home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


21 глава


Как чуть позже поделился со мной Храм, эти сутки были самыми тяжелыми в его жизни. Нет ничего хуже, чем ждать, да догонять. Несколько раз он порывался идти мне на помощь и лишь с огромным трудом мог себя остановить, только данное им мне слово и останавливало, да еще огромный объем работ по укреплению лагеря. Да-да, не удивляйтесь, остатки нашего каравана решили ждать меня обещанные трое суток, а потом гвардейцы и мои охотники собирались идти в подземелья, мстить, кто за своих товарищей, а кто и за меня.

Вся моя эскапада в пещерах, заняла чуть больше шести часов, зато в три раза больше времени заняло вывести почти шесть с половиной сотен разумных. Куколка довольно быстро подобрала нужный алгоритм ментальных команд, все разумные бездумно выполняли все ее распоряжения, хотя, как сообщил мой ИскИн, ей даже в некоторых случаях приходится управлять дыханием и сердцебиением, причем напрямую и если бы не огромный запас вычислительных мощностей, то она бы не справилась. Проблема была в том, что физически разумные были очень сильно истощены, не все, но очень большая часть, бывшие наши попутчики, на общем фоне смотрелись как самые настоящие живчики, зато все остальные передвигались со скоростью беременной черепахи. Но как бы то ни было, мы добрались и даже почти без проблем. Ну не считать же проблемой, в общей сложности, пару десятков змей, выныривающих, по одиночке, или в лучшем случае, по две-три особи, из боковых отнорков, с которыми дроиды расправлялись за пару мгновений. Или, разве можно назвать проблемой, обнаруженный на втором ярусе, моими разведчиками, большой подземный зал, заполненный какими-то мешками, тюками, бочками и тому подобным «добром». Я даже проверил, что это такое, в мешках оказались разные крупы, в бочках, вино, в некоторых, самая обычная вода, а в тюках самые разнообразные ткани. Были там и вязанки стрел, металлические чушки, даже стеклянная и металлическая посуда, в общем, еще один склад с имуществом разграбленных и уничтоженных караванов. Получается, что в пространственный карман змеи стаскивали все то, что считали ценным, а остальное сваливали уже здесь. Кстати, подземный пещерный комплекс оказался несколько больше, чем я думал, пара туннелей оказались разрушены и перекрыты завалами, да так плотно, что даже дроиды-разведчики, не смогли пробраться на ту сторону. Да и магические сканеры Подруги и Куколки давали сбой, зато самый простой шахтерский сканер Содружества, неведомо как оказавшийся в закромах маго-технического ИскИна, рисовал вполне четкую и очень интересную картинку, после получения которой я только потирал ручки и строил планы, как я сюда еще вернусь, когда со мной не будет лишних глаз и обузы в шестьсот с лишним изможденных разумных.

В общем, первые пленники змей начали вылезать из расщелины только на следующий, после моего ухода, день ближе к полудню, а закончили, когда солнце уже коснулось горизонта. Если сказать, что такое количество разумных вызвало шок, то значит ничего не сказать. Четыре десятка человек, оставшихся на ногах в нашем караване, буквально валились с ног, ведь каждого бывшего пленника надо было принять, снять ошейник и потом, уже бесчувственную тушку, уложить и устроить. Надо отдать должное этим людям, никто ничего у меня не спрашивал, не лез с расспросами, они просто занимались своим, пусть и непривычным, делом. Только Храм, уже почти в потемках, подошел и тяжело вздохнув сказал:

– Мы собрали все телеги, все кареты и экипажи, но не сможем разместить на них и половины, да и с продуктами у нас не очень, никто не рассчитывал на такое количество разумных. Граф уже послал одного из гвардейцев назад с заданием привести сюда как можно больше телег, а главное лошадей.

– Поворачиваем назад?

– Ты не поверишь! Идем дальше, когда сможем.

– Ну, с продуктами и водой, проблема, в принципе, решаема. Я вот только одного не пойму, зачем тащить столько больных черт знает куда, через неведомые опасности, если всего в одном дневном переходе вполне безопасное место, где им могут оказать помощь.

– В том-то и дело, что не могут. И еще одно, там ведь не только люди…

– Ну да, я заметил и гномов, и эльфов, вроде как еще кто-то был, но я не присматривался. А почему не могут-то?

– Между Пустыней и нами и десятка настоящих магов не наберется, да и те в основном боевики, а тут нужны, в первую очередь, маги Жизни, Целители. А тащить такое количество беспомощных разумных через Пустыню, в герцогство, ну, ты и сам понимаешь…

– Тогда уж нужны маги Разума, менталисты. У всех бывших пленников очень сильно повреждена аура, тут эликсирами не поможешь.

– Надо сказать графу.

– Ну, вот ты и скажи, а я пошел спать, устал я что-то.

А на следующие три дня все, кто мог стоять на ногах, превратились в носильщиков. Мы зачищали тот самый подземный зал с продуктами и другими товарами. Сколько ахов и охов я наслушался в те дни, и если воинов в основном удивляли растерзанные трупы попадающихся змей, то вот выжившие караванщики, торговцы и возницы, восхищались количеством, как оказалось, дорогущих товаров. То там, то там слышались вопли: – Паучий шелк! Эльфийское вино! Шерсть горных лам! Семена милиарно! Гномья работа! Какая прелесть! – и все в таком вот духе. Что самое интересное, почти треть товаров относили именно к нашей стоянке, только продукты и небольшую часть вина, складировали, скажем так, в общую кучу. Только Храм с Шрамом не участвовали в этой «вакханалии муравьев», их я отвел на четвертый ярус, в змеиный инкубатор, где они занялись свежеванием туш огромных змей, а заодно и их мелких сородичей. Само собой, что остовы уничтоженных, а точнее раздавленных и оплавленных каким-то веществом, дроидов я к тому времени уже убрал, точно так же как и повреждённые. В общем, когда, через три дня, на четвертый, на горной дороге показалась длиннющая вереница телег и что самое интересное, довольно крупный отряд наемников, наш лагерь напоминал немаленькую такую оптовую базу под открытым небом.

