home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


20 глава

Где-то на третий день пути дорога начала заметно забираться в гору, а на горизонте явно замаячили, хоть и невысокие, скрытые за туманом, но скалы. По ночам стало заметно холоднее, резко поменялась растительность, на смену густым, высоченным лесам и рощам пришли низкорослые, редкие деревца, а заросли кустарника сменились чем-то похожим на можжевельник, мох и ягель сменил траву. И вообще, создавалось впечатление, что за какие-то полдня мы переместились на сотни километров севернее, из средней полосы попав сразу в тундру. Зарядил мелкий, холодный дождь, хорошо, что хоть дорога оказалась довольно прочной и не спешила размокать, благодаря чему кони уверенно тянули повозки. В караване заметно сократилось количество верховых, молодые дворяне предпочитали сидеть в теплых экипажах, согреваясь теплом от установленных там жаровен. И наша компания, внешне, ничем от других не отличалась, а я никому не говорил, что среди углей притаились пара камней, с внедренными в них трезами тепла. Погода не столько выматывала всех физически, сколько давила эмоционально, поэтому, когда караван вошел в длинное, узкое ущелье, а дождь как по команде прекратился, все вздохнули с немалым облегчением. А еще через пару часов неспешного хода, караван встал на ночной привал. Здесь ущелье заметно расширялось, как бы раздуваясь и метров на сто вперед начинало подниматься ярусами. Вот на этих-то террасах и приткнулось несколько десятков неказистых домиков, окруженных огородами. Местные жители почти сразу начали предлагать нам свежие овощи, откуда-то взялись вязанки сухих дров. На стоянке зазвучал смех, кто-то даже пытался что-то там петь. Народ отдыхал как мог, ведь все уже знали, что там, где заканчивается это ущелье, там начинается Страна Камней.

Я долго расспрашивал нашего караван-баши, что же эта область из себя представляет, какие тут опасности, к чему готовиться, но так толком ничего и не понял. Ну, не складывается у меня стройной картинки, вся информация какая-то отрывочная, фрагментарная, часто противоречащая тому, что я узнал чуть раньше. Единственное, на чем караванщик всегда заострял внимание, так это на очень большом количестве самых разнообразных животных, которые могут быть очень опасны, на обязательном соблюдении мер предосторожности и полном запрете покидать лагерь по ночам. Получается так, что никто ничего определенного об этой Стране сказать не может, даже тот, кто ее уже неоднократно проходил, она постоянно меняется, кто-то смог преодолеть ее за один дневной переход, а кто-то затратил и целую неделю, а идя второй раз, тем же самым маршрутом, все происходило наоборот. Поэтому даже озвученные три дня, могут превратиться в неделю, а могут и «ужаться» до одного. Даже набор животных, раз от раза заметно менялся, как и ландшафт, флора и даже климат. Караванщик как бы в шутку заметил, что знает пару человек, которые клянутся и божатся, что им даже довелось идти по берегу моря, а кто-то упоминал о песчаной пустыне, кто-то о трудной горной дороге, кто-то видел вдали величественные города, а идущие за ним следом, древние развалины. Все эти рассказы раз от раза менялись, как будто караванщик умышленно и сознательно пытался нас запутать, запугать. Зато теперь у меня появился куда как более надежный источник информации – местные жители, уж они-то, живя в паре часов неспешного движения, не могли не бывать в этой «зачарованной стране», человек – тварь любопытная и везде сующая свой нос, особенно, если делать этого категорически не рекомендуется.

На отдых мы встали еще засветло, поэтому времени до отбоя было у нас более чем достаточно. Пока я разбирался с делами каравана, мои охотники уже успели обследовать поселение, прикупить пару мешков овощей и вернувшись к нашей стоянке, о чему-то очень внимательно внимали, у костра помимо них и моих вассалов, пристроился и один из местных жителей, уже совсем старый дед, а с ним совсем молоденький, но отчаянно пытающийся казаться уже взрослым, парнишка лет двенадцати, вот этот-то старик что-то им тихо рассказывал, а лица моих спутников были какие-то хмурые и очень задумчивые. Ну вот, а я только хотел попросить Крууса привести к нам кого-нибудь из местных, чтобы порасспрашивать, а тут, на ловца и зверь бежит. Сделав знак, чтобы на меня не обращали внимания, я присел рядом и стал слушать.

– Нет, внучек, не прав ты. Не знаете вы о временах стародавних, а то, что знаете, неправду, или в самом лучшем случае, полуправда. – что-то доказывал старик Круусу.

– Ну как же неправда, отец, – горячился Круус, – что, разве не было дней Пылающего Неба, не было войны магов, не было и до сих пор нет тварей острова, Пустыни, разве не творится, демоны знают что, и здесь, всего в нескольких часах хода?!

– Было, все было, есть и будет. А вот скажи мне, внучек, что было до дней Пылающего Неба? Откуда взялись все эти твари, эльфы, кобольды, гномы, орки, тролли и все остальные? Что вызвало войну магов? Молчишь? Не знаешь.

– А ты знаешь?

– Может быть и знаю, а может быть и нет. Память людская, она ведь не в этих ваших Ахкадемиях, не в дворцах – она в сердцах человеческих! Вот почему землю за ущельем называют Страной Камней? Что, мало в округе камней и скал, или это единственные горы в нашем Мире? Нет! А хочешь знать, почему?

– Я хочу знать, старик. Расскажи мне. – не вытерпел я.

– А зачем тебе это, господин?

– Хочу знать правду.

– Правду? Так ведь она бывает очень неприятной, да и небезопасной. Надо ли тебе это?

– Надо, отец, надо.

– Ну, это еще вопрос, кто кого должен «отцом» называть. – усмехнулся дед. – Но, раз просишь, расскажу. О том в наших местах все знают, даже всякие прохфесоры и магистры приезжают, чтобы, значица послушать. Это ведь все неправда, что до дней Пылающего Неба в нашем Мире не было магии, была, но только другая. Не скажу, какая, не знаю, но другая. Вот только старики мне, еще пацану безголовому, говорили, что магия та была не от Богов и владели ею только избранные. Вот из-за этих «избранных» и обрушилось Небо на землю, кара, то была божественная, за то, что возомнили себя людишки равными Творцам. И им в наказание, а нам в назидание, обрушили Боги камни на наш Мир. Это они назвали себя посредниками между Богами и людьми, они у Богов забрали причитающееся им и творили свои богомерзкие дела. И дали Боги людям магию настоящую, способную силой Слова и Веры творить истинные Чудеса. Но люди жадны и коварны, а еще больше завистливы. Позавидовали святоши и маги неполноценные, Силе истинных магов и устроили гонения на них, истинных-то мало было, поняли они что побеждают их, и открыли проход в иной Мир и ушли, а потом и Боги, видя, что из избранников прогнали, открыли проходы в наш Мир всяким тварям, чтобы значица испытать нас и наказать за предательство. Но мы выстояли, сдюжили, и камни с неба пережили, и тварей всяких истребили, да на остров загнали, и магией чужой овладели, в меру сил своих и познаний. Святоши говорят, что это маги, дескать повинны в нашествии, так ведь врут, из-за них все это и случилось. А еще старики говорили, что придет время, и смилостивятся Боги над детьми своими неразумными и вернут в наш Мир своих избранников. Вот такая вот она – правда.

– А ты не боишься, старик, такие слова-то говорить? – спросил Храм деда. – Если верить твоим словам, то сначала была война магов, а потом нашествие тварей?

– А чего мне бояться, кому надо и так все это знает. А если кому что не по нраву, так вот оно ущелье-то, я уйду и пусть ищут меня, пока не надоест. Вот только никто спорить со мной не хочет, матерятся, ругаются, грозятся, но… терпят, ибо знают, правда все это.

– Ладно, отец, убедил. – решил я уйти от опасной темы, – А что ты там про Страну Камней-то говорил?

– Так я еще ничего и не говорил, господин. – ехидно усмехнулся старикан. – Я только начал.

Еще до того, как Боги обрушили камни на землю, до того, как дали людям истинную магию, здешние земли уже именовались «Страной Камней». Страна эта простиралась на много дней во все стороны, а чтобы проскакать ее на коне, из одного края в другой, потребовалось бы почти три недели.

– Ага, у меня однажды тоже был такой конь, его даже улитки обгоняли. – подначивал я деда.

– Ну, не знаю, какой там у тебя был конь, но то, что я говорю, это точно. А если, ты, господин, не хочешь знать правды, то зачем тогда спрашиваешь…

– Все-все, старик, молчу и слушаю.

