home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


32 глава

Через двое суток я опять шел в кабинет местного начальника СБ. никто меня не вызывал и не приглашал, мне самому нужна была эта встреча, чтобы расставить некоторые точки на «i». Почему некоторые? Так я не на столько наивен, чтобы считать, что одного моего желания окажется достаточно для решения всех тайн Вселенной. Но вот, на некоторые ответы я имею право, потому как они касаются меня персонально и прежде чем дать ответ Ному, или принять какое-то другое решение, я должен знать эти ответы.

Прошедшие пару дней дались мне очень нелегко. Слишком уж много недомолвок и умолчаний было в рассказе СБшника. Я даже подумал, что меня каким-то образом вычислили и несколько раз уже вызывал Карту Миров, собираясь сбежать. Но что-то меня останавливало. Наверное, сотня раз я прослушал и просмотрел запись нашего общения и все никак не мог понять, что меня в ней напрягает. Постепенно мое сознание все глубже и глубже погружалось в дела «минувших дней» и я кажется начал догадываться.

Пару раз, во время своих «экспроприаций» неправедно нажитого у наркоторговцев, я вдруг замечал… нет, точнее ощущал шестым чувством какой-то посторонний взгляд. Не злой, не тяжелый, а, кажется, удивленный и заинтересованный. Но это ощущение было на столько мимолетным, что я не придавал ему значения, считая что это только игры моего воображения. Потом припомнилось, как один раз, во время моего визита в казино, где-то под потолком что-то мигнуло, но на фоне яркого освещения и это прошло мимо моего внимания, потом немного странное поведение одного из охранников казино, сквозь рукав легкого бронедоспеха которого я заметил то же самое сияние, но опять не предал этому значения, тем более, что свет этот был очень тусклый и вполне мог оказаться просто отблеском света от огромной люстры. А потом я вспомнил слова Нома, что сотрудники корпорации «Неодим» работают не только на нее, но и еще в сотнях самых разных мест, собирая, анализируя и переправляя информацию. Мог-ли охранник казино оказаться агентов «Неодима»? Да легко. Была-ли у него возможность установить нечто вроде пластины Курта в казино? Думаю, тоже не проблема, по крайней мере если не сам, то с помощью какого другого агента, работающего техником. В конце концов, если знаешь, что именно ищешь, и есть определенные подозрения, то провернуть все это совсем не составляет труда. А то, что никто не оставит без внимания большое количество выигрышей я не сомневаюсь, тут сошлись интересы казино и корпорации, после чего меня банально вычислили. Я долго не понимал, почему Ном заявил, что скупаю и продаю краденое, пока не вспомнил свой поход к антиквару с клинком и странный светильник, зажегшийся при моем входе. Тогда я опять не обратил на это внимания, тем более, что выглядел он вполне к месту, какая-то изящная резная штуковина, ну а то, что светит, да еще и переливается, так тоже ничего странного, чего только не бывает на просторах Вселенной. Даже несколько странное поведение моего начальника в корпорации «Чинук» и не менее странное поведение пилота челнока, сразу не бросалось в глаза и выглядело, сперва, вполне нормальным. В общем, на первый взгляд ничего не значащие мелочи, а все вместе выглядит как будто меня постепенно обкладывали, как волка, загоняя за линию красных флажков, а потом… один единственный точный выстрел и можно набивать мою шкуру опилками, после чего выставлять на всеобщее обозрение. Вот мне и нужен был ответ, история с лихтером, это случайность, или самая натуральная подстава. Если первое, то еще можно будет что-то обсуждать, а если второе, то мне с этими разумными совсем не по пути. И еще одно, к антиквару я приходил в образе тридцатилетнего техника, а в «Чинук» уже в виде недалекого юнца. Вопрос, как они смогли связать эти два образа, да и связали-ли?

Войдя в приемную, я невольно залюбовался открывшейся мне картиной. На фоне огромной голограммы летнего леса, выполняющей здесь роль окна, застыла изящная женская фигура. Поток света пронизывал тонкую материю очень… захватывающе обрисовывая контуры красивого женского тела. Да, в этот момент Кая была поистине прекрасна!

Какое-то мое неловкое движение в дребезге разбило все очарование момента. Девушка резко повернулась, глаза ее пылали бешенством, но моментально погасли и она, таким привычно-женским движением, поправила пышную гриву своих волос и уже с улыбкой сказала:

– А Серж, проходите, господин Ном Лун вас уже ждет.

Вот только мне уже было не до ее улыбки, не до ее идеальных форм и точеного тела. Мои глаза прикипели к изящной ручке, так естественно и грациозно поправляющей прическу. Абсолютно чистая, с длинными и ухоженными пальцами, выглядела для меня как лапа какого-то монстра. Нет, ни девушка, ни ее рука ничуть не изменилась, передо мной стояла все та же Кая, вот только ее рука была девственно чиста, понимаете, чиста! Никаких следов контактов нейросети, даже малейшего пигментного пятнышка и того не было! Я невольно сделал шаг назад.

– Серж, что случилось? Вы плохо себя чувствуете? Мне вызвать медиков? – вот кого-кого, а медиков мне точно тут не надо.

– Нет-нет, спасибо, Кая, медиков не нужно. Со мной нечто подобное иногда бывает, нейросеть-то у меня вторичная. Корпорация «Чинук» экономит на своих сотрудниках как только может, вот и бывают подобные «сбои».

– Да, Серж, о чем-то подобном я слышала. Но вам не о чем беспокоиться, если вы теперь в нашей корпорации, то у вас будет самая лучшая нейросеть и импланты, какие вы только захотите. Вот у меня, например, стоит нейросеть «Управленец-6М», даже в самых высокоразвитых Мирах Содружества мало кто может похвастаться чем-то подобным.

– Я рад за вас, Кая, вы очень привлекательная и умная девушка, вам эта нейросеть очень идет. – сотворил я неуклюжий комплимент.