Еще четыре дня вся эта орава разумных, телег и лошадей простояла, не двигаясь с места. Прибывшие с телегами пара молодых магов-целителей занялись своей работой, очень быстро подтвердив мои слова, что здесь нужны не лекари, а менталисты, работающие с аурой разумного. Хотя и от лекарей тоже польза была и немалая, по крайней мере те бывшие пленники, что выглядели наиболее плохо, стали чувствовать себя гораздо лучше, по крайней мере на мой взгляд, да и наши раненые все встали на ноги. За эти четыре дня к нам присоединился еще один караван, направляющийся в Королевство. Мои охотники, да и все остальные, очень неплохо расторговались, прибывшие купцы прям с руками отрывали шкуры змей, платя за них полновесным золотом, так что, наши телеги заметно подосвободились, а кошельки потяжелели. Я хотел было толкнуть заезжим торговцам и все то, что члены нашего каравана посчитали моими и только моими трофеями, граф-гвардеец даже пообещал, что за все продовольствие, вино и другие вещи, использованными нами, сразу по прибытию в Королевство, мне полностью заплатят. В ответ на что был матерно отруган и получил обещание вызова на дуэль, если еще раз заговорит на эту тему или, не дай Боги, попытается заплатить. Гвардеец проникся и повинился, даже принес мне официальные извинения за непреднамеренное оскорбление. В общем все закончилось хорошо. А вот от сделок с торговцами он меня все же отговорил, пообещав в столице пристроить мой товар по самым выгодным ценам, еще и намекнув, что даже в Королевском дворце могут заинтересоваться таким товаром. Вот только для того, чтобы перевезти все то, что посчитали моим, мне потребовалось с полсотни телег, поэтому, я оставил себе только самое ценное, а просто дорогой и пользующийся спросом товар отдал «на общаг». Ну не нужны мне куча тюков с разнообразными тканями, или целая телега стрел из какого-то очень твердого дерева, паря вязанок и на этом все, или гора простой металлической посуды. Нет, я понимаю, что смогу легко и выгодно все это продать, а везти-то как? А бочки с вином из Курымской Империи? Или почти сотня больших пехотных щитов, или три сотни боевых топоров, пусть и из хорошей стали? Скатки ковров, кипы шерстяных одеял, да, мягких, да нежных, да, достаточно дорогих, да много еще чего, вроде как и ценного, но самого обыкновенного, того, что можно легко купить на любом рынке. Нет, я конечно же мог все это припрятать в карман к Куколке, что, кстати, и неоднократно делал, когда никто не видит и в малых количествах. Но не все же!

А на утро пятого дня, после прибытия телег, наш караван, растянувшись на несколько километров, тронулся в путь. Кстати, из шести наших лошадей, островной породы, уцелели четыре, так что, Храм с Шрамом все так же сопровождают нас верхом, а мы с Круусом на экипаже, а за нами двигаются пять телег с моими трофеями. Установился у нас и новый порядок движения, теперь впереди идут возы гвардейцев, за ними несколько телег с их людьми и еще с парой десятков, отобранных графом по каким-то, только одному ему ведомым критериям, подозреваю, что все эти разумные ему знакомы. Затем идем мы, за нами остатки нашего каравана, потом телеги с бывшими пленниками, а замыкает нашу огромную, а как вы хотели, почти полтысячи телег и прочих возов, караван торговцев. Наемный отряд, поступил в распоряжение командира гвардейцев, да, впрочем, и охрана, примкнувшего к нам каравана, тоже слушается его как отца родного. На коротких привалах и ночных стоянках, я замечал, как довольно и возбужденно ведут себя не только наши, но и примкнувшие к нам караванщики. Ну, еще бы, три дня в пути, а никаких проблем, никаких неприятностей. Думаю, что такая орава, просто распугивает всех возможных монстров, а если тут есть банды и шайки, то они и сами торопятся убраться с нашего пути, еще и спрятаться поглубже, чтобы мы, не дай Боги, не обратили на них своего внимания. Никому ведь и невдомек, что три с лишним сотни телег везут тела разумных, мало чем отличающихся от бревен.

К концу третьего дня нашего пути произошло сразу три приятных события. Во-первых, посланные вперед разведчики вернулись с известием, что нам навстречу движется еще один караван, точнее не движется, а уже встал на ночевку на берегу, неизвестно откуда взявшейся тут реки, во-вторых, до выхода из Страны Камней остался всего один дневной переход, вдали уже видны горы, ну и в-третьих, самое радостное, очнулся один из наших магов, молодая дворянка. Именно последнее известие и вызвало больше всего радости, значит я, а точнее Куколка с Подругой, был прав и нужно всего лишь время, время и уход.

Из разговоров с караван-баши примкнувшего к нам каравана, в отличии от нашего каравановажатого, этот любил поговорить и ничего не скрывал, я уже знал, что с землей, по которой мы идем не все так просто и всякие-разные россказни, о морях, пустынях, древних городах и неведомых народах, ну на счет последнего я ничуть не сомневался и раньше, имеют под собой почву. Оказывается, бывало и не один раз, что караван, встав на ночлег где-нибудь в лесу, или на берегу небольшой речушки, утром просыпался на берегу моря, или среди барханов пустыни и единственное, что всегда оставалось неизменным, это та самая дорога из широких каменных плит, по которой мы и идем. Только благодаря ей, караваны все еще тут ходят, хотя никто и не знает, сколько времени займет дорога, бывало, что караван и месяц где-то блуждал, а бывало и за три дня добирался. Но все караванщики знают, что если ты встретил встречный караван и встал на ночёвку рядом, то можешь быть спокойным, проснёшься там же где и заснул, и еще одно, если ты видишь горы, те самые, что окружают Страну Камней, то тоже можешь уже успокоиться, считай уже дошел. Информация интересная и странная, как караван, да еще и вместе с дорогой, могут куда-то перенестись. Но, приходиться верить бывалым разумным на слово, тем более, что и Куколка, и Подруга, на все мои вопросы только разводят виртуальными руками, да пожимают плечами, у них один ответ на все – мало данных для анализа и выводов.

За эту ночь пришли в себя еще двое молодых магов, что не могло не радовать, ими сразу же занялись маги-целители. Так что, утром наш сильно разросшийся караван двинулся в путь еще в более приподнятом настроении. Ну а вечером кони уже тянули телеги в горы, ночевать рядом со скалами желающих не нашлось. Переночевали мы, как и шли, прямо на дороге, даже подобия лагеря разбивать не стали и только-только небо, говорю по привычке, на востоке заалело, как мы тронулись в путь. Рано утром прошли через точную копию крепости с той стороны Страны Камней и начали спускаться в долину, чтобы уже к вечеру дойти до ближайшего города. Едва наш скорбный караван спустился с гор, как пара гвардейцев, нахлестывая лошадей, рванула вперед. Правильно, надо предупредить местные власти, о том, какая проблема и обуза на них в самом скором времени свалится, надо подготовить место для лагеря, собрать магов, найти сообщить о произошедшем местному представителю Короля, или как он там называется, в общем дел у этих двух гвардейцев в городе будет немало, а времени в обрез.