– Вот то-то. страна та была богатая и люди в ней жили, не скажу, что счастливо, но на зависть многим и многим. Окруженная со всех сторон непроходимыми горами, она могла не бояться вторжения жадных до чужого добра. Армия той страны была хоть и небольшая, но отлично подготовленная и снаряженная. Да и не надо было много солдат, чтобы перекрыть два узких ущелья, в горловине которых, словно пробки в бутылках, стояли неприступные крепости. В огромной котловине среди гор всегда было тепло, стояла вечная весна, крестьяне собирали по два, а говорят, и по три урожая в год. В реках было видимо-невидимо рыбы, леса кишели зверьем, а на зеленых лугах паслись тучные стада. В горах добывали железо, медь, олово и свинец, были богатые жилы золота и серебра. Ремесленники страны были умелы и гордились своим трудом. Но главным богатством страны было совсем иное – камни, самые разные, рубины и топазы, гранаты и изумруды, алмазы и агаты. Караваны торговцев шли в страну нескончаемым потоком, везя вино, ткани, редких и диковинных животных, дары морей и южных земель, жемчуг и янтарь и еще многое другое, что мог предложить весь Мир, а увозили Камни. Даже когда Боги обрушили свой гнев и ярость на наш Мир, Страна Камней почти не пострадала и многие люди нашли в ней убежище. А потом, именно здесь зародилась истинная магия, именно отсюда вышли первые настоящие маги. К сожалению, далеко не все нечестивые маги погибли от кары Богов, многие из них смогли спастись, а позже и объединиться. Так появился «Орден Святого Возмездия». Те самые святоши, что позже начали охоту на истинных магов, к которым потом присоединились и недомаги, способные только разрушать, но не способные создавать. Именно Страна Камней стала последним оплотом истинных и именно здесь они смогли открыть проход в иной Мир, куда и ушли, унеся с собой свои тайны и знания. Орденцы и недомаги попытались преследовать их и там, тогда Боги, чтобы спасти своих избранников и открыли по всему Миру проходы в демонические Миры, откуда хлынули полчища самых разных тварей.

– А какой был смысл Богам открывать проходы по всему Миру, даже в Срединном море, где появился остров, если им надо было только замести следы артефакторов здесь, в Стране Камней.

– Ну остров-то появился не из-за Богов. Тут вам правду говорят. Вот только никто не знает, из-за чего рванули накопители…

– А ты знаешь, старик? – заинтересовался Шрам.

– Откуда, сынок, меня тогда еще и в помине не было, да и предки мои и их предки жили именно здесь. Так что, что приключилось в Срединном Море сейчас никто не знает. А насчет проходов по всему Миру… так ведь Боги они почти как люди, каждый из них тоже хочет больше власти и силы. А откуда они их берут? Правильно, от людей, от разумных, что им поклоняются. Больше у одного Бога поклоняющихся ему, значит и силы, и власти у него больше. А как ослабить своего соперника? Забери, лиши его силы и власть его уменьшится. Вот и принялись Боги истреблять паству своих соперников, как говорится, под шумок. А были и такие, что в открытую помогали орденцам, или своим адептам – недомагам. Заодно и Темные Боги получили свое, ведь смертей и страданий людских в те времена по Миру было очень много. Правда, некоторые старики говорили, что сразу за войной магов, была еще и война Богов, Темных со Светлыми. А еще они говорили, что та Война и доныне не закончилась, только перешла на иной план Бытия, а Страна Камней… как бы ее отражение. Начинают одолевать Светлые Темных и на территории Страны становится поспокойнее и она начинает возвращаться в свои старые пределы, начинаю побеждать Темные, и плохо становится в Стране, она начинает сжиматься. Одно хорошо, теперь Богам нет дела до людей и иных разумных, не обращают они на них внимания, поэтому и ходят люди и все остальные через Страну Камней, кому не везет, или кто слаб, остаются в ней навсегда, а кому Боги благоволят, тот может ее всю пройти и ничего с ним не случится.

Слова старика заставили меня задуматься. Если отбросить всю эту чепуху на счет Богов, заменить их на некие Сущности, с которыми я уже встречался, предположить, что этот Мир они используют в качестве некоего полигона, то получается вполне стройная картина. Вот только с этой «Страной» так ничего и не ясно.

– Скажи, уважаемый, а сейчас кто из богов побеждает? – вкрадчиво спросил я.

– Два дня назад начался период Влекущих Скал, Темные давят.

– Что еще за «период»? – заинтересовался Круус.

– Пойду я, а то уже поздно. Будьте особенно внимательны ночью. Хотя тут еще и не Страна Камней, но ее влияние очень сильно. – а потом, как-то сразу и резко, старик засобирался, схватил своего малолетнего спутника за руку и скрылся в опустившихся сумерках. Я проводил его взглядом и поинтересовался у Храма.

– Ну, что скажешь?

– А что тут особенно говорить-то, самые обычные деревенские предрассудки. Таких легенд и сказок в каждой деревне полно. Хотя, должен признать, определенные зерна истины в его рассказах вполне могут быть. Вот только я совершенно не верю в то, что в разборки между людьми встревали, или встревают Боги, да и кое-что о «Избранных» и я слышал, но опять же все на уровне сказок, легенд и преданий.

– А что именно, слышал?

– Да вроде как и не люди они были, ну, или не совсем люди. По крайней мере мы у них считались чем-то вроде скота… даже не рабами. А потом камни с небес, магия, в общем всех этих «Избранных» вроде как уничтожили.

– А что на счет «периода»?

– Не знаю, я так же, как и ты тут в первый раз. Может стоит поговорить с нашим караванщиком?

– Да не хочет он ничего говорить об этой Стране, отделывается общими словами, или начинает рассказывать всякие байки. То у него кто-то принес отсюда какие-то камни, за которые купил целое графство, то кто-то привел группу неизвестных разумных, за которую местный Король ему отсыпал целый мешок золота. А уж когда заходит речь о том, что там за этим ущельем, так тут такое начинается… В общем, то ли не хочет рассказывать, то ли ему нечего рассказать. Но первое, на мой взгляд, ближе к истине. Ладно, пойдем спать, завтра сами все узнаем.

Ночь, вопреки моим ожиданиям, прошла вполне спокойно, правда, вроде как, были слышны какие-то звуки, Круус утром говорил, что слышал как кто-то пел, но на каком языке и о чем, он так и не понял, Шрам сказал, что ему пол ночи не давал уснуть какой-то стук, вроде как стучит кто-то по камням чем-то металлическим, Храм, вроде как, слышал и пение и стук, но уже, после слов своих друзей, в этом не уверен, пацаны, навязавшиеся мне в вассалы, утром тоже особой свежестью не блистали, но ничего внятного так сказать и не смогли, только девчонки были счастливые и довольные и прямо-таки фонтанировали энергией. Кстати, то же самое происходило и со всем караваном, мужская его часть была разбитая и хмурая, наверное, только я один и был

свеж и бодр, а женская наоборот, переполнена энергией.

А после завтрака караван, извиваясь как змея, пополз по ущелью дальше. Я расположился на козлах, рядом с Круусом, и просто наслаждался теплым летним утром. С каждым пройденным метров становилось все теплее, мы уже давно скинули тяжелые утепленные плащи и теперь щеголяли в одних рубахах. Ну, по крайней мере кое-что из слов старика нашло свое подтверждение, в Стране Камней и на самом деле оказалось тепло.

– Что это? Серж, ты посмотри на это! – вывел меня из полудремотного состояния взволнованный голос Крууса. Я нехотя открыл глаза, а через мгновение уже распахнул их во всю ширь.

Буквально в какой-то сотне метров впереди, ущелье было перегорожено. Сначала я подумал, что уходящая на десятки метров ввысь стена рукотворная, и только подойдя поближе разобрался, что ничего подобного. На выходе из ущелья возвышалась самая настоящая крепость, вот только крепость эта не была построена руками разумных, это было полностью природное образование. Целая скала была просто умело обработана, стена, зубцы на ней, башни, все было вырублено в сплошном камне. Вырублено с огромным трудом и старанием, стена даже, вроде как была еще и облагорожена, ей придали вид сложенной из огромных блоков. На ее фоне, совсем не маленький проход, куда уже втягивались повозки каравана, выглядел как маленькая калитка.

– Ты глянь-ка, а старик-то не врал, действительно огромная и неприступная крепость, такую стену можно до самого Конца Света долбить и толку не будет, да и взобраться на нее, дело не тривиальное. Не удивлюсь, если и на выходе мы увидим нечто подобное.

– Серж, но как руки человеческие могли построить нечто подобное?!

– Ты не поверишь, Круус, но человек может еще и не такое. – наш экипаж уже въехал в «ворота», я на глаз прикинул толщину стены, получается никак не меньше десяти метров. Да, труда тут и вправду было затрачено совсем немало.

