– Расскажи?

– А тут нечего рассказывать. Если я не ошибаюсь, то мы скоро встретимся с частицей Бога… Не пугайся! – смеясь заявила демонесса. – Около пяти тысяч лет назад, ну по моему летоисчислению. – смутилась Кара. – На планету упал Камень. Если верить легендам и немногим сохранившимся летописям, то именно он и принес в наш Мир магию. Хотя, многие светлые умы, и в древности, и в мое время, считали, что магия у нас была всегда, просто этот Камень смог разбудить дремлющие в каждом разумном Силы. Но, он каким-то образом видит Истину, его невозможно обмануть и он частенько дает ответы на задаваемые ему вопросы. Нет, не словами и даже не образами… жаль, что мало кто может похвастаться, что понял его ответ. В камне очень много магической энергии, отвечая на вопрос, скрепляя тот или иной договор, он высвобождает часть этой энергии, как-то регулируя ее. В общем сам все увидишь…

– Так мы едем в какой-то Храм?

– Нет, хотя… в мое время Камень располагался в центре огромной площади, по краям которой и стояли Храмы. Он не терпит ничего рядом с собой. Несколько раз его пытались перевезти, но безрезультатно, магия на него не действует, и хотя он не очень-то уж и большого размера, но никому так и не удалось его даже на миллиметр сдвинуть с места. А любые попытки построить что-то вокруг него, заканчивались плачевно. Постройки просто исчезали…прямо на глазах. Что сейчас, я не знаю, но не думаю, что что-то изменилось.

Кара сказала, что я сам все увижу… Ну, я и увидел, точнее, сначала услышал. Под копытами моего коня раздался какой-то звон, я невольно опустил глаза вниз. Каменная мостовая сменилась на зеркально-гладкую поверхность, напоминающую черное стекло, вот только конь как будто этого даже и не заметил, его подкованные копыта все так же уверенно и четко попирали это стекло, как и камень.

– Что ты видишь? – шёпотом спросила Кара.

– Черное стекло, гладкое как зеркало, в котором отражаются тысячи звезд. – так же шёпотом ответил я. – А ты?

– Песок, белый речной песок. Каждый видит что-то свое. Почему так происходит, никто не знает.

– Фиксирую нестабильность пространственно-временного континуума. – перебила Кару Подруга и ей тут же вторила Куколка.

– Серж, это окно гигантского портала! Только оно…замерзшее… замершее во времени!

– Как такое может быть?

– Не спрашивай меня! Я не знаю!

А потом я увидал Камень. Ну, камень как камень, если не принимать во внимание, что он идеальной круглой формы. Я почему-то сразу уверовал, что даже при самых точных и скрупулезных измерениях, никто и никогда не найдет в нем отступления от идеала даже на микрон, на нанометр. И еще я понял, что его нельзя уничтожить или хотя бы как-то повредить, сбрось его на звезду, он и там устроится со всем комфортом и вокруг него образуется точно такая же площадь.

А затем я понял, почему этот каменный шар называют «частицей Бога». В обычном зрении, ничего особенного камень из себя не представляет. Серый, невзрачный, с едва заметными голубоватыми пятнами и линиями. Правда, если долго смотреть на эти линии, то начинает казаться, что они движутся и меняются. Хотя, это вполне может быть игрой воображения или света и тени. А вот если глянуть на этот Камень в «истинном» зрении,

то можно и ослепнуть. Смешение всевозможных энергий, клокочущее ядро Звезды, выбрасывающее во все стороны длинные протуберанцы, состоящие из чистейших стихийных энергий. Этакое маленькое солнце посреди площади.

Наши лошади давно остались позади, огромная, почти полукилометровая в радиусе площадь, начала заполняться людьми. Я прекрасно понимал, что за сотни лет вокруг этого артефакта образовались свои ритуалы, правила и обычаи, поэтому только внимательно наблюдал за происходящим.

