home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


33 глава


Огромный серо-коричневый спрут отчаянно пытался выбраться из-под той горы металла, что рухнула на него со стометровой высоты. Пара толстых щупалец очень медленно, словно в замедленной съемке, выползла из-под десантной капсулы и неуверенно покачалась в воздухе, ухватилась за выступающие из корпуса дюзы тормозных двигателей, пытаясь поднять ее. Но, сделали только еще хуже. Семи тонное изделие имперских оружейников, зашаталось и повалилось на сторону, прижав сразу несколько щупалец к земле. Раздумывал я недолго, за последний двадцать минут это был единственный и, пожалуй, самый лучший момент, чтобы покинуть капсулу. К счастью, пиропатроны сохранились и легко отстрелили аварийный люк. Трехсоткилограммовая шайба крышки люка словно запущенный умелой рукой «блинчик» запрыгала по утрамбованной земле, чтобы словно гигантский топор врубиться в одно из восьми основных щупалец спрута, снеся добрую его треть. На этом мое везение и закончилось. Напрасно я поторопился вылезть из капсулы, беспорядочно бьющий во все стороны обрубок, словно древний таран саданул меня в грудь. Вместе с убегающим куда-то сознанием, я услышал звук ломающихся собственных ребер.

Сотни иглоподобных колючек впивались в лицо все сильнее. Я сцепил зубы и с трудом чуть приподнял голову. Почти сразу что-то взорвалось в затылке, в пересохший рот хлынула соленая жидкость, в глазах потемнело, но регенерация, подстегнутая паническими сообщениями нейросети, уже во всю трудилась. Могу поклясться, что я слышу, как с легкими, едва слышными щелчками встают на место выбитые суставы и переломанные кости. К сожалению, нейросеть исправляет в первую очередь те повреждения, что несут прямую опасность для жизни, поэтому правая рука, весящая плетью, совсем даже и не находится в приоритете, даже несмотря на то, что сломанная кость проткнула кожу, ткань комбинезона и раздвинув бронированные накладки легкого скафандра высунулась наружу. Причина такого моего неудовлетворения порядком моего лечения, заключается в том, что буквально в нескольких шагах от меня, стоя на кончике хвоста, плавно пританцовывала толстая змея, угрожающего, красно-черного колера. Подобно земной кобре, капюшон у нее раздулся, холодные, немигающие глаза, равнодушно поблескивали под лучами огромного красного солнца. Я застонал и опустил голову на окровавленные колючки. С разбитой головой, переломанными ребрами и сломанной рукой трудно отбиться даже от воробья. Вот тут-то я впервые пожалел, что «подарки от Куколки» так и покоятся у меня в сумке. Осталась единственная надежда, что мои амулеты силового жгута не подведут. Я попытался сосредоточиться, но даже эта слабенькая попытка оказалась почти фатальной, мою голову что-то сжало с такой силой, что я в очередной раз услышал, как кости сошли со своих мест, вот только это были мои кости, кости моего черепа. Ни о какой сосредоточенности в таких условиях и речи не идет, тут бы перетерпеть эту адскую боль, что сжимает голову.

Удивительно, но едва я отказался от идеи расправиться со змеей с помощью силовых жгутов, как мою голову отпустило и даже боль почти прошла. Да и змея почему-то не нападает. Я с трудом разлепил опухшие веки, осторожно поискал глазами покачивающийся силуэт. Пресмыкающаяся страхолюдина, все так же плавно раскачивалась на прежнем месте, влажные чешуйки все так же отражали красный свет заходящего гиганта, а вертикальные глаза даже без признака век, все так же хладнокровно разглядывали меня. Задержав дыхание и, опираясь на относительно здоровую руку, с трудом сел. Местность несколько раз качнулась, потом головокружение стихло, остался только навязчивый звон в ушах.

Я сидел на сырой, словно после обильного дождя, почве. За проигравшем схватку с куском мертвого металла, спрутом возвышалась массивная скала, изрезанная сверху донизу глубокими трещинами. Ее вершину покрывали красные и желтые лишаи, в темных расселинах светился нездоровым фосфорическим блеском бледно-зеленый мох. Где-то у подножия журчал ручей, мне сразу захотелось пить, сказывается большая кровопотеря, но я вовремя вспомнил, что воды на местных континентах, помимо той, что льется с небес в виде дождя, нет, а местные реки, озера и ручьи наполнены чем угодно, но только не водой. По своему химическому составу, та субстанция, что заменяет на суше воду, больше похожа на желудочный сок, или эксперименты сумасшедшего химика.