– Анализ породы указывает, что мы находимся в чаше гигантского супервулкана. – обрадовала меня Подруга. – Это также может объяснить и микроклимат этой территории, скорее всего толщина породы под ногами не так уж и велика. Окружающие горы препятствуют прохождению холодных фронтов, а снизу подогревает магма. Это, также объясняет и довольно широкий набор полезных ископаемых, тяжелые породы опускаются вниз, выдавливая на поверхность более легкие.

– Ну и когда нам ждать катаклизма планетарного масштаба? – в шутку спросил я.

– Довольно скоро, два-три десятка тысяч лет и этот супервулкан проснется. – успокоила меня нейросеть.

– Ладно хоть прямо под ногами не рванет. – пробурчал я, невольно пошатнувшись и ища опору. И было от чего, такой дико огромной плотности магической энергии я еще на видел. В истинном зрении вся окружающая меня местность прямо-таки сияла и светилась, огромные жгуты всех видов и типов энергий переплетались и извивались, создавая одну огромную паутину, которая постоянно менялась, причем тут не было разницы, родственные это типы энергий, или энергии-антагонисты. У меня сильно заболела голова и чтобы не усугублять, я поспешил перейти на обычное зрение, мельтешение всех этих энергетических потоков оказалось очень болезненным.

До полудня наш караван спускался все ниже и ниже, по извилистой, но странно широкой и удобной, горной дороге. За это время на нас было совершено три нападения, ну как нападения, одну из лошадей, что шла на привязи за дворянским экипажем, задрал какой-то местный зверь, как мне кажется, из семейства кошачьих, да пару раз напали какие-то странные животные, я бы сказал пауки, если бы они не были размером с хорошую овчарку, а их пасть не усеивали мелкие острые зубы, но тут наемники сработали на все сто процентов, быстренько нашпиговав тварей арбалетными болтами, тем, даже хитиновый панцирь не помог. В общем, по этим первым часам, у меня сложилось впечатление, что рассказы о опасностях Страны Камней сильно преувеличены.

Как оказалось, я несколько поторопился со своими выводами, но понял я это только ночью, до которой мы успели пройти еще с десяток километров среди невысоких скал и чуток передохнуть на каменистом берегу бурной горной речушки. К ночи мы как раз успели полностью спуститься с гор и расположились, хоть и очень близко от них, но все же, уже на равнине. Странное здесь было место, никаких тебе предгорий, скалы словно очерчены по линейке, вот они вздымаются вверх отвесными кручами, а пять-десять шагов в сторону и если не оглядываться, то никаких их следов.

Имея в виду, что караван находится на потенциально опасной территории, далеко от, поднимающихся почти отвесно, хоть и не очень высоких, скал мы отходить не стали, в случае чего, хотя бы с одной стороны лагерь будет надежно прикрыт.

Спал я плохо, просыпался каждые десять-пятнадцать минут, было постоянное чувство, что я куда-то могу опоздать, проспать, к помощи Подруги прибегать не хотелось и я мучился. В какой-то момент мне начали мерещиться всякие-разные звуки, в голове зазвучали какие-то посторонние шумы, то цокот коготков, то, где-то вдалеке, кто-то начинает бить зубилом по камню, то, как будто, рядом проползло что-то большое и чешуйчатое, а за ним еще одно и еще, и еще. А вот раздался тихий звон спущенной тетивы, а следом за ним как будто, мелкие камешки простучали, какой-то глухой, чавкающий удар, предсмертный хрип, а потом еще один. А вот этот звук вообще очень интересный, шелест извлекаемого из ножен клинка и сразу за ним скрип сгибаемого дерева, а потом… а потом лагерь озарился ярчайшей вспышкой, раздались крики, вопли, звон клинков… какой интересный сон… Ну кому я там опять понадобился?! Дайте сон досмотреть, сволочи! Но эти «сволочи» меня не слушают, продолжают орать прямо в ухо.

– Серж, Серж, очнись! Вернись, Серж! – вернуться? Откуда, я что, куда-то уходил? Да, нет, так что, отстаньте вы от меня, дайте досмотреть, интересно же! Ух ты! Вот это рожа! Возле меня появляется какое-то странное существо. Серая, с чуть синеватым отливом рожа, круглые и какие-то странные, не мигающие глаза с вертикальным, почти черным зрачком, тонкий, совершенно безгубый рот с выступающими клыками, тонкими, белыми, чуть загнутыми, верхние, раза в два длиннее нижних. Носа нет, вместо него лишь две маленькие дырочки, кажется даже чем-то прикрытые, вместо ушей пара чуть выступающих бугорков. Шеи нет, тело растет прямо из торса, узкого, длинного, зато целых две пары трехпалых рук, в каждой из которых зажат короткий, похожий больше на большой нож, меч. Ног не вижу, слушком уж большое тело у этого существа, мне вообще кажется, что их у него нет. Странное существо, странное и до невозможности знакомое. Кажется, что еще чуть-чуть, еще маленько, и я его узнаю. Но, нет, мысли текут как-то лениво и вяло, а еще этот постоянный крик-вопль в ушах.

– Серж, Серж, очнись, вернись!

Медленно, очень медленно поднимаю руку, пытаюсь отогнать невидимого крикуна. Черт, ну почему так медленно? Знаю, чувствую, рука моя, привычная, никакая не тяжелая, но почему-то слушается меня с огромным трудом, а вот все вокруг, наоборот, как будто видеомагнитофон включили на ускоренное воспроизведение, движутся как-то очень быстро, неестественно. А вот странное существо меня удивило, в его глазах появилось ощущение удивления, а потом ненависти, я хотел дружески помахать ему ручкой, но не успел, говорю же, даже странно, вроде бы и сон, а двигаюсь и даже думаю я в нем как-то очень уж медленно. Вот опять, пока я растягивал губы в улыбке и пытался изобразить жест приветствия, на мою, такую интересную «зверушку» откуда-то, словно из воздуха, обрушивается здоровенный мужик. Прижимает тело существа к земле и со скоростью швейной машинки, начинает его долбить длинным кинжалом. Откуда-то появляется толстенный канат, который моментально оплетает мужика с ног до головы и начинает его сжимать. Ага, такого монстра попробуй-ка сожми. Я с интересом смотрю за этой битвой Лаокоона со Змеем, мне интересно, чем все это закончится, кто-кого. Ну вот, не дали досмотреть, появился еще какой-то мужик, совсем немногим меньше первого, в обеих руках сжимает по мечу, отливающих синеватым цветом. Миг, мгновение и один меч отсекает голову странному существу, а второй разрубает оплетшие первого гиганта кольца и тут же, практически без остановки, уходят на новый замах, но теперь уже в сторону, буквально на лету рассекая тело второго существа на три неравные части. Какие интересные мечи, блин, я себе тоже такие хочу! А первый мужик уже на ногах! Ну и силен, да я бы после таких «объятий», как минимум, пару недель в реанимации провалялся, а ему хоть бы хны! А что это он делает?! А как это он?! Сильные руки подхватывают меня и небрежно, словно мешок с г… с мукой, забрасывают на плечо. Я слышу какие-то крики, но они все сливаются в какую-то какофонию. Но ведь это же сон, сон! Или нет?! И в этот момент в моей голове разрывается бомба и вместе с этим как будто кто-то сдергивает пелену с моего сознания, а вот тело так и остается в форме желе.

Мгновенно в мозг врывается океан информации, крики, стоны, лязг мечей, ржание лошадей, какое-то шипение. И крик-стон Подруги.

– Серж, очнись, вернись!

– Спокойно, спокойно, я уже здесь. Давай краткий отчет, что случилось и что тут вообще происходит.

– Нападение.

– Это я уже понял. Я немного о другом. Что со мной произошло?

– Не только с тобой. Все маги каравана одномоментно выведены из строя. И не только маги, все у кого был хоть мало-мальский Дар провалились в ментальную кому. Принцип воздействия и его сила мне не известны, Куколке тоже. Основываясь на том, что я смогла понять из твоего состояния, кто-то каким-то образом смог заблокировать у магов внутренний источник ментальной энергии, по сути, лишив мозг структурированной энергии и в то же время многократно увеличив ее выработку в сыром виде. Разбираться толком нет времени и не было возможности, я прикладывала все силы, чтобы вытащить тебя из этого состояния. Это было не ментальное, не магическое и не пси воздействие. Это что-то совершенно иное, неизвестное. Единственное что я успела сделать, это выдернуть твое сознание на самый низший уровень, все высшие оказались заблокированы. Но и там ты надолго не задержался. У тебя открылся еще один уровень сознания, по своим характеристикам почти на порядок ниже нам известного.

– А почему я воспринимал все происходящее как сон? И почему тело мне практически не подчиняется?

