home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


17 глава

– Что там, Шрам?

– Спит. Ты представляешь, просто спит! Наворотил дел, создал кучу проблем и нам, и себе, а теперь просто спит!

– Он чужак, Шрам. Он не понимает… Да и молодой он еще, плюс дворянин…

– Молодой? Ты видел, что он с мечом вытворяет, я такого нигде и никогда не видел! Сказал бы мне кто-нибудь, что хуман, даже не маг, в одиночку завалит крылана, я бы только посмеялся! И меч у него странный…

– Только меч? Шрам, да он вообще «странный» и везучий до невозможности. Ты посмотри, как быстро он нам Долг Жизни отдал, а еще на нас же и Долг Крови навесил. Одно слово чужак. Ладно, как там Круус-то?

– А что ему сделается, то и дело пялится на свое брюхо и лыбится как блаженный. А я ведь его уже оплакал и закапывать приготовился… кто же знал, что все так получится. Что делать-то будем?

– Что-что, назад пойдем. Что там этот Серж говорил, день-два и он будет свободно на нашем языке говорить? Ну, вот завтра еще здесь перекантуемся, а послезавтра, с утречка, да по холодку, двинем обратно. Пока Долг не отдадим, будем рядом, ну… по возможности.

– А как же…?

– Тебе что, хабара мало?

– Да нет, я о такой удаче и мечтать не думал…

– Вот и не гневи Богов!

– Это видать тебе, Храм, будущее богатство глаза застлало, да и мозги тоже, если ты назад идти собрался! Половина Приграничья знает куда мы отправились, а тут возвращаемся и седмицы не прошло, да еще и нагруженные по самое не могу и с чужаков в придачу. А если кто-нибудь узнает о… То сколько мы проживем-то!? И про хабар ты правильно сказал, вот только никто нам настоящую цену не даст!

– И что ты предлагаешь?

– Надо по Старой дороге идти, все форпосты стороной обходить и уходить к побережью.

– Куда? К барону? Думаешь он тебе цену даст? Даст, конечно, только плетей, да тумаков. Или ты решил, что я глупей тебя, а, Шрам? Да и по Старой дороге идти нельзя, там стаю игуров видели, так что, забудь. И в Витуй я идти не предлагаю, и уж тем более к барону. Надо в Пелос пробираться, тут ты прав, как не крути, а путь наш лежит на побережье. Там сговоримся с кем-нибудь и к герцогу, он мужик умный и степенный, из старого аристократического рода, ла и маг не из слабых и, плюс ко всему, не жадный, за хабар цену нормальную даст, не обманет. А если Серж по-нашему свободно балакать будет, то я его своим племянником назову. В Витуй возвращаться не будем, сгинули в Пустоши и сгинули, не мы первые, не мы последние. А потом, ты как хочешь, а я на покой уйду и подальше отсюда, после этого похода денег у нас будет достаточно, куплю себе домик в деревне, найду какую-нибудь вдовушку… Ты только охламона своего предупреди, чтобы язык за зубами держал и перед девками своим «геройством» не хвастал.

– А что с… с артефактом… делать будем? Тоже герцогу?

– Нет! Об артефакте вообще забыть надо. Светить его ни в коем случае нельзя.

– Почему? Может лучше герцогу отдать?

– Что, не терпится на дыбе оказаться, да с палачом познакомиться? Ты что, не понимаешь? Даже если мы его и отдадим, нам же кишки на столб намотают, никто не поверит, что ничего у нас больше нет. Даже если пацана этого сдадим… все равно кончат, чтобы языками не трепали. Если честно, я бы эту штуку назад Сержу отдал, и хабар его этот тоже и прямо сейчас бы куда подальше сбег. Да не могу… теперь.

– Да-а-а… долг Крови, это не по пьяни, в кабаке, себя в грудь стучать. Эх, Круус-Круус, и дернули же тебя демоны эту веревку кинуть…

– Закон Пустошей, сами ведь его так учили, сам погибай, а товарища, выручай. Вот теперь и расхлебываем. Вот так-то, брат…

– А ты знаешь, Храм, а я ведь ни о чем не жалею! Я лучше, сейчас, на бегу, с мечом в руках сдохну, чем всю оставшуюся жизнь буду дерьмо полной ложкой жрать.

– Вот поэтому, Шрам, я сейчас тут с тобой и сижу, да разговоры разговариваю, а не в таверне «веселую красотку» валяю, да дешёвым пойлом до бровей заливаюсь.

Первый раз на своей памяти я сознательно воспользовался возможностью расслоения своего сознания. Слишком уж много непоняток и нестыковок на меня обрушилось. Самым нижним слоем я слушал разговор своих спасителей, верхним слоем пытался обработать и проанализировать все что я уже узнал об этом Мире, тут мне активно помогают и Куколка, и Подруга, второй верхний слой сознания занят… «самобичеванием» и анализом моего поведения, моих поступков. Ну а «реальный» слой, делает то, что ему и положено, контролирует тело и его сон.

А ведь так хорошо все начиналось. Новый Мир, пусть пока и являющийся для меня ловушкой, новые приключения, какие-никакие, а ништяки, причем почти сразу по моему здесь появлению. А потом я начал делать ошибки, одну за другой. Расслабился, в очередной раз посчитал себя самым-самым, вот и огребся, по самые помидоры. Универсальную платформу потерял, в магическую ловушку умудрился попасть, а потом еще и засветился по полной программе. И хрен бы с моим «подарком» этим разумным, насколько я понял, в этих Пустошах еще и не такое найти можно, подумаешь, палатка да несколько комбезов, я ведь с лечебным артефактом засветился, а для местных, это оказывается, серьёзно, очень серьёзно, вот только пока не могу понять почему. Но и по-другому я поступить не мог, потому как, есть у меня подозрения, что моя в том вина, что молодой парнишка чуть не погиб.