Вдруг что-то острое грубо вонзилось мне в запястье, легко преодолев защитный слой штурмовых перчаток. Чисто рефлекторно я отдернул руку и затряс ею с отвращением. Большая, сантиметров пятидесяти, сизая сороконожка вцепилась в кисть и быстро, с остервенением рвала кожу кривыми зазубренными челюстями. Сразу же всплыли знания из изученной Базы Знаний. Жвала этой твари легко прокусывают пластину из пятимиллиметровой стали, они же служат и ее единственным органом питания. Эта тварь, самый настоящий вампир, она способна учуять молекулу крови в кубометре воздуха, а с меня ее натекло прилично. Из раны выступила кровь и побежала по руке омывая сизое суставчатое тело.

Я поспешно стряхнул отвратительную тварь и кое-как отшвырнул ее слабой рукой. Кисть ныла, под онемевшей кожей быстро вздувалась какая-то шишка. Да уж, только попадись этим крошечным хищникам, сожрут живьем! А ведь подо мной земля аж багровая от крови и липкая. Она даже чуть дымилась, а в перегретом влажном воздухе, чувствовался сладковатый привкус. Правый рукав комбинезона уже пропитался теплой кровью и потяжелел, рукав скафандра тоже поврежден, значит через несколько минут тут будет не протолкнуться от товарок этой твари. Я собрался с силами, подобрал ноги и медленно, как на гидравлических поршнях, поднял тяжелое тело. В глазах снова замелькали огоньки, но теперь я уже был настороже и, пусть и с трудом, но пересилил слабость. Регенерация и усилия нейросети не прошли даром. Пусть медленно, но я могу перемещаться. Особого выбора, куда идти, у меня нет. Единственное, более-менее безопасное место, это на скалах. Нет, там тоже не безжизненно, но твари из джунглей, почему-то, стараются не связываться с теми, кто обитает в скалах. Кстати, змея уже минут десять как уползла в том же направлении. Надеюсь, что мы с ней не окажемся соседями.

Сделав пару шагов по направлению к скалам, я резко остановился. Давешняя сороконожка не пожелала остаться без обеда, или может быть без ужина, но она нашла себе пропитание. Небольшая лужица моей крови, натекшая за время моего вынужденного лежания, оказалась для нее настоящим «шведским столом». Вот только она кое-что не учла, а я уже успел позабыть. Я с улыбкой наблюдал, полуметровое тело склизкой твари гнет и выгибает под самыми невероятными углами. Мои маленькие друзья, наследие неизвестной цивилизации, бионаниты, что прошли со мной длинную дорогу между Мирами, не раз и не два спасавшие мне жизнь, сейчас проявили себя совсем с неизвестной стороны. Они не лечили меня, не заботились о моем здоровье, оказавшись в организме чуждой им твари, они вступили в бой и этот бой они явно выигрывают. Прошло еще несколько секунд и тело сороконожки буквально взорвалось, разбрызгиваясь во все стороны. Не думая, я опустил на пропитанную моей кровью землю прокушенную сороконожкой руку. Пару минут ничего не происходило, а потом почти невидимые ручейки устремились к моей ране. Они соединялись, становились толще и более заметны, а в руну уже вливался почти миллиметровый ручей. Я так простоял почти пятнадцать минут, пока не убедился, что все мои маленькие помощники не вернулись на свое место, а рваная рана не затянулась. Странно, конечно, никогда раньше я ничего подобного за этими созданиями не замечал. Неужели и на них влияет эта планета? Нет, конечно отрадно осознавать, что если какая-то тварь начнет меня жрать, то, в прямом смысле этого слова, «подавится мной», что я «встану у нее поперек горла», но все же, лучше до такого не доводить. А вот со своей кровью, точнее некоторыми ее составляющими, надо будет разобраться, что-то слишком уж разумно она начала себя вести. Тфу-тфу-тфу! Только этого мне еще и не хватало!