– Как сон? Не знаю! Есть вероятность, что произошло объединение подсознания и сознания, но второе было сильно ослабленно, поэтому всю информацию, поступающую из окружающего Мира, обрабатывало и интерполировало именно подсознание. Другого объяснения у меня нет. А с телом все просто, остаточная реакция на блокирование ментального источника. Потерпи еще пару минут, все пройдет.

Полностью я пришел в себя в тот самый момент, когда Храм скинул меня со своего плеча на землю. Удар о землю вызвал непроизвольный стон, зато он же и помог, как будто сработал какой-то выключатель, я стал полностью ощущать себя и свое тело. Тело буквально разрывало от плещущейся в нем энергии. Словно мячик я вскочил на ноги и осмотрелся. Храм притащил меня к фургонам гвардейцев, они стояли ближе к небольшой рощице, наш же лагерь был разбит почти у самых скал. Странное решение покинуть удобную позицию, где бы была прикрыта спина, нашло свое объяснение очень быстро. Именно со стороны скал нас и атаковали. Атаковали странные создания, огромные, четырехрукие змеи. Они десятками срывались с камней, чтобы уже в своем коротком полете попытаться взять свою кровавую дань. Рядом со мной лежало человек пятнадцать, в основном молодые маги и с десяток раненых гвардейцев, наемников и людей из состава охраны каравана, а вокруг нас, плотно, плечом к плечу встали те, кто еще мог сражаться, всего человек тридцать, среди них не было никого, кто бы уже не был ранен, а напротив них кишели огромные змеи. Периодически, то одна, то другая тварь выстреливала своим телом вперед, пытаясь сбить, повалить на землю шатающихся от усталости и ран людей. Иногда им это удавалось и тогда несчастного оплетали исполинские кольца, сжимая в объятиях, да так, что кровь брызгала сквозь сочленения доспехов. Соседи поверженного моментально разрубали тварь на куски, но это уже мало помогало и размен выходил явно не в нашу пользу. С пулеметной скоростью в сторону воинов от меня понеслись трезы малого и среднего исцеления, я сознательно опустошал свои источники. Мои действия не остались незамеченными как с одной, так и с другой стороны. Я начал ловить на себе благодарные взгляды воинов, а змеи с фанатизмом обреченных бросились на очередной штурм. Поток чешуйчатых тел встретил частокол копий и мечей, раздалось несколько звонких хлопков выстрелов из арбалетов. Выхватив свои клинки, я попытался занять место в ряду воинов, но был просто откинут рукой Храма, а стоявший рядом с ним гвардеец, ощерившись в улыбке буквально прорычал:

– Магич, барон, магич, у тебя это неплохо получается! А тут мы и сами как-нибудь справимся.

Ну что же, раз воины считают, что своей магией я могу принести больше пользы чем клинками, то спорить я не стал, а просто достал из сумки один из «мертвых» Камней Ашура. Заключенная в нем энергия мне сейчас нужна как никогда. Я подобрал с десяток валяющихся повсюду булыжников, размером с кулак взрослого мужчины, и начал внедрять в них простейшую трезу «огненного взрыва», превращая их, по сути, в небольшие ручные гранаты. Эта работа заняла у меня всего пару минут, потом я переключился на раненых гвардейцев и наемников. К сожалению, тем из них у кого были тяжелые ранения, сейчас я помочь ничем не мог, а вот тем кто получил не столь фатальные повреждения, вполне. Конечно, провести полноценное магическое лечение я не мог, этим будут уже потом, заниматься маги-целители, а вот остановить кровь, закрыть мелкие и средние раны, вправить выбитые, вывихнутые кости и суставы, вполне. Тут я уже перешел с трез на плетения, как более эффективные, хотя и требующие намного больше энергии, но вот как раз с последним у меня проблем и нет, ведь у меня в руках практически неисчерпаемые ее источник.

Пока воины сдерживали змей, я смог поставить на ноги всего троих, но я ведь при этом еще и лечил, в меру своих сил, тех кто и сдерживал натиск тварей. К сожалению, магам я помочь ничем не могу, хотя и попытался, они никак не реагировали на мои попытки. Сунув в руки гвардейцев свои одноразовые амулеты, я просто сказал им:

– Кидайте в толпу этих тварей. – сначала меня не поняли, даже посмотрели как на идиота, дескать много-ли простым камнем навоюешь. Тогда я просто взял один из камней и зашвырнул его в сторону змей. Маленький огненный смерч накрыл сразу с десяток этих тварей, раскидав их по сторонам и переломав как сухие ветки. Больше никого уговаривать не пришлось, воины буквально выхватили у меня из рук камни. Жаль, конечно, что сделал я их так мало, но теперь уже поздно, я еще не потерял надежды выкрутиться из нашего положения и создавать, даже такие простые артефакты, на глазах гвардейцев посчитал лишним. Ну, а объяснить потом их появление довольно просто, я ведь иномирянин, тем более из технологичного Мира, мало-ли что у меня с собой было,

а мои охотники и так знают, что у меня были артефакты и в случае чего подтвердят, мы теперь с ними намертво повязаны.

Не скажу, просто не знаю, сколько атак и штурмов мы отбили. По крайней мере в отражении двух последних пришлось уже и мне поучаствовать. Не стану скрывать, шансов выжить, у нас практически не было, не было, если бы не одно «но» эти твари атаковали нас только с одной стороны, со стороны скал, у них почему-то и мысли не возникло окружить нас, зайти со спины. Ну и стальные доспехи гвардейцев, доспехи из кож островных тварей явно пришлись змеям не по зубам, хотя нередко их мечи и находили прорехи, ранив, а то и убивая наших воинов. Сыграла свою роль и прекрасная выучка гвардейцев, и огромная сила моих охотников, которые принимали на себя основной удар. А клинкам из мифрила этим тварям вообще противопоставить было нечего, мифрил рассекал их чешую как бумагу. К утру мне удалось поставить на ноги еще пару гвардейцев, одним из которых оказался их командир и троих наемников. А едва небо порозовело, змеи дружно отхлынули и бросились наутек. С первыми лучами солнца уже не было видно ни одной твари, живой, по крайней мере. Хотя мертвых хватало. Только когда полностью рассвело, мы, наконец-то, смогли вздохнуть спокойно. Вздохнули и ужаснулись, ужаснулись от осознания того, чего стоила нам эта ночь.

Мы не досчитались три четверти каравана. Их официальной его охраны выжило всего трое, у наемников шестеро, среди гвардейцев потери были не столь значительны, но в строю их осталось двенадцать. Вся часть каравана, что поленилась отойти подальше от скал, была вырезана подчистую, а те что остались живы не подают никаких признаков жизни, хотя и мертвыми их назвать никак нельзя. Погиб наш караван-баши и проводник, а еще почти три десятка человек исчезли бесследно и никому не надо объяснять, куда они делись. Лошади тоже оказались почти все мертвы, хотя еще есть шансы поймать разбежавшихся. Погибли и мои вассалы, не помогла им их вассальная присяга. В общем, ни о каком караване теперь и речи не идет, от него остались лишь ножки да рожки. А самое плохое то, что до ночи мы никуда отсюда сдвинуться не сможем, а чего ждать с наступлением темноты мы уже знаем.

Я не перестаю удивляться мужеству, чувству долга, прозорливости и… размеру жабы жителей этого Мира. Пока я занимался с ранеными, командир гвардейцев развел кипучую деятельность. По его приказу шестеро гвардейцев отправились обследовать скалы, в надежде найти то место, откуда появились эти змеи и куда они уволокли наших людей. Выжившие наемники и охранники занялись сбором всего, что осталось после ночного нападения, сбором не только трофеев, но и погибших людей и их имущества, а мои охотники занялись вполне привычным для них делом, а именно освежеваннием свежих туш наших недавних противников. Я по началу даже испугался, что они отнеслись к этим тварям как к охотничьим трофеям и в самом скором времени мне предложат отведать «шашлычка из змеи», нет, я конечно знаю, что змеи вполне съедобны и даже на вкус ничего, но есть того, с кем ты совсем недавно сражался… как-то это не по мне. К счастью, ничего подобного ни у кого и на уме не было, охотники отнеслись к змеям как к еще одному виду тварей, что обитают на острове, но в этот раз их заинтересовала их чешуя, а точнее шкура. Некоторые твари достигали размера пяти-шести метров, а это, при их размерах, несколько квадратных метров прочной кожи с уже имеющейся на ней броней, причем не самой плохой. Как оказалось, простая сталь мало что может с ней сделать, хотя, против мифрила она и не пляшет. Оказывается, снимать шкуру со змей моих друзей учить не надо, не надо их учить и ее обрабатывать, а учитывая количество поверженных тварей, нам придется использовать не одну освободившуюся телегу, для перевозки новых трофеев. Но, больше всего меня поразил командир гвардейцев. Он подсел ко мне, когда я отдыхал после очередного сеанса лечения и без разговоров достал один из моих взрывающихся камней.