Мое появление у своего бивуака, эти разумные восприняли вполне нормально, даже я бы сказал, более чем положительно, как будто, так и должно быть. Даже баул со шмотьём приняли благосклонно, особенно после того, как молодой, Круус, полез смотреть, что там такое. Никто и ни о чем меня расспрашивать не стал, думали, что я их язык не понимаю, зато покормили и даже чарку налили, выделили мне место у костра и, казалось бы, забыли обо мне. Само собой, что никто из них на меня в разделе ночных вахт не рассчитывал, поделив часы бодрствования между собой. А я и не обиделся, что-то нанервничался я за сегодня и спокойный сон, и отдых мне совсем не повредят. А ночью на нас напали… молниеносно и совершенно бесшумно, но со стопроцентной гарантией. Комбинированный ментально-ультразвуковой удар, а за ним уже и физическая атака с неба. Мои «гостеприимные хозяева» и дернуться не успели, как кулями повалились на землю. Ближе всех ко мне оказался Круус, и он единственный успел схватиться за рукоять своего меча и даже до половины вытащить его из ножен. Наверное, именно поэтому летающая тварь и выбрала его в качестве первой своей жертвы, рухнув на него с верху и полоснув своими полуметровыми когтями. Только чудо уберегло парня от мгновенной смерти, чудо и до половины обнаженный клинок. Один из когтей проскрежетал по мечу и ушел в сторону, один воткнулся в плечо, легко пройдя через кожаную броню, а еще один, также легко вспоров броню, вспорол парню живот. Следующий удар тварь нанесла уже по мне, легко преодолев силовой щит, выставленный ИскИном, но не справившись со щитом стихийной магии от одного из моих амулетов. В отличии от своих спутников я остался на ногах, Подруга вовремя успела блокировать и ментальную атаку, и ультразвуковую, хотя руки-ноги у меня потом еще долго тряслись и мне потребовалось немало времени, чтобы вернуть их в тонус. И все это я проделывал уже спасая свою жизнь, отбиваясь от десятка мифриловых когтей. Никогда еще моя жизнь настолько не завесила от моего умения владеть холодным оружием, от моей скорости и реакции. Крылан, как здесь называют эту тварь, оказался очень быстрым, были мгновения, когда я даже не успевал засечь его движения, хотя почти сразу перешел на самый верхний уровень сознания, когда моя скорость на порядок превосходила скорость обычных людей, а если добавить сюда еще и импланты, модификации моего тела, поддержку Подруги с ее всевозможными модулями… В эти мгновения тварь представляла собой только какую-то смазанную тень, а я работал на одних только инстинктах и предчувствиях. Хотя, и они бы мне не помогли, если бы в самые первые мгновения крылан чуть-чуть не задержался, не замешкался. Пронзивший плечо Крууса коготь слегка затормозил эту тварь, пока рассекал мышцы и кости, а еще и кожу брони парня. Именно этих мгновений мне и хватило, чтобы хоть немного приготовиться к схватке. Первые секунды боя я бесспорно проигрывал, на равных мы начали сражаться только после того как мандраж моих конечностей, после атаки твари, прошел. И все равно, второй такой бой я провести не соглашусь ни за что. Тем более, что и мои магические, стихийные щиты сдались уже секунд через пятнадцать и только помощь Подруги позволила мне выжить. Направленный ментальный удар, более чем уполовинивший мой запас ментальной энергии, да еще и подкрепленный пси-энергией, заставил на миг замереть крылана, я этим мгновением и воспользовался, подрубив одну из его нижних конечностей. Движения твари сразу стали не такими быстрыми и не такими уверенными. Теперь уже я начал навязывать свой рисунок боя, выбирая момент решающего удара. На землю мы с крыланом рухнули почти одновременно, он, от того, что лишился головы и заполучил сантиметров двадцать наностали в сердце, а я, от того, что сил оставаться на ногах уже не было, ни эмоциональных, ни физических. В этом коротком бою я выложился полностью, без остатка.

Восстановился я на удивление быстро и хотя все еще продолжал испытывать некий дискомфорт, чувствуя себе уставшим, в физическом плане я был абсолютно готов к новым свершениям. Кое-какое объяснение этого, я получил от Подруги.

– Пси-резерв увеличен на девять процентов, энергетический каркас укреплен на три процента. Физические параметры в норме. Произведен захват и установка шести дополнительных модулей. Наложено два новых скрипта на программное обеспечение нанитов личного оружия, распаковка и активация завершены. – а дальше молчок, на все мои вопросы один ответ. – Идет анализ.

А потом я совершил очередную ошибку. Хотя, даже если бы и знал, что не стоит этого делать, то все равно бы сделал. Круус уже отходил, левая рука была практически полностью отделена от тела, вместе с частью плеча, глубокий порез на животе, через который пытались вылезти внутренности, огромная кровопотеря и болевой шок. Парень еще держался только за счет своих внутренних сил, молодости и, по истине, богатырского здоровья. Я, будучи эмоционально пустым, совершенно не предал значения тому, что, отправляясь в столь опасные места, ни его отец, ни Храм, являющийся, вроде как, главой этого небольшого отряда, не озаботились чем-то более действенным, нежели какие-то эликсиры, очень сомнительного свойства. Во время обучения в Школе Магии Мира Альбы, я тренировался в создании артефактов и амулетов. Не скажу, что у меня все получалось, но несколько десятков поделок я сотворить смог, большая их часть так и разбрелась по знакомым и друзьям, но несколько остались со мной и вполне благополучно перекочевали вместе со мной и в этот Мир, а после столкновения с летающей тварью, они покинули свое место в моей сумке и заняли новые места на моих руках, пальцах и шее. Одним из таких артефактов был и лечебный, я его оставил при себе по одной простой причине, это было максимум, что я смог создать, артефакт лечения четвертого уровня, ни до него, ни после, я так и не смог создать что-то такого же уровня. Вот и применил я этот артефакт, не думая и не заботясь о последствиях. Воскрешение, а иначе это и не назовешь, Крууса, выдоило меня почти досуха. Когда стало ясно, что парень выживет и ему больше ничего не угрожает, часть моего сознания и провалилась в спасительный сон. Почему именно только часть? Наверное, опять сработало какое-то шестое чувство, или интуиция, а может быть причиной этому стало то, что я уловил взгляд Храма. Странный взгляд, полный надежды, страха и жадности, а как он тискал рукоять своего ножа… Понимая, что после нелёгкого боя, а потом еще и лечения парня мне категорически рекомендован полноценный отдых, я и разделил свое сознание, чтобы не стать жертвой вероломства и неблагодарности. К счастью все оказалось не так уж и плохо, в чем я и смог убедиться. Мои попутчики оказались не лишены чести и благородства, они даже и не пытались меня прирезать, а наоборот, почему-то решили отложить свои планы и оказать мне помощь. Пытаться решить этот вопрос я не стал, положившись на случай и вполне нормальное желание разумных поговорить.

