home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


31 глава


– Разумный Серж Сангре, гражданин Свободного Независимого Мира Марта, гражданский рейтинг ноль, вы признаетесь виновным по статье третьей, пункту второму Кодекса Содружества Разумных Миров – неоказание помощи разумным, повлекшее смерть двух и более лиц. Суд принял во внимание, вашу специализацию, заключённый вами контракт с корпорацией «Чинук», а также то, что разумный Гурс Тынке, гражданин Хайборийской Империи, находясь в здравом уме и в твердой памяти, умышленно ввел вас в заблуждение, относительно мнимой биологической угрозы. И постановил, взыскать с вас штраф в размере двадцати восьми миллионов кредитов. В случае если вы откажетесь выплатить означенную сумму или не в состоянии этого сделать, то суд будет вынужден выставить ваш контракт на аукционные торги и назначить вам наказание в виде «обязательного контракта». Разумный Серж Сангре, вам ясен приговор суда? – голос судебного ИскИна был сух и абсолютно безэмоционален.

– Да, ясен.

– Вы в состоянии оплатить штраф?

– Нет. Таких средств у меня нет. – несколько минут ИскИн молчал, а потом сообщил.

– Разумный Серж Сангре, ваш контракт продан корпорации «Неодим» за двадцать восемь миллионов четыреста сорок две тысячи кредитов, сроком на пятьдесят лет или до момента двукратного возмещения. Сумма в размере триста девяносто две тысячи кредитов перечислена на ваш счет, сумма в пятьдесят тысяч кредитов удержана в счет судебных издержек. Уведите осужденного.

Ну что же, пятьдесят лет узаконенного рабства это все же намного лучше, чем судьба Гурса, пилота челнока. Да его судьбе даже приговорённые к каторжным работам на астероидах и те не позавидуют. Оказаться подопытным в биологических лабораториях, то еще удовольствие, а именно к этому приговорил его суд, да и срок такой же как у меня, те же самые пятьдесят лет. А все из-за его чрезмерного, точнее, непомерного пристрастия к крепким алкогольным напиткам и отключённой, давным-давно, у нейросети функции расщепления алкоголя. Хотя я и сам виноват, даже не удосужился посмотреть откуда идет сигнал на обзорный экран, не удивился, что слабенькие оптические камеры челнока выдают такую четкую и детализированную картинку, ну и поверил россказням этого пьяницы. На самом же деле все было совсем не так, как я видел, вот только понял я это слишком поздно, когда одна за другой начали гаснуть отметки живых на биосканере. Но в одном пилот-алкоголик все же не соврал, он на самом деле отстрелил двигатели и на самом деле послал сигнал тревоги, и его на самом деле приняли. А через трое суток, когда по этому сигналу прибыла целая эскадра боевых кораблей, во главе с целым линкором… вот тогда-то нас обоих и поставили в позу пьющего оленя. Хотя даже командор Лин, командующий прибывшей эскадрой, признал, что лично я ничего в той ситуации поделать не мог, почти пятьдесят километров пустоты, отделявшие челнок от лихтера я никак преодолеть не мог, это с его точки зрения. А лихтер оказался совершенно цел. Просто его команде не повезло, в момент ухода в гиперпространство в Системе откуда они должны были прыгнуть, произошёл ионный выброс. В обычных условиях совершенно обычная и безобидная вещь, если на корабле подняты щиты, хотя бы на пять-десять процентов, или ты находишься на планете, под защитой ее атмосферы. Вот только в гиперпрыжок с включёнными щитами никто не уходит, а тонкая силовая пленка, призванная защитить судно от воздействия гиперпространства, в этом случае абсолютно бесполезна. Поток высокоэнергетических ионов просто сжег всю электронику на борту лихтера, реакторы встали, ИскИны оказались мертвы, а судно выкинуло из гиперпространства. Экипажу повезло, что капитан у них был педант и перед прыжком заставлял всех облачаться в скафандры, это дало разумным несколько дней жизни… или продлило их агонию, это смотря как посмотреть. А на обзорный экран челнока транслировалась картинка с нейросети Гурса, точнее нейросеть транслировала на экран плод его больного воображения, а я поверил, что это реальность, плюс его же рассказ и вот он результат.

В принципе, если бы я когда-нибудь жил обычной жизнью в Содружестве, в том или этом, то такой ошибки я бы ни за что не совершил. Но весь мой «опыт» жизни в высокотехнологичном обществе заключается в общении с высокопоставленными разумными, очень высокопоставленными, жизнью в закрытом научном центре, да космическими перелетами с регулярными боевыми стычками с самыми разными и необычными противниками. Ведь, реально, я никогда в Содружестве не жил и ни с чем подобным не встречался.

Конечно, вкалывать полвека в качестве почти раба на какую-то там корпорацию я не собирался и не собираюсь, даже если и признаю за собой какую-то вину. И избавиться от этой «чести» я могу многими способами. И погасить свой долг перед корпорацией, и тупо сбежать с помощью телепорта, изменив внешность и идентификатор нейросети, а при наличии времени и укромного места, могу даже свой генокод поменять, в самом крайнем случае воспользуюсь Картой и вообще сбегу в другой Мир. Но я ведь хотел пожить в Содружестве как самый обычный разумный? Так почему бы мне сейчас не приобрести такой опыт и не начать с самого что ни на есть низа? Тем более, что «Неодим» не поскупилась и даже дала мне средства на подготовку к этой самой жизни на самом низу, почти полмиллиона кредитов, да плюс мои личные средства на счету и на чипе, очень даже неплохой стартовый капитал. Теперь бы еще узнать к чему мне готовиться и какие на меня планы у моих «работодателей».

В камере досудебного содержания меня продержали еще сутки. Хорошо еще, что теперь меня не стали ограничивать с доступом в Сеть и я смог ознакомиться с общедоступной информацией по корпорации, которой теперь принадлежу. Итак, корпорация «Неодим», существует уже более пятисот лет и входит в сотню крупнейших корпораций Хайборийской Империи, правда занимает только девяносто шестое место, а среди корпораций всего Содружества бултыхается где-то во второй тысячи. Основная сфера деятельности – инжиниринг, но не брезгует и колонизацией планет, а тысячи небольших филиалов этой корпорации разбросаны по всевозможным станциям, базам и планетам, оказывая техническую помощь в ремонте и обслуживании всего, начиная от кофеварки и заканчивая огромными станциями. В основном эти филиалы состоят из одного-двух разумных, работающих на долговременных контрактах и дающие до пятидесяти процентов прибыли. В общем «Неодим» – это корпорация техников и инженеров. Ну что же, меня это вполне устраивает. Появляется возможность поближе познакомиться с местными технологиями и оборудованием самого широкого спектра. На Марте мне это не удалось, планетка, прямо скажем, была так себе, в основном аграрная и вся ее жизнь крутится вокруг производства и переработки сельхоз продукции и только в последние годы там что-то начало меняться, но тяжело и со скрипом. В принципе, этот Мир самая глубокая и малоразвитая провинция, хотя и расположен достаточно близко от таких технологических монстров как Хайборийская Империя, Объединение Свободных Миров Амаранта и Республики Шакти.