– Барон, я хотел бы задать вам несколько вопросов. Поэтому, давайте сразу отбросим в сторону некоторые мысли, что бродят у вас в голове и могут вызвать недоразумения. Не стоит мне говорить, что вот это вот, вы принесли в наш Мир из другого. Это сделали вы и сделали, буквально, на коленке. Если разобраться, то ничего сверхъестественного в этом нет, маги Королевской Академии уже давно научились создавать одноразовые артефакты и у них та же самая проблема что и у ваших, они нестабильны и работоспособны крайне ограниченное время. Поэтому меня не интересует, как вы их сделали, меня интересует, как много вы их можете сделать и каково время их стабильного состояния. Я так понимаю, что именно их, скажем так, быстрая разрядка причина того, что вы их изготовили всего несколько штук. Я прав?

– Ну, да.

– Барон, вы понимаете, что без своих людей, что уволокли эти твари, или без твердой уверенности в их смерти, мы никуда отсюда не сдвинемся? А ведь впереди ночь и что-то мне подсказывает, что она будет ничуть не лучше предыдущей… У меня только два вопроса, если вы начнете делать свои… поделки, прямо сейчас, проживут ли они до утра? И что еще вы можете сделать? – оп-па, какая инфа поперла! Значит не все так плохо в этом Мире с артефакторикой! Ну так оно и понятно, разумные пытаются, стараются возродить утраченное знание и кое-что у них получается, но разве что, именно кое-что. Оно в принципе и понятно, внедрить плетение или трезу в физический носитель совсем нетрудно, трудно его их стабилизировать, закрепить в структуре вещества, дозировать поступление энергии и тут методом тыка мало что получится. А это значит, что можно немного поработать головой, а потом и ручками.

– могу гарантировать два-три часа стабильности, потом мои … поделки начнут самопроизвольно разрушаться. Зато могу вас обрадовать, делать их для меня совсем не сложно. Помимо взрывающихся камней могу предложить аналог щита. Эти поделки будут немного стабильнее, но станут разряжаться сразу после физического контакта. Ну, по крайней мере одну атаку этих змей, ваши люди точно переживут, а потом как повезет. – я как раз задумался, что я еще могу предложить гвардейцам и при этом сильно не засветиться, когда возле нас материализовался один из них.

– Командир, мы нашли следы!

– Молодцы! Поднимай всех наших, выдвигаемся. Господин барон, как вы посмотрите на мое предложение сопровождать нас. Если откажитесь, то я вас прекрасно пойму. Это не ваш бой.

– Да и не ваш, тоже.

– Там мои люди!

– У вас есть задача, которую вы точно не сможете выполнить, если все полежите. А чем это может грозить всему герцогству… не мне вам объяснять.

– Но я не могу бросить своих людей! Гвардия своих не бросает!

– А я вам и не предлагаю никого бросать. Я предлагаю вам немного подумать головой. Я так понимаю, что ваши разведчики нашли какую-то пещеру, или что-то подобное, куда ведут следы этих тварей и возможно есть какие-то следы людей. Я прав?

– Да, господин барон!

– И что вы собираетесь делать? Вломиться туда всем десятком, ну ладно, не десятком, а всеми двенадцатью бойцами, перебить уйму тварей, найти и спасти своих подчиненных? А как же все остальные, их вы там собираетесь бросить? А что будет с вашими возами и их содержимым, тоже бросите? А что вас в таком случае ждет по возвращению? Вы ведь рассчитываете вернуться?

– А что предлагаете вы, барон? – глухо произнес гвардейский офицер.

– Я предлагаю не пороть горячку, а все хорошенько обдумать, все взвесить и принять верное решение. Что для вас важнее, выполнить возложенную на вас герцогом миссию, или бесполезно погибнуть, пытаясь выручить, может быть уже мертвых, товарищей.

– Все это просто слова.

– Нет. В отличии от вас, я очень даже неплохо вижу в темноте, имею кое-какой опыт выслеживания и неплохо ориентируюсь в пещерах. Предлагаю вам пока не дергаться. Я пойду один, посмотрю, понюхаю, а уже потом, имея хоть какую-то информацию, мы вместе, вместе, командир, примем решение. Вы согласны, с моим предложением?

– Барон, вы правда пойдете туда один?!

– Да. И мой вам совет, не прекращайте поисков, есть у меня подозрения, что найденный вами вход далеко не единственный.

Возникает закономерный вопрос, а на кой мне это надо? Сразу отвечаю – оно мне и на хрен не нужно! Просто приходится. Если гвардейский офицер, целый граф, между прочим, упрется, то он по любому потащит своих подчиненных с собой и останемся мы вчетвером с целой толпой бесчувственных тушек магов на руках, ну, в самом лучшем случае, еще с парой троек наемников и тремя охранниками каравана. И как со всем этим нам выбираться из этой проклятой Страны Камней? А ведь есть еще и гвардейские возы с «налогами». Берем самый лучший случай, выбрались, и даже все живые и здоровые, благо дорога вот она, никуда не делась, и встречают нас на «той стороне», уже королевские воины. Каравана нет, описи «налогов» нет, типы какие-то мутные, да еще и с ценнейшим грузом, вроде как своим. Доказывай потом, что ты не верблюд и не запустил свои шаловливые ручки в, уже королевские возы. Бросить гвардейский груз здесь? Тоже вариант, вот только он еще хуже, чем тащить все это с собой. Никто и никогда не поверит, что такие авантюристы как я и мои охотники оставили такие ценности у черта на куличках, зато приволокли с собой два десятка бесчувственных дворян, да нескольких простолюдинов. Опять возникают совершенно ненужные вопросы, от, что сделали с элитой герцогства, до куда добро заныкали и вот уже, здравствую, королевская тайная служба, или что там у них. Так что, выходит, нечего гвардейцам лесть в уту пещеру, а я очень сомневаюсь, что она там одна, скорее всего под скалами расположился целы лабиринт. Горы старые, изгрызенные за тысячи лет что твой сыр. Если же, я пойду один, то у меня есть все шансы на вполне благополучное возвращение, я уже проконсультировался с Куколкой, уж что-что, а с десяток боевых дроидов она мне из своего кармана достанет в легкую, так что, при необходимости, я смогу не просто залить плазмой все эти пещеры, а и сами горы с землей сравнять, ну, по крайней мере, сделать их на пару десятков метров пониже, это точно. Заодно, если повезет, то и просьбу Подруги, о всесторонних исследованиях пострадавших магов смогу выполнить, когда нет посторонних глаз, использовать высокотехнологичное оборудование, которым забит карман Куколки, мне уже никто не помешает. Вот и получается, на мой дилетантский взгляд, что самый лучший для меня выход из создавшегося положения, идти на разведку в гордом одиночестве. И что самое интересное, ведь и этот граф-гвардеец все это прекрасно понимает, понимает, что без него и его людей мы можем только повернуть назад и затеряться на том же острове, уже без малейшей надежды когда-либо выбраться в цивилизацию. Эти мысли у него прямо-таки на лбу написаны, да и ему самому соваться в пещеры ох как не хочется, но традиции гвардии, дворянская честь и долг перед сослуживцами заставляет это делать. А тут такой прекрасный выход, он ведь думает, что дальше пары-тройки сотен метров в глубь пещер я не сунусь, а просто просижу пару часов, да и вылезу обратно, с хмурой физиономией и известием, что все мертвы и шансов нет. А ведь у пленников и на самом деле, шансов нет, ну не вижу я иного для них применения у змей, кроме как пойти на корм.

В общем с гвардейцами все решилось довольно просто и быстро и к обоюдному удовольствию. А вот с охотниками так легко не получилось и если Круус из нашего разговора, как самый молодой и неопытный был отстранен отцовским рыком, то с Храмом и Шрамом мне пришлось объясняться долго и тяжело. Шрам, в конце концов, махнул рукой и свалил все на Храма, правда пообещал мне, что если змеи меня прирежут, или придушат, то он мне все ноги-руки переломает и бросит на поживу каким-то там скворчам. Интересно, как он собирается это сделать? А вот с Храмом пришлось говорить серьезно, даже слегка приоткрыться, это он так подумал.

– Серж, нет! Я не могу отпустить тебя одного в эту пещеру.

– Боюсь, Храм, что там не одна пещера, а десятки, если не сотни.

– Тем более!