Восемнадцать Князей городов, хотя, почему городов, скорее областей, с каждым из них несколько десятков совсем юных представителей клана, примерно лет по тринадцать-четырнадцать, хотя встречаются и великовозрастные, но никого старше двадцати. Тут же и с десяток крепких воинов и два-три разумных с очень хорошо развитой аурой, как бы даже не лучше чем у меня, но то, что больше и размером и «яркостью свечения», это точно. Похоже, что это клановые маги, самые сильные и наиболее близкие к Князю, ведь не даром рядом с нашим стоит Артьер и… Кара, в своей мантии преподавателя Академии. Очень хорошо заметно, что такая постановка вопроса не нравится очень многим, но, похоже, что наша демонесса сделала свой выбор и уже нашла себе Клан.

А потом началось самое настоящее шоу. Как по команде, Князья вышли вперед и направились к Камню, отстав от них на пару десятков шагов, двинулись и маги, а еще через полсотни шагов и молодежь. Вместе с представителями Альбы, коих набралось пару десятков, пошел и я. Что интересно, никого кроме меня и Кары из Мира Гардары здесь не было. Все, и преподаватели и студенты остались в Альбе, да и большинство клановых, что должны были в этом году начать обучение, так же остались в своем городе. Князь Альбы затеял какую-то свою игру? Ну и Боги с ним, тем более, что и в Альбе есть своя магическая Школа, со своими преподавателями, а распределение учеников по школам других городов, это скорее дань обычаям и традициям, в основе которых, скорее всего, лежит обычай обмена заложниками.

К Камню Князья подходили в одним им известном порядке, кому-то приходилось чуть замедляться, а кому-то наоборот, убыстряться. Подойдя к Камню, каждый из Князей не на долго прикладывал к нему свою руку, а где-то внутри Камня начинал разгораться огонек, становясь с каждым новым прикосновением все ярче и больше, а сам Камень светлел и становился как будто прозрачным, по крайней мере, теперь уже и в обычном зрении было видно какие энергетические вихри и ураганы бушуют внутри него. Но и это было не все. Каждое касание Камня сопровождалось вспышкой «северного сияния», распространяющегося над камнем и держащимся пару минут. На что я обратил внимание, так это на то, что цвет и мощность сияния зависели от, скажем так, расовой принадлежности того или иного Князя. Если к Камню подходил Князь, у которого преобладала кровь ледяных демонов, то сияние было серебряного цвета со вставками из красного, синего, редко желтого и еще реже и почти незаметные вкрапления зеленого, а если преобладала кровь людей, то сияние приобретало пурпурный оттенок, а вставки были уже, соответственно, серебряные и все те же синие и очень редко жёлтые, а вот зеленого не было вообще.

Потом пришел черед магов. Тут все повторилось. Опять касание Камня, опять сияние над ним. Когда подошла очередь Кары, вся площадь замерла и даже кажется, затаила дыхание. Мгновение и восторженный рев чуть не оглушил меня. Над камнем, поднимаясь на пару десятков метров вверх, бушевало серебряное пламя, без малейших включений. Толпа на площади уже даже не орала, она ревела и билась в экстазе, а Князь Альбы презрительно смотрел на своих коллег. Тогда я еще не знал и не понимал, что все это значит.

Прошло почти два часа, пока весь этот ажиотаж улегся и воины смогли утихомирить толпу. Только после этого настала очередь будущих магов. И опять все повторилось, разве что внутренний огонь в камне никак себя не проявлял и никак не реагировал на прикосновения неофитов. Юноши и девушки подходили к Камню, прикладывали к нему ладонь, над Камнем вновь вспыхивало «северное сияние», только намного более слабое и не такое четкое. По каким-то только им одним видимым признакам, маги отводили будущих школяров в сторону. Уже после четвертой группы, вокруг Артьера, образовалась толпа человек в тридцать, почти каждый третий претендент на обучение оказывался возле него. Князь Альбы морщился, кривился, а вот его отец и Кара, наоборот, были рады. Ну да оно и понятно, у них, в этом году, будет много, очень много учеников, а вот Князю предстоит всех их как-то разместить, обеспечить пищей, одеждой и учебным инвентарем, а это, насколько я знаю, дело не из дешёвых.

