home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


23 глава

Как не прискорбно это сознавать, но пророческие способности Подруги оказались слабоваты. Мое вынужденное затворничество продлилось не пару недель и даже не три, а почти полтора месяца, хотя, последние пару недель я уже рисковал выходить из дому и даже посещать кое-какие занятия. К счастью, ректорат был в курсе моего положения и никаких «оргвыводов» из-за моих прогулов пока не делал. Хотя мне было сказано прямо и честно, что, мол, мои проблемы – это мои проблемы и никто не собирается делать мне каких-то поблажек и если я хочу и дальше продолжать обучение в Академии, то мне стоит отнестись к предстоящим экзаменам и зачетам, как за второй семестр, так и за весь первый курс, очень серьёзно, потому как, гонять меня преподаватели будут даже больше чем всех остальных. Ну оно и понятно, никому не понравится, когда кто-то манкирует его занятиями и причина этого совсем не важна. Даже былое благорасположение многих преподавателей ко мне, буквально испарилось уже спустя первую неделю после возобновления лекций. Но, если честно, меня это не особо-то и беспокоило, теорию я знаю не хуже самих учителей, да и в практике, за дни моего вынужденного одиночества, я заметно подтянулся и пока все остальные студенты первого курса разучивали плетения первого и второго уровня, я уже начал замахиваться на пятый-шестой и небезрезультатно. И это местные плетения, с плетениями из Мира Гардары или Альбы все намного проще, там не нужно одновременно следить за десятком, а то и больше, энергетических каналов. Но в то же самое время, местные плетения отличаются от плетений других Миров, по своей функциональности, в разы. Если честно, то у меня такое ощущение что вся местная магическая наука собрана из разрозненных кусков, причем куски эти взяты, сразу из, скажем так, высших областей знания. Взять, для примера, те же местные руны, такое впечатление, что они появились из ниоткуда, нет начального алфавита, нет промежуточных, а сразу вот такие вот «магеммы» и это при том, что в имеющихся описаниях артефактов, руны-то как раз используются куда более простые, но их почему-то не изучают. То же самое и с местными плетениями, которые даже на первом-втором уровне довольно сложные, как для заучивания, так и для использования, ведь по уровню своей сложности они соответствуют плетения на уровень-два выше чем плетения в других Мирах, где магия развивалась медленно и постепенно. А здесь… это, как земной третьеклашка, только-только изучивший основы арифметики и едва прикоснувшийся к классической геометрии, вдруг взялся бы за изучение геометрии Римана или Лобачевского, много бы он понял, смог бы разобраться? Вот и тут такая же, на мой взгляд, история, хотя, может быть я и ошибаюсь. А ведь косвенным подтверждением этой моей теории, могут служить несколько теоретических работ, найденных Куколкой в моих книжных завалах, где вполне научно обосновывается возможность, заметьте, только возможность раздельного запитывания плетений энергией и при этом, выдвигается вполне стройная теория, что в этом случае эффективность даже самых простых плетений возрастает в несколько раз. Там даже несколько плетений предлагается, неказистых, ужасно нестабильных и очень сложных, там говорится, что это продукт развития плетений второго уровня, но по эффективности равных плетениям четвертого уровня. К сожалению, дальше текс прерывается. В принципе, та же самая история и с местными рунами-магеммами, упаковать рунные цепочки в одну руну очень сложно, а если еще и этих самых рун в наличии нет, то и просто невозможно. Однако, подишь ты, рун нет, а руны-магеммы есть! Как!? Откуда!? Почему!? Одни вопросы… и нет ответов.

Подкинули мне и несколько вопросов, не имеющих ответов и мои неизменные спутницы. Оказывается, Куколка постоянно мониторит целую тучу параметров посещаемых нами Миров, а Подруга делает то же самое, но не в глобальном масштабе, а применимо только ко мне – любимому. И результаты этой их работы, скажем так, совсем не однозначны. Куколка даже целую теорию, на основе этих своих наблюдений, выстроила. Я-то, сначала, воспринял все это как шутку, розыгрыш, вот только очень быстро эти два псевдоразума поставили меня на место, причем, вполне аргументированно, с фактами, графиками и таблицами. Немного подумав, примерно сутки, я потребовал от Куколки объяснений и вот что в результате получил.

– Серж, ты знаком с теорией струн?

– Да, конечно.

– Так вот, она неверна, точнее не совсем верна. Как ты знаешь, согласно теории струн, весь мир строится не из частиц, как еще недавно считалось, а из бесконечно тонких объектов длиною в несколько десятков метров и имеющих способность совершать колебания, что и привело к аналогии со струнами. При помощи сложного математического механизма эти колебания можно связать с энергией, а значит и с массой, а это значит, что, другими словами, любая частица возникает в результате того или иного типа колебания, этой самой, квантовой струны. Вот только… Как и любая другая, не совсем проработанная теория, теория струн имеет ряд проблем, которые говорят о том, что она верна лишь от части. И одна из таких проблем, к примеру, это – новый тип частиц, которые не могут существовать в природе – тахионы, квадрат массы которых меньше нуля, а скорость перемещения превышает скорость света. Другая же важная проблема, или скорее особенностью, это существование теории струн лишь в десятимерном пространстве. Согласись, это, скажем так, слегка притянуто за уши, и ведь даже объяснение этой особенности нашли, дескать, на очень маленьких масштабах, не соизмеримых с размерами галактик и уж тем более Вселенной, эти пространства сворачиваются и замыкаются сами по себе, в результате чего нам не удается их определить, но они есть. Верьте нам! Но и на этом пытливая мысль не остановилась и, в результате, появилась теория суперструн, позволившая избавиться от такой проблемы как тахионы. Как ты знаешь, существует два типа частиц, это – фермионы – частицы вещества, и бозоны – переносчики взаимодействия. К примеру, фотон является бозоном, переносящим электромагнитное взаимодействие, гравитон – гравитационное и так далее. Так вот если теория струн учитывала лишь бозоны, то теория суперструн также учла и фермионы, казалось бы, все встало на свои места, тахионы стали ненужны. В результате, была принята именно теория «суперструн» и всем было плевать, что для этого потребовалось ввести одиннадцатимерное пространство, зато теория стройная и осталось ее лишь доказать, теоретически, а затем и практически. Так возникла «М-теория», объединяющая в себе огромное количество самых разнообразных теорий струн. Ты меня понимаешь?

– Пока, да.