Просторы сотни метров, разделяющие меня и одиноко торчащую скалу, я преодолевал минут двадцать. Тут как-то сложилось вместе сразу несколько причин. И мое, далекое от хорошего, состояние, и агрессивная флора, и не самая приятная фауна. А уже возле самого каменного пальца, торчащего из земли, выяснилась еще одна не самая приятная деталь. Не я один облюбовал эта скалу в качестве пристанища. Несколько десятков змей, самых разнообразных размеров, от небольшой, а полруки длинной и с палец толщиной, до откровенных гигантов, в пару десятков метров и сантиметров семидесяти-девяноста в обхвате, самых необычных расцветок, от каких-то грязно-серо-зеленых, до ярко-алых с четкими черными орнаментами на чешуе, облюбовали скалу в качестве своего, если не жилища, то лежбища уж точно. Радует только одно, что гигантский шар местного солнца уже коснулся горизонта и пройдет час, максимум полтора, и вся эта пресмыкающаяся живность начнет покидать быстро остывающие камни. Пока же мне только остается что, топтаться у подножия скалы и отмахиваться от наиболее наглых представителей местного животного мира, благо, что своими размерами они пока не впечатляют, в основном это все те же сороконожки, да еще кто-то, вроде муравьев, только с небольшую дворнягу размером. Выскочили на меня тут, с дуру, пара местных хомячков, так я даже и среагировать не успел, как те стали обедом для двух, таких симпатичных, змеек, глядя на которых любой «ужас джунглей» на Земле, удавился бы с горя, ощущая себя неполноценным червяком и не более.

На счет змей я оказался совершенно прав, задолго до того момента как местное светило полностью скрылось за горизонтом, они начали расползаться. Мелкие и, скажем так, средние особи, нашли себе убежище все на той же скале, в многочисленных трещинах и расщелинах, а вот те, что побольше, уползли в джунгли и, при желании, можно было бы даже проследить путь наиболее крупных, настоящих гигантов, с их дороги, такое ощущение, даже деревья и те пытались убраться, а всякая иная живность мгновенно замолкала, замирала и начинала изображать из себя что-то среднее между камнем и кочкой.

Боль в недавно сломанных ребрах еще чувствовалась, да и правая рука, пока еще, не полностью восстановилась, поэтому мое восхождение на скалу выдалось долгим и болезненным. Я даже сбился со счета, сколько раз у меня появлялось желание плюнуть на все и просто наложить на себя плетение среднего исцеления. Вот только моя интуиция твердила мне, что это, пожалуй, станет последним моим осмысленным действием на этой планете. А своей интуиции я как-то привык доверять, поэтому и всецело положился на ускоренную регенерацию, нейросеть и бионанитов в крови, которые должны достаточно быстро залечить все повреждения.

На ночь я устроился почти на самой вершине скалы, мне попалась прекрасная, почти ровная площадка, примерно два на два метра. Странно, на использование пространственного кармана, моя интуиция никак не реагировала, поэтому довольно скоро на площадке стояла небольшая армейская палатка и горел маленький костер. В принципе, не так все и плохо, правда возникла одна проблема, выбираясь из десантной капсулы, я не забрал с собой сигнальные термические патроны, так что, немедленно подать сигнал я не могу. Придется с утра идти обратно, надеюсь, что местная живность не успеет разобрать капсулу на запчасти. Шутка, конечно, хотя… разломать капсулу местным представителям флоры и фауны вполне по силам.

Рев, вой, визг, чавканье, какие-то стоны и вопли, скрежет и топот. Да, ночка выдалась еще та. Плюньте в того, кто скажет, что ночью жизнь в джунглях замирает! По-моему, она ночью только и начинается, а все что днем, при свете солнца, так это так… просто прелюдия. В общем, мало того, что я почти не выспался, да и вообще спал просто отвратительно, так еще и первое, что я увидел, открыв глаза, так это пару десятков змей, свернувшихся кольцами и облепивших меня со всех сторон. И как только они умудрились пролезть в палатку, если она почти герметично закрыта. Кое-как, боясь лишний раз пошевелиться, я начал выбираться из своего убежища. На первом же десятке шагов меня знатно «повело», в глазах потемнело, и чтобы не упасть, я вынужден был присесть. Это еще что такое, откуда такая слабость?!