Конвейер из будущих учеников двигался очень быстро, на каждого затрачивалось буквально две-три минуты и наша очередь подошла очень быстро. Вот тут-то Князь приободрился, еще бы, почти половина выходцев из Альбы будут учиться дома, а это значит, что у его политических, или каких там еще, противников, будет меньше рычагов давления на Княжество. Подошла и моя очередь. Я в точности повторил все действия предыдущих абитуриентов. Каждое новое назначение встречалось одобрительным, или не очень гулом, а вот когда я положил свою руку на Камень, на площади повисла настороженная тишина. Я поднял глаза и обомлел… от камня, на пол небосвода пылал кроваво-красный закат, перечеркнутый ярко-желтыми молниями. Нет, не желтыми… золотые всполохи сияли средь пурпурного огня. Я уже давно убрал руку с Камня, а небо все еще озарялось сполохами. Толпа на площади зачаровано молчала. А потом один из Князей, тот в котором явно прослеживались человеческие гены, неуверенно- вопросительно прошептал:

– Хурга? – и шёпот этот услышала вся площадь. Услышал и подхватил. Только теперь это был не шёпот, теперь тысячная толпа просто скандировала – Хурга!

– Опять ты во что-то вляпался. – донёсся до меня голос Куколки.

Даже сейчас, спустя четыре года я не могу без улыбки вспоминать тот день. А вот тогда, мне было совсем не до смеха. Скажу честно, я испугался, испугался, что опять, как выразилась Куколка, вляпался в какую-то историю. К счастью все оказалось намного проще. Я это понял, когда уловил усмешку Кары. А потом и подошедший Артьер мне все объяснил. Оказывается в Мире Альбы все еще помнят легенды о Странниках и именно так на них реагировал Камень. Те самые золотые молнии, что делили мое северное сияние и сообщили всем, что я как раз и есть тот самый Странник. Да и толпа скандировала не Хурга, а Хур-Га, то есть «идущий по дороге», ну или «идущий своей дорогой», тут кто как переводит. А слово это пришло из Мира людей, которые пришли на помощь ледяным демонам в войне. Пришло, прижилось и осталось, да и не только оно, много чисто человеческих слов тогда обосновалось в языке ледяных демонов.

Да, сейчас это вспоминать смешно, а тогда… да и реакция всех собравшихся на площади оказалась легкообъяснима, появление Кары, потом меня, люди просто радовались, что теперь они не одиноки, что теперь есть к кому обратиться за помощью, в случае беды, ну и само собой, все с нетерпением ждали рассказов об иных Мирах и приключениях. Кстати, подтверждение последнему утверждению я получил в тот же день, когда меня пригласили на Совет Князей. Нет, никто ничего не собирался со мной обсуждать, все жаждали послушать мои рассказы.

Но все это было чуть позже, а тогда я уже сжал в кулаке Ключ, приготовившись сбежать на Лестницу Миров. Остановило меня робкое прикосновение. Рядом со мной стояла молодая девушка, в руке она держала какую-то резную палку, такие, или почти такие, были у всех магов князей.

– Хур-Га, Боги избрали для тебя нашу Школу. – было видно, что девушка растеряна и не знает, что делать. Но при этом тянула меня куда-то в сторону, туда, где стоял такой же молодой Князь и с десяток юных учеников. Все они были людьми, ну или очень близки к ним. – Я маг-учитель из Тахналы. Пойдем, церемония Выбора еще не завершена… Не надо тебе здесь стоять.

А через две недели мы уже въезжали в распахнутые ворота города Тахнал. Когда-то, самый настоящий мегаполис, дом для многих десятков тысяч жителей, сейчас вызывал чувство жалости., Жилые кварталы сменялись один за другим, но не было в них жизни. Разрушенные, поросшие мхом и каким-то низкорослым кустарником, остовы некогда величественных зданий, широкие улицы и проспекты, заваленные битым камнем и рассыпающимся в пыль кирпичом, горы мусора, шныряющие по развалинам крысы и холод, постоянный холод и пронизывающий до самых костей ветер. Именно таким я увидал этот город в первый раз. Воображение еще пыталось сопротивляться, создавая иллюзию широких, чистых проспектов, поднимая из развалин ажурные конструкции высоких башен, заставляя вздыматься в высь струи воды из чаш городских фонтанов, но и оно пасовало, не могло возродить былое величие этого города.