– Серж, вы, наверное, к господину Ном Луну? У меня распоряжение пропускать вас в любое время, но… он сейчас не один. У него Хан и Ав Тоны. Это наш Глава Правления и начальник инженерно-технической службы. А, нет, проходите. Мне передали, что вы очень вовремя, они как раз сейчас разговаривают о вас. – девушка, или молодая женщина пыталась выглядеть недалекой секретаршей, но у нее это очень плохо получалось. Говорят, что глаза – зеркало души, так вот, в ее «зеркале» отражаются годы, даже века, не самой легкой жизни, а все что внешнее, это наносное. Да и аура о очень многом может сказать, особенно знающему человеку, а я себя именно таким и считаю. Так вот, в ее ауре сейчас самая настоящая паника, она уловила мой поражённый взгляд, но надо признать, из положения вышла мастерски, нейросети шестого поколения уже не нуждаются в внешних контакторах, хотя многие, больше по привычке, и чтобы иметь возможность взаимодействовать с техникой более ранних поколений, все еще выводят их на руки и затылок. Я бы, наверное, даже ей поверил, если бы почти сразу, как только она заговорила о своей нейросети, не послал стандартный запрос на идентификацию. С небольшой задержкой ответ пришел, и он полностью подтвердил ее слова, но вот эта задержка… А это говорит о том что… а хрен его знает, о чем это говорит! Как всегда, все дело в информации и желательно правдивой, а у меня ее нет. Я даже не представляю как ею разжиться.

Едва я переступил порог уже знакомого кабинета, как на мне скрестились три пары глаз. Ну, двоих из присутствующих я уже знаю, это Ном и Хан, а вот третий мне не знаком, но судя по всему он и есть загадочный Глава Правления корпорации. Почему загадочный? А каким он еще может быть, если выглядит максимум года на три старше чем я сейчас, при этом он Глава корпорации и реальный, а не номинальный. Насколько я в курсе, хотя срок жизни разумных в этом Содружестве и составляет около двухсот лет, ну плюс-минус пару десятилетий, особых достижений в области омоложения организма в целом, тут нет.

– День добрый, Серж. – радостно приветствовал меня Хан. – Надо заметить, что вы очень вовремя, мы как раз беседовали о вас. Надеюсь, вы изучили ту Базу Знаний что вам передали в нашу прошлую встречу?

– День добрый, господа. Да, Хан, я изучил вашу Базу, если ее конечно можно так назвать. И, не обижайтесь, пожалуйста, но на мой дилетантский взгляд, с Базами Знаний она имеет очень мало общего. Я бы назвал это просто подборкой не самой достоверной информации. – при этих моих словах Ном загадочно улыбнулся.

– Странные вы делаете выводы, молодой человек, странные и ничем не подкрепленные. Эту… информация, как вы выразились, на протяжении веков собирают очень неплохие профессионалы, в том числе и очень сильные псионы. Тут появляетесь вы, никогда не бывавший на этой планете, и высмеиваете их многолетний труд.

– Уважаемый Ав Тоно, я правильно понял? Приятно познакомиться. Я тоже очень неплохой псион, в чем вы уже имели возможность убедиться, и я даже не бывая на планете, могу указать на несколько ошибок, которые вы и ваши люди допустили в процессе исследования планеты. Согласен, мри умозаключения всецело теоретические и ничем не подкреплены. В той информации, что мне передали, указывается, что неодаренные разумные, находясь на планете, за несколько часов сходят с ума, но причины этого не указаны. Что это, действие местных микроорганизмов, воздействие каких-то неизвестных науке Содружества излучений. Если последнее, то откуда оно взялось и как его можно блокировать, или, в крайнем случае, снизить его воздействие. Пси одаренные, если исходить из предоставленной вами информации, просто погибают, при этом этот процесс растягивается на несколько дней. Опять же возникает вопрос, почему и чем это вызвано? И таких вот вопросов у меня очень много. Я могу сделать только одно предположение, вы увлеклись изучением артефактов, происхождение которых, кстати, у меня вызывает тоже немало вопросов, немного уделяете своего внимания местной флоре и фауне, но так, походя, нормальных научных исследований никто не ведет и даже не пытается. Вся ваша работа абсолютно поверхностна и не имеет какой-либо цели. Что вы хотите выяснить, чего добиться?

– Серж, для полномасштабных исследований нет никакой возможности. Согласитесь, четыре-пять дней, это совсем не тот срок… да еще и без оборудования, ИскИнов, когда даже нейросети начинают сбоить и нам приходится, перед каждой экспедицией, их принудительно отключать. – напомнил мне Ном.

– Да, серж, именно поэтому мы предлагаем вам стать одним из нас, влиться в нашу дружную семью. Некоторые ваши способности… они могут оказаться для нас всех огромным подспорьем в работе.

– Хан, это вы сейчас говорите о том, что называете «технической интуицией»?

– Да, Серж.

– Прежде чем дать вам окончательный ответ, я хотел бы услышать ответ на один мой вопрос. Нет, вопросов у меня просто море, но я не думаю, что вы сейчас начнете откровенничать, поэтому только один вопрос и один ответ. От вашей искренности и будет зависеть, стану-ли я с вами сотрудничать.

– Мы вас слушаем, Серж.

– Гурс Тынке… ему вы тоже предлагали стать «одним из вас, влиться в вашу дружную семью»?

– Гурс Тынке… а, пилот вашего бота. – вспомнил безопасник. – Нет, Серж, Тынке никак с нами не связан. Все что с вами случилось это чистой воды случайность, готов признать, которой мы очень удачно воспользовались. Мы бы все равно к вам пришли, только обошлось бы это нам, поверьте, намного дешевле. Наш агент опоздал буквально на пару дней, когда он пришел к вам, вы уже вылетели. И в этом тоже, скорее всего, наша вина. Агент был неопытный, слишком в открытую он интересовался вами, вот в корпорации «Чинук» и нашли способ спрятать вас. Мы ничуть не сомневаемся, что по возвращению вас бы уже ожидал еще один контракт, но на более кабальных условиях, но в то же время и на более выгодных.