Абсолютно привычным уже, мысленным посылом запросил последние логи работы нейросети. Никаких сбоев, никаких нарушений в ее работе выявлено не было. Нейросеть браво отрапортовала, что все внутренние и наружные повреждения ликвидированы и мой организм находится в идеальном состоянии. Но почему же мне тогда так херово, почти так же, как тогда, в Мире Гардары на празднике Освобождения, когда я впервые встретился с Арией. Ощущения почти те же самые, ну, именно что почти. Чисто только для того чтобы успокоить свою разбушевавшуюся паранойю, я посмотрел на свои источники. Источник ментальной энергии выглядит вполне обычно, разве что стал еще немного больше чем был, источник-преобразователь, тоже ничего особенного, а вот источник пси, или жизненной энергии явно лихорадит и работает он с перебоями, не успевая снабжать вырабатываемой энергией все подключенные к нему модули и системы. Я начал разбираться в чем тут дело. Виртуальная, или аурная часть моей нейросети выдала информацию, что пси источник работает на пределе своей мощности, впрочем, как и обычно, а вот потребление энергии возросло почти на семьсот процентов и его уже тупо не хватает. Само-собой, что сразу же последовали и рекомендации, как устранить этот дисбаланс. Ага, отключить от источника все «второстепенные» потребители, ну кто бы сомневался, и в первую очередь мой пространственный карман, Карту Миров, Ключ, занятые Подругой слои Сознания, а в придачу еще добрую полусотню всевозможных дополнительных модулей, что в свое время напихал в мою ауру пси-комплекс и все мои амулеты-артефакты, что я так долго и любовно внедрял в свое бренное тело. Эта идея мне сразу же не понравилась, но других предложений как-то не поступило, да и не от кого было им поступать. Поэтому я начал отключать от пси каналов второстепенные модули, а сам при этом отслеживал работу пси источника. Когда счет отключённых, а, следовательно, и навсегда потерянных модулей перевалил за второй десяток, я понял, что происходит что-то не то. вопреки всем моим ожиданиям и прогнозам нейросети, потребление пси энергии не только не уменьшилось, наоборот, оно увеличилось почти на шесть процентов. На этом глупые эксперименты я и прекратил. Вместо этого начал внимательно изучать все каналы, по которым шла передача пси энергии, надеясь обнаружить «утечку». И вы не поверите, я нашел! Вот только нашел я не одну «утечку», сотни, тысячи недавно образованных микроскопических каналов, которые уходили в никуда, на них-то и приходится львиная доля потребляемой пси энергии. Причем, если верить виртуальной части моей нейросети, то все эти каналы соединяют меня с критически важными системами, поддержание работоспособности которых, как оказалось, пописано в коневом каталоге моей нейросети. Ну и кому я должен верить, себе или своей нейросети?

Вопрос конечно же риторический. Я хоть и привык полагаться на все эти девайсы, но себе я все же верю гораздо больше.

Почти семь часов у меня ушло на то, чтобы привести свой источник пси энергии в нормальное состояние. По началу, ничего не получалось, едва я отрубал один «левый» канал и брался за другой, как тот тут же восстанавливался, да еще и начинал прорастать еще один – дублирующий. В общем мучился я долго, пока не попробовал «прижигать» только что отключённый канал утечки жизненной энергии с помощью ментальной энергии. Вот после этого дело пошло на лад, но я очень быстро понял, что время уже упущено и я просто физически не успею избавиться от всех этих паразитических каналов вовремя. Зато теперь мне стала понятна причина гибели псионов на этой планете и почему у них это происходит медленнее чем у меня. Я ведь уже говорил, что у местных, оба источника находятся очень близко, практически они совмещены, поэтому такого количества паразитических каналов, как у меня, у них не образуется, вот и происходит у них утечка немного медленнее. Эта мысль натолкнула меня на одну интересную мысль, попробовать не глушить вновь и вновь появляющиеся каналы с помощью ментальной энергии, а спрятать под защитой этой энергии весь источник пси энергии, проведя через нее только те каналы, которые мне нужны. В общем, в итоге, через семь часов я все же закончил, теперь мой источник пси энергии оказался надежно заключён в сферу из ментальной энергии. Правда стоило мне это потери еще около десятка дополнительных модулей, каналы к которым я так и не успел, и не смог восстановить. Ну что же, я по праву могу собой гордиться, я выжил там, где все псионы-менталисты погибают, теперь я могу заявить это с полным на то основанием, мой источник жизненной энергии полностью восстановился и, кажется, даже стал чуточку мощнее.

Полностью восстановившись, я наконец-то выполз из палатки. Ну что я могу сказать, все мои самые худшие ожидания полностью оправдались. Ни от раздавленного десантной капсулой сухопутного спрута, ни от самой капсулы и следа не осталось, а на месте их титанической «битвы» уже весело зеленеют молодые побеги. В принципе, все обстоит не так уж и плохо. Я прекрасно знаю, где на планете находится, почти постоянно действующая экспедиция. И неважно, что персонал там меняется каждые четыре-пять дней, а то и раньше, при необходимости я могу и подождать, теперь я в этом уверен. Проблема в том, что пункт дислокации экспедиции находится у подножия горной гряды, которую я сейчас вижу только как тоненькую линию на горизонте, меня от нее отделяют даже не сотни, а, наверное, тысячи километров, которые мне предстоит преодолеть на своих двоих, пробираясь через смертельно опасные джунгли. На любой другой планете это особого труда бы не составило, вытащил из кармана платформу и лети куда хочешь, здесь же мой перелет закончится уже через пару минут. И ладно если платформа просто выйдет из строя, а то ведь, как оказалось, здесь можно легко и ракету в брюхо получить, что совсем не способствует длинной и счастливой жизни. Остается один вариант, короткими перебежками, то бишь, с помощью телепорта, а пока модуль «Га» будет накапливать энергию для следующего перемещения, передвигаться по старинке, с помощью собственных ног.