Пользуясь некоторыми привилегиями и непонятным статусом Хур-Га, я пришпорил своего коня и поравнявшись с молодым Князем спросил:

– Что тут случилось?

– Великие Льды здесь случилось. Когда-то, очень и очень давно, Тахлан был столицей Империи вакадзари, а потом пришла война, а за ней пришел ЛЁД. Если честно, барон, я сам удивляюсь, как на протяжении столетий наши предки смогли выжить в этом ледяном аду, но они смогли, справились, поэтому я не считаю вправе бросить это место и уйти куда-нибудь южнее, туда где нет этого пронзающего тело ветра и где из окон не видны ледяные горы. Скажу вам по секрету, Совет Князей нам это уже предлагал и не единожды, да и на последнем… тоже. Но я не могу предать память предков, надеюсь, вы меня поймете.

– Я понимаю вас, Князь.

– Талор, зовите меня Талор. У нас здесь все по-простому, без титулов. Это я вас заранее предупреждаю, чтобы вы не удивлялись.

– Хорошо, Талор, а я – Серж. И тоже без титулов.

– А знаете, Серж, вы ведь принесли нам всем удачу…

– Это каким образом?

– Тахлан отдал в другие Кланы пятерых, зато нам отдали почти дюжину молодых магов. Чему вы усмехаетесь? А, вас ввел в заблуждение возраст Талины… – улыбнулся Князь, проследив за моим взглядом. – Напрасно, сестра один из самых сильных магов нашего Мира, не стану утверждать что она входит в тройку сильнейших, но в десятке это точно, и не в самом его конце. У вас еще будет возможность в этом убедиться.

– Магесса ваша сестра?

– Да. Мы с ней родились в один день. Наверное, поэтому у меня и нет ни капли магической Силы, все досталось ей. В наших местах очень редко рождаются двойняшки и еще реже выживают. Нам повезло… Меня из-за этого и за настоящего Князя-то мало кто считает.

– А почему вы считаете, что появление лишних ртов в вашем городе – это удача. Нет-нет, я не собираюсь вас оскорбить, или обидеть, но я так понимаю, что добывать продовольствие в местных условиях очень непросто, а покупка и доставка обойдется очень недешево. – попытался я сменить тему.

– Ну… с этой стороны вы правы. Но ведь это не просто «лишние рты», это маги, пусть совсем молодые и неопытные, но маги. А это значит, что мы сможем еще чуть-чуть укрепить щиты и в нашей долине станет чуть-чуть теплее, это значит, что во время обучения они будут сливать часть своей Силы в кристаллы-накопители наших воинов и при очередном набеге тварей из ледяных пустошей нам будет легче отбиться и кто-то, кто в ином случае погиб бы, выживет. И пусть через три года они нас покинут, но ведь всегда есть шанс, что кто-то останется, приживется. Да и если через год, на состязаниях учеников всех Школ, кто-то из них сможет показать себе лучше большинства, продемонстрировать что-то новое, неизвестное, то нашей Школой заинтересуется уже опытный маг и предложит нам свои услуги.

– Надежда умирает последней?

– Что? Как вы сказали, Серж? Надежда умирает последней?! Очень правильные слова, очень верные! Мы все здесь живем надеждой, надеждой и своим трудом. Я думаю вам у нас понравится. По крайней мере, скучать вам не придется, будет очень весело – это я вам гарантирую. Тем более, что ближе к весне начнется сезон миграции тварей… – я тяжело вздохнул, а молодой Князь-то идеалист, да еще, плюс ко всему, и романтик.