В городе Пьемонсе, как оказалось, втором по величине городе провинции, мы простояли три дня. Нас тупо всех, я имею в виду выживших с каравана, задержали для выяснения всех обстоятельств наших приключений. Нет, никакой грубости, никакого давления, просто попросили, пока, никуда не уходить. Пяток магов менталистов работали со всеми и с нами, и с молодыми, пришедшими в себя магами, и с другими пострадавшими. Мне, Подруга сразу же поставила что-то вроде ментального щита, который никто из магов так и не смог пробить, а узнав, что я иномирянин смирились и вынесли вердикт, что это у меня какая-то природная защита, так они, кстати, объяснили и то, что я практически сразу после нападения змей очнулся. А вот с освобожденными нами пленными вышло небольшое недоразумение, в городе их просто тупо негде было всех разместить. Нет, какую-то часть, очень малую, разобрали местные жители, в основном родственники или близкие, но почти шестьсот разумных так и остались с нами. Путешествовать с таким обозом по дорогам Королевства, было не совсем благоразумно, поэтому нам предложили немного иной вариант. Пьемонс стоит на пересечении сразу двух дорог, одна из Королевство в герцогство, через Страну Камней и Пустыню, а вторая… вторая водная, потому как расположен город на берегу большой судоходной реки, плавно текущей к морю, а значит и к столице Королевства и к Академии. Нам даже транспортное средство предложили, не самое удобное, зато надежное и очень вместительное – что-то наподобие самоходной баржи, предназначенной для перевозки войск и обозов. На одном таком судне все мы поместиться не могли бы, а вот на двух, легко. Пока мы сидели в городе, очнулось еще несколько магов и стало окончательно ясно, что странный сон всех остальных довольно быстро закончится. Присоединившиеся к нам караванщики попытались упасть к нам на хвост, оказывается водный путь на пару дней короче чем по дорогам, но тут им вышел облом. Гвардейцы хоть и были герцогские, но по всем правилам и законам все же считались солдатами Королевства, маги, идущие с караваном,

тоже рассматривались как будущие солдаты, о бывших пленных и речи не шло, а вот купцы никаким боком к армии не относились и на воинском транспорте им делать нечего. Эту мысль им озвучил представитель местного губернатора. Ну а мы? А мы были совсем не против, лучше плохо ехать, чем хорошо идти, а если еще можно и ехать хорошо, то вообще замечательно. Вместе с нами в плавание по реке отправились и все маги-менталисты, во-первых они еще не закончили с нами, а во-вторых, их помощь пострадавшим была очень полезной, хотя, именно вторая причина и была озвучена как официальная. Вот тут-то у меня и созрел «коварный» план, которым я и поделился с графом-гвардейцем, которому очень не нравилось общаться с менталистами. В результате, на одной барже собрался весь наш караван, а на второй все бывшие пленные. Там сразу же начали натягивать тенты, чтобы прикрыть лежащих ровными рядами разумных от солнца и возможного дождя. Но вот полностью избавиться от магов-менталистов у нас все равно не получилось, один с нами увязался и ведь не укажешь ему на пострадавших, с нами их тоже почти полсотни отправилось.

Целый день шла погрузка, привлечённые телеги с возницами разгружались и отправлялись восвояси, на нашу баржу телеги и возы грузились полностью, кстати, телег у нас оказалось неприлично много, мало того, что наши караванщики не собирались бросать свое добро, так они еще и имущество своих погибших товарищей прихватили, обещая после его продажи передать все законным наследникам, ну, после вычета небольших процентов. Гвардейцы, кстати, отнеслись к этому моменты совершенно спокойно, даже поощрительно, можно сказать. А вещи магов, их экипажи, немногие выжившие простолюдины со своими телегами, да результаты битвы, а потом еще и трофеи… Граф посмеивался, что после возвращения в герцогство его люди станут довольно обеспеченными и на следующий год, отбоя от добровольцев попасть в караван не будет, особенно после того, как гвардейцы на обратном пути испытаю трофеи из Пустыни и если окажется, что шкура Песчаного Червя и на самом деле защищает воду от воздействия Пустыни, то этим «милым» монстрам может очень быстро прийти конец.

– Как бы герцогу не пришлось озаботиться сохранением популяции этой твари. – пошутил граф. – Особенно, после ваших, барон, изобретений.

Вот так и получилось, что от пристани Пьемонса мы отплывали уже в сгущающихся сумерках. Ну, а нам-то что, на каждой барже есть свой экипаж, охрана и даже обслуживающий персонал. Костер на палубе деревянного судна не разведешь, а кушать-то всем хочется, вот и озаботились власти набором минимального набора обслуги, кок, да пяток кухонных работников.

А путешествовать по реке мне понравилось. Широкая, тихая река, баржа почти беззвучно режет воду форштевнем, солнышко, никаких тебе монстров и прочих тварей, неплохая рыбалка, прямо с борта, свежая и вкусная еда, легкое вино. В общем не путешествие, а самый настоящий двухнедельный отдых. Похоже, что и все остальные меня в этом полностью поддерживают. За это двухнедельное путешествие, мы с мужиками разобрали весь наш багаж, рассортировали, что оставляем себе, что на продажу, а что и припрячем до лучших времен, благо, что у меня в столице уже и свой собственный дом есть.

Наверное, единственная кто из всей нашей компании, правда о ней никто кроме меня не знает, не отдыхала, это Куколка. Ее я озадачил навести порядок в кармане, рассортировать все что у нее там скопилось, разделить продукцию технологических цивилизаций от магических и так далее и в том роде. Почти все время нашего плавания от ИскИна не было ни слуху, ни духу и только когда уже показались дальние выселки столицы, она отрапортовала, что закончила. В итоге, у нее получилось несколько десятков самых разных категорий хранящегося имущества, часть из которых имела еще и подкатегории, а у меня на персональном ИскИне появился интерфейс управления всем этим складом. Теперь не придется обращаться за каждой мелочью к Куколке, надо только проштудировать номенклатуру в каждой категории и понять принцип, по которому ИскИн распределял имущество.

Пока баржи добирались до пристани, я еще успел просмотреть несколько отдельных карманов в одном большом. Начал с вкладки, помеченной как «Опасное», здесь Куколка сосредоточила камни с ошейников, мою старую рубку, о которой я уже почти забыл и как не странно, несколько книг. Следующей стала вкладка «Ценное», вопреки моим ожиданиям это оказались совсем не «золото брильянты», а, опять же, книги, заготовки под амулеты и артефакты и кристаллы вместе с их хранилищем из подземелья змей. Во вкладке «Особо ценное», было всего два строчки, те самые Камни Ашура, живые и мертвые. Еще меня заинтересовала вкладка «Неопознанное», тут я увидел несколько артефактов, кучу камней, несколько образцов оружия, уже и не помню откуда они у меня взялись и всего одна единственная книга. Как пояснила Куколка, язык, на котором она написана ей незнаком и не поддается анализу для расшифровки. В общем, кое-какой порядок в наших закромах Куколка навела, но я уже понял, что рано или поздно придется и мне за это дело браться, найти бы еще на это время и желание. А ведь есть еще и моя сумка, пусть она не идет ни в какое сравнение с объемами Куколки, но ведь и там понапихано всего-разного и со всем этим придется разбираться. А то, что разбираться все же придется, я чувствую и оптимизма мне это не добавляет.

В столице нас уже ждали. Точнее ждали освобожденных из змеиного плена. Это стало ясно, когда от пристани к нам направилась пара боевых галер. Короткий разговор с капитаном баржи и мы резко меняем курс, отворачивая от пристани и выходя на фарватер.

– Капитан, что случилось?! – возмутился граф-гвардеец.

– Распоряжение ректора Академии, подтвержденное из королевской канцелярии, идем к академической пристани, там нас уже ждут лекари. По реке будет быстрее, чем петлять по улицам города, да и собрать необходимое количество транспортных средств у пристани просто невозможно. – спокойно ответил речник, а гвардеец заметно успокоился.