Начав узнавать про корпорацию «Неодим», я как-то плавно и сам того не заметив перешел на все Содружество. Вот тут-то и начались настоящие открытия. Всего на территории Содружества около двух десятков больших и малых государств, в которых проживает несколько триллионов граждан, принадлежащих почти к трем десяткам всевозможных, гуманоидных, рас. Но, монорасовых государств тут нет, никаких тебе «Великих Лесных Княжеств» и тому подобного, все расы уже давным-давно перемешались, нет и расизма, по крайней мере, я ничего такого в Сети не нашел. Нет и заслуживающих отдельного упоминания внешних врагов или противников, правда как-то мельком, пару раз, упоминалась какая-то Империя Шанью, вроде как довольно развитое в технологическом плане государство, не входящее в состав Содружества, но и там, если верить Сети, живут самые обычные люди и небольшое количество представителей иных рас. А вот социальное устройство этого Содружества заметно отличается от того Содружества. Никакого закона «десяти» или чего-то подобного, даже разборки между корпорациями с применением силы, на территории Содружества, категорически запрещены, хотя ни корпорациям, ни частным лицам, иметь в собственности боевые корабли не запрещено. Даже скорее наоборот, государства такое дело поощряет и с удовольствием распродает устаревшие корабли, правда на два-три поколения ниже, чем стоят на вооружении флота. А так все то же самое, что я и знал, единые стандарты, единая валюта, коммерческая тайна и технологический прессинг недовольных. Так же, как и то Содружество, это покоится на трех китах – нейросеть, ИскИн и гипердвигатель. Есть в Сети и упоминания о псионах, но, скорее, как о какой-то шутке или недоразумении, на уровне земных экстрасенсов, магов и колдунов. Хотя… на паре сайтов мне встретились хорошо замаскированные тесты на пси-активность, но я благоразумно почти сразу же их покинул, не все так просто тут с этим вопросом. Ну не могли спецслужбы просто так пройти мимо одаренных и не заинтересоваться ими.

А через сутки за мной пришли. Немолодой мужчина в техническом скафандре, что и не удивительно, принимая во внимание, что находимся мы все же на космической станции и двое его сопровождающих, в легких боевых скафандрах с мощными парализаторами в руках.

– Я Курт, ты Серж. Это Люк и Гас. Буянить будешь? – хмуро и как-то неприязненно, спросил меня техник.

– А смысл?

– Правильно. Иди за мной и поторапливайся, наш корабль отходит через два часа, а нам надо еще утрясти кучу вопросов.

«Куча вопросов» вылилась в загрузку десятка средних транспортных контейнеров на борт легкого транспортного судна, пополнения запасов воды, топлива и продовольствия, а также приема на борт трех разумных в арестантской, в отличии от меня, робе с скованными силовыми наручниками руками и их сопровождения.

– Не обращай внимания, это так… попутчики, на следующей Станции они сойдут. – «обрадовал» меня Курт. Я сделал пару попыток заикнуться, что мне надо бы приобрести кое-какие Базы Знаний, но мой сопровождающий только отмахнулся, а беспокоить по этому поводу через чур уж серьезных парней с парализаторами я не стал.

Первый прыжок в гиперпространстве вышел достаточно коротким, всего двое суток и наше судно уже швартовалось к какой-то станции. Все это время я провел в маленькой каюте, больше напоминающей купе земного поезда, две пары двухъярусных коек, маленький встроенный столик и мини шкаф с аварийными скафандрами, а больше и ничего, даже санузел был один на десяток таких кают, в настоящее время пустующих. Ну и само-собой, что все эти двое суток я был заперт, даже по нужде ходил в сопровождении. Напрягает, конечно, но ничего страшного.

Стоянка на станции вышла недолгой, всего четыре часа, а потом опять разгон и уход в гиперпространство. Но я этого уже не заметил, потому как просто спал, по моим часам у меня была уже глубокая ночь. А на утро меня разбудили, не скажу что особо вежливо, но и явной грубости не было.

– Эй, вставай, тебя Курт к себе зовет, поговорить хочет. – тряс меня за плечо один из парализатороносцев.

– Все-все, встаю. – я лениво отмахнулся. – Что случилось-то?

– Курт зовет.

– Я это уже слышал. Я что по среди ночи-то?

– Какая ночь? А-а-а, ну, брат, отвыкай. У нас-то почитай день уже в разгаре.

– Ясно. Ну, пойдем.

– А что, сам не дойдешь?

– Так я вроде как осуждённый. Куда мне без конвоя…

– Ха-ха-ха, ну уморил… осужденный он, а мы по-твоему кто? Все мы на этом судне осужденные, кто больше, а кто меньше… так что, иди и не выпендривайся. – скажу честно, заявление парня оказалось… мягко говоря, неожиданным. Ну, тем интереснее будет пообщаться с Куртом.

– Что кривишься?! Заходи давай! – поприветствовал меня не совсем трезвый, а точнее, не совсем пьяный техник. – Да не смотри ты так! Сегодня имею право, а вообще… ты прав… Я тоже не любитель, но сорок лет, знаешь-ли это срок… А тут проснулся среди ночи, а нейросеть мне и сообщает: «Разумный Курт Вайс, ваш гражданский рейтинг разблокирован». Знаешь, что это значит? Нет? Все, кончился мой срок… А что дальше-то?! Куда идти, что делать?! Хорошо если из корпорации не погонят, а если нет…? Вот то-то и оно. Я ведь никак не мог понять, чего это меня отправили техника искать, желательно с головой, молодого и осужденного… а тут ты. Я как о тебе узнал, сразу стойку сделал… Тебе ведь и девятнадцати нет, а ты уже техник-универсал, пусть и вшивенький… Значит голова есть, а в ней мозги. Знаешь, чего хочешь и стремишься к этому… молодец. Да ты на меня не смотри так, понимаю я все, и дело твое смотрел, знаю, из-за чего ты так влип. Но я вот что тебе скажу, сынок… все что ты себе надумал там… забудь. Не раб ты, и никогда им не будешь. Трупом, вполне, а вот рабом уж точно нет. Ну, это тебе и без меня все разъяснят. Ты небось в Сети полазил, про корпорацию почитал? Все там, в принципе, верно написано. Верно, да не про нас. Хотя… если хочешь, то через два прыжка будет Система Оеши, могу тебя там оставить, встретят, честь по чести, на работы определят… Вот только ты век будешь свои долги корпорации отдавать, да и то не факт, что отдашь.