– Скажи, Храм, а чем ты мне сможешь помочь? С одной-двумя тварями я и сам справлюсь, поверь, есть возможности, а если их будет пара десятков, да еще и в темных пещерах, которые они знают как свои три пальца? Там, на острове, я бы без малейших колебаний согласился, что ты и Шрам, и даже Круус, намного лучше меня подготовлены. Там вы были как у себя дома, все и все знакомы, известно как и чем бороться с каждой тварью, а что ты знаешь о пещерах и этих змеях? Ничего! Скажу тебе прямо, в прямой схватке ты просто незаменим, а вот там, под землей, станешь для меня обузой. Я ведь не собираюсь устраивать маленькую подземную войну, я хочу тихонько прийти, посмотреть и так же тихо уйти. – Ага, знал бы он, как «тихо» я собираюсь там прогуляться.

– Да, Серж, тут ты возможно и прав, но и идти в одиночку, это тоже неправильно. Или… или у тебя что-то есть в запасе, такое-этакое, на самый крайний случай? – в глазах охотника мелькнул лучик надежды.

– Есть, Храм, есть! Один я смогу вернуться, а если буду с кем-то, то нет. – все, Храм мне поверил, безоговорочно. И когда это, интересно, я успел приобрести у него такой авторитет?

– Хорошо, Серж, но помни, мы будем тебя ждать. Тут будем ждать. Ждать столько, сколько понадобится. Час, день, месяц, всю оставшуюся жизнь. Запомни это! – а вот это уже очень серьезно.

– Я запомнил, Храм, скажу даже больше, я надеялся на это, но… если через три дня я не вернусь, то… решайте сами.

– Я услышал тебя, Серж. Три дня и я иду за тобой. – мне осталось только вздохнуть.

А в полдень, хорошенько подкрепившись и в сопровождении пары гвардейцев я направился к обнаруженному ими входу в какую-то пещеру. Хотя, входом этот лаз, назвать довольно трудно. Примерно метрового размера дыра, извивающаяся и уходящая куда-то вниз под небольшим углом. Несколько кинутых в дыру факелов освещали лишь небольшой участок узкого лаза, который делал крутой поворот, и заглянуть за угол у нас уже не получалось. Изогнувшись в три погибели, я скользнул в этот проход. Поочередно загасив тлеющие факелы, я перешёл на ночное зрение и почти на четвереньках, отправился вперед по этому склизу. Все доступные Куколке и Подруге системы и сканеры работали на полную мощность, постепенно выстраивая план-схему подземных пустот и засекая все живые и неживые объекты.

Узкий и низкий стометровый отрезок пути изобиловал следами крови, как человеческими, старыми и совершенно свежими, так и следами крови змей, эти следы светились ярко-зеленым цветом на схеме, как бы предупреждая и предостерегая. Извилистый стометровый отрезок пути заканчивался примерно пятиметровой глубины колодцем, в который я и нырнул, лишь чуть-чуть воспользовавшись магией, а точнее трезой «планирование». Колодец закончился неким подобием небольшой пещеры, где я уже вполне мог встать в полный рос и заняться реальными приготовлениями к предстоящему путешествию под землей.

Через пятнадцать минут я был готов пройти через любые подземелья и даже не вспотеть. Матово-черные технодоспехи далекой межзвездной Империи дарили мне непоколебимую уверенность в своих силах и возможностях.

Пять маленьких дроидов – пауков выполняли роль авангарда и разведки, за ними шли два таких же паукообразных штурмовых дроида, вооруженных малой плазменной пушкой и скорострельным лазером. За ними уже шел я, а тыл прикрывали еще два дроида, на этот раз самые обычные, антропоморфные андроиды вооруженные штурмовыми пехотными комплексами. Вот теперь повоюем!

Я пробирался вниз по темному туннелю, который начинался в той же пещере, где я и готовился к походу. С плохо обработанных изгибов потолка свисали целые занавеси сталактитов. Иногда то с одного, то с другого округлого конца срывалась звонкая капля известковой воды. Пол пещеры-туннеля был покрыт коркой грязной накипи, влажной от известкового раствора, капающего с минеральных наростов на потолке и разбавленного многочисленными пятнами крови, которые и вели меня подобно дорожным указателям. То тут, то там возвышались остекленевшие глыбы. Тянулись к потолку толстые колонны сталагмитов. В холодном, пропитанном влагой воздухе носились странные неприятные запахи, ИскИн доспехов зорко отслеживал малейшие изменения составе атмосферы. Легкий чуть кисловатый ветерок мягко веял мне в лицо, проводить полную герметизацию я пока не стал, ИскИн, конечно, дело хорошее, но иногда бывает очень полезно принюхиваться и прислушиваться не с помощью датчиков, а своими собственными носом и ушами. Ориентируясь по этому ветерку и пятнам человеческой крови, я шаг за шагом пробирался по черному лабиринту, который, похоже, простирается на многие километры под древними горами и долинами Страны Камней.

Иногда спотыкаясь и скользя, я пробирался сквозь плотную темноту паутины нижних туннелей и пещер. Это уже был третий ярус, который я прохожу и если верить составленной Куколкой схеме, то мне надо спуститься на самый низ, на пятый ярус, именно там располагается огромная пещера, почти десятикилометрового диаметра и именно там сканеры, уже вполне четко, фиксируют наиболее плотное распределение биологических объектов. В одной руке я держал тяжелый армейский игольник, который к этому времени уже успел зарекомендовать себя с самой лучшей стороны. Разрывные иглы оказались идеальным средством борьбы с разросшейся популяцией гигантских и разумных змей. То здесь, то там среди разветвляющихся туннелей на мокром камне, начали появляться, ярко отсвечивающие, белые знаки, оставленные то ли здешними обитателями, то ли теми, кому на смену они пришли. Я настойчиво двигался вперед, хотя, если честно, мне не особо по душе был этот холодный влажный ветерок, сквозивший из неведомых темных глубин. Я медленно шел по черному туннелю, и в моей голове, сами, помимо моей воли возникали странные картины, вызванные носящимися во тьме таинственными звуками, которые то выли, отдаваясь эхом, то вкрадчиво шептались в окружающей темноте. Время от времени я слышал приглушенный всхлипывающий плач, который изредка поднимался до истерически звенящего крика душераздирающей агонии и затем, вновь затихая, превращался в едва слышные рыдания, похожие на шум ветра в далеких соснах.

Временами мне казалось, что я различаю крадущуюся поступь легких шагов за спиной, в черной дыре бокового прохода или в непроглядном мраке, обступившем меня. Иногда, свистящий шепот или холодный всплеск издевающегося смеха поднимали в моей душе древний страх перед скользкими, ядовитыми пресмыкающимися – страх, который тут же подминала под себя Подруга, только отмечая о незначительной мощности ментального давления, о природе и причинах появления которого, ни Подруга, ни Куколка так и не могут сказать ничего определенного. Похоже сами эти подземелья таким образом пытаются меня предупредить.

Вскоре до моего взвинченного до предела, чувствительными датчиками, слуха долетел мягкий шорох скользящего по камням огромного тела, словно какой-то гигантский червь или слизняк, извивался, сжимался, скручивался и распрямлялся на шершавому каменному полу.

Все эти рыдания и завывания, – упрямо твердил я себе, – просто шум ветра в искусственном лесу известняковых наростов. Смех – это журчание подземных вод, искаженное гулким эхом многочисленных туннелей. Звуки ползущих тел вполне могут быть вызваны медленным оседанием растрескавшихся пород старых пещер. Но суеверный страх, как-то незаметно, но неумолимо закрадывался в мое сердце и распалял воображение.

Внезапно меня охватил озноб. Мне показалось, что за мной пристально следят невидимые глаза. По подсчетам Подруги, я бродил по подземным пещерам уже больше четырех часов. Я петлял, среди мокрых камней, обходил выступы, перепрыгивал через ямы и глубокие трещины, преграждавшие дорогу, ударялся головой о низкие наросты свода, протискивался на животе сквозь узкие проходы, карабкался вверх и вниз по крутым склонам. Временами я невольно вспугивал колонии каких-то странных летучих созданий, которые пучками свисали с потолка, и те со злобным писком шуршали крыльями и уносились во мрак.

Шум спереди нарастал. Пот выступил на теле, холодный липкий пот страха, с которым уже даже не успевала справляться система жизнеобеспечения. Я уже давно перешёл на замкнутый цикл технодоспехов. От моих разведчиков пришел очередной информационный пакет, Подруга обработала его и передала, почему-то, не на нейросеть, а на визор шлема. Я замер, пораженный переданным мне изображением.