– А почему вы считаете, что я бы стал с ним разговаривать?

– Потому что вы с ним уже встречались, когда принесли на продажу антикварный меч. Должен признать, ваш ход с изменением внешности сработал идеально и несколько месяцев мы были вынуждены распылять свои силы, ища не одного, а двух разумных. К счастью, наши агенты совсем не глупые разумные и у них хватило ума сравнить энергетические отпечатки обоих фигурантов. Вот тогда-то мы вами и заинтересовались уже по-настоящему.

– Энергетические отпечатки?

– Помните ту пластину, что вам демонстрировал Курт Вайс? Так вот, этот прибор, или можете называть его артефактом, реагирует на каждого одаренного сугубо индивидуально. Ну, а вытащить из памяти нейросети нужный кадр и сравнить с таким же… для этого не надо быть гением от медицины, с такой задачей справится любой ребенок. – я задумался, это что получается, они получили слепок моей ауры? Настоящей ауры?! А не той подделки что я уже совсем привычно на себя натянул, сменив ее после посещения антиквара. Впредь надо быть намного осторожнее. А в слух я произнес.

– Ага, значит не показалось. Были, были вспышки.

– Серж, я вынужден все равно поинтересоваться у вас, что вы решили по моему предложению. – ни с того, ни с чего Ном поменял течение нашего разговора, наверное, что-то почувствовал и решил не нагнетать обстановку.

– Ничего, Ном, пока ничего. Понимаете, Ном, в прошлую нашу беседу вы очень доходчиво и красочно описали все те невольные ограничения что на вас наложены, поэтому я не опасаюсь, что вы меня просто закинете в челнок и отправите на планету, вам это, кроме проблем, ничего не принесет. По сути, вам нужен добровольный контракт, пусть и устный, при этом вы даже неявно давить на меня не станете, даже угрожать и то не ваших интересах. Вот и получается замкнутый круг, вы не доверяете мне, в следствии этого утаиваете часть, и я думаю большую, информации. Я с этим смириться не могу, потому как на кону немного-немало, а моя жизнь. Отсюда проистекает, что и я вам доверять не могу. Вопрос в доверии, Ном. Хотя… вы знаете, Ном, я бы, пожалуй, не отказался поработать на вас, скажем так, в статусе «свободного агента» и не здесь, на Станции, а там, на планете.

– Что вы имеете в виду, Серж? – заинтересовался Ав.

– Полная свобода действий, обеспечение меня всем необходимым, список я могу составить за пару часов, ну и не вмешательство в мою работу. Время от времени я буду присылать вам свои рапорты и наработки, если они конечно будут. Не стану скрывать, планета меня очень заинтересовала, и я хотел бы заняться ее изучением.

– Так именно это мы вам и предлагаем!

– Нет, вы предлагаете мне поработать «мальчиком на побегушках», вы собираетесь решать куда мне идти, что делать, когда возвращаться. Вы, господа, хотите превратить меня в свой послушный инструмент. Меня это категорически не устраивает.

– Кажется я вас понял, Серж… – задумчиво протянул Ном. – Но есть одна проблема. Находясь под контролем, вы будете знать, что в случае чего, вас смогут эвакуировать за пару часов. Если же вы отправитесь в «свободный поиск», то такой возможности уже не будет. Даже если предположить, что мы передадим вам бот или челнок, пару технических комплексов, то уже через сутки, максимум, двое, все это превратится в простую кучу металла. Мы даже вытащить вас не сможем. Весь ваш «свободный поиск» закончится через пять-шесть дней вашей смертью, а корпорация понесет большие убытки. Вы должны понимать, нам это очень невыгодно. Если вы знаете что-то, чего не знаем мы, то поделитесь

этой информацией с нами. Мы ее изучим и примем решение. – тут уже задумался я.

– Хорошо. Вы знаете, господа, пожалуй, я озвучу вам одну идею, что пришла мне в голову, когда я изучал вашу, с позволения будет сказать, Базу Знаний. Надеюсь, что для вас не секрет, что любой разумный, в той или иной степени, является псионом, то бишь пси одаренным? Та грань, что отделяет настоящего пси одаренного от «обычного» разумного, очень тонка и хрупка. В принципе, любой, а повторяю, любой разумный, за несколько десятилетий упорных тренировок, может развить в себе Дар. Да, он будет очень слабым, можно сказать, почти незаметным, но он будет.

– К чему вы это рассказываете, Серж?

– Я пытаюсь донести до вас свою мысль. Вы ведь уже отметили, что чем сильнее дар у пси одаренного, тем дольше он может существовать там, внизу, на планете. А вы не задумывались, почему?

– Пси одаренный способен сопротивляться, а чем он сильнее, тем дольше сопротивляться…

– Да? И как же, позвольте поинтересоваться, вы намерены сопротивляться? Как это происходит? Есть какая-то пси-техника, какие-то пси-приемы?

– Организм пси одаренного интуитивно борется с деструктивным влиянием планеты!

– «Интуитивно борется» … каким образом, за счет чего? «С деструктивным влиянием планеты» … а в чем оно выражается, это деструктивное влияние, чем обусловлено? В чем выражается? Что это, влияние неизвестного излучения, каких-то веществ, содержащихся… где, в коре планеты, в ее ядре, а может быть в местной флоре, или фауне?

– Чтобы ответить на ваши вопросы нужны полноценные исследования и не на орбитальной Станции, а непосредственно на самой планете. А в силу уже известных вам причин это невозможно. Мы пробовали, но наскоками ничего не добились, а организация постоянной научно-исследовательской группы невозможна. – раздался уверенный женский голос от дверей.

– Знакомьтесь, Серж, это Ролена Альва, начальник нашей медицинской службы и по совместительству руководитель научной группы.

– Очень приятно, леди.

– Взаимно, Серж. Так что вы предлагаете?

– Пока ничего. Есть у меня пару идей, но их надо проверить на практике.