Проспал я всего около часа, Подруга разбудила, сообщив, что мой резерв энергии немного пополнился, а с парнем надо провести несколько процедур, убрать зарождающийся сепсис и немного поправить неправильно срастающиеся кости плеча. А потом мне пришлось разыграть небольшую сценку. Раз уж я показал наличие у меня артефактов и умение ими пользоваться, то какая разница, один он у меня или два. Делая вид что достаю из кармашка пояса, я извлек из сумки пару серебряных монет, еще из баронства и протянул одну из них Шраму, с помощью жестов показав, что хочу чтобы он приложил ее к виску. Мужчина безропотно выполнил мою просьбу. Вторую монету я приложил к своему виску и так просидел минут двадцать. А потом, старательно коверкая слова, сообщил, что это магический артефакт, позволяющий выучить чужой язык и через день, максимум два, я буду совершенно свободно общаться на местном языке. Надо же мне было как-то легализовать свое умение говорить и понимать местных. И только после этого, уже спокойно озадачив Подругу и Куколку, распределив свое сознание по всем доступным мне слоям я, уже окончательно, завалился спать, еще успев заметить бледные лица мужиков.

А утром, я сижу и слушаю лекцию об истории Мира Арол. Слушаю и начинаю постепенно понимать, как я попал. Если кратко, то вся история Арола делится на «до и после», причем не один раз и все эти этапы укладываются в сравнительно небольшой промежуток времени, что по меркам Вселенной, что по меркам Истории, что по меркам живущих здесь разумных. Нет, никто из моих собеседников не был свидетелем всего произошедшего, и даже их отцы и деды и те не были, но память народная все сохранила, ее нельзя отменить указами и распоряжениями. И к чести местных правителей, они и не пытались этого сделать.

Сколько веков или тысячелетий насчитывает местная цивилизация, мои собеседники не знают, да и не нужно им это, а местное летоисчисление началось восемьсот сорок шесть лет назад. К этому времени местные жители успели развиться примерно до уровня позднего средневековья. Образовались крупные государства, поделившие два соседствующих материка, появились зачатки науки, во всю развивалось культура и в первую очередь теология, на всей планете царила одна религия, давно канули в Лету раздробленность, многоверие и как их следствие религиозные войны. Пара десятков государств периодически воевали между собой, мирились, торговали, заключали военные, торговые и династические союзы. А потом произошел первый катаклизм. Беда пришла откуда не ждали. Я так и не понял, то ли планета вошла в какой-то астероидный поток, то ли слишком уж близко к ее орбите пролетела какая-то комета, но на поверхность обрушился самый настоящий метеоритный ливень. Сначала это были небольшие и редкие «космические гости», но с каждым днем поток все увеличивался, «гостинцы» становились все больше и больше. Извержения вулканов сменялись мощнейшими землетрясениями, а тем на смену приходили ураганы, смерчи, тайфуны

и огромные цунами. За несколько недель буйства стихий цветущие земли превратились в пустыни, красивейшие города в развалины, могучие Империи и Королевства в раздробленные анклавы выживших. Погиб каждый второй житель планеты, развитие цивилизации было отброшено, если не на тысячи, то на сотни лет назад. Может быть на этом бы все и закончилось, но на планете начались странные мутации, начали появляться люди, способные управлять Стихиями, неизвестные животные заполонили развалины городов и сохранившиеся леса. Больше пятидесяти лет люди как-то умудрялись выживать в одночасье ставшем незнакомом им Мире. Неофиты, одаренные, новоиспеченные маги, очень быстро оценили свои Силу и Могущество. Зародились первые магические государства, возникли сообщества «магов по интересам». Человеческое любопытство и тяга к знаниям толкали магическую наука вперед семимильными шагами. Почти век развития и становления, а потом почти четверть тысячелетия всеобщего процветания и благоденствия. Маги Жизни и Природы превращали пустыни в цветущие сады, маги Земли поднимали с океанского дна острова, маги Воды и Воздуха позволяли собирать огромные урожаи два раза в год. Но настоящее процветание принесли в Мир маги-артефакторы. К концу «золотого века магии» люди уже не представляли себе жизни без всевозможных артефактов, амулетов и талисманов. Золото, серебро и прочие ценности полностью обесценились, богатство того или иного государства магов стало оцениваться количеству накопленной им магической энергии. Началась охота за магами, даже самыми слабыми и ни на что не годными, не годными на магические манипуляции, зато вполне пригодными для слива и накопления магической энергии, или «маны» как ее назвали. Среди всех государств планеты особо выделялось одно – Камлот. Магам этого Королевства удалось не просто накопить огромные запасы маны, а создать ее искусственные накопители.