Перед моим взором открылся обширный полутемный зал. Пол покрывали каменные неотшлифованные плиты. Из странных треугольных ниш били косые лучи зеленого света – хотя, по идее, должны бы были падать почти отвесно… Зал не был пуст, в самом его центре, стоял грубый каменный алтарь и вокруг него – девять странных, широких каменных чаш. От пола к ним поднимались слегка загнутые желоба, высеченные из цельного камня. Весь алтарь расписан причудливыми письменами. Здесь были спирали, перечеркнутые чаши и опрокинутые языки пламени. Иной символ еще можно было понять – точнее, понять, что он изображает, а не что значит, стоя на данном месте в окружении других символов. Подобной же росписью украшен весь зал, каждый его кусочек, пол, потолок и стены. Но не сам зал и не украшавшие его орнаменты, заставили меня остановиться, а то, что сейчас находится в каменных чашах вокруг алтаря. В каждой из девяти час, свернувшись кольцами, лежат огромные, наверное, метров по сорок-пятьдесят, каждая, змеи. Не те четырехрукие твари, а самые на вид обычные, просто невероятно огромные. Время от времени, по наклонному желобу, из той или иной чаши выкатывается яйцо, размером с конскую голову, которое тут же подхватывает, уже знакомая мне, четырехрукая тварь и уносит в дальний конец зала, где виднеется низкий проход, который светится на моей схеме темно-багровым цветом, что говорит о том, что там достаточно высокая температура, хотя и вполне приемлемая для существования, где-то в пределах пятидесяти-пятидесяти пяти градусов. После этого тварь возвращается и кладет перед змеей, на алтарь, небольшой камушек, пульсирующий нежно-голубым светом. Мелькает раздвоенный змеиный язык и камень исчезает в огромной пасти.

– Твою мать, змеиный инкубатор! – воскликнул я.

– Анализ показывает, что имеющихся в настоящий момент сил и средств будет недостаточно для полного уничтожения противника. Рекомендую применение звена тяжелых дроидов планетарного базирования. – выдала мне Куколка. Ну ничего себе, оказывается, чтобы грохнуть этих змеек, недостаточно пары штурмовых дроидов и трех робото-солдат, нужно целое звено, а это девять штук, тяжелых, чем-то похожих на земные танки, планетарных дроидов. Благо, хоть размеры туннеля вполне позволяют их применить. Долго думать я не стал, а отдал Куколке команду на извлечение всего необходимого из кармана.

– Серж, я категорически не советую тебе входить в этот зал. – начала свою песню Куколка. – Дроиды-разведчики уже там, они заняли подходящие позиции и вполне могут выступить в качестве ретрансляторов. Моих вычислительных мощностей с лихвой хватит на управление не то что одним звеном, а целой армией подобных машин.

– ну и зачем ты мне это говоришь? Я что похож на идиота, который полезет под залп хотя бы одного такого вот железного монстра?

– Ты всегда лезешь туда, куда надо и не надо. – пробурчала в ответ Куколка.

– Ладно, понял. Действуй, а я тут в сторонке постою, понаблюдаю. – покладисто согласился я.

– Три минуты. Заканчивается тестирование систем и пополнение боезапаса. Серж, я предлагаю тебе здесь не оставаться, через пятнадцать метров будет еще один туннель, он ведет на нижний ярус, почти к самому тому месту, где, по данным биосканера, сосредоточены живые разумные отличные от тех, что ты называешь четырехрукими змеями. Могу с девяностотрёхпроцентной уверенностью заявить, что там находятся люди и, возможно, родственные им существа.

– Мощности ретрансляторов дроидов хватит?

– Даже со значительным запасом, они все же рассчитаны для работы в космосе, а там расстояния куда значительней, порода этих скал, хотя и обладает определенным экранирующим действием, но его недостаточно, чтобы заглушить, или хотя бы исказить сигнал управляющего контура.

– Хорошо. Начнёшь, когда я спущусь. И знаешь что, добавь ка мне еще парочку штурмовиков. Так, на всякий случай.

– Приняла.

Через пару минут два штурмовых дроида скользнули в боковое ответвление и спустя несколько секунд, я даже еще не дошел до этого прохода, как мои датчики уловили звуки работы игольников дроидов. А через секунду моим глазам открылось прелестное зрелище – с десяток, буквально, разорванных на части змей. Я бы, наверное, спокойно прошел дальше, да еще бы и позлорадствовал, мол, куда же вы, с голой пяткой да на шашку, если бы мой взгляд не зацепился за что-то неправильное, за какое-то несоответствие. Быстрое сканирование и я немного растерялся. Все змеи были абсолютно безоружны, а я как-то уже привык, бродя по этим катакомбам, что у каждой твари обязательно есть пара, а то и две, этих их ножей-переростков. Зато, почти каждая змеюка тащила с собой небольшой ларец. Что уже само по себе показалось мне довольно странным, до этого я не замечал, чтобы змеи пользовались хоть чем-то изготовленным людьми или другими разумными, даже ножи, которые они использовали в качестве оружия были, скорее всего, их собственного производства. И кстати, я успел хорошенько изучить эти ножечки, ничего общего с металлом они не имеют, камень, но какой-то странный, Куколка с Подругой в один голос утверждают, что даже не камень, а монокристалл, мне сразу же вспомнились десантные ножи гвардейцев джоре, те тоже использовали монокристаллические клинки, которые с легкостью вскрывали даже броню тяжелых штурмовых скафандров. Поделки змей, правда, были качеством пониже, по крайней мере с мифрилом они были практически бессильны. В общем ларцы эти вызвали у меня определенный интерес и я подобрал один, чтобы посмотреть что внутри.

Как только один из ящичков оказался у меня в руках, на нейросеть тут же начали поступать данные его сканирования, состав, материал производства, энергонасыщенность. Почти сразу подключилась Подруга, начавшая перечислять какие-то дополнительные модули, которыми она упорно продолжает называть магические плетения, тут тебе и модуль «нетления», и модуль «скрыта», модуль «облегчения» и модуль «сбора энергии», еще пара модулей, которые Подруга не смогла идентифицировать и, что самое интересное, модуль «стазиса». Очень интересные ящички мне попались, прямо, можно сказать, артефактные и по всему видать, очень древние. Жаба в моей душе встрепенулась и встала в стойку, ведь там, где есть, я посчитал, семь артефактов, причем совершенно одинаковых, то почему бы не быть и еще. Вызвал на визор схему отсканированного подземелья. Получается так, что от того места, где я должен спуститься на самый нижний, пятый уровень этих катакомб, до, поистине, огромной пещеры, где ярко светятся отметки разумных существ, было метров триста прямого как стрела туннеля, с каждой стороны которого сканеры указывают на совсем крохотные ниши, буквально в метр-полтора размером, всего таких ниш по четыре с каждой стороны и больше ничего и нигде. Так откуда же эта хладнокровная компания тащила эти коробочки?

– Если на какое-то помещение наложен модуль «скрыт» или модуль «пространственного кармана», то сканеры ничего не зафиксируют, все же они продукт чистых технологий, без примеси магии. – шепнула мне Подруга. – Предлагаю более внимательно проверить вот эти места. – на схеме выделились те самые ниши. – Если и там ничего нет, то можно просто использовать истинное зрение, какие-то следы все равно должны быть и ты их обязательно заметишь.

Пятый ярус подземелий оказался самым глубоким. Я спускался по винтовой… хотел сказать лестнице, но нет, по винтовому склизу минут пять, Куколка определила, что я углубился еще почти на триста метров. Это что же такое там прячут змеи, и что же такое они там нашли, что забрались на такую глубину?! Ну вот вроде и все, остался последний виток, и я окажусь в самом начале длинного туннеля. Для интереса поинтересовался у Куколки:

– Как связь с дроидами?

– Прекрасно, связь устойчивая, помехи незначительные.

– Тогда начинай веселиться.

– Принято. Дроиды пошли.

Многометровая толща камня надежно глушит все звуки и вибрации, но я как на яву представил, что же сейчас творится в змеином инкубаторе и даже немного посочувствовал несчастным змейкам. Шок и трепет, огонь и ливень разрывных игл, буйство плазмы и переплетение лазерных лучей! Ха, а вот нефиг, ибо… потому что. Я их не трогал, пока они меня не тронули, я вспомнил свои ощущения желеобразного тела и интеллекта на уровне полного дибила и злорадно усмехнулся, ловите ответку, твари.

Представший перед моими глазами уходящий в даль туннель, разительно отличался от всего, что я здесь ранее видел. Во-первых, он не был абсолютно темным, странный, зеленоватый свет струился от расположенных на стенах светильников, стилизованых под факелы. Во-вторых, здесь было абсолютно сухо и даже можно сказать, чисто. В-третьих, идеально отполированные стены, пол и четырехметровый арочный свод, смотрятся очень красиво, выгодно подчеркивая фактуру камня. Буквально в нескольких метрах от меня видна первая ниша, вход а которую оформлен в виде трехметрового равнобедренного треугольника, вступающего в проход сантиметров на десять и покрытого очень красивой каменой резьбой в виде каких-то вьющихся растений. Когда я подошел ближе, то мне даже не пришлось переключаться на истинное зрение и в обычном отчетливо было видно несильное мерцание магического щита, перекрывавшего проход.