– Хорошо, идем дальше. В последнее время, мы с тобой посетили немало самых разнообразных Миров. Все они оказались в чем-то схожи, а в чем-то очень сильно отличаются друг от друга. Как ты думаешь, почему?

– Ну, если ты начала с теории струн, то скорее всего теперь ты начнешь говорить о Мультивселенной.

– Почти угадал. Именно о ней, но все же вернемся к изначальной теории струн, точнее к одному из ее постулатов, а именно – тахиону. Кто сказал, что тахион – это вещество, иными словами, фермион, или бозон, или частица-переносчик взаимодействия, а что, если есть и третий вариант…

– Магия?!

– Правильно, в самую дырочку! Теоретически вычисленный тахион, это ни что иное, как частица «Магического взаимодействия». Стоит нам принять эту теорию за постулат, как сразу пропадает смысл в десяти или одиннадцати мерном пространстве. Зато, теория мультивселенной начинает играть совсем другими красками и основополагающим в ней становится не неопределенность состояний того или иного объекта, а насыщенность тахионами. Одинадцатимерная мембрана, изолирующая наше трех, или четырёхмерное, пространство от точно таких же «пузырей», уплотняется, становясь непреодолимым барьером между Реальностями. И вот тут-то, на смену теории мультивселенной, приходит теория «Веерного расположения Вселенных», или «Отражений Изначального»! Не «банка с шариками», а бесконечная нитка, с нанизанными на нее Вселенными-Реальностями, количество которых ежесекундно увеличивается в геометрической прогрессии. От некоторых Вселенных, отпочковываются свои нити, иногда они становятся просто гигантскими и уже не ясно, какая из этих нитей была «родительской», а иногда это лишь один-два «шарика», так называемые «мнимые» Реальности… Но именно эти «побочные нити» и вносят общий дисбаланс, запутывая стройную изначально конструкцию. Они переплетаются, начинают соприкасаться, появляются «прорывы» одной мнимой Реальности в другую, а иногда и поглощение их друг другом.

– И?!

– В этом Мире наблюдается что-то похожее. Я думаю, что тут началось… взаимное поглощение двух, а может быть и трех, и еще большего количества, побочных Реальностей. Отсюда и остров, и Пустыня, и Страна Камней, и сотрясающие этот Мир сотни лет назад катаклизмы, природные и социальные, появления тварей Пустыни и змей Страны Камней и еще черт знает чего.

– Тогда… тогда и все эти рассказы о Стране Камней, все эти моря, города, пустыни и джунгли, и другое… это кусочки иного Мира или иных Миров?

– Скорее их отражения в этом Мире. Но не просто отражения, как миражи, а отражения каким-то образом замещающие собой часть этого Мира, вклинивающиеся в него. Ведь, зеркало всегда заменяет намного меньший объем, чем то, что оно показывает.

– А почему именно «побочных» Реальностей, почему не «основных».

– Потому что, у «старых» Вселенных мембрана очень плотная и тахионные потоки «молодой» Вселенной не могут ее разрушить…

– Ага. А Карта и Ключ, это значит артефакты, позволяющие свободно перемещаться в пределах одной Вселенной, одной Реальности…

– Не совсем так. Это зависит от того, кто ими управляет. Я могу смело заявить, что, по крайней мере, четыре раза, а может быть и больше, ты смог преодолеть границу Реальностей. И еще… очень часто такие вот вновьпоявившиеся «побочные» Вселенные служат в качестве тюрьмы для неких Сущностей. Как, например, небезызвестный тебе Орис. Нет-нет, ты неправильно понял, зачастую именно их появление и служит причиной «отпочкования». И пока они не покинут новую Вселенную, она достаточно стабильна, они как бы служат ее Хранителями, или предохранителями. А вот с их уходом…

– Ты думаешь, что около тысячи лет назад эту Вселенную покинул такой вот Орис?

– Раньше, намного раньше. Скорее всего не тысячу, а несколько тысяч лет назад. Ты должен сам понимать, что исчезновение в структуре Мироздания такой величины не может не вызвать глобальных катаклизмов. Помнишь, что говорил тот старик?

– Помню… да только… все эти сказания да легенды…про Богов и избранных…ну, не внушают они мне, понимаете, не внушают. И вообще, я, если честно, не понимаю смысла этого разговора. Вы хотите меня поразить своим интеллектом? Считайте получилось, а что дальше-то?

– Ничем мы тебя поразить не хотим, просто обрисовываем ситуацию, в которую мы попали.

– Так ничего нового вы мне не открыли, разве что подвели научную базу, ну или маго-научную.

– Серж, Куколка хочет сказать, что все твои попытки расшифровать местные руны, разобраться с библиотекой, выявить правила и способы построения магемм, имеют совсем ничтожные шансы на успех. Точно так же как и поиск местного рунного алфавита. Все, что мы тут обнаружили, это не более чем кусочки информации из «материнской Вселенной». Так что, прекращая изводить себя и биться головой о стену, смирись, что местный способ создания рунных артефактов утерян навсегда и, или начинай вводить новый рунный алфавит, или полностью переключайся на плетения. Местная, так называемая, Академия, ничего тебе не даст, все что было можно, ты с нее уже получил, а новые плетения или магеммы, если уж они тебе так нужны, можно изучать и в других условиях. У тебя огромное количество учебников и методической литературы из куда более развитых магических Миров, но тут ты даже не можешь нормально с ними заниматься, а вынужден заучивать какие-то отрывочные данные, вырванные из неизвестных книг куски и при этом еще и скрываться, точнее, скрывать свои возможности, вместо того, чтобы искать выход из этого Мира.

– Серж, ты пойми, мы с Куколкой совсем не против, чтобы ты осел в этом Мире, мы ничего не имеем против него, он ничем не хуже или не лучше никакого другого. – поддержала ИскИн и Подруга. – Н должен же быть в этом хоть какой-то смысл, нет, не цель, а именно смысл. Мы тебе поддерживали, когда ты решил вернуть в этот Мир артефакторику, но сей час ты долбишься головой о стену, пытаясь ее проломить, когда в паре метров от тебя стоят широкие распахнутые ворота. Ну не хочешь ты светиться с новым рунным алфавитом. Да и хрен с ним, есть ведь еще и плетения. Ну не умеют местные составлять рунные цепочки, даже не знают о такой возможности, но «Магическое конструирование» они знают, правда идут несколько по не тому пути, увеличивая мощность плетений за счет их усложнения и увеличения энергопотребления. Так покажи им другой путь, тут никто тебя и ни в чем не упрекнет, ведь все знают, что чему-то ты там где-то уже учился. Ведь именно этого, использования иных знаний от тебя и ждут!