– А к какой пристани идем, к той что у моста, или к внутренней?

– К внутренней.

– Жаль, нам надо в казначейство, от моста было бы ближе.

– К сожалению, граф, это не я решаю. Зато вашим попутчикам не надо будет решать проблемы с жильем на эту ночь, тем более, что они еще не все до конца оправились. Да и помогут им. – а вот тут капитан был абсолютно прав, хотя все наши, кто был в караване с самого начала, уже пришли в себя, но состояние у них было далеко от идеального.

Баржа как раз повернула на очередной излучине и я невольно восхитился открывающимся зрелищем. И так совсем немаленькая река, здесь превращалась в самое настоящее море, берегов практически не было видно, только тоненькая полоска по бокам, зато прямо по курсу вырастал огромный остров, никак не меньше километров пяти в поперечнике. И весь этот остров был обнесен высокой каменой стеной из-за которой просматривались высокие башни множества построек, на некоторых были видны высокие шпили, на которых развивались разноцветные флаги. С лева по ходу движения, полуторакилометровый пролив между островом и материком соединял монументальный мост. Но баржа взяла немного правее, как бы огибая остров. Меньше чем через час баржа уже причаливала к длинной пристани в глубоком заливе, а следом за нами к пристани подходила и вторая. Само-собой, что и речи не шло чтобы мы покинули наше плавательное средство в первых рядах, даже молодые маги-дворяне не посмели возмущаться, когда длинная вереница людей в светло-голубых балахонах с носилками устремилась к разумным, находящимся без сознания.

Выгрузка бальных закончилась только через четыре часа и только после этого мы наконец-то ступили на землю. Вот тут-то без ругани и скандалов не обошлось, молодняк оказался вполне верен себе и без разборок, кто и за кем должен идти не обошлось. Когда мы вчетвером наконец-то свели наши телеги и экипаж на дощатый настил пристани, тут уже практически никого не было, только какой-то молодой парень с простоватым лицом крестьянина мялся чуть в сторонке, а рядом с ним, явно пребывающий в прострации, какой-то старичок с толстой амбарной книгой в руках. Вот он-то и направился ко мне.

– Ваша Милость, барон ла Блут-Адер?

– К вашим услугам.

– Чигин, Ваша Милость, я кастелян Академии… младший. Господин Забег, главный кастелян сейчас не может уделить вам своего внимания, как подобает согласно вашего статуса и просит вас принять его извинения. Он занят распределением и размещение э-э-э… пострадавших.

– Я все понимаю и не в претензиях. Вы отвечаете за наше размещение?

– Да… но… мне негде вас разместить, Ваша Милость! – сказал как в воду прыгнул старичок. Наверное, опасается, что я сейчас начну скандалить и качать права.

– Что, совсем негде? – растеряно спросил я. – Я ведь учиться прибыл, вот у меня и бумаги на руках… – идти посреди ночи в город, искать ночлег, мне совсем не улыбается.

– Совсем, Ваша Милость. В этом году очень большой наплыв студентов. Практически все комнаты и дома заняты. А ваш караван очень сильно задержался, прием в Академию уже закончен. Но, спешу вас обрадовать, ректор был в курсе свалившихся на вашу голову неприятностей, и по согласованию с Его Величеством, для абитуриентов из герцогства ла Сайен в этом году сделано исключение. Для вас держали подобающие вашему статусу помещения и даже приемная комиссия соберется через два дня и будет работать целую неделю, для оценки ваших… возможностей. Но, мы никак не ожидали, что прибудет больше шестисот разумных, да еще и в таком ужасном состоянии. Прошу вас, поймите меня правильно, от меня ничего не зависит! – старик явно и сам растерян, да и побаивается меня, а скорее медведеподобных охотников, стоящих за моей спиной и внимательно прислушивающихся к разговору. Тут к кастеляну подошел молодой парнишка и что-то шепнул ему на ухо. Старик расцвел, но глянув на меня, немного сник. Я же мысленно обсасывал сложившуюся ситуацию и ничего иного, как переночевать прямо тут, на пристани мне в голову не приходило.

– Уважаемый господин Чигин, я надеюсь нас не выставят за ворота Академии посреди ночи. Может быть мы переночуем прямо здесь? Ну подумаешь, продлится наше путешествие еще на одну ночь, а утром, я в этом уверен, вы обязательно что-нибудь придумаете. – со старика как будто целая гора свалилась.

– Конечно-конечно, Ваша Милость, вы можете переночевать и здесь. Но вот мой молодой помощник предложил другой выход из сложившегося положения…

– Я вас внимательно слушаю.

– Есть одно помещение, точнее целый дом… Это старая караульная, очень старая, но еще очень крепкая. Когда-то, когда Академия была намного меньше, там располагалась охрана, со временем, Академия разрослась и для охраны построили другое здание, старую стену разобрали, а караулку оставили… Здание конечно не жилое, но переночевать в нем вполне можно. В любом случае это лучше, чем под открытым небом.

– Ну, если другого выхода нет, то ведите. А то уже глаза слипаются.

А минут через сорок, услыхав мой скептических «хмык», старичок опять погрустнел. Вот только это мое «хм» он расценил совершенно не верно. «Караулка», значит, «старая», значит? Передо мной стоял добротный двухэтажный дом, примерно десять на десять, огороженный невысоким, метра два, каменным забором, в котором есть и ворота, в которые свободно пройдет и телега, и карета, есть и симпатичная такая калитка. Первый этаж сложен из каменных блоков, а второй из бруса, потемневшего от времени, а может быть это какое-то местное дерево, крыша покрыта бордовой черепицей, над которой возвышаются две дымовые трубы. Окна и двери, как не странно, целые. На территории стоит каменный же сарай, крытый такой же черепицей и есть колодец. Я еще не знаю, что там внутри, но снаружи бом выглядит вполне себе неплохо. Если перекрытия в доме в нормальном состоянии, то я бы, пожалуй, не отказался бы здесь устроиться и на все время учебы, тем более, что домик стоит несколько на отшибе, от основных алей и дорог Академии отделен маленьким парком, так что какая-никакая видимость уединения будет обеспечена.

– Господин Чигин, а вы знаете… мне нравится. Я бы даже не отказался бы пожить здесь все время учебы. Это возможно организовать? Ремонт и содержание за мой счет, само-собой. Надеюсь мне разрешат нанять в городе нескольких рабочих, чтобы привести тут все в порядок?

– Конечно-конечно, Ваша Милость, с этим нет и не будет никаких проблем! Я уверен, что часть расходом Академия даже может взять на себя! – радостно затараторил дедок.

– Ну вот и прекрасно. Заводите телеги. – махнул я охотникам. – А я пойду посмотрю, что там творится внутри.