Никто не знает, что и как произошло, но в какой-то момент огромные накопители маны Королевства Камлот вдруг одномоментно взорвались. Огромные запасы маны выплеснулись в Мир, прорвав тонкую грань между Мирами, или слоями Реальности. И на Арол хлынули полчища ужасных монстров. Все накопившиеся за века обиды и разногласия между государствами магов были моментально забыты, ну или отодвинуты куда-то в сторону. Железные легионы бойцов, вооруженных самым лучшим оружием, снабженных самыми мощными артефактами, выступили навстречу монстрам. Вот только оказалось, что магия Мира Арол, совершенно беспомощна против неизвестных тварей, скорее даже наоборот, она для них еде, лакомство, деликатес. А вот магия монстров очень хорошо прореживала ряды людей и в первую очередь именно магов. И Арол опять запылал. Ценой огромных потерь, потратив на это не один год, людям удалось уничтожить почти всех монстров, а те которые остались были загнаны на большой остров, тот самый откуда они, в принципе, и вылезли, между двух материков. Казалось бы, теперь людям можно было бы вздохнуть спокойно, но нет. Неожиданно голову подняли служители давно забытого культа, фанатики, жрецы и священники, обвинившие во все случившемся магов и объявивших на них охоту. И первыми под «раздачу» попали именно артефакторы. Как не странно, но почти все магические Школы поддержали фанатиков, потому как видели в артефакторах угрозу своей власти, надеясь, в последствии, легко раздавить служителей культа и их сторонников. И все бы ничего, тем более, что и с артефакторами, которых и так остался мизер, и со святошами, маги все-таки справились, но что-то нарушилось в этом Мире, что-то изменилось, что-то попало на Арол из другого Мира, что-то ему совершенно чуждое и враждебное. До поры, до времени, это «что-то» никак себя не проявляло, таилось и копило силы, а потом выплеснулось в Мир, сделав почти в одночасье магов беспомощными и опасными не только для себя, но и для всех окружающих. Магия больше не подчинялась своим адептам, вместо безобидного светляка, маги вызывали огромные плазменные файерболы, вместо теплого дождика, тропические ливни, смывавшие с лица планеты целые города, вместо излечения возникали мутации организма. Да и сама магия изменилась, стала требовать намного больше силы и энергии, мана отвергалась, а попытки «магичить» нередко приводили к смерти самих магов. Мир опять замер в страхе, то, что еще совсем недавно было благословлением, стало проклятием, опять зазвучали слова, что всему виной маги, из ниоткуда появились новые священники. И, наверное, магов и магию на Ароле уничтожили бы окончательно, если бы в один прекрасный день в порт одного из прибрежных государств не зашло несколько странных, никогда не виданых доселе кораблей. Пять огромных, похожих на сундуки судов, светившихся в магическом зрении словно солнце. Первая же встреча людей Арола с пришельцами едва не вылилась в кровавую бойню, слишком уж необычны они оказались. Невысокие, кряжистые, с зеленоватой кожей, моряки, составляющие команды, высокие, изящные, очень красивые, с длинными, заостренными ушами, лучники, отбившие первое нападение людей Арола, такие же невысокие как моряки, но очень сильные, все из себя какие-то квадратные, бородатые воины, вставшие несокрушимой стальной стеной на пути воинов Королевства и, что самое удивительное, несколько десятков людей-магов, прикрывших свои суда непроницаемой защитой, с помощью неведомой магии разрушающих стройные ряды закаленных в боях ветеранов.

К чести Короля, он очень быстро сообразил, что ему подвернулся шанс, нет, не так, ему подвернулся Шанс. Атаки на корабли пришельцев резко прекратились, установилось шаткое перемирие, а потом заговорили дипломаты. Пришельцы почти ничего не скрывали. Они беглецы из другого Мира, Мира, где живут, точнее жили, не только люди, но и еще почти десяток самых разных рас и народов. Их Мир подвергся нападению демонов из каких-то «нижних слоев реальности», выстоять они не смогли и приняли решения бежать. Само-собой, что бежали, ценой жизни многих и многих, далеко не самые лучшие представители своего Мира, в основном семьи тамошних правителей, высшая аристократия и небольшое количество самых преданных и надежных слуг, охранников и воинов. Зато, почти вся верхушка оказалась магами, причем самых разных направлений. Среди них не было только артефакторов, разумных, самой низшей «магической квалификации», удела «слабосилков» и «неумех». Нет, маги конечно же знали принципы создания артефактов и амулетов, вот только в каждом деле есть свои секреты и тайны, основы, без которых ничего невозможно сделать. Пришельцы очень быстро разобрались в проблемах Арола и помогли их решить местным магам, научив их пользоваться плетениями и рунами, вместо ментально-эмоционального управления стихиями. Только одному они так и не смогли научить – создавать магические артефакты.

С того дня прошло больше четырех сотен лет, всего миг, по меркам Вселенной. Эльфы, гоблины, дварфы, орки, тролли и карры, давно уже разбрелись по всему Аролу, некоторые из них, такие как эльфы и дварфы, образовали свои государства, заняв давно пустующие и почти не пригодные для жизни территории, своим трудом и старанием приспособив их для себя. Остальные легко влились в местное общество, привнеся в него новую кровь, новые знания, новые магические технологии, дав новый, мощный толчок развитию цивилизации. Сейчас по всему Миру уже открылись магические Школы и Академии, в них даже есть отделения артефакторики, вот только на них не учат создавать новые артефакты, а очень старательно и скрупулезно изучают то, что осталось от артефакторов Арола и то, что принесли с собой беглецы. Беда в том, что те и другие артефакты созданы на совершенно разных принципах, более того, они даже используют разные типы энергии. Вот так вот и получилось, что хотя в Мире Арола магов вполне достаточно и они не являются чем-то из ряда вон выходящим, магов-артефакторов среди них нет, да и количество артефактов с каждым годом становится все меньше и меньше, какие-то разрушаются под действием времени, какие-то теряют свою силу, когда искажаются заложенные в них плетения, какие-то просто исчезают в сундуках знати и сокровищницах правителей. И теперь самое великой ценностью Мира являются именно артефакты, за них убивают, их крадут, из-за них начинаются войны, из-за них рушатся союзы, из-за них предают и продают. А я засветился, да не просто как владелец артефакта, а как владелец сразу двух, ну не стану же я говорить, что второй «артефакт» это всего лишь пара монет из другого Мира. А если кто-то узнает, что на меня еще понавешано, или не дай Бог, что я умею их создавать, пусть и только первого-второго уровня, редко третьего, то жить мне останется всего-ничего и это в лучшем случае.

Из состояния глубокого эмоционального опустошения меня вывела Подруга, ее восторженный голос, полный какого-то непонятного мне оптимизма.

– Серж, а ведь это шанс! Огромный шанс, который бывает раз в жизни.

– Шанс на что? Покончить с этой жизнью?

– Серж, ты сам-то подумай. Вспомни то, что ты уже видел в этом Мире.

– Подруга, хватит говорить загадками.

– Серж, ты не прав, Подруга все верно говорит, у тебя есть шанс стань полноценным магом, а не тем, кем ты являешься сейчас. – прервала меня Куколка. – Вспомни того мага, ментальная сила которого в разы больше чем у тебя. Из рассказа этих разумных я поняла, что раньше у них были только ментальные маги, которые оперировали сырой ментальной энергией, а все эти их «стихийные школы», это ни что иное как эмоциональная направленность их развития. Сейчас на Ароле практикуют классическую магию, с ее плетениями рунами и трезами. Значит они как-то научились регулировать ментальную энергию и при этом не уничтожать, как ты, свой источник пси-энергии. Тебе надо любым способом постараться поступить в местную Академию. Силы тебе для этого должно хватить с запасом, кое-какие знания у тебя уже есть, основы артефактостроения ты знаешь прекрасно. Ты только подумай, ты можешь возродить целую магическую науку в этом Мире. Ну а как это преподать местным, мы подумаем все вместе. – я не на долго задумался.