В общем, заставили меня мои подруги задуматься, а тем-ли делом я на самом деле занимаюсь? Но и сдаваться, вот так вот просто, очень не хочется. Взятый мной тайм-аут в спорах с моими магическими девайсами закончился на следующий день, как я вновь приступил к занятиям, пусть и не регулярным. И тому было несколько причин. Во-первых, я узнал, что Элионель покинула стены Академии и отбыла в сопровождении пары прибывших за ней эльфиек в свой Лес. А во-вторых, в библиотеке я получил кипу потрёпанных учебников, некоторые из них разваливались прямо в руках. На мой недоуменный взгляд, смущающаяся девушка-библиотекарь пояснила, что в Академии слишком много студентов и пришлось даже давно уже списанные учебники доставать, те, которые пылились в запасниках уже не один десяток, а то и сотню лет. Как говорится, выбросить руки не поднимались, и вот, пригодились. Сначала я даже не обратил на это внимания, спокойно зашел в дом, прошел до своего кабинета, расставил новые учебники по полкам и уже совсем было собрался устроить в кресле, как один из растрепанных томиков, не вынеся переноски, рассыпался самым настоящим листопадом по всему кабинету. Делать было нечего, пришлось ползать и собирать рассыпавшиеся страницы. Книга и на самом деле оказалась очень старой, в ней даже шрифт чем-то неуловимым, отличался от современного. Некоторые страницы оказались безжалостно исчерканными, да так, что уже и разобрать, что на них было написано до этого было заметно проблематично. И все бы ничего, если бы мой взгляд не зацепился за знакомый «птичьи следы». Вот тут-то я и пропал. Всего несколько строчек, написанных на полях одной из страниц, надолго приковали мое внимание. Нет, там не было ничего выдающегося, просто ряд закорючек, а потом пара цифр, ноль-ноль, затем еще ряд закорючек и опять цифры, но на этот раз немного другие, ноль-один, потом один-один, один-ноль, ноль-ноль-один. Я неверюще смотрел на эту надпись и не мог поверить, что все оказывается так просто.

– Куколка, тебе это ничего не напоминает? – несколько секунд тишины, а потом изумленный голос моей подруги.

– Двоичный код?

– Похоже. Попробуй перевести один из кристаллов и сделай привязку к местному алфавиту, не рунному, а простому.

Почти три часа Куколка ни на что не реагировала, а потом раздался ее разочарованный голос.

– Нет, Серж, бестолку. Записи абсолютно не читаемы, получается просто какой-то набор букв, абсолютно бессмысленный. Но я еще попытаюсь. Может быть неизвестный гений чуть-чуть ошибся.

– Конечно попытайся, а я пока… Куколка, а дай-ка мне этот маго-компьютер, может быть я найду какую-нибудь подсказку. – мгновение и на столе материализовался немного странный предмет. Небольшой, размером с пару кирпичей, какой-то металлический брусок, на котором отчетливо выделяются три разных кристалла, два сверху и один снизу, а между ними несколько подвижных пластинок с какими-то иероглифами, а под нижним кристаллом гнездо кристалло-приемника.

Так, и что тут у нас, несколько рун, совершенно мне незнакомых и с десяток странных пиктограмм. Кое-какие я опознал сразу, языки пламени, молния, череп, схематичное изображение дерева и математический знак бесконечности, а вот остальные, пока, вне пределов моего понимания. Какие-то волнистые линии, горизонтальные и вертикальные, россыпь маленьких кружочков, треугольник, стоящий на окружности и какой-то странный орнамент из нескольких хаотично пересекающихся окружностей.

– Куколка, дай какой-нибудь кристалл из библиотеки, что-нибудь не очень нужное.

– Тут все нужное, хотя… держи. Описания к этому кристаллу нет, да и название какое-то неправильное, «один».

Проблем с установкой кристалла в соответствующее гнездо не возникло никаких. Едва кристалл встал на место, как над этим кирпичом-переростком возникла голограмма, или правильнее будет называть это иллюзией, Мир-то магический. Вот только изображение все то же самое, закорючки, так напоминающие птичьи следы. Я сидел и разглядывал эту иллюзия, как будто пытался ее загипнотизировать, машинально постукивая пальцами по столу. А затем, зачем-то, взял и сдвинул одну из пиктограмм. Иллюзия дернулась в такт моему движению, мигнула и опять замерла.

– Серж, – встрепенулась Подруга, – а что ты сейчас сделал?

– Подвинул одну из пластинок…

– А ну-ка, подвинь еще какую-нибудь. – пластинки с пиктограммами легко ходят, поэтому я не задумываясь выполнил просьбу пси-комплекса. Какое-то время Подруга молчала, а потом задала очень неожиданный вопрос.

– Серж, а тебе не кажется, что кто-то предлагает тебе решить головоломку? Постарайся посмотреть на эту штуковину в истинном зрении. Что видишь?

– Что-что, чехарду плетений… очень сложных плетений, причем каждое связано с парой-тройкой соседних…

– Нет, я немного не то имею в виду. Не надо углубляться, посмотри поверхностно.

– Поверхностно? Ну, два верхних кристалла заполнены какой-то энергией, я не могу определить к какой стихии они относятся, нижний совершенно пуст. От заполненных кристаллов отходят энергоканалы, тоже какие-то запутанные и заканчиваются на площадке с пластинками. От нижнего кристалла тоже отходят линии подачи энергии, и тоже заканчиваются на границах площадки. Больше, «поверхностное» зрение ничего не показывает.

– Хм… похоже, что тебе предлагают сыграть в магический аналог пятнашек…

– А ведь и на самом деле похоже… вот только для этой игры надо понимать, какие и для чего пластины ты переставляешь, а тут сплошная абракадабра.

– А ты попытайся! Я же буду отслеживать все происходящие с иллюзией изменения.

– В таком случае надо отслеживать не только их, но и изменения в энергоструктуре самого компьютера, точнее в тех самых энергоканалах, что я смог разглядеть.

– Верная мысль. Ну, что сидишь? Начинай!