– Не поделитесь… в качестве зарядки для ума?

– Ну, например, у меня есть предположение, что никакого «деструктивного влияния» на организм разумного планета не оказывает…

– А почему же тогда разумные погибают и сходят с ума?

– Из-за недостатка предусмотренных природой средств защиты. Ментальная, пси, жизненная, или как хотите назовите энергия. Все известные мне виды и расы разумных, да и неразумных, зародились и развивались в определенных условиях, когда не требовалось защищать свою энергию, а наоборот, требовалось обезопасить существо от посторонней энергии. Именно поэтому любой пси одаренный так легко может оперировать своей энергией, но ему очень тяжело оказывать воздействие на других. Попробуйте считать память у постороннего, заглянуть к нему в голову, заставить его что-то вспомнить или наоборот, забыть, заставьте его что-то «не видеть»… Согласитесь, это требует заметных усилий, после которых вы испытываете сильную усталость, истощение, а если псион достаточно слаб, то может наступить и летальный исход. Вам это ничего не напоминает, уважаемая Ролена?

– Интересная версия… То есть, Серж, вы утверждаете…

– Предполагая, Ролена, только предполагаю…

– Предполагаете, что попадая на планету, разумные начинают… как бы это правильно сказать, истекать пси энергией? У обычных людей ее довольно мало, организм пытается восполнить ее недостачу, в итоге, наступает какой-то порог, за которым следует сумасшедшие, а чуть позже и смерть. С псионами все происходит несколько иначе, запас пси энергии у них изначально намного больше, поэтому промежуточная стадия сумасшедшия, или минуется, или откладывается, но летальный исход, из-за недостатка энергии все равно наступает. Я вас правильно поняла?

– Да, в общих чертах, правильно.

– В таком случае все наши… телодвижения, не имеют смысла!

– Ну почему же, я знаю несколько пси техник, которые способны оградить одаренного от утечки его пси энергии…

– И где же это таким техникам обучают? На ферме у родителей на планете Марта? Так почему там еще нет Академии псионов? – с сарказмом поинтересовалась женщина.

– Вы зря не верите нашему молодому гостю, Ролена, он уже продемонстрировал знание нескольких пси техник, которые еще совсем недавно считались фантастикой. Правда, никому из наших сотрудников повторить их так и не удалось, даже близко приблизиться не получается. – более серьезно сказал Ном.

– Что, неужели наша Кая ничего не может сделать?!

– Пыталась, но кроме головной боли ничего не добилась.

– Хм… Интересно, интересно и когда же вы нас познакомите с этими техниками?

– Боюсь, что… никогда.

– Но почему?!

– Вопрос доверия. Вы не доверяете мне, я не доверяю вам. По-моему, все логично.

– Да? И в чем же выражается наше недоверие?

– Слишком уж много у вас секретов и недомолвок. Нет, я прекрасно понимаю, что никто не станет выкладывать первому встречному, тем более осужденному, все свои тайны. Поэтому и не требую этого от вас, но и мои тайны и секреты, позвольте оставить при себе. Я и так вам уже рассказал через чур много. У меня, знаете-ли, были очень хорошие учителя.

– Хотел бы я пообщаться с этими «учителями». – чуть слышно пробормотал Ном, при этом все присутствующие переглянулись, как будто они понимают, или, по крайней мере, предполагают, о чем я говорю. Да и в их аурах, после моих слов разбушевался самый настоящий ураган. Мне даже стало немного смешно, но я, в меру своих сил, сумел сдержаться. Хотя… мало-ли о каких «учителях» они тут подумали, тем более, что всполохи в аурах свидетельствуют о неожиданно вспыхнувшей надежде… Только один из присутствующих остался совершенно спокойным, это Ав Тона.

– Хорошо, Серж, мы вас услышали и примем решение. Подождите пока в приемной, надеюсь, что общество нашей Каи не кажется вам… неподобающим.

– Отчего же, она очень приятная и милая девушка, я с удовольствием с ней побеседую.

Минут десять я просидел в приемной в полной тишине. Поведение Каи резко изменилось, теперь она практически не обращала на меня внимания, делая вид, что сильно занята. Но потом не выдержала.

– Зря вы так, Серж.

– Как «так»?

– Категорично, да еще и условия ставите. Поверьте мне, вы многое не знаете и не понимаете, очень многое. А Ав… он не станет рисковать.

– Может быть, Кая, может быть. Но, к сожалению, иначе я не могу. Вы знаете, один из ваших сотрудников, не так давно, мне сказал, что корпорация «Неодим» – это одна большая семья. Что самое поразительное, он в это и на самом деле верит. Скорее всего в это верит и ваше Правление…

– Конечно! Все мы – одна большая семья! По крайней мере, мы все стремимся ею стать.

– Нет, Кая, не семья и даже не Род, да, по большому счету, вы даже на Клан и то не тянете. Да и кто это, все? Вы? Ном, Хан, Ав? Ролена? Кто еще? Вы платите своим сотрудникам приличную, даже очень приличную зарплату, они работают на вас и не стремятся сменить работу, их все устраивает. Кто-то зарабатывает на безбедное будущее, кто-то заботится о своих детях, подготавливая им уверенный старт в жизни, кто-то удовлетворяет свою тягу к приключениям и опасностям, кто-то удовлетворяет свое тщеславие, находясь на самом острие науки и имея дело с чем-то непознанным. Сколько разумных, столько и стремлений, но это не делает их семьей.

– Почему вы так решили?