– А вы знаете, мои дорогие, возможно вы и правы. Как классический маг я несостоятелен, в связи с очень сильным источником ментальной энергии, а как ментальный маг, наоборот, очень слаб. Так почему бы не попытаться объединить свои недостатки, чтобы получить, в итоге, преимущества.

– И кто это такой умный, что назвал тебя слабым ментальным магом? – недовольно пробурчала Подруга.

– Да вот, встретился мне раз один… Орис. Все пытался научить меня пользоваться той самой «сырой» ментальной энергией, раз уж у меня своей «кот наплакал». – с усмешкой заявил я. – ладно, вы пока подумайте, как нам все это провернуть, а я дальше послушаю, что мне еще расскажут. Я вот только одного не пойму, как местные артефакторы, не используя всевозможные «костыли» в виде плетений, рун и трезов, умудрялись создавать артефакты.

– Ну, на этот вопрос мы тебе сможем дать точный ответ только после того как увидим хоть один такой артефакт. Хотя… есть вариант. Ты же знаешь, что каждой стихии идеально подходит определенный материал. Есть вероятность, что при грамотном подходе, можно подобрать такую конфигурацию материалов, их форму и структуру, когда при наполнении их ментальной энергией определенной направленности, можно будет добиться того или иного нужного эффекта. Надо быть очень сильным интуитом, чтобы идти по такому пути, если конечно не тупо копировать одно и тоже изделие, кем-то созданное ранее. А ведь тут-то речь шла о тысячах именно однотипных артефактов и амулетов. Так что, есть о чем подумать и поэкспериментировать. – Куколка впала в размышления, а вот у меня, почему-то, пускаться в такие дебри пропало всякое желание и я быстренько переключился на Храма с Шрамом, разговор с ними казался мне более интересным и познавательным.

Несколько наводящих вопросов и неподдельный интерес, очень быстро развязали языки моих спасителей. В первую очередь меня интересовало, где, на карте этого Мира, я оказался, потом, какие опасности меня тут могут ожидать и как от них защищаться, как мне освоиться в этом Мире, как стать своим, ну и несколько вопросов по уже увиденному в Пустошах.

На этот раз рассказывал один только Храм, ни Шрам, ни Круус в нашу беседу не встревали, полностью отдавшись увлекательнейшему занятию – расчленению и переработке туши крылана. Дело это было совсем не легкое и довольно кропотливое, так что, отвлекаться им не стоило. Как оказалось, дело охоты на местных тварей, есть процесс практически безотходный, даже требуха и кишки, после определенной обработки, идут в дело, а задача удачливого охотника подготовить добычу к транспортировке и доставить ее до знающего мага. Как оказалось, мы… на острове, том самом с которого давным-давно и началось вторжение всевозможных монстров и куда их потом, совместными усилиями и ценой огромных жертв, удалось загнать. Оказывается, не весь остров находится во власти этих тварей, на побережье небольшого полуострова обосновался один «барон», а по сути удачливый бандит, сумевший подгребсти под себя всю работу с охотниками, что ходят в пустоши, скупая у них добычу за треть, а то и четверть цены и потом перепродавая ее магам на материке втридорога. Поинтересовался я и развалинами, разбросанными по всему острову, дескать, а кто тут жил и куда делся. Ответ меня, мало сказать, обескуражил.

– А никто этого не знает. Понимаешь, Серж, до нашествия тварей никакого острова тут не было. Была одинокая скала, на которой ничего, кроме неприступного замка не было. В этом замке хранились накопители Королевства Камлот. Ведь это считай был самый его центр, границы Королевства располагались на обоих материках, омываемых водами Срединного моря.

– Так что получается, именно здесь и рванули эти накопители? А что появилось раньше, остров или твари?

– Ну да, рвануло именно здесь, а что появилось раньше, никто не знает. Сразу разбираться было некому, а потом и без этого проблем хватало. Я тебе даже больше скажу, ни у кого и желания-то разбираться особого нет. Магов на остров очень трудно затащить, тяжело им тут, много сил тратят и очень быстро. Да и обыкновенным разумным не на много легче. Вот выберемся с острова, сам поймешь. Тут и дышится хуже, и устаешь быстрее. Мы-то уже привыкли, а вот кто с материка сюда попадает, тем тяжко. А на развалины ты не смотри, они пустые, совершенно, только голые камни. Я еще ни разу не слыхал, чтобы кто-то что-то в них нашел, ну кроме тел и хабара тех, кому не повезло. Я не знаю, сколько ты уже тут находишься, но раз все еще жив, то ты очень везучий человек. Ты думаешь, что кроме крыланов тут нет других тварей? Ты глубоко ошибаешься, крыланы это далеко не самое страшное, с чем тут можно встретиться. Вот, например, игуры, охотятся всегда стаей, штук по шесть-десять. Мало того, что магией бьют, так еще и иголками стреляются, не хуже подготовленного лучника, а шкура у них прочная, куда там крылану, разве что только на крыльях у него мало чем отличается. Есть еще прыгуны, на вид совсем не опасные, мелкие, чуть больше крысы. Эти тоже обычно стаей нападают и тоже сначала магией бьют. Когти и зубы у них ядовитые, одна царапина, которую даже и не почувствуешь, а два-три часа и все, ты уже труп,

сгнивший внутри. Самое ценное что в них есть, это эти самые когти и зубы, а еще шкура, ее даже когти и зубы крыланов и игуров с трудом пробивают. Есть еще джирги, быстрые как молния, эти огнем плюются. А еще буртасы, гримлы, михиндры и многие другие и это, не считая всевозможных магических ловушек, с одной из которых ты уже познакомился. Всех тварей пустошей объединяет только одно, их смертоносность и тяга к убийству.

– Что же вы тут делаете?!