«Начинай-начинай»! Ну, вот я и начал, да так начал, что уже минут через двадцать и оторваться не смог. И так почти два месяца. Я даже на занятия ходил в каком-то угаре, полученные учебники даже и не пытался открывать, преподавателей практически не слушал, прорабатывая в голове ту или иную комбинацию этих рун и пиктограмм. Совершенно незаметно прошли экзамены за семестр и за курс. Я из одного из лучших студентов превратился в жалкого неудачника, который с горем пополам сдал все зачеты и только то, что я сам проплатил за свое обучение и что, все же как-то смог все сдать, уберегло меня от отчисления. Напрасно, сначала Мари, за ней архивариус и декан факультета артефакторики Трог, а потом Круус, Храм и Шрам, пытались меня расшевелить. Это еще хорошо, что я не совсем окончательно потерял остатки мозгов и у меня хватило соображалки не демонстрировать им то, чем я занимаюсь. Меня даже ректор разок навестил, пытался о чем-то спрашивать, что-то узнать, но мой растрёпанный и какой-то летающий в облаках вид показал полную бесперспективность этого занятия. Вот только он сделал из всего этого совершенно неверный вывод и как мне, по секрету, сообщила Куколка, с его легкой руки, или точнее языка без костей, по Академии пополз слух, что я почти разгадал тайну древних артефактов. Именно после его посещения, я стал каждое утро находить на крыльце своего дома корзинку с продуктами, а два раза в неделю у меня появлялись пара женщин, без малейших магических способностей. Они убирали в комнатах, стирали белье и вообще, следили чтобы я не запускал себя и окончательно не превратился в какого-нибудь отшельника.

Эти два месяца я и спал-то урывками, по два-три часа и даже во сне пытался решить подкинутую неизвестными артефакторами древности головоломку. Общими усилиями, моими, Куколки и Подруги, назначение этой головоломки нам удалось понять. В ней не было ничего особо сложного. Есть два кристалла с разнотипными энергиями, сами пластины с рунами и пиктограммами, это нечто вроде преобразователя энергии, проходя через которые энергии из верхних кристаллов должны смешаться и преобразоваться во что-то иное. Эта самая «иная энергия», поступает в третий, нижний и пока пустой кристалл и через него попадает в установленный для считывания информации кристалл из библиотеки. Вроде бы, все легко и просто и обойти все эти препоны довольно легко, достаточно наполнить нижний кристалл необходимым типом энергии, вот только каким именно, нам так выяснить и не удалось. Я перепробовал все типы стихийных энергий, ментальную, пси, даже сырую ману, энергию Смерти и Жизни, Тьмы и Хаоса, Света и Духа. Да что там, нам даже не удалось установить тип энергии, содержащийся в верхних кристаллах, никто из нас троих ни о чем подобном даже и не слыхал. В общем, был только один реальный выход – решить задачку древних шутников.

А в одно прекрасное утро, как обычно, едва разлепив глаза и с горем по полам умывшись, на ходу жуя какой-то бутерброд, я ворвался в свою лабораторию, спеша проверить очередное «гениальное озарение» и… не обнаружил магический компьютер на обычном месте. Сначала я попытался вспомнить, не поднимал-ли я его на верх. Потом соображал, не спускался-ли кто-нибудь из посторонних сюда. А потом в мою голову начала закрадываться паника. Меня ограбили!

Слава всем Богам и Демонам, что никто меня в это время не видел. Я реально сошел с ума. Потом, где-то через пару недель, Подруга продемонстрировала мне некоторые кадры. Дикая, сумасшедшая обезьяна и то ведет себя более разумно. Я выл, рычал, катался по полу, расцарапывал себе лицо в кровь и только чудом не выцарапал сам себе глаза. После моего припадка в паре комнат не осталось ни единой целой вещи, мебель превратилась в щепки, одежда, шторы, постель в мелкие лоскутки. К счастью, я ничего этого не помню, единственное, что я запомнил, это дикая тоска, разрывающая сердце, а потом наступила Тьма – это Подруга просто отключила мое сознание. В себя я пришел только через три дня. Спасибо Куколке, она сама, без моих просьб и команд вытащила из своего кармана пару сервисных дроидов, которые и навели в доме порядок. Я же в это время был засунут в медкапсулу, где проходил курс лечения, вы не поверите, от наркотической зависимости. Эти три дня в дом никто попасть не мог, хотя почти никто и не пытался, один раз пришли женщины, чтобы убраться, потоптались часик перед наглухо запертыми дверями и удалились восвояси. Доставляемые мне продукты, забирал сервисный дроид, поэтому никакого переполоха мое отсутствие и не вызвало. Корзинку забираю, опустошаю, пустую выставляю за дверь, значит жив-здоров и просто не хочу, чтобы мне мешали. А вот когда меня наконец-то достали из медкапсулы, у меня состоялся тяжелый разговор с моими компаньонками.

– Серж, первые признаки нарушений работы твоей ментальной системы заметила Подруга, еще две недели назад. У тебя начали разрушаться ментальные связи, а также началась деструкция нейросвязей. Сам понимаешь, все это вело к ее гибели, да и от твоей личности мало что осталось бы. Тогда она забила тревогу, но ты совершенно не обращал внимания на наши предупреждения. Мы попытались выяснить причину всего с тобой происходящего. И, по чистой случайности, нашли ответ. В той штуке, что ты пытался активировать, включился защитный контур. Мы назвали это плетение «ментальный деструктор». Очень слабое излучение неизвестной нам энергии, было сфокусировано на нескольких участках твоего мозга. Именно оно и вызвало наркотическую потребность как можно больше времени находиться около этого аппарата, и оно же начало медленно, но верно, разрушать твой мозг. Подруга решила вмешаться и когда ты спал, внедрила в твою ауру модуль «среднего исцеления». Сначала, вроде бы, все стабилизировалось, но потом мощность излучения рывком увеличилась почти на порядок. Модуль, внедренный Подругой, распался буквально за несколько секунд и все последующие ее попытки внедрить его вновь, оказались абсолютно неудачными. Тогда мы приняли решение изолировать этот аппарат от тебя и когда ты заснул, я убрала его в свой карман. А теперь посмотри, что ты вытворял, когда не нашел его на обычном месте. – Куколка не стала ничего мне предъявлять, она просто констатировала факты, а Подруга прокрутила мне маленькое кино.

– У вас есть версии, почему это произошло, ведь сами говорите, что началось это только пару недель назад?

– Есть. Скорее всего, ты превысил некий лимит попыток на запуск. Кто тебе сказал, что этот компьютер не имеет защиты от попыток его взлома? А ведь твои постоянные попытки его активировать, можно именно так рассматривать. И еще, мы считаем, что твое маниакальное стремление, во что бы то не стало, запустить этот агрегат, тоже было наведенным. Ведь, Подруга подняла тревогу, когда изменения в твоей ментальной системе и мозге, проявились на физическом уровне.