– А если с тобой полечу, так отдам?

– Ну, не сразу, конечно, лет за десять… У меня на счету, например, сейчас полтора десятка миллионов… А я не хочу с корпорацией рвать… Дальше сам думай. Вижу, не веришь… да и хрен с тобой, мое дело намекнуть, а дальше ты уже сам соображай. Иди, думай, у тебя шесть дней. Потом я хочу услышать ответ, тормозимся мы или нет. Никто тебе мешать не будет.

Когда я выходил из каюты техника, тот в очередной раз потянулся к бутылке, а я с горечью подумал: Знал бы ты мужик, как мне осточертели все эти тайны, как мне хочется тебе сказать, мол, тормози, я здесь сойду. Хочется, но не скажу… потому как, не могу я уже жить без всех этих тайн и загадок, отвык я от размеренного бытия, мозгом понимаю, все, хватит, пора остановиться, а сердце просит совсем иного… Так что, полечу я с тобой, техник Курт, до самой конечной точки…

Свое слово техник сдержал. Шесть суток меня никто не беспокоил, даже поесть-попить приносил дроид, ну а по нужде, опять же в сопровождении все того же дроида. Два раза судно уходило в прыжок и вот второй раз вышло из него. Всего через пять минут возле двери в мою каюту материализовался Люк, а может быть и Гас, кто из них кто я так и не понял, а идентификаторы нейросети у всех троих закрыты.

– Пойдем, Курт зовет. Мы вышли в Системе Оеши. Это последняя наша остановка в изученном пространстве, дальше только «дикий» Космос. – этакий тонкий намек и я уверен, что не без разрешения, а то и по прямому распоряжению техника.

На этот раз меня встретил не расслабленный и не совсем трезвый человек, а собранный и немного напряженный разумный. Минуты две мы играли в гляделки, а потом я не вытерпел.

– Мне нужны ответы на пару вопросов.

– Я так понимаю, что решение ты уже принял и теперь хочешь убедиться, что оно верное?

– Ну… что-то вроде того…

– Хорошо. Значит я не зря летал в такую даль и наши люди не ошиблись. Ну что же, задавай свои «пару вопросов».

– А вот теперь их у меня несколько добавилось.

– Ты уверен?

– Абсолютно.

– Хорошо, спрашивай. Вот только я боюсь, что не все ответы тебе понравятся, поэтому предупреждаю сразу… пока не прозвучали вопросы, ты еще можешь сойти с судна, а если прозвучат и ответы, то хода назад уже не будет и или ты летишь с нами дальше, как уже наш человек, или ты, опять же летишь, но без корабля и без скафандра.

– Что, вот так вот просто выкинешь за борт больше двадцати восьми миллионов?

– В данном случае деньги особой роли уже играть не будут, даже если их будет в десять, в сто раз больше. Что, и теперь не передумал? Хорошо. Итак, присаживайся и задавай свои вопросы, на какие смогу, на те отвечу. На какие не смогу… не обессудь. Одно могу гарантировать, рано или поздно, но ты получишь ответы на все свои вопросы, даже на те, о которых ты сейчас и не подозреваешь, но которые у тебя обязательно появятся.

– Почему именно я? Ведь в Содружестве, да и в отдельно взятой Хайборийской Империи полным-полно молодых техников, куда более лучше подготовленных чем я, которые попали в схожую ситуацию, да и штраф на них наложенный куда меньше.

– Есть в тебе кое-что, что заинтересовало корпорацию. Именно в тебе, а не в тех более дешёвых и более подготовленных.

– Это не ответ!

– Ответ и еще какой. Более подробно тебе все объяснят уже на месте.

– Я так понимаю, что исчерпывающих ответов на свои вопросы я от тебя не получу. Даже если я сейчас спрошу куда именно мы летим, то ты ответишь что-то вроде – в дикий Космос, далеко-далеко за пределы изученного пространства?

– А ты еще более сообразительный чем я поначалу думал.

– не самый лучший способ начинать знакомство со лжи. Кто-то мне обещал ответы…

– Ты не прав, Серж. Я тебе не лгал, а сразу честно предупредил, что отвечу на те вопросы, на которые смогу. Я не знаю, куда мы летим, я не пилот, не навигатор, я всего лишь техник и в рубку мне ходу нет точно также, как и тебе. Почему именно ты? Я тоже не знаю. Вот смотри, ты знаешь, что это такое? – Курт достал из шкафа какой-то, судя по внешнему виду, деревянный футляр, а из него тонкую…костяную? полоску с россыпью, даже не кристаллов, а кристальной пыли на ней. Эта пыль переливалась и играла всеми цветами радуги, а я сразу же почувствовал в ней что-то родное, близкое.

– Какая красота! Так ваша корпорация занимается добычей таких вот камней?

– Наша, Серж, наша корпорация. И нет, ничего подобного мы не добываем. Знаешь, что самое необычное? Если ты сейчас выйдешь из этой каюты, то вся эта красота пропадет и у меня в руках окажется костяная пластина с приклеенным к ней, серым и невзрачным порошком. И еще, если взять точно такую же пластину, но без этого песка, то ее сможет переломить и пятилетний пацан, а вот в таком вот виде ее практически ничто не берет. Ее можно гнуть, мять, завязывать узлом, ее можно бросить в дюзы разгонных двигателей и она даже не изменит своего цвета. Ты понимаешь? А теперь вот скажи мне, что это такое и почему именно на тебя она так реагирует. Причем даже не известно, что именно так реагирует, пластина, или этот песок, или они вместе! Эта штуковина указала на тебя, поэтому именно ты сейчас сидишь здесь, а не кто-нибудь другой. И не спрашивай у меня, откуда ЭТО взялось. Я не знаю! – ну да, ты Курт не знаешь, а вот я догадываюсь, видел я уже нечто подобное, на одной «далекой-далекой» планете. Нет, откуда это взялось я тоже не имею ни малейших догадок, а вот почему именно на меня она так реагирует… Что это, реакция на магию, или может быть на ментальную, или пси энергию? Не знаю, зато теперь я точно знаю, что никуда я от этого Курта и его корпорации не денусь… Да и о природе этой кристаллической пыли я тоже догадываюсь, хотя и не уверен. – Ну что, еще вопросы будут?