Ровно десять дней, декаду, дала нам Талина чтобы обустроиться на новом месте, познакомиться с городом и его обитателями, подобрать себе жилье. Хотя, с последним как раз все было просто, учеников селили в одном, восстановленном доме из четырёх комнат, общей кухни и санузла. Причем не особо обращая внимание на их пол и «класс» обучения. Хотя что там, «второклашек» было шестеро, а «третьеклашек» так вообще, всего четверо и трое из них были девушками. Парочка из которых уже в первый же день начала строить мне глазки и бросать очень недвусмысленные намеки, от которых мне становилось не по себе. Нет, ну это надо же, ссыкушки, шестнадцатилетние, и туда же. Нет, я понимаю, что выгляжу я не на много старше их, но мозги-то у меня совсем уже не детские, и пусть я разгильдяй и авантюрист, вечный «троечник», но за несколько жизней какого-никакого опыта уже поднабрался, какие-то моральные и эмоциональные скрепы приобрел. Так что, все поползновения я быстро пресек, и дабы не вводить себя в искушение, подобрал себе небольшой, пустующий домик, основным достоинством которого было наличие камина и просторного подвала. Не знаю, что тут было раньше, но меня все устроило, о чем я и сообщил нашему преподавателю. Кстати, как оказалось, все занятия будет вести Талина, больше в городе грамотных и умелых магов не оказалось. И для меня оказалось огромным сюрпризом, когда магесса попыталась отговорить меня от столь опрометчивого поступка и почти открытым текстом посоветовала поселиться с девушками третьеклассницами, дескать «зимой не так холодно будет», но я все же настоял на своем и как впоследствии оказалось, не зря.

А потом начались занятия. Первую, вводную лекцию Талины я запомнил на всю оставшуюся жизнь. Нет, она не раскрыла перед нами все тайны магии, да и не пыталась, но не побоюсь этого слова, девушка оказалась великим педагогом. Она умудрилась с первых же минут заинтересовать дюжину оболтусов, которые, я в этом уверен, уже давно знали все, что она собиралась нам сказать на этом занятии. Я даже не заметил, в какой момент застенчивая девушка превратилась в строгого учителя, так интересно было ее слушать. Даже после того, как вводная лекция закончилась, а наша учительница уже давно ушла, предоставив нас самим себе осмысливать полученную информацию, в «классе» еще долга висела абсолютная тишина. Даже вечно лезущие со своими советами и комментариями, Куколка с Подругой, и те молчали, пока наконец первая не выдала:

– Вот это да!

– Уровень ментального воздействия не поддается классификации… – поддакнула ей моя нейросеть. – Моя защита рухнула в первые же секунды!

– Уровень воздействия намного превышает уровень Великого Магистра! – тут же поддержала свою подругу куколка. – Боюсь, что если бы я присутствовала на этой лекции, то и у меня не было бы никаких шансов устоять. Хотя… я и так не выдержала ментальной нагрузки, пришлось уходить в глухую оборону, закукливая ментальную матрицу ядра.

– А ведь она не прилагала никаких усилий…

– Ладно, балаболки, что растрещались! Дар у девушки, очень редкий, педагогический,

дар. – добавил я свои пять копеек.

И все последующие лекции мало чем отличались, по силе своего воздействия на наши головы, от первой. Все ученики внимали каждому слову Талины, каждому ее жесту и движению, а потом еще минут пятнадцать приходили в себя. Вот только результат от подобного обучения оказался не совсем однозначным. Да, ученики запоминали ее лекции до последней запятой и в любой момент могли повторить их слово в слово, она как будто «вкладывала» нам знания прямо в мозг, чем-то это было похоже на изучение Баз Знаний и пока она нам давала «теорию», все было просто замечательно, а вот когда дело дошло до практики… с этим все обстояло совсем иначе.