– И что вы предлагаете? Забыть об этой штуковине?

– Нет. Просто надо прекращать бездумное переставление пластинок с места на место. Выяснить, хотя бы примерно, назначение рун и пиктограмм, как видишь, здесь твой любимый «метод научного тыка» не работает.

– И как это сделать? Мы ведь даже не смогли понять, что за энергии использует этот аппарат для своей работы, что за кристаллы в него установлены и материал из которого изготовлены пластины!

– Ну… совсем не обязательно работать с самим устройством. Мы можем создать его виртуальную модель, или модель, работающую на известных нам типах энергий. Нам ведь главное понять принцип… А на счет пластин ты не прав. С материалом мы, в принципе, разобрались.

– А по подробнее, на счет материала.

– В основном сплавы нескольких металлов, но есть и пластины, изготовленные из биологического материала, а именно кости неизвестных живых существ с вкраплениями мифрила и адамантита. Ты настолько увлекся магической составляющей Вселенной, что совершенно позабыл о чисто научных технологиях, а ведь сканеры и Базы Знаний еще никто не отменял.

– Мы можем изготовить в своей мастерской аналоги пластин?

– Да, можем, но… не сейчас. Сейчас тебе надо отдохнуть, привести свои мысли в порядок и дать Подруге время на восстановление разрушенного. К сожалению, медкапсула восстановила физические повреждения, но она не может восстановить твое ментальное поле. Пока ты будешь восстанавливаться, мы все подготовим, просчитаем…

– И долго?

– Неделя, месяц, год… Никто не знает.

– А мне-то что все это время делать?!

– Отдыхать. Ну и… сделать приятное ректору и декану своего факультета. Пара одноразовых, но стабильных артефактов, мы думаем, приведет их в полный восторг. Можешь читать, учиться… но об артефакте можешь пока забыть. До тех пор, пока мы не будем уверены в безопасности его изучения, я тебе его не дам. Вот когда создадим его модель, сможешь и дальше с ним играться, точнее, с ней играться.

Как бы мне не хотелось сказать, что в тот день я просто сидел на крылечке и «наслаждался блаженным ничего неделаньем», это будет откровенным враньем. Нет, и на крылечке я сидел, и ничего неделаньем занимался, вот только блаженства в этом не было ни капли. Скорее даже, наоборот, настроение у меня было как у покойника, а может быть даже еще и хуже. Мало того, что меня чуть не убили, перед этим превратив в ментального наркомана, так я еще умудрился вляпаться в элементарнейшую ловушку. Ну почему, почему я даже и не подумал, что маги, собравшие эту библиотеку, зашифровавшие свои записи и создавшие артефакт для их расшифровки, не позаботились о защите от воров и грабителей?! Ладно, к делу это, теперь, не относится, но моим «ангела-хранителям», в лице Куколки и Подруги, огромное спасибо, спасли, вытащили, что уж тут говорить. А ведь еще и задание дали, усмехнулся я, пара артефактов, пусть одноразовых, но стабильных. И где я их возьму?

Вот так вот, сидел я мрачнее тучи и исподлобья наблюдал за работой старого эльфа-садовника, ухаживающего за растительностью в моем дворе. Чуть слышно щелкали большие садовые ножницы, срезающие ветки кустов и деревьев, молоденький парнишка-эльф, внук или сын садовника, собирал обрезки и стаскивал их на большую тележку, заодно собирая и уже сухие ветки. Что заставило меня внимательнее приглядеться к работе старого эльфа, я не знаю. Но в какой-то момент меня привлекли небольшие, совсем микроскопические выбросы энергии, сопровождавшие каждое движение ножниц. Чик – микроскопическая вспышка, чик – вспышка, чик – вспышка… С каким-то злорадством я подумал, как бездарно пропадает энергия, да еще и не простая, энергия Жизни. И вот тут-то меня и переклинило. Каких только самых «лестных» эпитетов я не наслушался в следующие минут десять сам от себя. Идиот и лох ушастый, это, пожалуй, были самые безобидные. Сижу тут, самобичеванием занимаюсь, а ведь ответы лежат буквально перед носом, причем, не только ответы на вопрос, где взять стабильный артефакт, но и как запустить артефакт из древней библиотеки. Но… Куколка права, сначала модель, на ней все отработать, а потом можно будет и с самими артефактом поработать, а пока, подготовлю-ка я подарок, для ректора с деканом Трогом. Не сразу, конечно, но думаю пару дней на опыты мне вполне хватит. Я тормознул пацанчика и забрал у него пару только что срезанных ветвей.

Вы спросите, какие-такие артефакты из древесных веток? Отвечу, очень слабые, очень часто даже ниже первого уровня, и одноразовые. Вы еще не забыли, какая самая главная проблема местной артефакторики? Энергия! У местных нет рун, которые сохраняли бы энергию в амулетах и артефактах, ну нет, утеряли

они за годы и десятилетия большую часть рун. Та же участь постигла и плетения, хотя их-то в этом Мире никто, никогда и не знал, а пришельцы оказались слишком «великими» и «могучими», чтобы снизойти до секретов и тайн «презренных артефакторов», этих «убогих» и «неполноценных» магов. Вот за это пренебрежение теперь все скопом и, по отдельности и расплачиваются. Ведь любой артефакт, это целый набор самых разных плетений или рун, иногда от самых простейших, до самых что ни на есть высокоранговых, выкини из конструкции любой, даже самый маленький и ненужный «болтик» и вся она развалится. А что такое зеленая, только что срезанная ветка? Правильно, это живой организм, правда уже умирающий, но даже в этом смысле энергия Жизни в нем еще сохраняется от нескольких дней, до нескольких недель. Надо всего лишь придумать механизм высвобождения этой энергии. А вот тут и ничего нового придумывать не надо, просто переломи в нужном месте, и энергия потечет наружу, пока ее не заткнет «пробка» из быстро умерших клеток древесины. Но и это еще не все, чтобы энергия не просто так вытекала, надо проложить энергоканалы и дать ей Цель. Этой целью и будет руна или плетение, нанесенное на эту самую ветку. В итоге, получается дешевый амулет из Школы Жизни, кровь там остановить, небольшую рану залечить, силы восстановить.