– Как что, охотимся. У каждой твари есть свои слабые места. Вот, те же крыланы, днем они спят и к ним вполне можно подобраться. Один удар иглой игура, и ты с добычей, у прыгунов очень слабые кости, их можно заманить в ловушку и просто обрушить на них каменную стену, или завалить в какой-нибудь глубокой яме теми же камнями. А против игуров хороши стрелы с наконечником из когтей или зубов прыгуна, джирги как огня боятся воды, гримлы живут под землей и на поверхность выходят очень редко, только для спаривания, вот в этот момент их и можно бить, внешне они похожи на больших толстых змей, только с парой десятков лап по сторонам. Перед спариванием они сбрасывают свою чешуйчатую кожу, которую невозможно пробить ничем и становятся вполне уязвимы. Буртасы огромны и неповоротливы, правда добыть их очень сложно, их шкуру почти ничем нельзя пробить, тут опять выручают ловушки, ловчие ямы, а михиндры наоборот, ночью почти беззащитны, в темноте, особенно когда холодно, их можно голыми руками брать, спят и не просыпаются… вот так вот. Но если вдруг почувствуешь, что стало резко холодать и неважно, днем или ночью – беги, беги без оглядки и как можно быстрее и дальше, забудь о добыче и хабаре, это значит, что где-то рядом бродит крайк, против него выстоять невозможно, если ты конечно не маг Огня и у тебя нет в помощниках пяти-шести твоих коллег. Еще никто, кто с ним повстречался не дожил до того момента, когда смог бы об этом рассказать, убежавшие, спасшиеся, были, а вот тех, кто встретился и выжил… нет. Иногда в Пустошах находят останки тех, кому не повезло, точнее их куски и вот что я тебе скажу, все говорят, что никто тела не рвал, они как будто… разбились. Что это за магия, никто не знает.

– А как же тогда по Пустошам караваны ходят?

– Караваны? Ты встречал в Пустошах караваны?!

– Да, был один и по-моему, он был… рабский.

– Курымцы! А что-нибудь необычное ты в этом караване видел?

– Да. Одна телега, на ней была клетка, а в клетке несколько человек, или нечеловек, далеко было, плохо видно. Но одно могу сказать точно, на тех кто был в этой клетке, были надеты ошейники.

– С камнями?

– Ну… вроде да. Да, точно, были на ошейниках камни, невзрачные такие темно-серые, или грязно-черные. – Храм задумался.

– Значит не просто так в Витуи говорят, что курымцы магов похищают… Эти камни, Серж, самое страшное зло, что принесли в наш Мир эти твари. Примерно в одной из десяти тварей, иногда находят такие вот камни. Они бывают разные, от молочно-белых, до иссиня-черных и обладают странными свойствами. Например, те которые ты видел на ошейниках, подчинят разумного, превращая его в куклу, при этом еще и высасывая из мага его Силу. А вот белые, совсем наоборот, маги говорят, что они собирают и передают своему хозяину Силу, разлитую вокруг. Эти камни – самое ценное, что есть в тварях. – и как бы вторя ему от Шрама с Круусом раздался счастливый рев.

– Храм, камень, мы нашли камень! – Храм кинул на меня вопросительный взгляд.

– Храм, ну мы же договорились – вся добыча ваша. Я ни на что не претендую. – охотник согласно кивнул.

– Что за камень, Шрам?

– Белый! Мы богаты, Храм, мы неприлично богаты!

– Ты сначала из Пустошей выберись… богач.

– Выберусь, теперь точно выберусь, зубами буду цепляться, но выберусь! Все мы выберемся! Теперь-то точно, ведь, есть ради чего.

Неожиданная находка отвлекла всех, каждый горел желанием подержать такую ценность в руках. Не стал исключением и я, правда не просто так подержать, а еще, желательно, и озадачить при этом Подругу экспресс-анализом, надо же понимать, что именно оказалось в руках и как это можно использовать.

Маленький, невзрачный камушек грязно-белого цвета, раза в два меньше перепелиного яйца, на первый взгляд ничего необычного, таких камней на любой дороге каждый второй, если не считать каждый первый. Вот только Подруга была совсем иного мнения.

– Серж, попробуй влить в камень чуть-чуть энергии.

– Зачем?

– Это не камень, это объект биологического происхождения в который внедрен какой-то модуль. Энергия даст мне возможность его скопировать и если он окажется полезным, то и внедрить его в твое менто-информационное поле.

– Ты хочешь сказать, что я держу в руках природный артефакт?

– Если честно, то я не уверена. Ты знаешь как образуется жемчуг?

– Да.

– Вот и тут что-то вроде того, только в качестве «инородного объекта» выступает не песчинка, а магическое плетение, которое организм этого животного изолировал и подготовил к выведению.

– Искусственное заражение животного магией?

– Вполне возможно. Как видишь, артефакты можно получать совершенно разными путями, нужны только подходящие материалы.

– Ладно, уговорила, но вся ответственность на тебе.

– Ты это о чем?

– Не знаю. – я протянул тонкий канал ментальной энергии прямо в центр камушка. Всего секунда и камень вдруг вспыхнул словно маленькое солнце. Вспыхнул и тут же погас.

На фоне удивленных и восторженных возгласов Крууса и Шрама, были четко слышны маты Храма. А потом…

– Серж, ты маг?! – мне даже не пришлось играть, похоже, что моя удивленная физиономия сама все сказала за себя. – Даже если ты им и не был, то теперь уж точно. Поздравляю тебя, ты только что прошел инициацию. Это намного облегчает нам жизнь, но в то же время и сильно ее усложняет. Когда мы доберемся до побережья, нам не придется долго искать способ переправиться на материк, но… нам надо будет еще до него добраться, особенно тебе, Серж. Мало того, что ты теперь как деликатес для всех тварей Пустошей, так и силы у тебя будут уходить очень быстро. А ведь как маг ты ничего не умеешь, а значит не сможешь ни поддержать себя магически, ни оградить себя от воздействия Пустошей. Ну кто же мог подумать, что чужак окажется неинициированным магом, за все то время, что вы сюда приходите, такого еще не было.

– Подруга, Куколка, что это все значит?

– Не бери в голову, никаких изменений мы не зафиксировали. Твой новый приятель ошибается, а точнее, делает неверные выводы из заведомо ложных предпосылок.

– Ничего, Храм, я крепкий, дойду.

– Остается надеяться, что ты себя не переоцениваешь. Но если, вдруг, тебе станет плохо, говори сразу, по крайней мере у нас будет время найти укрытие и дать тебе время отдохнуть.