– Будут. Расскажи мне о корпорации «Неодим».

– Нет, не буду. Все что ты хочешь узнать есть в Сети. Я тебе расскажу, а ты потом будешь меня опять обвинять, что я тебе солгал. Серж, для того чтобы задавать правильные вопросы, надо обладать хотя бы минимумом правильной информации. У тебя ее нет, поэтому ты и вопросы задаешь неверные. Наберись терпения, примерно через месяц мы будем на месте и там найдутся разумные, которые смогут помочь тебе задать правильные вопросы и дадут на них ответы.

– Тайны-тайны, кругом одни тайны. Ладно, но хотя бы ответить мне на мой следующий вопрос ты можешь?

– Спрашивай.

– Я заключённый? Если да, то к чему эти душеспасительные беседы, если нет, то почему меня держат под замком.

– На этот вопрос я тебе отвечу. Нет, ты не заключенный. Территорию Содружества мы уже покинули, поэтому больше никто не будет держать тебя в твоей каюте. Схему судна, с обозначенными зонами допуска ты получишь сразу, как только мы уйдем в очередной прыжок. Я тебе ответил?

– Да, спасибо. Пойду к себе, маленько подумаю.

– Подумай-подумай, говорят очень полезное занятие. А для того чтобы тебе лучше думалось, вот возьми. – Курт протянул мне бокс, в котором обычно хранятся Базы Знаний. – Здесь самый полный комплект Баз техника-универсала шестого ранга. Учи, просвещайся. Ты ведь именно это хотел купить.

– А вот за это отдельное спасибо. И сколько мне будет стоить это сокровище?

– На двадцать процентов дешевле чем если бы ты покупал это самостоятельно.

– Приятно. И еще раз спасибо.

Тридцать дней пути и восемь прыжков через гиперпространство. Почти восемьсот световых лет, ну если по прямой, а так, кто его знает, может быть мы вообще вышли в соседней с какой-нибудь центральной Системе. Чушь конечно же, но и не думаю, что мы и на самом деле отдалились от Систем Содружества на самый максимум.

Не знаю почему, но я думал, что нам предстоит спуск на какую-то планету. Реальность же оказалась немного проще, лихтер состыковался с космической Станцией. Никакой «делегации по встрече» нас не ждало. Я выходил вместе с Куртом, поэтому, когда на выходе он замер на несколько мгновений, то я особого значения этому не придал, ну получил человек себе на нейросеть объемный файл, что тут такого. Вот только его взгляд, брошенный, после этого, в мою сторону показался мне странным. Но почти сразу же за этим от него прилетел файл.

– Схема Станции. Принцип тот же что и на корабле, несколько зон, куда свободный для тебя доступ, где появляться не рекомендуется и зоны, куда тебе соваться вообще не стоит. Не знаю почему, но я должен тебя предупредить, закрытые для посещения сектора, оборудованы многоступенчатой системой контроля и безопасности, причем независимыми системами, так что, не стоит пытаться их взломать, хотя, как ты это сможешь проделать, если у тебя в этом нет и минимальных навыков. Пострадать не пострадаешь, но доверия руководства корпорации лишишься. Демоны Пустоты, да они вообще с ума сошли! Короче, тебе дается еще две недели на изучение Баз, тех что я тебе передал, потом аттестация и сертификация… Как-то так, Серж… Ничего не понимаю, там Баз лет на пять изучения с твоим-то коэффициентом интеллекта. В общем, держись «поводка» он приведет к выделенной тебе каюте на Станции. Кстати, цени, каюта в котором ты будешь жить, находится в инженерно-административном секторе Станции. Я вот, например, начинал с самого низа, да и до сих пор мне дорога в тот сектор закрыта. Не понимаю, что вообще происходит? – прошептал техник скрываясь за очередным поворотом коридора.

Курт не понимает, а вот я, кажется, начинаю понимать. Просто правление этой корпорации очень… я бы сказал, трепетно, относится к разумным со пси способностями, да и кое-что о их возможностях они наверняка знают, отсюда и, незаслуженное пока, уважение, выразившееся в более комфортных условиях проживания, и достаточно жесткие и неправдоподобные сроки, отведенные на изучение огромного пакета Баз. Тут они правы, то, что обычный разумный будет изучать годами, одаренный, поставивший свой Дар под контроль, вполне может изучить за несколько недель. Этим условием правление корпорации убивает сразу двух зайцев, во-первых, проверяют показания странного прибора, а во-вторых, определяют уровень моих пси способностей и степень их подконтрольности мне. Ну что же, две недели – это неплохо, будет время ознакомиться со станцией, может быть свести пару знакомств, ну и получить хоть какую-то информацию о корпорации и чем она здесь занимается. Я ведь не стану сообщать, что Базы я уже давно изучил. И дело тут совсем не в том, что я весь из себя такой гениальный, просто девяносто процентов информации, что в них находится, перекликается с тем, что я уже и так знаю, а оставшиеся десять, это мелкие частности и в основном касаются практики и новых, незнакомых мне технических комплексов и оборудования. Вот и получается, что пакет Баз шестого уровня, «ужался», по объему, до аналогичного пакета Баз второго, максимум третьего, уровня, а месяц безделья на борту транспортника нужно было чем-то занять. Правда меня немного напрягло замечание Курта на счет какой-то «аттестация», это что, у меня, прежде чем допустить меня до сертификации, еще и какой-то экзамен принимать будут? Это уже что-то новенькое.

Не скажу, что эти две недели пролетели, хотя отдохнул я очень хорошо и морально, и физически. Правда завязать с кем-то знакомство у меня не вышло, люди шарахались от меня как от огня, да и доступная для меня территория Станции оказалась очень ограниченной, что меня наиболее сильно удивило, мне был закрыт доступ в «торговый сектор». Что это такое я так и не понял, ведь тот сектор Станции, где расположились всевозможные магазины и магазинчики, я посещал совершенно свободно, так же, как и зону отдыха, медсектор, технический сектор и зону релаксации, так здесь обозвали целый ярус Станции, где раскинулся немаленький парк и пара небольших прудов с мелкогалечными пляжами. В общем, хоть и в «гордом одиночестве», но отдохнул я совсем неплохо. А ровно через две недели, точнее, декады, со дня моего прилета на Станцию, я получил на нейросеть уведомление, что меня ожидают в отделе аттестации и сертификации, и даже любезно сбросили схему маршрута.