Экспериментировал я почти до самой ночи. К сожалению, мои надежды не оправдались. Слишком мало энергии, даже для заживления небольшого пореза, оказалось в небольшом кусочке дерева, а таскать с собой полутораметровые ветки, чтобы заживить рассеченную руку или ногу, никто не станет. Облом-с. Можно было бы, конечно, добавить руну усиления, или плетения, но вот рун или плетений предназначенных для сопряжения тут тоже не ведают, могучим магам они не нужны, ведь им нет необходимости держать то или иное плетение в «взведенном» состоянии. Пришлось мне опять чуток поломать голову и в результате выход нашелся. Какой? А вы посмотрите на маленьких детей, они носятся, прыгают и бесятся днями на пролет, энергии в них, на пятерых взрослых хватит. Почему десятилетний пацан может гонять мяч с утра до ночи, а профессиональные футболисты с трудом выдерживают полтора часа? А посмотрите с какой скорость растут молодые побеги, еще вчера только-только проклюнувшиеся из семечка… И опять решение лежит прямо перед носом. Не получается с ветками, получится с семенами. Будь я на Земле, то не задумываясь использовал бы желуди, семена реликтового кедра и семечки секвойи, здесь же, я нашел иное решение. Есть в этом Мире одно интересное растение, чем-то похожее на наш бамбук, сумасшедшая скорость роста, за пару месяцев дает до десяти метров роста и горсть орехов, похожих на земные грецкие, только скорлупа намного тоньше и формой похож на стручок, такой же удлиненный. Более того, местные алхимики используют его при приготовлении заживляющих эликсиров и лечебных настоек. Да и так, орех этот очень вкусный и питательный, ни одна кухня без него не обходится. О чем это говорит? О том, что в нем очень много энергии Жизни, самое то для одноразовых амулетов и артефактов. Есть эти орехи у меня. Вот с ними-то я и проработал до самого утра, а в результате получил основу для одноразовых амулетов способных обеспечить энергией руну или плетение «среднего исцеления». С одной стороны, вроде как и совсем не впечатляющий результат, далеко не «Воскрешение» и даже не полное исцеление, а с другой стороны, это максимальный предел для семидесяти процентов рядовых магов Жизни, вот и сравнивайте. Плюс ко всему, получившиеся у меня амулеты оказались очень стабильными, ну а как иначе, если семена могут лежать годами, побывать в открытом космосе, а потом, попав в благоприятную среду, спокойно прорасти.

Только одно меня несколько расстроило, мне никак не удалось закрепить в орехах плетение среднего и даже малого исцеления, ведь хочешь, не хочешь, а для поддержания его требуется энергия. Зато с рунами все вышло на ура, ведь рунам энергия нужна только для их активации, а так их можно просто вырезать на скорлупе, правда надо довольно точно рассчитать где и как, но это уже мелочи.

Еще сутки у меня ушло на отработку технологии и унификацию расчётов, а потом я замахнулся на магию Огня… Обсидиан, или вулканическое стекло, оказался почти идеальным накопителем энергии, правда не всякой, а именно энергии Огня. Вот тут-то я разошелся от всей души, и в итоге к следующей ночи у меня были амулеты файербола и «Стены огня». Если честно, то на достигнутом я останавливаться не собирался. У меня уже появились идеи как можно использовать фульгурит, осталось только его найти, но меня отвлекла Куколка.

– Серж, виртуальная модель артефакта готова. Можно приступать к изготовлению простой модели.

– Замечательно. Что требуется от меня?

– Мне нужна лаборатория и желательно, чтобы ничего и никого живого там не было.

– Сколько тебе понадобится времени?

– Пара дней. Вот только есть одна проблема… Пластины с рунами изготовлены из кости с вкраплениями мифрила и адамантита. По своим характеристикам подходят кости черепа крылана.

– И в чем дело?

– Я не могу использовать материалы без твоего согласия!

– Куколка, используй все, что тебе будет надо!

– Хорошо. Значит собирайся и уматывай отсюда. Иди, похвастайся своими наработками, порадуй стариков. – я еще не успел выйти из лаборатории, а прямо из воздуха появился малый технический дроид, а еще миг спустя мой лабораторный стол оказался завален всяким хламом, начиная от продуктов высокотехнологичной цивилизации и заканчивая обломками, откуда они только у Куколки взялись, мечей, кинжалов, наконечниками стрел, когтями, зубами и костями.

На поиски декана Трога у меня ушло почти два часа, пока я, совершенно случайно не встретил Мари с ее неизменными сопровождающими в лице Чака и Гейка, они-то и подсказали мне где можно найти нашего декана и преподавателя. Мог бы и сам догадаться, где может находиться архивариус во время каникул, конечно же в Архиве. Они меня даже проводили, при этом очень заинтересовано поглядывая на висящую у меня на плече сумку. Возле дверей Архива парни слегка замялись, но подстегнутые взглядом девушки, с тяжелым вздохом, все же вошли.

– Чего это они так менжуются? – шепотом спросил я у Мари.

– А-а, не обращай внимания. – легкомысленно махнула рукой девушка. – У мастера Трога есть одна привычка, даже, я бы сказала, мания или идея фикс. Он поставил себе цель разобрать Архив, вот и пользуется любой возможностью чтобы привлечь нас к этому делу. А парням очень не нравится копаться в грудах пыльных бумаг. А зря, ведь именно среди этих бумаг мы и наткнулись на дипломную работу какого-то студента, где он как раз и рассматривал теоретическую возможность создания одноразовых артефактов.

– А что, архивариус и не знает что у него хранится в Архиве? Неужели нет никакого каталога или там картотеки?

– Ты это о чем?

– Ну как же? Архив – это ведь место хранения бумаг, документов и всякого такого… – я покрутил рукой в воздухе. – А значит должен быть журнал, или «амбарная книга», куда заносятся все поступающие на хранение бумаги, каждой присваивается свой номер… – я еще минут пять объяснял девушке основы делопроизводства и библиотечного дела.

– Нет, ничего подобного там нет, да и нигде нет. А в Архиве просто свалены кучи бумаг, начиная от дипломных и курсовых, до всяких служебных и не очень записок, старые журналы посещаемости и успеваемости. В общем все и всегда тащат туда то, что выкинуть жалко, вдруг когда пригодится, а пристроить почти невозможно, ибо никому это не нужно. Но идея мне нравится, надо сказать о ней мастеру Трогу, ему она уж точно понравится. Иногда преподаватели и кураторы, в качестве наказания, отправляют к нему студентов, по одиночке и группами. Жаль, что это совсем не способствует наведению порядка, скорее даже наоборот. – улыбнувшись заметила Мари. А потом, как-то смутившись, она шепотом у меня спросила. – Серж, а у тебя получилось?

– Что?