Еще раз осмотревшись вокруг, я приметил километрах в двадцати, какие-то обломки. Помнится, и Ном, и Хан мне рассказывали, что на планете такого добра более чем достаточно. Так что, совместим, полезное с приятным и к своей цели приближусь, и в обломках покопаюсь, авось что интересное и полезное найду.

Активация модуля, шаг вперед и я уже в ста метрах от обломков какого-то судна. То, что ничего интересного я здесь не найду, стало понятно уже через пару минут. Да корабль, да космический, да, скорее всего, боевой, но… древность несусветная. Но все же, чтобы окончательно убедиться в бесперспективности находки, активирую одно из полученных от Мина плетений. Позиционируется оно как диагностическое, но не для живых объектов, а для технологических, своего рода дроид-диагност и сверхмощный сканер в одном лице. А теперь надо подождать, от нескольких минут, да пары часов. Все зависит от размеров объекта диагностики и его, скажем так, технологического совершенства.

Минут двадцать в плетение поступала информация, потом еще столько же она им скрупулезно обрабатывалась и вот пожалуйста, объёмная схема древнего боевого корабля во всей красе. Почему именно боевого? Так полсотни древних артиллерийских систем, очень даже приличного калибра, столько же пусковых шахт для ракет, ну и само-собой броня, почти семь метров толщиной, какой-то тугоплавкий сплав, да еще и с повышенной вязкостью. Четыре двигателя, теперь уже и не поймешь какой мощности, плюс пару десятков, судя по расположению, маневровых. И все это «богачество» обеспечивали древние, как гуано мамонта, три ядерных реактора, работающих на изотопе урана. Нет никаких следов гипердвигателя или хотя бы чего-то отдаленно его напоминающего. Или этот левиафан был внутрисистемным, или же мощности его реакторов вполне хватало чтобы разогнать его до скорости близкой к скорости света. В противном случае это не боевой корабль, а всего лишь очень дорогая, но абсолютно бесполезная игрушка. Кстати, корабль, на удивление, очень неплохо сохранился, местная природа так и не смогла пробраться внутрь, но тут, скорее всего, заслуга толстенной брони, которая с честью выдержала все испытания и попытки ее взломать. А вот разумным, если судить по костякам, вполне обычные люди, или раса очень к ним близкая, не повезло. На иллюзии отчетливо выделено почти три сотни останков. Скорее всего, среди экипажа псионов не было, иначе они, если конечно выжили при падении на планету, обязательно попытались бы выйти наружу.

Но нет худа без добра. Я только присвистнул, когда телепортнулся на верхнюю часть корабля. С почти двухсотметровой высоты открылся прекрасный вид на… десяток разбившихся судов, точнее на их обломки. Ну, прям не планета, а какой-то «Остров погибших кораблей». Но не эти обломки привлекли мое внимание. Практически в паре километров от древнего линкора расположился еще один корабль, причем он, в отличии от всех остальных, произвел управляемую посадку, об этом говорит то, что этот, по сути, совсем небольшой, по известным мне меркам, кораблик уверенно стоит на посадочных опорах. Даже издалека корабль завораживал, плавные, но какие-то четкие обводы, противолазерное покрытие корпуса, пускающее во все стороны солнечные зайчики, на фоне которого были почти незаметны ни орудийные башни, ни ниши, в которых прячутся пусковые ракетные шахты. Весь облик этого корабля, буквально, кричал о стремительности, небывалой мощи и смертоносности. Не раздумывая, я вновь активировал телепорт и шагнул в окно портала.

Делая этот шаг, я уже точно знал, что этот корабль мой и я его никому и ни за что не отдам, и уж тем более не брошу его здесь. И пусть я опустошу свой источник, пусть мне придется потом сидеть посреди джунглей день, два, неделю, но корабль я заберу.

В близи корабль-красавец выглядит уже не столь… притягательно. Судя по всему, корабль побывал не в одной переделке, отчетливо видны следы нагара на его зеркальной поверхности, кое-где корпус проломлен, и видны следы экстренного ремонта, да и посадочные опоры, хоть и выдвинуты, но парочка из них явно повреждены. Само-собой формируется плетение диагноста. Теперь остается только ждать.