На практике мы начали изучать «трезы», которые я поначалу называл как привык – плетениями. Вот тут-то и начались проблемы. У учеников уходило непозволительно много времени на создание каждой такой «трезы», но только на те, что показывала Талина, те что они изучили дома, в своих городах и Кланах, у них получались почти молниеносно, хотя некоторые из них были сложнее тех, что показывала нам магесса. И в то же время, если задание было создать амулет или талисман с такой вот «трезой», то даже у первоклашек они выходили очень высокого уровня, как у уже опытных магов. У меня, кстати, была та же самая история. И что самое интересное, местных все это вполне устраивает, дескать, «все приходит с опытом». Ну да, с опытом, но я-то знаю, что все может быть совсем иначе. Куколка с Подругой очень заинтересовались этим феноменом и к их чести, разобрались очень быстро, в чем тут дело, всего-то за пару недель. Только вдумайтесь, супернавороченный маго-технический ИскИн и еще что-то, еще более сложное и не менее «умное», существующее даже не на материальном, а на каком-то энергетическом уровне, разбирались с этой проблемой две недели! Но в проблеме они разобрались и даже ее решение предложили.

– Куколка, подруга дней моих суровых, ты что, хочешь сказать, что проблема в том, что Талина слишком хорошо учит?!

– Да не Талина, в этом Мире, вообще все так учат. Поэтому у них и есть такое понятие как – маг-учитель. Ты говорил, что у девушки очень редкий педагогический дар… может быть, но у нее еще более редкий дар – очень сильный ментооператор. Ты абсолютно правильно заметил, что ее уроки, это как Базы Знаний, она вкладывает знания на прямую в мозг.

– Так что же делать?

– Надо ограничить ее ментальное воздействие на учеников. Но и здесь есть свои подводные камни. При существующей системе обучения, ученик уже после первого урока знает, как правильно создавать ту или иную «трезу», он не допустит ни малейшей ошибки, а при обычном обучении, у него уйдет намного больше времени на заучивание материала, будут десятки ошибок. Вот и думай, что лучше.

– Совершая ошибки, ученики будут нарабатывать опыт!

– А им так и так его нарабатывать. Так есть ли смысл нарабатывать его на своих собственных ошибках? Сейчас Талина дает вам максимум материала за минимум времени, а если обучение будет идти по общепринятому пути, то за то же самое время вы усвоите в разы меньше. И еще, ты забыл, что местные маги не пользуются плетениями, они, в основном, используют артефакты, амулеты и талисманы.

– Ага, поэтому за последние триста лет они создали всего две дюжин новых этих своих, «трез», да и то… каких-то корявых. – неожиданно пришла мне на помощь Подруга. Я вообще заметил, что с того момента, как я с ее помощью установил связь с Куколкой, моя нейросеть начала стремительно развиваться. Но вот именно упоминание «корявости» меня заинтересовало.

– Подруга, что значит «корявых», с чего ты это взяла?

– Все эти «трезы» ни что иное как аналоги пси-модулей, по крайней мере те, что ты уже успел изучить. – вот это сюрприз так сюрприз. – В принципе, можно легко нивелировать ментальное воздействие Талины на твой мозг, модуль «ментального щита» это вполне позволяет. Так что, если ты считаешь, что для тебя будет лучше учиться путем проб и ошибок, то нет никаких проблем, достаточно только отдать соответствующую команду, а правильную структуру той или иной «трезы» я легко сохраню в твоей памяти.

Думаю не надо говорить, что оба этих предложения я принял с большим удовольствием. С этого момента мое обучение очень сильно изменилось. Теперь, после каждого занятия, мы досконально разбирали каждую новую «трезу» или «пси-модуль», как предпочитала называть их моя нейросеть. Постепенно, я понял, что каждый из них состоит из нескольких обособленных блоков, причем не все они использовались, как будто кто-то взял один большой модуль и разделил его на несколько десятков частей, причем разделял его «как Бог на Душу положит», то есть, совершенно не заботясь об энергоэффективности и производительности. Помня, что в свое время нейросеть вполне успешно интегрировала в свою структуру и активировала аналогичные модули, я задался вопросом, почему, то же самое она не делает и теперь. И получил исчерпывающий ответ:

– Нет смысла. Модули разрозненные, слабо сбалансированы и слишком энергоемки. Намного предпочтительней, при необходимости, использовать плетения, изученные тобой в академии.

– Ты можешь использовать плетения?!