– Ну… ходят слухи, что ты последние два месяца пытался создать какой-то артефакт…

– И откуда же такие слухи? – девушка еще больше смутилась. – Все так говорят. Даже ректор распорядился тебе не мешать и не отвлекать, а из бюджета Академии выделили пять золотых монет еженедельно на продукты и работникам. Возле твоего дома, пару дней, даже разумные из Службы Охраны пост ставили, чтобы всякие-разные к тебе не лезли…

Ну ничего себе забота, удивленно подумал я. а потом вспомнил о корзинках с продуктами, женщинах, убирающихся в доме, садовнике, ухаживающем за садом и в очередной раз, мысленно, поблагодарил Куколку с Подругой, заставивших меня заняться одноразовыми артефактами.

– Кое-что получилось. Вот, несу мастеру Трогу показать. – я похлопал по болтающейся на плече сумке.

– Ой! А нам можно будет посмотреть?

– А почему нет? Ничего сложного или особо секретного я не сделал. Это все те же одноразовые амулеты. – грустно сказал я. Вот только моего показного пессимизма ни девушка, ни парни не разделяли, скорее наоборот, оптимизм у них, после моих слов, прямо-таки зашкаливал.

Надо-ли говорить, что в Архив, после моего заявления, студенты уже не вошли, а прямо-таки ворвались. Чем немало удивили работающего там архивариуса, который как раз в этот момент разглядывал какую-то бумажку, точнее, кусок какой-то бумажки.

– Мастер, мастер! У него получилось! Серж смог! – очень быстро счастливый крик Мари перешел в область инфразвука. Не отставали от нее и парни. Трог сразу же отбросил, ставший ему уже совершенно неинтересным клочок бумаги, и выжидательно уставился на меня.

– Ну-с, молодой человек, хвастайтесь… не стесняйтесь. Но сначала, расскажите ка нам, предысторию, так сказать. Что сподвигло вас на столь пренебрежительное отношение к преподавателям нашей Академии и к самой Академии, к ее правилам и уложениям. – голос нашего декана был строг, но вот в глазах пляшут чертики.

– Господин декан, вот всеми Богами клянусь, не виноват я! Это все садовник, он виноват! – улыбаясь ответил я.

– Садовник? – оторопел Трог. – А при чем тут садовник.

Пришлось мне рассказывать всю историю с обработкой моего сада, правда немного изменить время всего произошедшего, сместив дату начала своих экспериментов на пару месяцев назад, ну и заодно продлить их на тот же срок. Молодежь и декан слушали меня очень внимательно, не перебивали и только иногда задавали вопросы, да и то, только в самом конце, когда я уже вывалил свои поделки на стол, которые моментально пошли по рукам. Пока я объяснял способ активации и назначение своих орехов-амулетов и почему именно они, Трог только довольно качал головой и подбадривающе мне улыбался. А вот когда я достал свои поделки из обсидиана и стал рассказывать что, как и почему, он как-то сразу напрягся и резко стал очень серьёзным. Потом неожиданно прервал меня и обратился к Мари.

– Мари, беги в ректорат. Покажешь маркизу ла Дрон-Рительи этот перстень и скажешь, что я жду его и графа ла Кутурьи здесь и немедленно. – девушка недоуменно посмотрела на перстень, резко побледнела и буквально испарилась. Я хотел продолжить свой рассказ, но был остановлен повелительным взмахом руки. – Не торопитесь, барон, дождемся всех заинтересованных лиц, а потом продолжим. А вы… – повернулся декан факультета артефакторики к Чаку и Гейку. – А вы… идите в самый дальний зал и не вздумайте оттуда и носа высунуть. Все понятно?

– Да, господин. – хором ответили бледные парни и их тоже как ветром сдуло.

– Барон, еще какие-то подобные идеи у вас есть? – декан показал на пластинку обсидиана.

– Есть еще одна задумка… можно попробовать использовать фульгурит. – заметив непонимание на лице декана пояснил. – Это то, что образуется, когда молния попадает в песок, самый лучший вариант, это кварцевый песок. Если честно, то я не знаю, есть-ли что-то подобное в вашем Мире. Ведь для образования фульгурита необходимо стечение нескольких обстоятельств. Во-первых, молния должна быть достаточно мощной и продолжительной. Во-вторых, песок должен быть относительно сухой. Хотя последнее и не так важно, если молния будет очень мощной. Ну и в-третьих, сам этот материал достаточно хрупкий, обычно имеет трубчатую и пористую структуру. Чем однородней грунт, в который попала молния, тем менее пористым получается и фульгурит.

– Ясно. Поищем, не найдем, попробуем получить самостоятельно, благо, что магов воздуха у нас достаточно, среди них есть и очень сильные. А теперь основной вопрос, какой силой должен обладать маг, чтобы использовать твои артефакты?

– Никакой. Чтобы использовать достаточно иметь руки, ведь переломит орех, обсидиан или фульгуритовую трубку, магом быть не нужно. Скажу даже больше. Даже чтобы изготовить подобный амулет не нужно быть магом, достаточно иметь терпение, хорошее зрение и чтобы руки не дрожали. Руны в эти амулеты не внедряются, они наносятся, можно вырезать, можно нарисовать. Хотя… маг все же нужен, чтобы проследить токи энергии в заготовке и выбрать верное расположение наносимой руны.

– А почему бы руны не внедрять?

– Пробовал, ничего не получается. Без энергетической подпитки руны очень быстро разрушаются. Вставлять в каждый одноразовый амулет камень-накопитель невыгодно, да и становится непонятно как в таком случае его активировать.

– А вы, барон, не задумывались, почему так происходит?

– Задумывался и не один раз. Проблема в том, что ваш рунный алфавит явно неполный. Многие руны утеряны, а как их восстановить я не знаю. Вот если бы… если бы мне дали возможность изучить действующий рунный артефакт, тогда я может быть и смог бы выявить нужные руны. Но тогда это уже был бы не одноразовый амулет, а полноценный артефакт.

– Барон, вы можете гарантировать, что если у вас будет возможность изучить работающий артефакт, или даже, может быть, два, то результат будет? – я задумался. В принципе, Куколка с Подругой должны бут довольно легко разобраться с местными рунами, было бы с чем разбираться. Но, давать опрометчивые обещания мне очень не хочется, а поэтому…

– Нет, господин Трог, гарантировать результата я не могу. Я не знаю, что за артефакт вы имеете в виду, может быть заложенная в него рунная формула окажется настолько сложной, что для ее разбора потребуются годы и десятилетия. А артефакты низких уровней очень недолговечны, а значит уже и недоступны. – декан заулыбался.