– Что такое семья? Есть мнение, что семья – это ячейка общества. Возникает вопрос, ячейкой какого общества является ваша «семья»? ответ очевиден – никакого, вы отгородились и от всех государств, и от самого Содружества. Отсюда напрашивается вывод, что вы не принадлежите к этому самому Содружеству. А к чему вы тогда принадлежите? Есть и другое мнение, что семья – это общность разумных, скрепленных одними и теми же стремлениями, радостями и горестями, даже кровное родство тут совсем неважно. У вас есть нечто подобное? Ответ – нет! У вас нет общих стремлений, желание заработать побольше кредитов, я за таковое не считаю, нет общих ни радостей, ни горестей. Так какая же вы тогда семья? Вы самая обыкновенная корпорация, зарабатывающая кредиты, эксплуатируя низменные желания работников – побольше кредитов, повкуснее поесть, да побольше выпить. Возьмите любого на этой Станции, предложите ему условия проживания более комфортные, заработную плату выше, и он без сожаления расстанется с вами. Нет, есть конечно исключения, фанатики своего дела, которым совсем неважно, как и где они живут, что едят и что пьют, для них их работа – это все, их фетиш. Я не отношусь к этой категории. Да меня никто и не спрашивал, хочу-ли я работать на вашу корпорацию. Меня купили как раба на рынке, разве что моя стоимость оказалась через чур высокой. И что, ради чего или кого я должен проникнуться желаниями и чаяниями вашей корпорации? Ради кредитов? Так их у меня и так достаточно, чтобы жить ни в чем себе не отказывая, как минимум пол сотни лет. Из чувства благодарности, что меня вытащили из-за решетки? Так мне открытым текстом сказали, что пусть косвенно, но в том, что я туда попал вина корпорации. Вы пытаетесь решить свои проблемы за счет других? А если я не хочу, быть этим другим? Я согласен стать одним из вас, но именно что «одним из», а не одним из тех, кто около. Вы, вы все, с кем я уже успел познакомиться, довольно мне симпатичны, но это не значит, что я готов превратиться в ваш инструмент, чьими руками вы будете загребать весь жар.

– А вам не кажется, требовать от разумных «раскрыть перед вами карты», это как-то через чур, что это доверие надо заслужить?

– В корпорации – да. А в семье всеобщее доверие подразумевается априори. И еще одно, доверие должен заслужить не только я ваше, но и вы мое, ведь вы хотите, чтобы я доверил вам свою жизнь и свои знания, которые могут стать, в чужих и недобросовестных руках, оружием, в том числе и против меня. Разве это равноценный обмен? Жизнь и знания, на обещание доверия когда-то потом, может быть, в будущем? Конечно, вы можете сказать, что доверившись мне, вы ставите под угрозу свои жизни, а это для вас не приемлемо. Так почему же вы считаете, что такой расклад приемлем для меня?

– Странно, вот смотрю я на вас, Серж, и вижу перед собой молодого и недалекого парня, только-только вырвавшегося из-под опеки родителей, а рассуждаете вы как проезженный циник, как разумный умудренный многолетним опытом. Заметьте, не умом, а именно опытом.

– Ну, все мы в той или иной степени не те, кем кажемся окружающим. Все мы играем в какую-то свою игру. Вот вы, например, пытаетесь выглядеть как молоденькая секретарша большого босса… Согласен, вы не самая плохая актриса из тех которых я видел, но после того, как я познакомился с Главой Правления вашей корпорации, я уже совсем не уверен, что вы та самая молоденькая девочка, которой хотите казаться, да и оказалось, что вы специалист совсем в другой отрасли, вы не просто, достаточно сильный псион, вы еще и менталист…

– Почему вы считаете, что я играю?

– Вы допустили несколько проколов, как в прошлую нашу встречу, так и в эту.

– Если не секрет, каких именно?

– Честно?

– Если можно.

– Ну, во-первых, после того как вам не удалось просканировать меня с помощью своего пси Дара, вы должны были задуматься и хотя бы попытаться блокировать свое пси общение с другими, вы же этого не сделали, более того, вы даже не подумали о том, что после этой вашей попытки вы и сами стали для меня как открытая книга. Ну, пусть и не совсем так, но ваш канал общения с Номом стал мне доступен. Во-вторых, вы не учли, что я могу обратить внимание на отсутствие у вас контакторов внешнего подключения к нейросети и продолжали играть роль глупенькой секретарши, пытаясь вызвать у меня сексуальное желание. В-третьих, у вас хорошая реакция, но нейросети требуется какое-то время для эмуляции постороннего идентификатора… и в-четвертых, я сижу тут уже достаточно долго, за это время уже можно было бы сто раз отправить меня или к месту моего жительства, или на отведенное мне место работы. Этого не происходит, а значит я все еще интересен вашему начальнику или его гостям и наш разговор не окончен, а только ненадолго прервался. Из всего этого я могу сделать вывод, что я вам зачем-то нужен, очень нужен. Ну вот, я перед вами немного раскрылся, тем самым демонстрируя определенную долю доверия, теперь очередь уже за вами.

– А идентификаторы всех остальных вы тоже проверили?

– Зачем? Я и у вас-то это сделал только из простого любопытства, чтобы определить, ну попытаться определить, что за нейросеть у вас установлена. У ваших коллег та же самая проблема, у них нет контакторов, добавьте сюда замечание Нома, что его нейросеть невозможно взломать с помощью оборудования Содружества, вопрос о прохождении ментосканирования на вашем оборудовании… А теперь скажите, какие я должен был сделать из всего этого выводы?

– Не знаю…

– Вы – Чужие! Возможно из более технологически развитого Мира или группы Миров чем Содружество. А вот зачем вы здесь и почему скрываетесь, почему выдаете себя за граждан Содружества я и хочу знать.

– Но ведь мы можем и соврать.

– Можете, но я это узнаю, есть у меня, знаете ли такая способность. В таком случае ни о каком доверии уже не может идти и речи. В этом случае я просто развернусь и уйду. И поверьте, никто и ничто меня не остановит.

– И куда же вы «уйдете» со Станции?

– Не знаю, еще не решил. Может быть на планету, там, внизу, может быть в Содружество, ведь контакты с ним вы не рвете, корабли летают, а значит всегда можно просто взять и улететь.

– Не боитесь?

– Нет, не боюсь.

– И конечно же, вы не скажете почему?

– Не скажу, пусть это будет для вас сюрпризом.

– Ясно. Надеетесь на свой Дар.