Ровно через шесть часов мне стала понятна концепция аттестации. Я как-то уже успел подзабыть, что для подтверждения специализации мастер техника-универсала должно пройти не менее двух лет. Тут мало изучить Базы и сдать на сертификат, и даже факт прохождения сертификации в капсуле виртуальной реальности не дает право на это звание – мастер. В корпорации «Неодим» пошли несколько по другому пути, вполне легальному, кстати, аттестации тремя мастер-техниками, они как бы своим именем поручаются за претендента на это звание, за него и за его навыки. А вот с этой самой аттестацией вышло не все так гладко. Для начала, пусть и в виртуальной реальности, но мне пришлось ремонтировать и обслуживать, огромное количество самого разнообразного оборудования и все шло прекрасно, пока мне не попался один блок… вот тут-то я и встрял в ступор. Нейросеть мне предложила, на выбор, два варианта ремонта. Один, оптимальный, а второй… в соответствии с изученными Базами Знаний. В первом случае работоспособность блока восстанавливалась до девяносто восьми процентов, а во втором, только до шестидесяти восьми. Получается, что в памяти моей нейросети содержится два варианта ремонта, причем один свежий, а второй уже довольно старый. Чисто интуитивно я выбрал первый вариант с минимальной степенью восстановления работоспособности.

Ну, что сказать, экзамен мне зачли, тем более, что таких вот блоков от неизвестного, если не пытаться понять что это такое, оборудования, мне досталось полтора десятка. Скажу больше, аттестацию мне зачли с наивысшим балом, а причина того, что для одного из блоков не оказалось альтернативы и я, после недолгих раздумий, применил имеющийся в памяти нейросети оптимальный вариант решения проблемы. А потом, сразу после прохождения аттестации и сертификации, меня пригласил к себе, вы вдумайтесь, не вызвал, а пригласил, начальник инженерно-технической службы и не какого-то там отделения или филиала, а корпорации целиком, ну, или как минимум самой важной ее части, ее основы.

В очень немаленьком кабинете меня уже ждали, и ждал не только мой будущий непосредственный начальник, но и еще с десяток разумных. Нет, они не сидели в креслах и не пялились на входные двери, ожидая моего прибытия. Они работали. В момент моего появления они очень внимательно изучали мои действия, комплектующие и задействованные инструменты, во время ремонта того самого «особого» модуля.

– О, а вот и виновник нашего неожиданного аврала. Проходите, Серж. Я, как вы уже догадались, Хан Тома, начальник той богадельни, что некоторые громко называют инженерно-технической службой корпорации «Неодим». Остальных представлять не стану, во время работы вы со всеми из них рано или поздно познакомитесь, да и не стоит их отвлекать. Вы подсунули им такую увлекательную игрушку, что меня, буквально, силком заставили сюда пригласить. Согласитесь, что приглашение простого техника, пусть и получившего сертификат техника-универсала шестого ранга, к начальнику службы корпорации, да еще и когда весь ее инженерно-технический совет находится тут же, просто… нонсенс.

– Ну, раз пригласили, значит не такой уж и нонсенс. Я так понимаю, что вы решили познакомиться со мной поближе, вот только не понимаю причин.

– Хм… Причины? Хорошо. Серж, ответьте мне на один вопрос… почему вы выбрали именно этот алгоритм работ, вам знакомо это оборудование, вас кто-то научил, показал, что и как делать?

– Нет, данный модуль мне незнаком, хотя кое-какие ассоциации и навеял. Я просто подумал, что так будет правильно.

– Техническая интуиция?! – спросил кто-то из присутствующих и явно не у меня.

– Вполне возможно. – ответил еще кто-то. – Серж, при проведении работ с некоторыми блоками вы как бы впадали в растерянность, замирали на несколько мгновений… Почему, если не секрет? – вопроса на подобии этого я ждал, поэтому и ответил почти не задумываясь.

– Мне показалось, что алгоритмы работы с этим оборудованием, которые я изучил в Базах, не являются наиболее оптимальными. Слишком невысокий будет результат… Но я подумал, что Базы Знаний составляют умные разумные, высококлассные профессионалы своего дела и нечего мне тут пытаться изобразить из себя самого умного.

– А вы можете здесь и сейчас продемонстрировать нам альтернативный алгоритм работы, который, по вашему мнению, будет более результативным? – заинтересовано спросил Хан.

– Подожди, Хан, ты упускаешь одну, на первый взгляд, незначительную деталь. – раздался тот же самый голос, что интересовался на счет интуиции и из дальнего угла появился, что-то внимательно просматривающий на планшете человек. – Позвольте представиться Мар Соло, руководитель… одного из подразделения нашей службы. Серж, вы сказали, что тот блок вызвал у вас некие ассоциации… Не могли бы вы прояснить этот вопрос, какие именно? Что напомнил вам этот модуль?

– Вы, наверное, станете смеяться, но я подумал, что это какой-то новейший модуль управления очистки медкапсулы… Ну и ремонт проводил уже исходя из этого предположения.

– Модуль управления очистки медкапсулы… а что, вполне может быть. Я думаю, что в недалеком будущем мы сможем проверить эту вашу версию. А вам, Серж, ничего не показалось… странным и необычным в этом модуле?

– Показалось. Он вообще весь, довольно странный, как будто у него

несколько контуров управления. Один вполне обычный, от ИскИна капсулы, а вот второй… он… он работает на совсем иных принципах и мне кажется, что он… основной, а контур управления посредством ИскИна, как бы дублирующий, или аварийный. Вот только тот, кто писал программу для капсулы виртуальной реальности, судя по всему, никогда ни с чем подобным не сталкивался и посчитал этот, основной контур, каким-то малозначащим и отнёсся к его визуализации наплевательски. Нет в его прорисовке той гармонии и изящества, что просматривается во всем остальном.

– А больше вам такая странность нигде не встречалась?

– До сегодняшнего дня, нет. А вот в тех заданиях, что я сегодня выполнял на аттестации, еще дважды.

Что, возникает вопрос, а чего это я разоткровенничался, чего перья распушил? Отвечу. Все дело в том, что я смутно узнаю все это оборудование. Почему смутно? Так я видел, более… продвинутое, что-ли. Не само оборудование, а принципы его создания и работы. Где? На борту у Куколки. И в то же самое время, некоторые части, модули и блоки, не имеют ничего общего с тем, что использовала Куколка. Зато они очень близки по своей архитектуре к оборудованию джоре и сполотов. Этакий винегрет из двух разных технологий, сугубо технологических, ментальных, или пси технологий, да еще и с добавлением чистой магии. Подозреваю, что «выхлоп» от смешения подобных подходов к созданию любого оборудования окажется намного больше, нежели от их использования по одиночке. И еще, мне нужен был доступ к этому оборудованию, очень был нужен. Поэтому и следующий вопрос прозвучал для меня как музыка.