А вот ждать мне пришлось долго, порядка четырех часов, что почти в двое превосходит максимально потребное время для полного сканирования и диагностики любого, даже самого сложного технологического оборудования. Да и результат оказался, скажем так, далек от идеала. Плетение смогло разобраться, дай Боги, только с половиной систем корабля, да и то, сомневаюсь, что правильно. Но а как я еще могу считать, если в качестве энергетического отсека оно определило малюсенькое помещение, площадью в четыре квадратных метра, а в качестве реакторов указало на какую-то небольшую конструкцию, расположенную в самом его центре. Зато, плетение четко выделило рубку, ИскИн, кстати совершенно мёртвый, медсекцию, странно, но вполне себе живую и грузовой трюм, и даже, механизм аварийного, то бишь, ручного управления шлюзовой камерой. Обнаружились на корабле и биологические останки. Судя по всему, управляло им всего двое разумных, мумия одного из них сейчас находится в грузовом трюме, а останки второго в рубке.

На вскрытие корабля у меня ушло около получаса, а потом еще почти три часа я ждал, пока судно проветрится, хотя, если верить плетению-диагносту, система жизнеобеспечения у него исправно работает, но… бережёного Бог бережёт. И даже по истечению этого времени я не рискнул всходить на корабль просто так. На мой скафандр, после почти суток пребывания на планете, надежды мало, поэтому пришлось опять залазить в свою сумку, был у меня один простенький амулет, позволяющий находиться под водой около трех часов, такой вот магический акваланг. Тут конечно не вода, но извлекать кислород из, пусть и отравленного, воздуха ничуть не сложнее, чем из воды, по крайней мере для магии.

Все мои меры предосторожности и на самом деле оказались излишними, плетение правильно определило систему жизнеобеспечения и ее работоспособность. Первым моего внимания удостоились останки разумного в трюме, тем более, что именно через него я в корабль и попал. И вот именно их вид мне сразу же и не понравился. Мало того, что мумия оказалась в клетке, так еще и в ошейнике и похоже, что перед смертью этот разумный… сошел с ума, иначе я не могу объяснить, почему он пытался грызть клетку из… минуточку, ага, адамантита. Вот после этого «открытия» я уже более внимательно присмотрелся к самим останкам. Ну что же, судя по клыкам, вампир, самый что ни на есть настоящий вампир. И лежит он здесь тоже уже не первый год. Следующим объектом моего исследования стал ошейник. Узкая полоска какого-то пластика, но при этом очень прочного. Четко прослеживается какая-то электронная схема, очень изящно переплетающаяся с магическим плетением, замок изготовлен из аметиста, он же, наверное, и являлся своеобразным источником энергии и для плетения, и для электронной схемы. Этот ошейник я прибрал, авось когда и пригодится, а труп вампира вынес из корабля. Не знаю, правду про них говорят в некоторых Мирах, что даже мертвый вампир может ожить, если на него попадет кровь, или не правду, но рисковать я не хочу. Был бы он в своем уме, может быть еще бы и подумал, а сумасшедший вампир на корабле, это знаете ли даже и не смешно. А за пределами корабля местная живность с ним быстро разберется и не станет заморачиваться вампир он или нет. Кроме клетки с телом, в трюме было еще несколько разномастных контейнеров, но их я оставил на потом.

А кораблик и на самом деле оказался очень маленьким. Длиной всего около восьмидесяти метров, высотой чуть меньше пятнадцати, разделенных на три «палубы». На средней расположилась рубка управления, маленькая кают-компания и три двухкомнатных каюты. Тут же был небольшой камбуз, медсекция с какой-то очень уж футуристического вида медицинской капсулой и «реакторный отсек». Часть нижней и верхней палуб было отведена под системы вооружения. Почти треть всего корабля занимал трюм. У судна оказалось аж целых четыре двигателя, расположенных на выдвижных фермах, точно по центру корабля, которые сейчас были убраны в специальные секции на нижней и верней палубах. В общем, кораблик хоть и маленький, но очень функциональный, мне так кажется, за те несколько часов, что я его исследовал, со всем оборудованием разобраться я конечно же не смог, но кое-какое представление получил. Так я нашел гипердвигатель, ну или то, что его тут заменяет. Вот только я даже и ума не приложу, с какой стороны к нему подходить. Потому как, он не имеет ничего общего со всем тем, что я знаю. Этот корабль вообще уникален, такого переплетения технологий, самого высокого класса и магических плетений, основанных на самых разных энергиях я не только никогда не видел, но даже и ни о чем подобном не слышал. Боюсь, что тут даже технологии создателей Куколки и те спасуют.