– В изначальном виде нет, но если перевести их в «трезы», то есть в пси-модули, то вполне. Я сейчас над этим как раз работаю. По большому счету, разница между ними совсем небольшая, каждая «треза» – это следующая ступень эволюционного развития аналогичного «плетения». Скажем так, более компактная и универсальная, в потребляемой энергии, их версия. Я уже смогла выделить несколько общих во всех «трезах» блоков, сейчас разбираюсь в их назначении. К сожалению, пока катастрофически мало материала для полноценных исследований.

Вот это самое «мало материала» заставило меня, уже на следующий день, подойти к Талине с просьбой показать еще несколько «трез». На что получил строгий ответ, что учиться надо, согласно системе и не лезть в те сферы, в которых я ничего не понимаю. В общем, к первым «каникулам», я освоил всего с десяток пси-модулей. Подруга как-то туманно обмолвилась, что кое-какие результаты у нее есть, но говорить об этом еще рано. А потом мы в первый раз, в этом году, увидали солнце, оно появилось совсем не на долго, лишь прокатившись по самому горизонту, но это как будто послужило сигналом и население Тахлана увеличилось почти в двое. В город начали стекаться охотники, группами, большими ватагами и по одиночке, все они пришли сюда в ожидании сезона весенней миграции всевозможных тварей, вместе с охотниками и воинами в город потянулись и маги, почти из всех городов и Кланов, в надежде приобрести сырьё для своей работы по более дешёвым ценам, ну и заодно продать подороже свои поделки, защитные и атакующие амулеты и артефакты.

У многих из пришедших в Тахнал здесь были друзья и знакомые, поэтому почти на неделю город погрузился в одно сплошное веселье, дружеские попойки сменялись, столь же дружеские, состязания во владении оружием, маги кичились друг перед другом своими знаниями и виртуозно изготовленными артефактами. Не обошла стороной, эта всеобщая эйфория веселья, и меня. Во-первых, в Тахлан прибыли Кара с Артьером, выставленные ими на продажу амулеты и артефакты пользовались повышенным спросом, в первую очередь у одиночек и мелких групп. Ну еще бы, они привезли амулеты портала, иногда, в безвыходном положении, лучше сбежать, чем погибнуть. Для этой цели на одной из площадей была даже построена портальная площадка, а все продаваемые амулеты были завязаны на нее. А во-вторых, я не смог отказать себе в удовольствии «позвенеть мечами». И оказалось очень много желающих, скрестить со мной клинки, пришлось даже в десятке дуэлей поучаствовать, а виной тому прибытие в город Арии, которая, мне так кажется, умышленно провоцировала меня и не совсем адекватных воинов.

А потом, как-то одномоментно, город почти опустел – Охота началась. А вместе с началом Охоты, начались и наши занятия. И только теперь я понял, почему Талина отказалась мне показывать новые «трезы». Наши занятия начались опять с теории. Оказывается, все что мы изучали до этого, служило только для одной цели, научить нас создавать «трезы» и удерживать их в своей ауре, чем больше, тем лучше. Да и «трезы» эти были… как бы сказать, детскими игрушками, или «начальным алфавитом», это уже я их так обозвал. Настоящая учеба только-только начиналась. То, что Подруга назвала блоками, местные маги называли «тусар» и у каждого такого «тусара», тут моя нейросеть правильно заметила, была своя функция. Один блок, или «тусар» отвечал за активацию, второй выполнял роль конденсатора энергии, третий выполнял роль фильтра, четвертый трансформатора и так далее и тому подобное. Настоящие «трезы» оказались намного более объемные и более информативные, нежели все то, что нам показывали в первой «четверти». Да и сами «трезы» очень сильно отличались друг от друга и делились на три категории, это если не считать самые первые, учебные. Первая категория, не особо многочисленная, объединяла в себе управляющие, контролирующие и командные «трезы», вторая категория, самая большая, включала в себя «трезы» стихий и энергий и третья категория, самая сложная и самая неизученная, включала в себя «трезы» ментальные. Только в третьей категории они были трехмерные, объемные и частично касались самой структуры предмета, в который помещались, совсем как плетения, да и были ненамного меньше их, зато «трезы» обладают одним неоспоримым преимуществом, им совершенно не важна энергия, которой они запитываются. Артьер мне правда намекнул, что есть еще и четвертая, известная только избранным, тем кто уже долгие годы занимается магией и не просто штампует всевозможные амулеты и артефакты, а именно занимается магией, потихоньку двигая магическую науку вперед. Он мне даже продемонстрировал одну такую «трезу», необычайно сложную и объёмную, в которой Подруга, почти моментально, опознала еще один модуль, четвертого уровня, под названием Атл и выполняющую функцию дистанционного воздействия на предметы, в просторечье силовые, или гравитационные захваты. Именно «трезами» из этой категории я и занимался последний год, уже после окончания Школы. Именно благодаря этим занятиям мне удалось перевести модуль «Га» в вид «трезы», правда сильно урезав ее функционал, ограничив только областью визуального наблюдения. Эта «треза» и стала моей своеобразной «дипломной работой», после которой мне и моим помощницам стало ясно, что большего я в этом Мире ничего нового уже не узнаю. Все остальное уже только путем индивидуальных экспериментов и исследований. Пришло время уходить, идти дальше и не вносить раздрай в местные умы своим присутствием, я и так уже подзадержался здесь, живя сразу на два Мира, будоража общество своими выходками и приключениями, своими не совсем уместными замечаниями и предложениями.