– Хорошо. Когда выходим?

– Завтра, с восходом. – я согласно кивнул, мол, понял, буду готов.

? * * * * *

Семнадцать дней! Больше двух недель, мы добирались до побережья. За это время мы прошли всего чуть больше полутора сотен километров, хотя, если честно, то, конечно же, не все это время мы шли, случилось у нас пару довольно длительных остановок. Все время нашего пути Храм с Шрамом меня учили. Учили ходить по Пустошам, учили как вести себя на побережье и на материке, что говорить, как отвечать, как и к кому обращаться, сколько стоит переночевать в таверне и сколько дать гулящей девке за ее услуги, от кого и как принимать вызов на дуэль, и как этот вызов бросать, как распознать засаду и какие метки оставляют охотники Пустошей возле магических ловушек, как определить направление откуда может напасть тварь, и что делать если все же в нее угодил, как скрываться от тварей и как их упокоить. Весь опыт своей длинной и насыщенной приключениями жизни они торопились передать мне. Многое я уже знал, но очень старался не демонстрировать это свое знание, хотя нет-нет, да и ловил на себе задумчивые взгляды. Только один раз мы свернули с намеченного пути. Шрам все-таки уломал Храма, раз уж мы все равно оказались рядом, посетить цель их первоначального похода. Храм как мог противился, но в конце концов, видя, что я вполне справляюсь с их темпом и не испытываю особых проблем, сдался. Как говорится, много денег не бывает, а все три охотника уже окончательно решили, что завязывают со своей, столь опасной, работой.

Целью похода охотников оказалось «гнездовье» все тех же крыланов. Точный расчет и скрупулезная подготовка, были на нашей стороне. К «гнездовью» мы подошли когда солнце стояло в зените. Эти летающие монстры спокойно себе спали, как и говорил Храм, тут была пара. В деле убиения крыланов очень помогли когти их невезучего сородича. Молниеносный бросок старых охотников, сжавших тварей в своих медвежьих объятиях, всего два выверенных удара когтем от Крууса и пара обезглавленных тел падают на землю. А потом почти сутки свежевания туш, обработка и упаковка ценных трофеев, распределение нового груза на всех и после непродолжительного отдыха, опять в путь. Старые охотники были довольны, никогда еще им не выпадал такой куш, а вот Круус был расстроен, он-то надеялся найти еще пару камней, ну хотя бы один… не судьба. Храм и отец его потом еще долго подкалывали, что надо было доверить операцию по обезглавливанию мне, вот тогда-то уж точно бы… Парень сначала обижался на их подначки, а потом перестал, более того, начал как-то странно на меня поглядывать, а в конце нашего путешествия уже и сам обещался в следующий раз обязательно дать мне такую возможность. И ведь накаркал…

В тот вечер Храм особенно тщательно подбирал место ночной стоянки, все ему что-то не нравилось, то слишком открытое место, то, наоборот, нет места для маневра. Наконец он смог определиться. Небольшая ложбинка, надежно должна была прикрыть нас от нескромных взглядов, а росшие рядом высокие деревья обезопасить от внезапной атаки с воздуха. Вот только Храм предполагал, а Боги располагали. Да и кто мог бы подумать, что почти на самом побережье, на, как считалось, абсолютно безопасной территории, обоснуется огромная михиндра. Никто не знает, а теперь уже и спросить не у кого, что заставило эту тварь вылезти на Свет Божий, может быть тепло костра, может быть мы создавали слишком много шума, а может быть ее привлек запах ее извечного врага – крылана, останками которого пропитались довольно объемные баулы. Как бы то ни было, но мы только-только поужинали, Храм распределял ночные вахты, когда почва под нашими ногами слегка завибрировала, а потом прямо под тлеющим костров земля взорвалась, выбрасывая в воздух, не менее чем, десятиметровый фонтан земли и камней. А следом за этим, из образовавшейся ямы, выметнулось длинное толстое бревно. Гибкий чешуйчатый хвост более чем двадцатиметровой твари стегнул параллельно земле, отправив в полет Шрама. Следом за ним отлетел и Храм, попытавшийся поприветствовать ночного гостя мечом. Мифрил клинка лишь только беспомощно лязгнул по переливающейся чешуе чудовища. А твари, раззявив пасть кинулась к Круусу. Парню явно не везет в этом походе на Пустоши. Скорее всего, на этом бы наш поход и закончился, помог, как всегда, счастливый случай. Пара крыланов, привлеченная необычным зрелищем и запахом свежей крови, а может быть они разглядели с воздуха наши ауры, атаковала своего вечного врага. Мифриловые когти не могли пробить броню михиндры, зато они вполне свободно смогли обхватить чудовище, отсекая ей лапы. Пока один крылан удерживал извивающееся тело многоногой змеи, второй спикировал ей прямо на морду. Вот только он немного не рассчитал свою атаку, и монстр встретил его огромными, похожими на серпы, зубами. Крылан еще попытался изменить направление полета, но огромные крылья сослужили в этот раз ему плохую службу. Сам крылан смог увернуться от серповидных зубов, но они успели сомкнуться на его крыле, в мгновение ока превращая прочнейшую кожу в жалкие лохмотья, пережёвывая которые ужасная пасть постепенно подбиралась и к телу крылана. В тот самый момент, когда зубы михиндры наконец сомкнулись на теле летуна, второй крылан смог добраться своими когтями до более слабой брони на её брюхе. Раздался знакомый визг, от которого мои мышцы превратились в желе, ему вторил рев подземной твари, которая так и не перестала пережёвывать тело собрата крылана. Рваная рана на брюхе михиндры увеличивалась с каждым мгновением, тварь уже выплюнула мертвое тело и теперь, не обращая внимания на потоки крови и вываливающие из ее брюха внутренности, пыталась извернуться и ухватить своего обидчика, продолжавшего ее терзать своими когтями, зубами. Но с каждым мгновением ее движения становились все медленнее и медленнее, длинный бронированный хвост уже не стегал по земле, а только лишь слегка подергивался. Наконец чудовище затихло, что однако, не остановило крылана, продолжавшего с каким-то остервенением рвать его на части, совершенно не обращая внимания на четверых слабых людишек. Из нас двоих, еще стоящих на ногах, первым очнулся Круус, попытавшийся рубануть своим мечом крылана по шее, но промахнулся и врезал по крылу, не причиня твари никакого вреда, а только лишь обозначил себя как врага и привлек к себе ее внимание. На какое-то время крылан оказался повернут ко мне спиной, упускать такой момент я не мог и не хотел. Рывок вперед и всего один удар верным клинком, этого оказалось достаточно, чтобы срубить клыкастую голову.