– Серж, а вы не хотели бы поработать с подобным оборудованием в живую? Нет-нет, сейчас не отвечайте, я вижу что хотите, прямо горите желанием. Ответите на этот вопрос, когда пообщаетесь с нашими специалистами из отдела персонала, наберетесь опыта, побольше узнаете о корпорации и ее работе. А сейчас идите. – отпустил меня Хан Тома, хотя было видно, что у многих из присутствующих есть ко мне вопросы, вот только задавать они их пока не торопятся.

Три дня отдел персонала меня «мариновал». Я даже начал подумывать, что где-то накосячил, раз за разом прокручивал тот разговор в голове и не находил нестыковок, тем более, что во время всего разговора я четко мониторил эмоциональный фон в помещении и не заметил какой-либо неприязни, злобы или каких-то иных отрицательных эмоций. Наоборот, был интерес, заинтересованность и дружеское расположение. Мне кажется, что техники и инженеры практически сразу приняли меня как своего. Значит все эти «жу-жу» происходят с подачи СБ, подразделением которой и является отдел персонала. Кого-то или чего-то ждут? Возможно. Именно поэтому, когда на нейросеть пришло короткое сообщение, что меня ждут в отделе персонала, я уже не суетился. Осталось всего ничего и я выясню в чем тут дело.

В отделе персонала меня встретила классическая секретарша-блондинка. Ноги от коренных зубов, грудь третьего размера и огромные, наивные голубые глаза. На мой приход она и внимания не обратила, продолжая как ни в чем не бывало полировать свои ногти. Вот только эта бутафория могла обмануть кого другого, но не меня. В истинном зрении я отчетливо видел очень неплохой комбинированный источник пси и ментальной энергии, хорошо развитые энергоканалы, преимущественно нежно-голубого, с серебром оттенка. Довершали картину несколько тонких ментальных каналов, протянувшихся ко мне. В любом другом, я имею в виду магическом, Мире, эта девушка вполне могла бы стать хорошим ментальным магом, а если бы стала развивать некоторые свои способности, то и магия иллюзий ей бы быстро поддалась. Но само-собой, что ничего этого я ей говорить не стал, а просто уселся на небольшом диванчике, выстроил вокруг себя ментальную защиту и погрузился в транс. А что время терять, Баз знаний, наделанных Куколкой из кристаллов Мина, у меня еще много и совсем неважно, что не все из них я могу изучить, в силу ограничений на оперирование некоторыми типами энергий, теоретические знания тоже лишними не будут.

Я как раз пытался постичь некоторые нюансы магии Крови, когда до меня донесся тихий разговор.

– Ну, и что у тебя там происходит, Кая?

– Не знаю, Ном. Я все сделала как ты и просил, даже юбку покороче одела, и глазками хлопала, но он совершенно не обратил на меня внимания. Уселся на диван и то ли заснул, то ли провалился в обучающий транс.

– Ты его просканировала?

– Нет. Пыталась, но нет… Как будто на какую-то стену напарываюсь, а давить всей Силой я не решилась, хотя, думаю и это не помогло бы. Я же говорю, стена. Думаю, что по нашей классификации… не ниже В ранга. Хорошее приобретение для Службы.

– Нет, Хан на него уже свои лапы наложил. Говорит, что он какой-то «технический интуит», мол интуитивно чувствует оборудование, что и как надо сделать. Он меня уже достал своими требованиями ускорить проверку, а то дескать у него в службе работа стоит. Ладно, буди его и пусть проходит. Мальчик-то не так прост как кажется, мне тут кое-что с Марты сообщили, так я просто в шоке, теперь и не знаю что с ним делать. Что-то мне ссыкотно.

– А что тебе такого могли о нем сообщить?

– Ну, если отбросить совсем уж невозможное, то телекинез, неизвестные нам техники скрыта, ментальное внушение… и это только то, что о нем доподлинно известно. Я думаю, что его пока нельзя подпускать к техническому сектору, но Хан… Было бы лучше использовать его у нас, так и под надзором бы был и информация на сторону не уйдет. Побеседую с ним, а потом определюсь и пойду к Аву… Хан ему хоть и брат, но должен же он понимать…

Я опять переключился на истинное зрение и немного растерялся. Секретарша все так же продолжает утопать в своем огромном кресле и полировать ногти, кроме ее и меня в помещении никого. Интересно, это что у них, ментальная связь, или я каким-то образом смог подключиться к разговору по нейросети?

Оказавшись через пару минут в кабинете неведомого Нома, я невольно усмехнулся, про себя, разумеется. Если подслушанный разговор мне не приснился и не является плодом моей фантазии, то человек, хмуро на меня смотрящий, является начальником местной СБ. неприятно только, что он смог что-то на меня раскопать, хотя я и ума не приложу как ему это удалось.

– Проходите, молодой человек, присаживайтесь. Разговор нам предстоит долгий… – хозяин кабинета не на долго замолчал. – Ну и что же мне с вами делать, Серж Сангре? По некоторым параметрам вы нам подходите, даже очень, но… Курт Вайс слегка поторопился и не согласовал вопрос относительно вас… И теперь мы имеем то, что имеем. Мошенничество, разбой, скупка и продажа краденого… мне продолжить?

– Нет-нет, достаточно. – человек победно улыбнулся. – Я таким «иконостасом» похвастаться не могу, мне вменили в вину только неоказание помощи терпящим бедствие. Так что, по сравнению с вами, я просто «вышел погулять». Не скажу что я восхищен, но поражен это точно. – мой собеседник недоуменно выпучил на меня глаза. Спустя несколько секунд в них появилось понимание и, как мне кажется, искреннее возмущение.

– Вы что там себе понапридумывали?! У меня гражданский рейтинг более шестидесяти единиц! Это я ваши «художества» озвучил.

– В таком случае вы ошибаетесь, или кто-то умышленно ввел вас в заблуждение. Ни в чем подобном меня никто не обвинял и я ничего такого не совершал. Я честно работал по контракту с корпорацией «Чинук», вот их-то как раз и можно кое в чем обвинить, но не меня.

– Ну, молодой человек, отсутствие обвинений и как следствие этого решения суда, еще не значит, что вы не при чем. Для меня достаточно того, что я об этом знаю. А для вас того, то вы знаете, что я это знаю. – я безразлично пожал плечами.