– Подруга, разберись, что это такое и чем грозит. – отдал я короткую команду. Через несколько секунд последовал ответ.

– Вполне стандартный модуль пространственного кармана. Интерфейс управления только немного непривычный. Защиты нет, доступ свободный. Подключаюсь, вывожу данные с перечнем хранящегося.

– Н-да, ничего интересного. Похоже, что сюда змеи сваливали все, что могли собрать с захваченных ими караванов и одиночных путников. Оружие, вещи, броня, золото и тому подобное добро. А раз «добро», то что ему пропадать? Куколка, у тебя там как, места на все хватит? – в ответ получил презрительный «хмык» и через пару мгновений список

помещеного в этот карман имущества сиял первозданной чистотой. – Куколка, ты это, сильно-то не захламляйся, мало-ли что интересное еще найдем, а у тебя и места не будет.

– Серж, весь этот карман меньше тысячи кубов, а это менее двух процентов от моего кармана.

– А сколько у тебя уже занято, всего?

– Шестьдесят два процента.

– Ясно, если и остальные такого же размера, то все должно влезть и еще место останется. Куколка, ты там проведи инвентаризацию, что-ли, всякий разный хлам, можно и выбросить, только технологическую часть пока не трогай.

– Хорошо, но не сейчас.

– Как у нас там дела на верху?

– Немного хуже чем я рассчитывала, но несколько лучше, чем могло бы быть. Уничтожено шесть из девяти объектов, безвозвратно потеряно три дроида, еще два повреждены, но могут быть восстановлены, сейчас используются как неподвижные огневые точки.

– Ну ни хрена себе! Какие-то змейки смогли уничтожить три планетарных штурмовика и еще два повредить?

– Назад пойдем, сам все поймешь, я ведь не даром предупреждала, что тебе не стоит самому туда лезть.

– Да уж… – к этому времени я добрался до очередной ниши. Тут Подруга проделала все те же манипуляции и чуть слышно сообщила.

– Серж, пойдем дальше, тут нам нечего делать.

– Что там?

– Продуктовый склад. – слегка замявшись, сообщила она. Я сначала было тормознулся, собираясь слегка пополнить свои запасы продовольствия, но потом сообразил ЧЕЙ это склад и ЧТО там может храниться, поспешил к следующей нише.

Это уже было седьмое из восьми пространственных хранилищ, предыдущие пять заставили меня только скрипеть зубами и жалеть, что я не могу вычистить это змеиное гнездо полностью, просто времени не хватит. Но я сюда еще вернусь, обязательно вернусь и тогда всех «накормлю», плазмой и огнем, эти твари долго будут помнить мое «угощение»!

– Серж, интерфейс этого хранилища закрыт паролем. Требуется время на его взлом. Боюсь, что сама я не справлюсь, или это займет неоправданно много времени.

– Куколка, поможешь?

– Без проблем.

Возле этой ниши я простоял почти полчаса, именно столько времени занял взлом пароля и это с привлечением почти безграничных вычислительных возможностей моего техномагического ИскИна. Но вот связь с управляющим контуром хранилища настроена и мне на визор транслируется перечень хранящегося здесь имущества. Сначала я даже и не понял что все это такое, а потом до меня дошло – библиотека, нет, не так, Библиотека!

– Куколка, забирай ВСЁ!

– Уже. Да тут и забирать-то почти нечего, всего полтора кубометра.

– Как так, да тут несколько сотен наименований?!

– Ты получил информацию с аналога магического компьютера. Но здесь хранятся не книги, не тома, а что-то вроде информационных кристаллов.

– А, тогда понятно. А ты их прочесть сможешь?

– Я? Скорее всего нет, но шкаф, в котором они и хранятся, снабжен специальным устройством. Кстати, очень неплохой компьютер, основанный на магии. На сколько я смогла разобраться, что-то вроде Духа-библиотекаря и преподавателя в одном лице. Так что, поздравляю, ты обзавелся личным учителем магии Древних. Ха-ха.

– Ладно, хоть одна хорошая за сегодня новость. Пошли, осталась всего одно хранилище.

Восьмое и последнее хранилище оказалось тоже «открытым» и при этом почти пустым, всего несколько сот каких-то камней, со свойствами которых мне еще предстоит разбираться. Ну, вот и место, куда я так долго шел, место, где, если верить моему биосканеру, находится несколько сот разумных, людей в основном.

Холодный зеленоватый мертвенный свет заливал огромную пещеру. Он был расположен высока, на самом верху пещеры, точнее не пещеры, а одного огромного карьера, расчерченного узкими длинными террасами, на которых, подобно мухам, как-то прилепились сотни разумных, монотонно долбящих камень стен. Время от времени кто-то из них замирал, к нему тут же устремлялась четырехрукая змея и что-то аккуратно извлекала из камня стены, а спустя секунду, человек или гном, или эльф, начинал все так же, монотонно долбить камень.

Свет заливал всю пещеру, кое-как выровненный пол, стены, сужающиеся к выходу, высокий свод, вбитые в стены железные кольца, цепи, чуть не в руку толщиной…

Толстый железный обруч охватывал худую ногу каждого пленника, на шее каждого, выглядывая из-под рванья, заменявшего им одежду, выглядывал такой же толстый железный ошейник с небольшим, пульсирующим нежно-голубым светом, камушком. Некоторые пленники не долбили камень, а сидели на своем месте на узкой террасе, очень прямо, поджав ноги, его глаза не мигая смотрели в одну точку, а лица, при этом мертвенном свете казавшиеся серыми, в своей неподвижности напоминали маски. Все мускулы пленников были расслаблены, казалось, тела их вот-вот утратит жесткость и растекутся по полу, скинув столь ненавистные цепи. Но нет, к таким тоже подползали змеи, аккуратно извлекали камень из ошейника, убирали его в небольшой мешочек, болтающийся у них на груди, после чего извлекали из такого же мешочка, но уже закрепленного на одной из рук другой камень и вставив его на место извлечённого, теряли к рабам всякий интерес, а человек поднимался и начинал опять, монотонно долбить стену.

Я перешёл на истинное зрение и вгляделся в ближайшего пленника змей, точнее в его ауру. Человек был магом, по крайней мере одарённым, но его аура представляла собой страшное зрелище, перекрученные, изломанные каналы энергий, в некоторых местах зияют самые настоящие дыры. Нечто подобное, но не в таких масштабах я уже видел, там на поверхности, когда пытался лечить наших выживших магов. Тогда меня остановила Куколка, посоветовав не лезть туда, где я ничего не понимаю, сказав, что со временем аура восстановится сама, если ей не мешать, ну или может помочь хороший, обученный ментальный маг.

– Серж, эти камни в их ошейниках, они откачивают из ауры ментальную энергию, попутно разрушая ауру. Сейчас эти разумные больше напоминают безмозглых дронов, роботов, способных только на выполнение определенного набора команд.

– Им можно помочь?

– Скорее всего… да. Но это займет очень много времени, месяцы, возможно годы.

– Но мы не можем их тут бросить!

– Да, не можем. Я уже составила карту-схему расположения живых существ. Людей и родственным им разумным, тут шестьсот сорок восемь, еще семьдесят шесть змей. Постарайся подойти к одному из разумных поближе, я попытаюсь подобрать подходящую команду для управления. Снимать с них ошейники здесь, это значит убить их, делать это надо в безопасности, хотя бы в относительной…

– Ясно. Что у нас там на верху?

– Все змеи уничтожены, инкубатор так же уничтожен. В нем находилось тринадцать тысяч восемьсот сорок три яйца и около полутора тысяч новорождённых змей. Также уничтожено двести тридцать одна половозрелая особи четырехруких змей. Наши потери, шесть безвозвратно уничтоженных тяжелых штурмовых дроидов планетарного класса и три повреждены, но подлежащих восстановлению. Так же, потеряно три дроида-разведчика. Дорога на поверхность свободна. Все, стой, дальше не ходи, я подобрала алгоритм управления ошейниками. Снять их не представляет никакого труда, артефактами они не являются и никакой ценности не представляют. А вот камни…

– Хорошо. Выводи штурмовиков на позиции, распределяй цели. По готовности огонь. Пометь сборщиков камней с ошейников и тех, кто собирает найденные пленниками, нам и те и другие еще пригодятся. Все, работаем.



19 глава | Барон Серж де Сангре -2 | 21 глава







Loading...