Когда общее ознакомление с кораблем подошло к концу, я наконец-то добрался до рубки. Нет, не потому, что путь к ней оказался настолько сложен, а потому, что я сознательно оставил ее на потом. Не было у меня уверенности, что я так вот просто смогу попасть в святая-святых любого корабля, ситуацию осложняет еще и то, что я не могу воспользоваться дроидами или одним из ИскИнов, для взлома. Хотя… ИскИн, позаимствованный мною на древней Базе сполотов и потом чуток доработанный Куколкой вполне себе стабильно работает и радует меня и привязанной к нему сумкой и силовым защитным полем. Так может быть проблема не в самих технологиях и их производных, а в энергиях, используемых во всех этих дроидах, челноках, ботах и прочих системах связи?! Очень знаете ли многообещающая мысль, надо будет обязательно ознакомиться с местным «реактором», но для этого мне надо сначала попасть в рубку, если судить по схеме корабля, то единственная возможность попасть в реакторный отсек, это через ту самую рубку. Довольно странное и спорное инженерное решение.

Мои страхи и ожидания оказались совершенно беспочвенны. Нет, двери рубки не были распахнуты настежь, да и от легкого движения руки они тоже не распахнулись. Просто на двери была выгравирована нехитрая рунная формула и в зависимости от того, куда подать немного энергии зависело, откроются двери или закроются и тогда их уже и из главного калибра крейсера не вскроешь. Я знаю, какую руну необходимо напитать энергией, поэтому особых проблем с доступом в рубку у меня не возникло. Хотя, если честно, в тот момент меня слегка и потряхивало. Если капитан или владелец этого корабля озаботился безопасностью своего судна и оставил часть своей ментальной энергии в виде образца для сравнения, это как отпечаток пальца, или сетчатка глаза для опознания, то меня могло неслабо так приложить, дескать «не твое – не лезь». Когда активация рун прошла, я облегченно выдохнул – получилось, у меня есть доступ в сердце корабля, его рубку! Вот теперь, повинуясь легкому движению рук, раздвижные двери рубки управления плавно скользнули в стороны, а я, подавляя невольное волнение шагнул вперед.

– Приветствую тебя, незнакомец! – раздался, кажется со всех сторон, мелодичный женский голос. – Твои знания, опыт и настойчивость заслуживают уважения и вознаграждения. – мой модуль лингвоанализатора без запинок и легко переводил плавно льющуюся речь на незнакомом мне языке. – Позволь представиться, Тара дель Сааш, третья баронесса дель Райшин, капитан Специальных Полицейских Сил Империи Тайгрин. Я понимаю, что все эти слова, скорее всего, мало, а может быть и ничего не значат для тебя. Возможно, что ты даже никогда и не слыхал ни о Империи, ни о СПС и уж тем более, ты не слыхал обо мне. Но, я надеюсь, это не помешает нам помочь друг другу. Вон там, лежит мое тело. Я совершила страшный грех, собственной рукой прервав свой жизненный путь, но я не жалею, если бы у меня была такая возможность, то я не задумываясь повторила бы то же самое. Лучше уж вот так, обрекая свою бессмертную Душу на вечные скитания по этому страшному Миру, чем медленно сходить с ума и превращаться в животное. Тем более, что конец все равно един. Я это видела, я это знаю. То тело, что ты скорее всего уже нашел в трюме… когда-то оно принадлежало Крайгу дель Ропно, второму графу дель Скопье Империи Тайгрин. Это был преступник, убийца и насильник, заочно осужденный и приговоренный к смертной казни в двадцати шести Мирах Империи. Я забрала его на Станции Ланциф в Системе Кардари и должна была доставить его в Систему Талар, где он совершил свое последнее преступление и где его ждали на суд. Но… не судьба видать ему была предстать перед правосудием, зато его настигла Высшая Кара. И я тому свидетель, в течении декады он медленно сходил с ума, а потом еще полдекады умирал в самых страшных муках. Если ты когда-нибудь попадешь в Империю, скажи там, что Крайга Кровавого настигло Правосудие Небес. Ладно, хватит об этом выродке. Времени у меня осталось не так уж и много. Этот корабль, мой, перед своим последним вылетом я выкупила его у СПС. Да, знаю, что он уже прилично устарел, знаю, что накопители у него слабенькие, вооружение тоже оставляет желать лучшего, а про щиты я и не говорю. А теперь еще корабль остался и без Мозга. Мне пришлось уничтожить его, слишком уж он неадекватно себя вел. Но как бы то ни было, этот корабль все что у меня есть и я оставляю его тебе. Все необходимые документы я подготовила, тебе осталось их только отметить в любом отделе СПС Империи, если… если ты туда конечно же доберешься. Скажу сразу, я понятия не имею где оказалась. В первые дни, я еще пыталась это выяснить, но здесь нет ни одной знакомой звезды, ни одного Созвездия, к которым можно было бы привязаться. Зато на самой планете всевозможных обломков… и нигде нет живых разумных. Скорее всего ты такой же неудачник, как и я, может быть твой корабль тоже не пострадал, а может быть его обломки разбросало на сотни километров вокруг, и ты выжил только чудом и по велению Богов. Как я уже сказала, этот корабль теперь твой, все необходимые документы и инструкции ты найдешь возле моего тела. За это я прошу у тебя только одного, предай мое тело очистительному огню, не выбрасывай его на поживу местному зверью. Кстати, выполнить эту мою просьбу и в твоих интересах. Когда огонь угаснет, проверь пепел, там должен быть микрокристалл, на нем только одна запись, мой личный служебный код, на который закрыт капитанский сейф. В сейфе ты найдешь запасной комплект накопителей, к сожалению, пустых, и набор пластин памяти, там полный комплект для управления и обслуживания корабля. В сейфе же находится и кристалл с личностью корабельного Мозга, и амулет для чтения пластин памяти. Если ты уже встречался с нашей расой, то знаешь, что наши нейросети подходят не всем, а если ты, как и я коор` дират, то тебя ждет большой сюрприз – нейросеть Амулет 7МКУ. Распорядись ею с умом. Ну вот вроде бы и все. Нет, совсем забыла! Накопители, они почему-то разряжаются на несколько порядков быстрее чем должны, я пыталась их заряжать, но моих сил не хватает даже на их поддержание. Так что, и эту проблему придется тебе решать самому. Конечно, если хочешь, то ты можешь просто бросить корабль. Но я запускала поисковые и идентификационные магеммы. На этой планете кораблей способных взлететь больше нет, одни обломки, в той или иной степени целостности и в них нет ни капли Истинной Силы. Хотя… всю планету я конечно охватить не смогла. Вот теперь точно все. Прощай, незнакомец и да светят тебе солнца Живых и Мертвых вечно, до скончания времен.