А внутри творился… хлам. Похоже, что сюда лет сто стаскивали все подряд, что использовать страшно, а выкинуть жалко. На первом этаже только одна, совсем маленькая комнатка оказалась относительно свободной, вот в ней мы и устроились на ночь, оставив все остальное до утра, даже лошадей распрягать не стали, только разгрузили телеги, да сложили все свое имущество в сарае.

Кастелян не обманул, на утро меня уже дожидалась бригада нанятых академией рабочих, которые должны были освободить домик от всякого хлама и отремонтировать его, правда все материалы уже за мой счет.

Храм и Шрам, даже толком не позавтракав, быстренько собрали свои манатки и упылили обустраиваться в город, со мной, в качестве охраны, денщика, конюха и помощника остался только Круус. Да и тот временно, пока не начались занятия, потом нахождение посторонних на территории Академии, только с личного разрешения ректора, тут даже герцоги и те без личной прислуги вынуждены обходиться, потому и у простолюдинов в Академии жизнь совсем не сахар, ведь формально они уже дворяне, раз поступили, а значит любой может вызвать такого «аристократа» на дуэль, а тот, кроме плотницкого топора, или лопаты, ничего в руках-то отроду не держал. Вот, под контролем Крууса следующие два дня, рабочие чистили доставшийся мне дом от всякого-разного хлама, он же отбирал из этой горы мусора то, что еще вполне может пригодиться, если не в своем первоначальном виде, то хотя бы как будущие заготовки и части для мебели, или, в крайнем случае, в качестве дров для обнаружившегося камина и кухонной плиты. Хотя, именно на дрова и пошла львиная часть всего деревянного хлама, себе я оставил только несколько неплохих шкафов, да книжных полок. Но, стоит признать, что были и очень интересные «находки», в одном из трухлявых сундуков обнаружилось пару книг, жаль не магических, какая-то беллетристика, а на кухне неплохой набор посуды и несколько бутылок вина, не знаю, можно-ли его еще пить, не превратилось-ли вино, за прошедшие годы, в уксус, но оставил, авось пригодится.

Почти неделю я мотался из Академии в город и обратно, посетил с десяток мастерских обычных столяров и столяров-краснодеревщиков, побывал в парочке кузниц и стекольных мастерских. Конечно, глупо было так вкладываться в ремонт дома, когда еще совсем даже не факт, что меня возьмут учиться в академию, я ведь прекрасно помню слова мага герцога, что у меня нет какого-то там «третьего источника», которого я, кстати, так и не смог ни у кого разглядеть, источники пси и ментальной энергии вижу

у всех встреченных мною магов, а вот, загадочного третьего, не вижу. Но есть у меня какая-то уверенность, что все будет просто замечательно и мои усилия не окажутся напрасными. А на шестой день за мной пришли. Пара студентов-старшекурсников явилась чтобы проводить меня для «собеседования».

Странно… Пусть меня и пригласили на «собеседование», ожидал я несколько иного, тем более, что с парой-тройкой бывших своих сотоварищей по каравану я уже успел пересечься и перекинуться несколькими фразами. Поэтому и ожидал самых настоящих экзаменов, должных выявить мои способности, уровень подготовки и имеющиеся знания… А тут, большой кабинет, нет, скорее комната отдыха, обшитые слегка красноватыми деревянными панелями стены, мягкие и удобные кресла, столик с изысканными закусками и несколькими бутылками вина, на полу толстый, пушистый ковер, на стенах картины, неплохая коллекция оружия и несколько охотничьих трофеев. Высокие окна задернуты тяжелыми портьерами, камин погашен, но витает еще в помещении запах сгоревших березовых дров, несколько бра дают достаточно света, но в углах все равно сгущается мгла.

– Присаживайтесь, господин барон, выбирайте где вам будет удобнее. – обратился ко мне один из четырех, присутствующих в комнате разумных. – Ах да, простите старика, забыл представиться, я ректор этого заведения, маркиз ла Дрон-Рительи, друзья называют меня Анри, студенты, господин ректор, а за глаза, старый хрыч. Это, граф ла Кутурьи, начальник нашей Стражи и по совместительству декан факультета менталистики. Именно ему вы подкинули работенку с огромным количеством пострадавших, но он совсем не в обиде, даже наоборот, благодарен вам, теперь его студенты получают прекрасную практику, а сам он может в полной мере блеснуть своими знаниями и умениями. Это, маркиз ла Нордвик, декан факультета подготовки боевых магов, стихийников. У него на вас большие планы, впрочем как и у графа. А это, наша прекрасная гостья из Лесного Княжества, сестра Князя эльфов и наш декан факультета Целительства, зельеварения и алхимии, а также наш самый лучший преподаватель магии Жизни, несравненная Элионель из Дома Зеленой Ветви. Ну вот мы и познакомились. А теперь приступим к нашим делам. Граф, вам слово.

– Прекрасные данные в области магии Воздуха, Огня и Земли. Что странно, также есть предрасположенность к магии Воды, что выглядит просто невозможным в сочетании с магией Огня. Поэтому, я бы однозначно сказал, что факультет боевиков… если бы не одно «но»… У вас, господин барон, очень интересная ментальная защита и очень сильный источник ментальной энергии, вы просто прирожденный маг-менталист. Поэтому, я бы рекомендовал обучение на факультете менталистики.

– Маркиз, а что вы нам скажете?

– Я полностью согласен с господином графом, пожалуй, только за одним небольшим исключением, а именно его рекомендации. У молодого человека все задатки Магистра боевой, прошу заметить, именно боевой магии. Очень впечатляющий комплект подвластных Стихий, а за счет большого запаса ментальной энергии, или как ее еще называют «сырой маны», он может стать украшением нашего факультета… а ментальной магией он может заниматься и факультативно, навыки менталиста еще ни одному боевику не мешали.

– Но позвольте, коллега…

– Нет уж, это вы позвольте коллега…

– Господа, господа, успокойтесь! Я понимаю, что вы оба заинтересованы в перспективном студенте, но давайте послушаем и нашего гостя. Господин барон?

– Господа, вы конечно же уже в курсе, что я в вашем Мире недавно, что я иномирянин. Причем в нашем Мире тоже есть магия и соответствующие учебные заведения. К сожалению, мой Дар, в полной мере, открылся только здесь. В своем Мире я не был простолюдином и занимал довольно высокое положение, а у нас, дворянин, не владеющий хотя бы зачатками магии, таковым не считается, поэтому меня учили, учили с самого детства, поэтому основные, самые простейшие плетения мне знакомы. Но основная сила наших магов была не в количестве этих самых плетений, а в количестве имеющихся в их распоряжении артефактов, амулетов и талисманов. Из них они брали дополнительную энергию, с их помощью вели бои, лечили… Для меня было настоящим потрясением узнать, что в вашем Мире нет магов-артефакторов, что тут не умеют создавать артефакты… Поэтому, я бы очень хотел учиться на факультете артефакторики. Правда, есть небольшая проблема. В герцогстве я имел честь общаться с графом ла Монд, очень сильным магом-менталистом, так вот, он обмолвился, что у меня прошла инициализация только двух источников, а третьего нет. Если честно, то в моем Мире, никто и никогда ничего не слышал про третий источник, более того, считается, что у разумного может быть всего один источник Силы, но иногда он бывает разделен на две части…

– Уважаемая Элионель, что скажете?