– Надеюсь. – конечно надеюсь, вот только не на то, о чем думает девушка, силовой и магический щит, плюс постоянно активированная Карта, дают мне хороший шанс сбежать от любых неприятностей, а подарки Куколки позволяют еще и неплохо при этом пошуметь, и прибарахлиться.

– Серж, господин Ав Тома просит вас вернуться…

– Ну на конец-то, а то я уже устал ждать. – в кабинете меня встретил недовольный и какой-то раздраженный голос Ава Тоны

– А Кая права, ваши знания, опыт и наблюдательность не соответствуют вашему возрасту, Серж.

– Ваш пост и авторитет ему тоже не соответствуют, Ав.

– Ну, со мной-то все просто… слишком часто я посещал планету под нами и слишком долго суммарно на ней прожил. Вот теперь наши медики и бьются, пытаясь определить, во благо это или нет. Вы не поверите, но еще полгода назад я выглядел гораздо старше.

– Омоложение?

– Похоже на то, вот только никто не знает, до каких пор оно будет длиться.

– Воздействие флоры, фауны, каких-то артефактов или неизвестных излучений?

– Не знаю, возможно все вместе, а возможно и что-то одно. Это именно то, что мы и хотели вам поручить, выяснить, что привело к такому эффекту.

– Но?

– Но решили, что это совсем не та проблема, которая вас заинтересует. Как вы понимаете, мы внимательно слушали ваш разговор с Каей и вынуждены признать, что в чем-то вы и правы. Всего мы вам конечно же рассказать не можем, просто не имеем права, но какую-то часть, что поможет нам понять друг друга, мы можем себе позволить до вас довести, тем более, что об основном вы

уже и сами догадались. Скажу сразу, для Содружества мы не представляем никакой угрозы, скорее наоборот, это Содружество угрожает нам, теоретически. Хан, я никогда не умел и не любил красиво рассказывать, давай, в конце концов это твой будущий подчинённый, тебе и вводить его в курс дела.

– Хорошо… Демоны Пустоты! Я не знаю с чего начать!

– Хан, начните та: В одной далекой-далекой Галактике… – ну не смог я не вставить своих пять копеек, не смог. Меня буквально било в экстазе от прикосновения к очередной тайне и увлекательнейшей истории.

– Ладно, в одной далекой-далекой Галактике… Хотя, почему в далёкой, мы считаем, что в очень даже близкой, можно сказать даже в этой же, вот только отстоящей от нее во времени, правда вперед или назад, мы еще не определились, но склоны считать, что на тысячи лет назад, существовала огромная межзвездная Империя. Ну, как Империя, никакого Императора там уже давно не было, хотя название и сохранилось. Скажу честно, по сравнению с Империей, все сегодняшнее Содружество, это не больше чем задворки за сараем фермера. Тысячи заселенных Миров, десятки тысяч исследованных и сотни тысяч, где уже побывали исследовательские корабли, но пока еще не проводилось полного картографирования и определения полезности, так скажем. Если честно, то Империя была ничем не лучше и ничем не хуже Содружества, ну может быть какие-то технологии чуть более развиты, заселенные объемы гораздо больше, а так почти все то же самое, за одним небольшим исключением… Империя монорасовое государство. Нет, совсем не потому, что Империя уничтожала другие расы, совсем даже наоборот, всю свою историю она искала «братьев по разуму», но… В некоторых Системах находили следы иных, иногда даже высокоразвитых, способных поспорить и с Империей, но именно что следы. Само-собой, что все это очень пристально изучалось, что давало свои плоды, технологии шли вперед, Империя расширялась. Но вместе с технологиями развивались и разумные, как, впрочем, и любой другой вид. Около полутора тысяч лет в Империи впервые и в открытую заговорили о пси одаренных. Казалось бы, что перед человечеством открывается новая ступень развития. И пусть псионов было еще совсем немного, меньше одного процента, но это «немного» со стороны статистики, а вот если смотреть со стороны десяти триллионного населения, получалось счет идет уже на десятки миллиардов. Как-то незаметно псионы заняли почти все руководящие посты, в правительствах планет и Систем, Империи и корпораций, ведущие ученые, инженеры, юристы, да в принципе практически везде, где из способности давали им преимущество перед обычными гражданами Империи. Постепенно в обществе наметился раскол и никто и не заметил как полыхнуло. Когда, где и почему это началось, никто не знает, но псионов начали уничтожать, уничтожать безжалостно и беспощадно. За несколько дней резни было уничтожено девяносто девять и девять десятых пси одаренных. Казалось, что людьми овладел какой-то психоз, даже матери убивали своих детей. Нет, псионы были тоже не ангелами и сопротивлялись как могли, что только раздувало пожар войны. К сожалению, ученый-биолог, слабый противник для подготовленного штурмовика, даже если он и наделен какими-то возможностями. Началось повальное бегство пси одаренных из обжитых Систем в неисследованный Космос. Вот только вырваться удалось единицам из миллионов. Сначала от десятков миллиардов остались сотни миллионов, потом от этих сотен миллионов просто миллионы, а в итоге все выжившие, общим количеством чуть больше сорока тысяч, оказались сосредоточены на одной из отдаленных Станций далеко за пределами изученного пространства. Им повезло, Станция была не просто отдаленной, но еще и являлась производственной, именно она за несколько сот до этого служила отправной точкой для огромных, колонизационных кораблей. На общем собрании всех выживших, было принято решение уходить подальше от Империи, в неизвестность «дикого космоса». Так получилось, что на Станции, как раз сохранился один из таких огромных кораблей. В итоге, все выжившие были погружены в анабиоз, а давно уже устаревшее судно стартовало в неизведанные просторы Космоса. На борту осталось только восемь человек, которые и должны были вывести из сна всех остальных, когда будет обнаружена подходящая планета. Серж, ты ведь изучал Базы пилота, имеешь представление, какой инерцией обладает даже малое судно, а какой инерцией должен обладать огромный корабль, в разы превышающий размеры и массу, например, этой вот, на которой мы сейчас находимся, Станции? По сути, он превращается в практически неуправляемый снаряд, способный двигаться только по прямой. Поэтому, когда перед кораблем, вдруг, раскрылась воронка пространственной аномалии, что-либо изменить уже не у кого не было возможности. Из аномалии мы вышли в ста километрах над поверхностью планеты. Спасло нас только то, что ИскИны все же успели отключить маршевые двигатели и врубить тормозные на полную мощь. Только поэтому мы не рухнули со ста километровой высоты на поверхность, а смогли более-менее мягко приземлиться в океане. Еще какое-то, совсем незначительное, время корабль сохраняла положительную плавучесть. Все что мы успели сделать, это загерметизировать, примерно треть отсеков. Так что, теперь на полуторакилометровой глубине, в состоянии анабиоза, находится сорок тысяч наших товарищей, по сути, беглецов. Нам чудом удалось вырваться на орбиту, благо, что кое-какой флот на корабле все же был, добраться до Систем Содружества. Кое-какие ценности у нас были, бежали мы не с пустыми руками, так что, устроились мы совсем неплохо. А четыре века назад мы вернулись на эту планету. С тех пор мы делаем все, чтобы вызволить наших товарищей. Из восьми человек нас осталось пятеро, трое погибли, там, внизу, на планете. Ты помнишь, что я тебе говорил, будто бы эта планета колыбель для нескольких десятков рас и цивилизаций? Я не врал, скорее преувеличивал, или выдавал желаемое за действительность. Эта планета не колыбель, эта планета – могильная яма, для представителей десятков рас. То, что те разумные, что исследовали планету, принимают за останки городов, на самом деле рухнувшие на планету Станции и корабли. По крайней мере, я лично видел, своими глазами, две разбившиеся Станции и около десятка самых невообразимых судов, одно из которых даже превышает в размерах эту Станцию и ничуть не меньше, чем наш корабль. Для нас, каждый пси одаренный, которого мы смогли привлечь к своей работе, это величайшее сокровище. Каждый пси одаренный, что решился на работу с нами, на миг, на долю секунды приближает тот момент, когда наши товарищи смогут подняться из глубин океана. Но не вздумай возомнить о себе не весть что, каждый псион, рано или поздно узнает эту историю, да и не только псион, и с этого момента становится одним из нас.