* * * * *

Стараясь создавать как можно меньше шума, чтобы не разбудить Арию, я стек с кровати и тенью пробрался в купальню.

Сборы оказались недолгими, все уже давным-давно собрано и упаковано в мою сумку. Последние три месяца я только тем и занимался, что готовился к своему уходу, собирал самые лучшие артефакты, не жалея на них золота, несколько штук изготовил сам, придав им удобную для меня форму и даже обзавелся неплохим набором талисманов в виде татуировок сзади на шее и на запястьях и щиколотках, даже на голове появился небольшой замысловатый узор, к счастью, под волосами он не виден. Позаботился я и о заготовках под артефакты, выбрав для этого наилучшие основы. Комплект теплой одежды и обуви также отправился в мою сумку, а вместе с ним и запас продуктов, воды и несколько фляжек с вином, разбавленным эликсирами – продуктом местных алхимиков.

На небольшой столик рядом, с кроватью, лег кинжал, изделие иного Мира из неведомого здесь металла – орихалка. Пусть он станет моим последним подарком и моим последним «прости».

– Серж, а ты знаешь, что пси-ядро твоей женщины двоится? – задала провокационный вопрос Подруга. – Я это отчетливо вижу.

– Догадываюсь.

– А ты знаешь, что это значит?

– Да. Наверное, именно поэтому последние пару месяцев Ария не хотела со мной расставаться даже на час, была постоянно доступна и отдавалась каждый раз, как в последний. Она знала, что я собираюсь уходить. Точнее, не знала, а чувствовала, каким-то своим женским инстинктом. Точно так же, как знала, что я не останусь. Пусть этот кинжал станет подарком им обоим. Родичи ее не оставят, да и Горах вцепится в них как клещ.

– Ты все еще не можешь забыть слова Кары, что ты приносишь боль и смерть в Миры куда приходишь?

– Нет. Не в этом дело… Хотя… Какого черта! Да, я помню, что тогда сказала Кара и да, я боюсь, что могу стать причиной бед и страданий и в Мире Альбы, и в Мире Гардары. Всегда, вежде где я был, меня не покидало чувство, что мне надо как можно скорее идти дальше. В этот раз такого чувства не было, и я расслабился… Как оказалось, зря… Это ощущение опять проявилось, поэтому я тороплюсь уйти.

– И куда пойдем в этот раз?

– Не знаю. Я часто и подолгу разглядывал Карту Лестницы Миров. Я изучил на ней каждый миллиметр, каждую ягоду-Мир…

– И что?

– Я кое-что нашел неизвестный Мир, Мир, отмеченный белым цветом. Один-единственный…

– Мы идем туда?

– Да. Ответил я сжимая в руке Ключ.



12 глава | Барон Серж де Сангре -2 | 14 глава







Loading...