– Вы правы, это ваше дело, что и о ком думать. Вот только бросаться беспочвенными обвинениями, которые могут грозить разумными пожизненным заключением на астероидах, не стоит. В результате, в самом лучшем случае, вам это может стоить почти тридцать миллионов кредитов, а в худшем, со временем, выдвижением против вас гражданским иском за клевету и немаленьким штрафом, с одновременным понижением того самого гражданского рейтинга, которым вы так гордитесь.

– Ладно, я понял. – Ном не пошёл на попятную, он просто решил, что наш с ним разговор начался не совсем верно. – Хотя, я мог бы предъявить и доказательства, всего мною сказанного, но вам это не нужно, вы и так знаете, что я прав, а для меня это неважно. Здесь на Станции, почти шесть тысяч сотрудников корпорации и добрая половина из них ничем не лучше вас, а даже еще и хуже. Вот только с ними у нас нет и не может быть никаких проблем… в отличии от вас. Поэтому передо мной сейчас стоит очень непростой вопрос… Что с вами делать, Серж Сангре?

– А у меня есть выбор?

– У вас? Да, есть, но прежде чем вам его предоставить, я должен кое-что рассказать… чтобы в будущем, а нам с вами придется очень долго и плотно сотрудничать, не возникло… скажем так, недопонимания.

– Я вас внимательно слушаю.

– Скажите, Серж, вам проводили ментосканирование?

– Нет. Точнее, пытались пару раз, но потом махнули рукой, сказали, что у меня какая-то аномалия мозга и провести эту процедуру не представляется возможным.

– Ясно. Значит плюс ко всему еще и ментальная защита…

– Это вы сейчас о чем?

– Серж, прекратите… В этом кабинете можно говорить о чем угодно, здесь нет никаких прослушивающих или записывающих устройств, взломать мою нейросеть невозможно, по крайней мере на том уровне технологий, которые известны в Содружестве. Я не покидаю эту Станцию уже… очень давно, так что и мне провести ментосканирование, довольно проблематично.

– Это все только слова и проверить я их никак не могу… пока.

– Серж, вы согласитесь пройти ментосканирование на НАШЕМ оборудовании?

– Только если это будет жизненно необходимо. Для меня разумеется. В противном случае не вижу в этом необходимости.

– Ладно, к этому вопросу мы вернемся несколько позже, когда вы обживетесь и перестанете видеть в нас своих врагов.

– Вы, кажется, хотели мне что-то рассказать?

– Да, но не думаю, что сейчас самое подходящее время. Поэтому только общие сведения о корпорации и о том, чем она занимается. Говоря общие сведения, я имею в виду то, что знают все наши сотрудники, а не та чушь, что выложена в общий доступ в Сети. Итак, для начала о нашей Станции. О ее местонахождении знает всего несколько разумных, о ее существовании знает намного больше народа, это в первую очередь те, кто живет и работает на ней, а во вторую, те кто переехал с нее в Системы Содружества, таковых на порядок, а то и два, больше. Никто из них, ни при каких обстоятельствах, никогда и никому о ней не расскажет. Если вам интересно, то… ментальная блокировка. Среди тех разумных, что знают о нашей Станции, есть и техники, и инженеры, есть полицейские и сотрудники СБ, есть офицеры Флота и Армии многих государств Содружества, среди них есть и юристы, и торговцы, есть пилоты и ученые, есть пираты и контрабандисты, антиквары, ювелиры, артисты, есть разумные, которые занимают руководящие посты в самых больших корпорациях, а есть и такие, кто организовал свои. Всех их мы поддерживаем и оказываем ту или иную помощь. Объединяет нас одно, все мы преданы корпорации «Неодим». На сегодняшний день, мы самая передовая корпорация Содружества. Не самая богатая, не самая крупная, не самая могущественная, но, самая передовая в плане технологий. И заслуга в этом, всецело принадлежит этой Станции. Именно здесь проводятся все наши изыскания и опыты, именно здесь появляются новые технологии. Но сама по себе Станция и разумные на ней работающие, практически не имеют никакого значения. Потому как большая часть наших «открытий и изобретений» сделана не нами… Станция находится на орбите одной очень интересной планеты…

– Древние? Предтечи? Чужие?

– И то, и другое, и третье, и еще многое и многое другое. Эта планета и сама по себе уникальна, наверное, она одна такая не только в Галактике, но и во Вселенной. Но помимо этого, она еще и… не знаю как это и сказать, колыбель нескольких самых разных рас, обогнавших Содружество в своем развитии на многие века, если не тысячелетия. Сейчас, по нашему мнению, на планете нет разумной жизни, зато неразумной…

– А почему вы не делитесь со всем остальным Содружеством своими открытиями и находками?

– Ну, во-первых, это не является нашей целью, а во-вторых, несколько раз мы пытались сделать нечто подобное. Вот только каждый раз это заканчивалось неприятностями. Последнюю такую попытку мы предприняли лет так пятьдесят назад. Ты ведь уже слышал о Станции «Орша»? То исследовательское судно, что вышло из гипера возле той Станции, перевозило кое-какие образцы. Наши образцы. Результат ты знаешь. Первая попытка поделиться находками с Содружеством, была предпринята почти три с половиной века назад. Результатом стало уничтожение целого государства и гибель полутора десятков планет и почти девяти миллиардов разумных. Потом было еще несколько попыток, но все они закончились немногим лучше. Вот тогда-то и появилась эта Станция, а мы больше никогда не предпринимали подобных попыток. Нет, кое-что мы в Содружество переправляем, но это только модернизированное и улучшенное, уже имеющееся, в Содружестве оборудование и технологии. Некоторые из нас считают, что планета просто не хочет, чтобы ее тайны расползались по Галактике. Ну а как иначе объяснить, что микроорганизмы, творящие, на этой планете, чудеса, исцеляющие любые известные болезни лучше и быстрее любой медкапсулы, вдруг резко мутируют и превращается из благословления в проклятие, убивая разумных за несколько часов, без каких-либо шансов на выживание. Или что может быть общего между безобидными жучками, прядущими очень прочную нить и тем, что уничтожило экипаж исследовательского судна и стало причиной гибели нескольких десятков тысяч разумных на Станции «Орша»? как объяснить, что самые обычные кристаллы, вдруг превращаются в самую настоящую бомбу, способную уничтожить целую планету?

– Значит эта Станция и весь ее персонал занимаются изучением планеты и артефактов иных рас и цивилизаций, что находятся на ней?

– Нет, эта Станция и весь ее персонал занимаются обеспечением всего пары десятков разумных, что занимаются изучением планеты и артефактов.

– Не понял!?