– Барон в чем-то прав. В нашем Мире тоже считалось, что источник у разумного только один, а если он разделяется, то такой разумный или очень быстро перегорает, или не может оперировать своей Силой. Должна признать, что маги этого Мира ушли в изучении способностей разумных, а особенно источника их Силы намного дальше, чем маги нашего родного Мира. Но, научная магическая мысль не стоит на месте. Еще триста лет назад, один из преподавателей вашей же Академии выдвинул гипотезу, что так называемый «третий источник Силы» является ничем иным как своеобразным преобразователем, венчиком, смешивающим ментальную и жизненную энергию и именно благодаря этому источнику разумный, приобретает возможность тонкого оперирования магическими и стихийными энергиями. Некоторым подтверждением этому может служить, ну, например, моя аура. Как вы видите, у меня нет такого разделения на источники и выглядит он одним целым и надо приложить очень много сил чтобы все же разглядеть и разделить мои источники. Так как мы уже в курсе, что господин барон все же может оперировать энергиями, то я могу сделать заключение, что третий источник у него все же есть, но он очень и очень плохо развит и на фоне двух имеющихся, довольно крупных и сильно переплетенных энергетических каналов, мы просто не можем его разглядеть, даже прилагая максимум усилий. В принципе, за несколько десятков лет можно постараться и развить третий источник барона до требуемой величины, но… барон молод, он попал в совершенно иной Мир, ему не терпится его изучить и исследовать, поэтому этот путь явно не для него, он просто не сможет проводит постоянные и многочасовые тренировки на протяжении десятилетий, посвящая этому процессу по десять-двенадцать часов ежедневно, его непоседливость не даст ему такой возможности. Но, есть и иной путь, он правда, мало изучен и основывается только на теоретических изысканиях, но… попробовать можно. Предлагаемый мною вариант основан на магии Жизни, мне будет очень интересно провести подобный опыт, да и студентам будет полезно. – совершенно безэмоционально сказала эльфийка.

– Благодарю вас, уважаемая. Что скажете, барон? – поинтересовался ректор.

– Я должен подумать… не всегда магия Жизни так уж и полезна. – при этих моих словах эльфийка буквально взвилась.

– Да как ты смеешь! Магия Жизни – это основа всего, всего!

– Я не спорю, уважаемая Элионель. Просто некоторые плетения магии Жизни, иногда приводят к очень неожиданным результатам. В моем Мире, самые страшные боевые плетения относятся именно к этому разделу магической науки, а против мага Жизни, опасаются выходить даже опытные маги-боевики. – надо было видеть лица моих собеседников после этих моих слов.

– Но… но это просто невозможно… Магия Жизни лечит, исцеляет, она не может приносить вред. – эльфийка была просто поражена.

– Иногда, слишком много Жизни становится опаснее Смерти. Поверьте мне, уважаемая Элионель, я знаю о чем говорю, я с подобным уже встречался и встречи эти были не самые приятные. Одни только воспоминания о них вызывают у меня дрожь.

– А все же, почему именно факультет артефакторики? – решил немного сгладить обстановку ректор.

– Ну, кое-какие основы я знаю. Мне не хватает фундаментальных знаний… возможно, свежий взгляд на проблему, как у нас говорят, взгляд со стороны, поможет мне разобраться…

– Ага, кажется я понял! Вы, господин барон, хотите славы, славы разумного, возродившего древнее искусство? Ну, что же, это ваше право. Вы ведь, насколько мне сообщили, решили обучаться за свой счет?

– Да. Так получилось, что у меня есть достаточные средства для этого.

– Да-да, мы уже наслышаны. Кстати, на эту тему нам бы тоже хотелось поговорить, но это позже. Мне доложили, что вы обустраиваетесь в старой караулке и хотели бы там проживать все время обучения?

– Да.

– Хорошо. Я принял решение удовлетворить это ваше желание. С ремонтом, Академия вам поможет, а вот содержание уже, извините, за ваш счет.

– Благодарю вас, маркиз.

– Ну что же, можете идти обустраиваться. Надеюсь эта наша встреча не последняя. Я буду с нетерпением ждать вашего рассказа о вашем Мире. Всего доброго, господин барон.

– Досвиданья, господа.

• * * * * *

– Анри, что это такое только что было?! А что случилось с тобой, Капет? Я никогда не поверю, что ты смог отказаться, вот так вот, просто, без боя, от столь многообещающего студента! – едва за молодым бароном закрылась дверь, взорвался маркиз и по совместительству декан боевого факультета.

– Да, господин ректор, я тоже этого не понимаю! Да пусть этот мальчишка хоть трижды барон, но он одиночка, иномирянин, за ним никто не стоит! Пара плетений и даже он, со своей защитой не сможет сопротивляться. Его надо изучать! Его место на лабораторном столе! – поддержала мага и эльфийка.

– Тому есть объяснения, друзья мои. Вот, ознакомьтесь и выскажите свое мнение. – на стол легла небольшая пачка бумаг.

– А что это? – задал первым вопрос боевик.

– Это отчет мага, сопровождавшего караван из герцогства. Рапорт командира отряда гвардейцев, сопровождавших в столицу налог из герцогства. И несколько записей, скажем так, разговоров с некоторыми членами того самого каравана. Кстати, сейчас в Королевской Тайной Страже опрашивают немногочисленных выживших охранников каравана и наемников, что его сопровождали. А это, Элионель, личное послание от командира гвардейцев вашему Князю. Как видите, оно не запечатано, это копия, специально для вас, так что, тоже ознакомиться. А вот вам на закуску, письмо от графа ла Монд, где он делится своими впечатлениями от разговоров с этим бароном и своими выводами.

На несколько минут в помещении повисла напряженная тишина, два мага-преподавателя, передавая друг другу листы бумаги углубились в чтение.

Пока эльфийка читала письмо к своему Князю, ректор и безопасник спокойно наблюдали за выражением ее лица, с которого, эмоции, бушующие в ее душе, давно сорвали маску бесстрастности, а боевик что-то обдумывал про себя, тихонько постукивая пальцами по столешнице. Наконец, эльфийка оторвала от бумаги взгляд, в ее глазах читались неверие, боль и надежда.

– Ну что, вижу вы ознакомились с предоставленными нам документами и даже успели составить свое мнение. Предлагаю поделиться ими и прийти к общему решению, как нам извлечь наибольшую выгоду из предоставленного шанса и выполнить приказ Короля.

– Приказ Короля?!

– Ах да, совсем забыл. ЭТО мне принесли буквально за несколько минут до прихода нашего нового подопечного. – на стол лег еще один лист бумаги, на котором была всего одна строчка – «Обеспечить режим наибольшего благоприятствования» и коротка подпись, подкрепленная печатью. – тут уже не только эльфийка и декан боевого факультета растерялись, но и менталист невольно сглотнул и выдавил из себя:

– Барон в курсе?