– Ну что, Серж, ты хвастался Кае, что можешь распознать ложь. Соврал тебе Ном? – спросил Ав.

– Вообще-то нет, если не учитывать кое-каких моментов, когда он рассказывал об истреблении пси одаренных. Но и там он не врал, а скорее недоговаривал.

– Я не стану тебя спрашивать, как ты это узнал, захочешь, сам расскажешь. Ну что, заслужили мы твое доверие и помощь?

Следующие несколько дней мне, судя по всему, дали отдохнуть, хотя я и не понял от чего. А потом припахали, точнее, я сам впрягся и скажу честно, мне это понравилось. В первый раз я встретил настолько увлеченных разумных, если не считать конечно Мари, вот эта девушка точно прекрасно бы вписалась в местное общество псионов. По очень настоятельным просьбам Ролены и Каи я взялся их обучить кое-каким ментальным техникам. Нет, ничего такого… магического, я никому не показывал и не демонстрировал. Самые обычные первоначальные навыки ментальной магии, но и они оказались для местных самым настоящим чудом. Ментальный щит, это даже не плетение, а прямое управление своей ментальной энергией, позволяющей создать вокруг себя некую сферу, гасящую сторонние ментальные влияния. Этот щит позволяет сдержать ментальную атаку первого-второго, ну максимум третьего уровня, пара методик раскачки ментального и пси источников, ментальный щуп, позволяющий считывать поверхностную информацию с ауры разумного или нет существа, что-то вроде того, что Кая уже пыталась применить на мне в нашу первую встречу, просто уровнем повыше, и все остальное в таком же роде, короче всякая мелочь, которой любой уважающий себя маг овладевает даже не на первом курсе Школы или Академии, а еще в первые дни своего обучения. А еще через несколько дней я был допущен в святая-святых, технический сектор Станции. Гидом и проводником по всевозможным цехам, ангарам и лабораториям, для меня выступал сам Хан. Он с огромной гордостью демонстрировал мне самые разные обломки и осколки всевозможного оборудования, хотя, кое-что я узнавал. Самое странное, что это были следы сразу нескольких цивилизаций. Попадались артефакты от джоре, от сполишей и даже что-то от «того» Содружества, я даже мельком успел заметить несколько фрагментов, не понять, чего, но с остаточными следами от магических плетений, в общем в лабораториях и мастерских технического сектора присутствовали как технологические, так и магические артефакты, как минимум, десятка самых разных рас и цивилизаций. По крайней мере, моя нейросеть опознавала их именно так. Вот только в отличии от Хана, все это изобилие почти откровенного мусора меня не вдохновляло, да и копаться в нем я, если откровенно, особого желания не испытывал. Хотя… должен признаться, некоторые образцы вызывали у меня определенный интерес, но не как артефакты, а как пример необычного инженерного решения и не более. В итоге, у меня окончательно угас интерес к Станции, зато вырос в отношении планеты, но пока никто совсем не торопился давать мне на нее доступ. Нет, при острой необходимости, я мог бы спуститься на нее и сам, никого не спрашивая, но это значит полностью раскрыться, боюсь, что после подобного демарша, уже я, а не планета, стану основным объектом изучения, а против десятка псионов, не думаю, что смогу устоять, даже принимая во внимание, что они толком ничего не знают и не умеют, в конце концов, пятеро из них какое-никакое обучение, но проходили, да просто мясом задавят и голой силой. Может быть я, конечно, и сгущаю краски, но проверять, так-ли это что-то совсем не хочется, лучше подождать.