– Я же уже говорил, что это очень необычная, уникальная планета. Но ее уникальность заключается не только в том, что на ней сохранились следы как минимум десятка разных цивилизаций. Ее уникальность в том, что обычный разумный не может находиться на ней дольше нескольких часов. Разумные просто сходят с ума!

– Вы сказали «обычный разумный», что вы имели в виду?

– Обычный это значит обычный… без Дара.

– Дара? Какого Дара?

– Без такого как у вас, Серж, или без такого, как у той девушки, что вы недавно встретили в соседнем кабинете, Каи. В Содружестве таких называют менталистами, псионами, или магами… Наши агенты рыщут по всему Содружеству в поисках таких разумных. Иногда находят и пытаются привлечь их к нашей работе. К огромному сожалению, далеко не все из них соглашаются, а еще большее их количество уже работает на те или иные спецслужбы, а соответственно нам они недоступны. Но даже те, кто обладает Даром, нам не всегда подходят, хотя мы и им находим работу. К сожалению, Дар Дару рознь. Например, есть такие разумные, их называют пироманы, они способны одним своим взглядом, одним желанием, зажигать огонь, или телекинетики, двигающие предметы силой своего желания, таких «узких специалистов» немало, но на этой планете они ничем не отличаются от обычных разумных. Но есть другие, мы называем их менталистами, это разумные, способные закрыть свой разум, или проникнуть в разум другого разумного, может быть даже, на короткое время, подчинить себе его тело. Вы, Серж, понимаете о чем я говорю?

– Ну, в общих чертах… – Ном усмехнулся.

– Вот таких-то уникумов мы и разыскиваем, и привлекаем, ну или пытаемся привлечь к работе. К сожалению, даже они не всегда нам подходят. Планета очень агрессивна, очень. Не помогают ни высокоранговые Базы, ни боевые, ни Базы по выживанию в диких и агрессивных Мирах, ни высокотехнологичные средства защиты, ни дроиды. Первые пять-шесть дней планета их как будто не замечает, а потом час-два и все, сотрудник просто погибает, спасательные команды еще успевают поднять его на Станцию, но это только лишь продляет агонию. И если обычные разумные просто сходят с ума, то одаренных буквально разрывают на части местные животные и… растения. Да-да, на этой планете не только фауна, но и флора очень агрессивна. За все время работы корпорации на планете мы потеряли несколько тысяч обычных разумных и почти сотню одаренных. Но, поверьте, желающих спуститься на планету у нас хватает. За каждый результативный спуск мы очень хорошо платим, от ста тысяч кредитов, до миллиона. А результативным может считаться любой спуск, достаточно принести неизвестное растение, камень, животное, или технологический артефакт. Иногда мы ищем что-то определенное, но этим занимаются одаренные, у них больше шансов выжить и выполнить задание.

– Насколько я понимаю, вы предлагаете мне не идти по стезе техника, а заняться поиском на планете?

– Да. Заставить или приказать я вам не могу… только ваше желание, причем добровольное.

– Ну да, я понимаю. Можно заставить спуститься на планету, но нельзя заставить что-то там сделать, что-то найти и доставить на Станцию.

– Да, вы правы, но есть еще кое-что… Были, знаете-ли прецеденты, когда уже, казалось бы, хорошо изученные образцы, вдруг кардинально меняли свои свойства и превращались в огромную угрозу для Станции. Поэтому мы очень внимательно следим именно за добровольным желанием спуститься на планету и заняться поиском.

– И как часто ваши сотрудники спускаются на планету?

– Три-четыре раза в год, одаренные на четыре дня, обычные разумные на три часа.

– У вас есть карты планеты?

– Около полутора процентов поверхности. Картографирование с помощью технических средств, из космоса или используя аэрофотосъемку невозможно. Так что, только небольшие пяточки, исследование нашими поисковиками.

– За три с лишним века только полтора процента поверхности?!

– Это еще одна особенность планеты. Поиск ведется без использования каких-либо транспортных средств. Даже использование простейших гравиплатформ вызывает немедленную агрессию, что уж говорить о более сложном оборудовании. Транспорт планета уничтожает в первую очередь, затем идут любые самодвижущиеся технические агрегаты, дроиды, дроны, даже роботы и экзокостюмы, затем любая электроника. Через три часа разумный остается только с холодным оружием, которое малоэффективно, если не сказать больше, против местной живности. Дольше всего работает система жизнеобеспечения, но опять же, простейшая, основанная на химических реакциях, фильтрация воздуха и воды максимум.

– Ясно. А чем именно вас заинтересовал именно я? Только не говорите, что начальник СБ Станции, а скорее всего и всей корпорации, член Правления, разговаривает с каждым выкупленным осужденным, даже если он, как вы говорите, одаренный.

– Большинство одаренных вашего уровня и специализации предпочитают не технические специальности, а скажем так… гуманитарные. Обычно это адвокаты, торговцы, артисты, преподаватели, то есть они выбирают, интуитивно, ту профессию, где из Дар может оказаться более востребован. Согласитесь, что технику по ремонту промышленного оборудования нет необходимости в ментальной защите и способности внушить что-то другому разумному. Обычно его окружают дроиды и роботы и ИскИны, которые и без менталистики выполнят любое его желание и приказ.

– То есть, я интересен вам именно как техник с Даром менталиста?

– Да. Хотя тут есть трудности. Начальник нашей инженерно-технической службы положил на вас глаз. Вы его очень сильно впечатлили направленностью своего Дара. Но и он принуждать вас к работе в своей службе не станет. А если вам самому будет интересно, то в перерывах между выходами в поиск вы вполне можете заниматься и технической работой. В конце концов, я прошу вашего содействия всего несколько раз в году, на три-четыре дня.

– Я могу подумать?

– Конечно! А чтобы вы приняли вполне осознанное решение, вот возьмите. Это База Знаний по планете, ее флоре и фауне, а также по всем найденным нашими поисковиками технологическим артефактам, здесь же и имеющиеся у нас карты поверхности. По размеру эта База чуть-чуть превышает Базы первого ранга, так что, много времени ее изучение у вас не займет. Серж, я вас не тороплю, но… хотелось бы некой определенности.

– Я понял вас. Дайте мне пару дней. А сейчас, разрешите я пойду? Не терпится… – я многозначительно показал на кристалл с Базой Знаний.

– Конечно, я понимаю, Серж, можете идти. До встречи.

– До встречи. Кстати, вы так и не представились…

– Прошу прощения! Просто я уже привык, что меня здесь знает каждый. Ном, Ном Лун, ну а сферу моих занятий и должность вы уже и так знаете.


30 глава | Барон Серж де Сангре -2 | 32 глава







Loading...