– Конечно нет!

– И что будем делать?

– Выполнять приказ Короля! Что же еще. А вот как нам его выполнить с наибольшей пользой, мы и должны решить.

– Значит, все что описано в этих бумагах… правда?

– Да, друзья мои, истинная правда. Мало того, что нашу Академию почтил своим присутствием барон ла Блут-Адер, так, как выяснилось, теперь он один из богатейших разумных Королевства, человек, обладающий неизвестными нам знаниями, причем не только в магии, но и в иных науках. Человек, в распоряжении которого есть несколько, пока доподлинно не известно, сколько, артефактов чужого Мира. Но еще и человек, спасший и освободивший сестру нашей уважаемой Элионель и среднего сына Князя всех эльфов, это если не считать, что гномы уже подготовили сообщение, что отныне он их «Друг». Я не знаю, как отреагирует на это послание Князь, но не думаю, что ограничится простым «благодарю». А плюс ко всему, это человек, сумевший за несколько недель настроить против себя несколько очень могущественных аристократических родов. Вот только боюсь, что решить эту проблему, своими обычными способами, они не смогут – в Королевстве нет стольких бретеров, а значит нам стоит ждать «тихой войны», но уже в стенах Академии.

– Поэтому ты ему и позволил жить отдельно от всех?

– Да. Есть у меня подозрения, что обезопасить свой дом, если ему намекнуть на такую необходимость, он сможет. А вот подвергать опасности других студентов, я не могу. Ну как, Элионель, ты все еще хочешь уложить барона на лабораторный стол?

– Не смешно, Анри. А вот привлечь его к работе, особенно после столь громких его заявлений… я бы не отказалась.

– Я тоже. Очень хотелось бы посмотреть на эти его взрывающиеся артефакты. У нас пока, ничего похожего нет даже в разработках.

– Да и я бы совсем даже не был против плотно поработать с ним. Его ментальная защита… это что-то.

– Ну, это уже ваше дело. Сможете его привлечь к своей работе, то ради Богов. Только не забывайте, что ему намного больше лет, чем он выглядит, хотя… ведет он себя как мальчишка. Если бы не знал, то подумал бы, что он выглядит много старше своих истинных лет. Наверное, в процессе омоложения что-то в разумном меняется и его разум начинает подстраиваться под тело. И это хорошо, было бы намного хуже, если бы тело, подстраивалось под разум. Но, опыт-то, опыт никуда не девается, поэтому будьте предельно внимательны. Время до начала занятий у вас еще есть, так что, дерзайте, друзья мои, дерзайте.

– Ну вот, всем поставил задачи, а сам теперь будет только наблюдать и требовать от нас результата. – шутливо возмутился менталист.

– А вот тут, Капет, ты не прав. Мне предстоит решить куда более сложную проблему…

– Какую?

– Как не допустить барона ла Блут-Адер до его столичного имущества. По крайней мере в несколько ближайших лет. Я почему-то абсолютно уверен, что он, стоит ему только узнать, обязательно в него полезет. А чем это закончится, думаю никому пояснять не надо.

– Ну что же, удачи тебе, Анри, да и ему тоже.

* * * * *

Да, странный какой-то разговор получился. Такое впечатление, что меня позвали только для того, чтобы посмотреть, что за птица такая к ним залетела и что с ней лучше сделать, оставить на развод, или сразу в котел. И похоже, что все-таки на развод. Даже так называемые препирательства менталиста и боевика, показались мне какими-то наигранными, по крайней мере со стороны местного СБшника, так это точно, а вот с эльфийкой, похоже, будут проблемы, как она в меня глазищами своими стреляла, прям испепелить была готова, а ведь я ни слова неправды не сказал, нет магии страшнее и опасней, чем магия Жизни, это мне еще в Академии Гардары в голову вбили,

причем вполне аргументированно, с фактами и доказательствами. В Гардаре даже магия Смерти и та рассматривается как частный случай магии Жизни, а не ее антипод и я склонен с этим согласиться. Ну, ладно, поживем увидим, может быть все еще и образуется, и наладится, надо будет просто с этой эльфийкой поговорить, поделиться с ней тем, что знаю, или подкинуть ей парочку плетений из магии Жизни, но слегка подправленные, хотя бы «Поднятие Вампира», ведь оно почти ничем не отличается от плетения «Воскрешения», только одного небольшого модуля не хватает, а так, один в один. Сам-то я это плетение, ни первое, ни второе, воспроизвести не могу, слишком для меня сложное и тонкое, а вот она, скорее всего сможет. А может быть и я смогу, если конечно соглашусь на этот ее эксперимент. Ведь, и хочется и колется! Да, а вот ректор меня откровенно порадовал, формально и с моим обучением на факультете артефакторики согласился, и домик за мной оставил, еще и с ремонтом обещал помочь. Интересно, с чего это такая благосклонность? Может быть преподнести ему какой-нибудь простенький амулет? Хотя… нет, сначала посмотрим, как и чему тут учат, ведь я уже имел счастье убедиться, что Школы в разных Мирах, совершенно разные, взять те же плетения и трезы, формально, это одно и то же, а по факту, каждая треза это целый комплекс небольших плетений, да еще и… как бы это сказать, заархивированных, что-ли. Вылезу со своей такой инициативой и погорю, как швед под Полтавой.

Так размышляя и обдумывая недавнюю встречу я и добрался до своего нового дома. А тут во всю кипит работа. Группа рабочих затаскивает на чердак два огромных, литров по четыреста, бака, будет у меня тут собственное водоснабжение, чертежи деталей для примитивного механического насоса, как на Земле в глухих деревнях на колонках установлены, я уже кузнецам отдал, обещали сделать, так что, закачать воду в баки я смогу. Трубы, пусть и не цельнотянутые, а кованые, они мне тоже сделают. Сейчас вот раздумываю, подкинуть местным ремесленникам идею смесителя, или не надо. А вот с освещением все тяжко, можно конечно развесить по дому амулеты освещения, но не дай Боги, кто из посторонних заглянет на огонек, спалюсь моментально, а пользоваться местными «осветительными приборами», ну очень не хочется, хотя, скорее всего и придется. «Изобрести» электричество, что-ли? Это я так шучу. Ага, сарай уже пустой и плотник собирает стойла и ясли для лошадей, значит все мое имущество уже перекочевало в подвал. Там сухо, я уже проверил. Сегодня у меня только одна задача, пройти по кварталу кожевенников, найти мастера, что согласится заняться выделкой шкур змей, у меня ими целая телега была загружена. Хотя надо бы дождаться Храма или Шрама, они обещали сегодня заглянуть, у них ведь та же самая проблема, может уже и нашли мастера, мне бегать не придется. В общем, хлопоты у меня теперь почти только по хозяйству, да обустройству, плюс надо озаботиться продажей части трофеев, материалы для ремонта и учебу надо оплачивать, да и себе, на карманные расходы, что-то иметь надо, но тут тоже, дело за старшими охотниками, они обещали все устроить. А значит, сидим на попе ровно и пока никуда не срываемся, ждем.