– А я в вас не ошибся, господин барон. Вы очень осмотрительны. А теперь между нами… – я ухмыльнулся и выразительно посмотрел на свои пальцы, намекая на перстень Трога. – Ну ладно, уел старика, пусть будет не «между нами», а между очень и очень ограниченным кругом лиц… Ты знаком с рунным алфавитом своего Мира? – а вот такого вопроса я не ожидал, совсем не ожидал. Я задумался, соображая, как ответить и чем мне это может грозить. – Серж, не мучайся, я уже все понял. – в этот момент в Архив прибыли ректор и декан факультета менталистики. – Господин барон, не сочтите за недоверие, или оскорбление, старикам надо иногда поговорить на темы, совсем не интересные молодым. Если вам не трудно, погуляйте тут, посмотрите, может быть вас что-нибудь заинтересует. Только сильно далеко не удаляйтесь, вдруг у нас возникнут вопросы.

Ну что же, раз просят, то почему бы и не погулять.

Поприветствовав вновь прибывших, я незаметно внедрил трезу «чуткое ухо», а по-простому прослушку, в подлокотник кресла с которого вставал и пошел «гулять». Тем более, что кое-что «интересное» я уже давненько приметил, как раз тот самый клочок бумаги, что перед нашим приходом разглядывал Трог. Хотя сама бумажка и не была мне интересна, а вот то, что на ней написано, очень. Несколько рун, но только одна привлекла мое внимание, она была очень похожа на одну из рун, что нанесены на пластину артефакта из библиотеки. Ну очень-очень, за исключением совсем уж мелких деталей. Но даже и не эта руна меня заинтересовала, а те несколько строк, что были написаны возле нее. Так что, подхватив эту бумажку, я углубился в бумажные завалы, при этом внимательно прислушиваясь, о чем будут говорить Трог и его «друзья».

– Крил, старый ты развратник! Сколько лет прошло после того как ты передал все дела в Тайной Службе своему сыну, а привычки остались все те же. Ну ты же знаешь, что творится вокруг, знаешь, что мы ждем визита твоего внучатого племянника, так нет, срываешь с места, отрываешь от важных дел! – начал возмущаться, но как-то… лениво, что-ли, ректор.

– Анри, завянь. – грубо оборвал ректора граф. – Ты что, не видишь, явно случилось что-то важное, ты только посмотри на эту серьезную физиономию, я уже такую лет сто не видел.

– Ничего, Жоре, я тебе сейчас такие новости расскажу, что твоя физиономия будет ничуть не лучше моей.

– Только не говори мне, что твои оболтусы смогли повторить артефакт древних магов.

– Хуже, Жоре, намного хуже, или… лучше, это уже как мы решим. И не «мои оболтусы», а барон ла Блут-Адер, и не повторить, а придумать нечто совершено новое и очень неожиданное. Как вам такое… артефакт, который может изготовить любой мальчишка, и при этом совсем не важно, есть у него Дар или нет? А как вам, артефакт, пусть и одноразовый, который может использовать любой солдат, любой крестьянин или бродяга? При чем артефакт не простой, а боевой, в который заложено плетение третьего, ну плюс-мину, уровня?

– Крил, ты это сейчас серьезно?

– Более чем. Вот, полюбуйтесь, на столе лежат три вида артефактов, основанных на двух разных энергиях, один лечебный и два боевых.

– Ничего не вижу. – удивленно сказал ректор. – Пара орехов и несколько осколков вулканического стекла.

– Ничего не видишь? Дай руку! – в руке декана артефакторики мелькнул кинжал, а ректор схватился за располосованную до самой кости руку.

– Ты что творишь, старый идиот!

– Не ори. Возьми «орех». Видишь с краю идет тонкий надрез? Переломи его по этому надрезу.

– О Боги! – прямо у всех на глазах глубокий разрез почти моментально затянулся, натекшая кровь высохла и осыпалась пылью, а на руке не осталось даже незаметного шрама.

– Вот вам и «о боги», амулет «среднего исцеления», третий уровень. На раз-два прирастит отрубленную руку или ногу, залечит сломанные ребра. Вы можете себе представить, сколько воинов можно будет спасти прямо на поле боя? Я так понимаю, что эффект от неоднократного применения будет примерно такой же, как и от наложения соответствующего плетения. Выдайте каждому воину по паре таких вот «орехов» и армия станет непобедимой!

– А что с вулканическим стеклом? – осторожно спросил ректор.

– Здесь два вида артефактов. Один, содержит в себе плетение файербола, я оцениваю как второй уровень, а второй, плетение «огненная стена», приблизительно четвертый уровень плетения. И еще раз повторяю, пользоваться может любой, понимаете, любой.

– Это страшно! – еле выговорил ректор.

– Да, страшно… вовремя. – жестко ответил ему декан факультета менталистики и начальник Службы Охраны Академии. – Надо немедленно поставить в известность Короля, это будет козырный туз в рукаве на переговорах. Вы представляете, что может сотворить на поле боя один гвардейский полк, вооружённый такими артефактами?

– Вот то-то и оно. Но есть одна проблема, мой внучек уже давно бредит войной. Борода седая, а ему все не сидится на месте. Очень не хотелось бы выпускать такого демона из стен Академии.

– Но и скрывать такое открытие никак нельзя!

– Нельзя, тут я согласен.

– Крил, твой внучатый племянник… натура конечно же увлекающаяся, хотя у самого уже внуки, но вполне вменяемая. Не думаешь же ты, что он готов залить кровью и огнем весь Мир?

– Нет, не думаю. Так что, сообщаем?

– Да.

– Да. Тем более, что это может остановить войну.

– Значит так и решим. Когда вы его ждете в гости?

– Часа через три-четыре. Курьера еще не было.

– Хорошо. Анри, у меня к тебе будет просьба, мне нужно пару сильных магов воздуха и пару телег самого чистого кварцевого песка.

– Зачем?

– У нашего барона есть еще одна идея, но проверить он ее пока не может…

– Будет! Все будет! Если надо будет, вся Академия на твоего барона будет пахать как проклятая!

– Эх, был бы он мой…

Запас энергии в трезе исчерпался и о чем дальше разговаривали старые приятели, я уже не слышал. Но, если честно, то я и так услышал более чем достаточно. Похоже, что у Королевства намечаются большие проблемы. Теперь главное, чтобы эти проблемы не стали моими.




22 глава | Барон Серж де Сангре -2 | 24 глава







Loading...