Мы с Круусом почти одновременно повалились на землю, ноги нас уже не держали. Первым до нас добрался Храм. Тяжело опираясь на свой меч, с трудом передвигаясь, он кое как добрался до нас и рухнул рядом с сыном своего друга. А через десять минут, кое-как стоя на ногах, Круус подтащил к нам и бесчувственное тело своего отца. С огромным трудом воздев себя на четвереньки, я кое-как доковылял до Шрама, а Круус уже совал мне в руки лечебный артефакт, с такой мольбой и страхом глядя на меня, что я не нашел в себе сил сказать, что мне надо отдохнуть. Плетение диагностики выдало печальный результат, поврежден позвоночник. Артефакт, да еще и такой слабый, тут не поможет.

Сама собой активировалась треза сна и все разумные в радиусе десяти метров почти мгновенно заснули. Первым делом я установил армейскую палатку, активировал систему маскировки и накрыл ее защитным силовым полем. Затащил в палатку Крууса, его отца и Храма. После этого, по моему заказу, Куколка извлекла из своего кармана медкапсулу. Кое-как раздев Шрама, я загрузил его в капсулу и установил режим диагностики и восстановления основных функций организма, шестнадцать часов, выдала медкапсула ориентировочное время лечения. Я просидел всю ночь, а потом и большую часть дня, периодически подновляя трезу и работая с Храмом с помощью артефакта. Пара треснувших ребер и открытый перелом левой ноги, это не считая тяжелого сотрясения мозга и множества рваных ран по всему телу.

К тому моменту как медкапсула просигналила что пациент готов, я еще даже не закончил с Храмом, хотя и осталось не так уж и много. А через два часа я уже убирал все следы своей деятельности, вот только одевать Шрама я не стал, просто сил уже не было ни на что. Когда ложбинка приобрела свой первоначальный вид, который портили только тела тварей, я наконец-то деактивировал трезу сна и убедившись, что охотники начали

и шевелиться отрубился. Больше суток без сна, после морального и физического истощения, практически пустой в энергетическом плане, я провалился в сон, в какой уже раз полностью доверившись Куколке и Подруге.

Проснулся я от одуряющего запаха жареного мяса. Что это за мясо и откуда оно взялось, я благоразумно не стал уточнять, меньше знаешь – крепче спишь, а мой желудок выводил такие рулады, что будь рядом кто-нибудь посторонний, он бы в ужасе бежал, да и полный рот слюны отчетливо сигналил, что сейчас я бы и крылана живьем съел. Как оказалось, проспал я больше суток. За это время охотники разделали крылана и его пожёванного братца, а заодно и ободрали тушу михиндры. Все новые трофеи были аккуратно упакованы и разложены по мешкам. Одного взгляда на новый хабар было достаточно, чтобы понять – хрен мы это все вчетвером утащим. Отдельно лежало целых три камня, два были размером как и тот, первый, найденный Круусом в теле предыдущего крылана, только ярко красные, а один, размером с куриное яйцо, отливал насыщенным ультрамарином.

Только после того, как сытно рыгнув и отвалившись, на заботливо подставленный мне под спину мешок, я заметил, что все остальные мешки стоят как-то не так. Храм заметил мой чуточку удивленный взгляд и потупив глаза заговорил.

– Серж, это все твои трофеи.

– Храм, мы же договорились!

– Нет, Серж. После того как мы тебя вытащили из ловушки, на тебе появился Долг Жизни. Ты отдал его в ту же ночь, да еще и отдарился, отдарился по-королевски. Мы приняли это. В ту же ночь ты спас жизнь Круусу… и мы приняли на себя Долг Крови. Ты принес нам огромную удачу, мы решили помочь тебе всем, чем сможем. И потом удача не оставила нас, два крылана, добытых нами без малейшего труда… ты конечно будешь говорить, что твоей заслуги тут нет и может быть будешь прав, но после той охоты ни у кого из нас не было даже царапины, а так не бывает, поверь. А потом ты опять спас нам жизнь, дважды за одну ночь. Такой Долг Жизни мы никогда не сможем отдать… поэтому мы решили, все наше – твое, наши жизни, тоже твои. – трое охотников опустились на колени и Храм продолжил. – Иномирянин Серж, мы признаем себя твоими должниками по Долгу Крови и Долгу Жизни…

– Это что, вы обрекаете себя на добровольное рабство?

– Да.

– Нет! Я не признаю за вами Долга Жизни. Круус отвлек чудовище на себя, подставил свою жизнь и дал мне возможность убить тварь. В этом нет моей заслуги, даже ребенок смог бы убить крылана со спины, когда он занят другим. Ради спасения ваших жизней, Круус пожертвовал величайшей ценностью этого Мира, вашей ценностью, артефактом Излечения и в этом нет моей заслуги. Тем более, что артефакт теперь практически бесполезен, в нем нет Силы и заработает ли он еще когда-нибудь, я не знаю. Так откуда тогда взялся этот ваш Долг Жизни?! Вы все сделали сами, я только лишь вам помог, в меру своих сил. Шестнадцать дней вы вели меня через Пустоши, учили и оберегали, предупреждали о тварях и магических ловушках – вы отдали и свой Долг Крови. Я сказал! Вы свободны и ничего мне не должны. – охотники переглянулись между собой и Шрам неверюще спросил.

– Серж, ты это сейчас сказал на полном серьезе? Ты правда так считаешь?!

– Да, я так считаю и считаю, что так будет правильно. Но, я надеюсь, что вы мне все-таки поможете добраться до материка и как-нибудь там устроиться, а еще лучше будет, если поможете добраться до какой-нибудь магической Академии.

– Серж, ты всегда можешь на нас рассчитывать, всегда и во всем!

– Спасибо. Вот только у меня есть один вопрос… А как мы все это потащим-то? – ответом мне был веселый смех трех людей.

– Придется делать волокуши. – смеясь ответил Храм.



16 глава | Барон Серж де Сангре -2 | 18 глава







Loading...