Своих первых друзей в этом Мире я дождался сравнительно быстро. Они принесли мне целую кучу новостей, на которые я, в своей беготне по городу и его мастерским, в принципе не обращал внимания. Во-первых, гномы назвали меня «Другом народа», что это дает и с чем это едят они не знают, да и похоже, что кроме гномов не знает никто, а может быть и они сами не знают. Во-вторых, охотники нашли нескольких кожевенников, которые взялись за обработку всех скопившихся у нас шкур и даже уже есть первые результаты. Мне продемонстрировали две, назовем это рубахами, одна сшита из кожи змей с самыми маленькими чешуйками, на вид и на ощупь, очень мягкая, сама чешуя, после специальной обработки, стала насыщенного синего цвета и что самое интересное, пробить ее кинжалом или мечом, имею в виду простым, стальным, не удается, правда арбалетные болты не держит, как и стрелы с бронебойным наконечником. Вторая, сшита из той части шкуры, где чешуя более крупная и толстая и выглядит как легкий чешуйчатый доспех. Чешуйки, после обработки, стали матово-фиолетовые и держат даже арбалетный болт почти в упор. В общем, кожевенники и бронники в восторге. На моих охотников уже вышли интенданты Королевской Гвардии с целью покупки всех имеющихся шкур, но без меня они пока своего согласия не дали. Но если гвардейцев заинтересовал второй вариант, то вот Королевскую Тайную Стражу, наоборот, первый. Открылось и еще одно свойство змеиных шкур, точнее целый комплект этих свойств. После обработки они защищают от огня, в них не холодно и не жарко, они прекрасно впитывают влагу, но почти моментально высыхают. А вот со шкурами от гигантских змей, пока не все еще ясно. Там и сама шкура толще и чешуя массивней. Хотя и на нее у мастеров уже есть задумки. Третья новость была как бы не имеющая к нам никакого отношения, в самом ближайшем времени в столицу должен прибыть Князь Лесного Княжества, самый главный эльф, одним словом. В общем мои знакомцы постепенно обустраиваются в столице, уже прикупили себе пару домиков по соседству, а шрам так и какую-то вдовушку уже присмотрел. Короче, разговаривали мы долго, обо всем и ни о чем. Я видел, что моих друзей что-то тяготит, не знают они как подойти к этому вопросу, вот и решил им немного помочь.

– Ладно, это все конечно хорошо. А теперь выкладывайте самое главное. Что стряслось? – мужики переглянулись, Храм тяжело вздохнул и начал говорить.

– Понимаешь, Серж, навели мы тут кое-какие справки насчет… твоего бонуса. Даже побывали рябом, посмотрели, прикинули…

– Это вы на счет дома в столице?! Блин, а я про него ведь почти забыл, все собирался зайти, посмотреть, да забегался, все время выбрать никак не могу. Ну, рассказывайте, что там и как, ничего хоть, домишко, или развалюха какая?

– Хм, «домишко»… Не дом это, Серж, а самый настоящий дворянский замок. Такие строили лет пятьсот назад. Он не для обороны, не для войны, для жизни, самый настоящий дворец. Весь такой… такой воздушный, все эти башенки, флигилечки, окна высокие, двери широкие, большой участок земли, там городок средней руки поместится, все это обнесено высоким и очень красивым кованым забором. В общем смотришь и как будто в сказку попал. Вот только… проклята та сказка. Поместье это и продавали, и дарили, и проигрывали, но никому он счастья не принес. Как умер его самый первый владелец, так никто больше в нем жить и не может. Туда даже воры лезть боятся. Пытались и маги разобраться в чем там дело, и священники, вот только никого из тех, кто туда зашел и остался на ночь, больше и не видели. В последний раз как раз из Академии там маги были, тому уже второй десяток лет пошел. Зашло почти два десятка, а вышел один, точнее выпал из дверей. Прожил после этого несколько минут, а когда его вытащили, то это уже и не человек был, а скелет, обтянутый серой и сухой кожей. И еще, среди воров были отмороженные, что рисковали туда залезть и даже что-то выносили, но два-три дня и все умирали, а после смерти выглядели, ну как тот маг. Серж, и еще, это не сказки, поговорили мы тут кое с кем, из тех, кто с этими смельчаками после их походов виделся, так вот, он клянется и божится, что все это правда. Раньше, считалось, что первого хозяина дома в нем и убили, вот дескать его дух и буянит, но после магов и святош в это уже никто не верит. Говорят, что иногда в город из дома кто-то выходит и совсем это не духи. Выходят редко, раз в пятнадцать лет, тогда и по городу высушенные мертвецы появляются. Немного, всего с десяток и далеко не всегда поблизости от дома, бывает и совсем в другом конце города. Вот так-то. В общем, не надо тебе туда ходить.

– А может снести его к демонам? Да построить там что-нибудь.

– Ага, ты такой умный первый! Пытались уже. Даже гномов, что с камнем «на ты» приглашали, так даже песчинку никто отколоть от дома не смог. Мы еще конечно походим, поспрашиваем, но… не ходи туда, Серж не надо.

– Ну, раз такое дело, то не пойду… пока. Да и не выпустят меня из Академии первый год, правила тут такие, да вы же знаете. Так что, спите пока спокойно, а там посмотрим.

– Обещаешь?

– Да, обещаю. Если надумаю пойти, то вас предупрежу.

Блин, зря мне мужики про этот «бонус» напомнили. Год-то выдержу, наверное, а потом все равно потащусь, ну не могу я все это просто так оставить, любопытство не даст. А вот посмотреть издали, что там за «дворец», надо и надо еще до начала занятий, пока у меня вход-выход на территорию Академии свободный. Вот только еще бы время для этого выкроить…

А еще через неделю я остался в своем новом доме один. Мастера ушли, закончив свою работу, Круус тоже съехал к Шраму. В конюшне, в которую превратился сарай, остался один единственный конь, память об острове. Еще три дня из города везли мне всякую всячину, от тарелок-ложек-вилок, до мебели и запасов продуктов и вина. Нашу с мужиками торговлю шкурами и добычей с острова быстренько прикрыли, «до выяснения», хотя расторговаться они успели очень неплохо, по крайней мере обучение я оплатил в полном объеме, еще и так денег осталось, на всю оставшуюся жизнь, если несильно шиковать, хватит. Но даже после этого моя работа по дому не закончилась, а только началась, вот только переместилась они из комнат в подвал, который я решил увеличить раза этак в два, надо же мне где-то работать с артефактами и книгами. Но это уже не моя была забота, Куколка взяла под свой контроль пару универсальных дроидов, они-то всю грязную работу и делали, а заодно и облагораживая новые помещения, я только контролировал, да по пять раз на дню что-то менял, чем очень сильно бесил своего ИскИна.

Завтра примечательный день. Я бы назвал его «посвящением в студенты», днем знакомство с одногруппниками, преподавателями, получение учебников, униформы, а вечером большой студенческий бал.



20 глава | Барон Серж де Сангре -2 | 22 глава







Loading...