И надо сказать, что мое терпение было вознаграждено. Сегодня утром я стал свидетелем разговора Хана с Номом. Очень интересный был разговор, жаль, что совсем короткий. Когда я ввалился к нему в кабинет, Ном судорожно подергивал плечами и не останавливаясь ходил взад-вперед по просторному помещению, а его вечный оппонент и приятель Хан, насупившись сидел в углу. На Станции очередное ЧП. Группа молодых техников-раздолбаев, самовольно отправились на планету, ну а чтобы их не засекли и не остановили, отключили системы связи и слежения на своем боте. И вот тебе результат, все контрольные сроки уже вышли, группа на планете уже шестой час и среди них нет ни одного псиона. Да, он знает, что отыскать пропавших товарищей практически невозможно. К тому же их бот уже давно мертв. Планета покрыта густыми лесами. Слишком много хищных зверей, совершенно непривычных и потому особенно опасных. Если обыкновенный кустарник прыгает из засады и рвет на куски тяжелый боевой скафандр, а обыкновенный грызун уволакивает к себе в нору дроида планетарной защиты, предварительно разорвав его на части, если из грозовой тучи падают железные перья с острыми, как бритва, гранями, то такая планета относится к разряду очень опасных и на ней приходится применять особые меры осторожности.

– Но все-таки, – сказал Хан упрямо, – искать нужно!

– Есть разные формы мужества. – сказал Ном негромко. – Можно наплевать на многолетний труд ученых корпорации, отправить ближайшую группу псионов, или наряд десантников, а можем и сами отправиться сейчас в джунгли и красиво умереть. А можно, сцепив зубы, продолжать работать, закончить запланированные эксперименты, чтобы гигантский объем информации не пропал, стала достоянием всех нас. Второе, безусловно сделать труднее.

Хан легко подорвался с кресла и задумавшись остановился напротив обзорного экрана, к чему-то прислушался, потом, будто бы что-то там хотел увидеть, всмотрелся и разочарованно вернулся на середину каюты.

– Верю. – сказал он жестко, – Но такое мужество здорово попахивает бесчеловечностью. И учти еще, дело не только в этих раздолбаях, считающих, что они уже все знают и умеют, а старые перечницы, вроде нас с тобой, не дают им развернуться по полной. Откажись мы сделать все возможное и невозможное для их спасения, значит вычеркнем половину будущих подвигов, героических поступков, дерзких замыслов и научных открытий! Сейчас, любой на этой Станции с легким сердцем идет в любой опасный рейд или рискованную экспедицию, потому что знает, что бы ни случилось, его будут искать, его спасут или по крайней мере сделают все, чтобы спасти. Вот какие последствия может вызвать твоя арифметика, начальник Службы Безопасности корпорации!

– Это не арифметика, – сказал Ном. – Это… э-э… мысли вслух.

Хан распахнул дверцы аварийного шкафа и вытащил из него несколько скафандров.

– Был бы я чуть моложе. – сказал он с мрачной усмешкой. – Дал бы тебе… за такие мысли вслух. Серж, ты, кажется, хотел побывать на планете? Так вот он твой шанс. Заодно и проверишь на практике часть своих теорий, а то девчонки мне уже всю плешь на голове проели, требуя отпустить их в поиск.

Меня дважды спрашивать не пришлось. Я уже достаточно давно питаю определенные планы на эту планету, да все случай не подворачивался. Нет, пропавших людей я кончно же буду искать, на такая уж я и скотина, чтобы наплевать на все и всех и заняться своими делами. Но, реально, если все, что я знаю о планете правда, то они все уже давно мертвы, и от них даже косточек не осталось, местная живность растащила, но… надежда ведь умирает последней.

Спасательные операции такого плана в корпорации уже давно отработаны. Правда, в данном случае работу осложняет тот факт, что точного места высадки пропавшей группы никто не знает, есть только примерные координаты. ИскИн Станции все же отслеживал бот, пока мог. Но и на такой случай все предусмотрено. С десантного бота, на высоте примерно десяти километров над поверхностью, происходит выброска спасателей в индивидуальных десантных капсулах, предназначенных для прорыва обороны планеты и максимальной сохранности жизни десантника. Связь на планете не работает, да и электронные системы наблюдения тут мало чем могут помочь. Поэтому, в случае экстренной необходимости, чтобы подать сигнал об эвакуации, местные приспособились использовать термические заряды. Две минуты горения, температура под три тысячи градусов, такой сигнал даже атмосфера планеты экранировать не может, а ИскИны Станции внимательно отслеживают такие вот вспышки. Вообще-то, странно, что техники не взяли с собой такие заряды. А может быть и взяли, да использовать не успели. Кто теперь скажет.

Последний инструктах перед десантированием и почти вда десятка индивидуальных капсул, широким веером, разлетаются от бота в сторону поверхности планеты. Скудная телеметрия с датчиков капсулы, идет сразу на нейросеть. Скорость полета, скорость ветра, температура внешней обшивки капсулы и окружающего пространства, ну и примерные координаты приземления. По идее, тут должна быть еще и карта местности, но это ведь не обычная планета, тут девяносто девять процентов поверхности скрыто «туманом войны», поэтому, никто не знает и даже не может предсказать, что ждет меня по приземлению.

Альтиметр показывал что-то около четырех километров, когда механический голос слабенького ИскИна капсулы вдруг сообщил:

– Внимание! Ракетная атака. Выполняю маневр уклонения… отстрел имитаторов. Имитаторы отсутствуют, защитное поле тридцать два процента, личному составу приготовиться к столкновению. Три… два… один!

Удар, скрежет раздираемого металла, капсулу бессовестно закручивает вокруг своей оси, а еще спустя несколько мгновений, ее, и так крутой спуск, превращается в беспорядочное падение. Последнее что я запомнил, это резкий рывок, как будто кто-то решил сыграть с моей капсулой в футбол и наподдал ей ногой. И опять механический голос ИскИна.

– Задействованы тормозные паращюты. Эффективность двадцать четыре процента. До соприкосновения с поверхностью планеты двенадцать секунд.



31 глава | Барон Серж де Сангре -2 | 33 глава







Loading...