Странное послание из глубины времен. Много слов о каком-то преступнике, много слов о хранящемся в сейфе и практически ничего, кроме имени, о себе, о своей Империи и о том, как она сюда попала. Ну и конечно маленькая просьба, за которую щедро оплатили авансом. Интересные разумные, живут в этой Империи Тайгрин. Ну что же, девочка, погребальный костер я тебе устрою по всем правилам, как и положено вампиру, жаль только, что по правилам чужого для тебя Мира. Ну уж, как знаю и как умею.

Три дня я провел на корабле изучая его от и до. Особый интерес у меня вызвали конечно же «пластины памяти», а по сути, те же Базы Знаний, только вместо кристаллов тут использовались небольшие кристаллические пластины, примерно, с сигаретную пачку размером и толщиной в пару миллиметров. Всего таких пластин я нашел в сейфе почти полсотни штук и десяток в отдельном боксе. А вот запасной комплект накопителей мне не понравился, самые обычные бриллианты, разве что достаточно крупные и очень необычно ограненные. Камни я трогать не стал, так же как и нейросеть, пусть полежат в сейфе, а вот пластины с Базами Знаний и амулет для их чтения, я припрятал в своей сумке. Путь мне предстоит неблизкий, так почему бы не использовать его с толком. С трудом и с помощью одного из Камней Ашура, мне удалось убрать корабль в свой пространственный карман. Похоже, что это максимум на что я способен и прятать, как Куколка, по нескольку огромных крейсеров за раз, у меня никогда не получится.

А потом начался мой «челночный бег с препятствиями». От одного разбитого корабля к другому, от того к одиноко торчащей скале, а потом опять к остову космического бродяги. Где-то я задерживался на несколько минут, а где-то и на несколько часов. Находки были, но в основном чисто утилитарного характера. Постепенно у меня начала образовываться очень интересная коллекция Баз Знаний самых разных рас и цивилизаций. Похоже, что все рано или поздно приходят к мысли, что разумный индивид уже не в состоянии, самостоятельно, используя только свой мозг, изучить профессию на необходимом уровне и начинают изобретать всевозможные способы «быстрого обучения», будь то нейросети или нейрокоммуникаторы, Базы Знаний, или гипнограммы. Мне даже попался корабль одной расы, пошедшей по, на мой взгляд совершенно тупиковой, дороге киборгизации и прямому подключению мозга к компьютеру.

На ночь я предпочитал останавливаться в наиболее целых кораблях, проснуться опять в окружении десятков змей мне что-то совсем не хочется. В общем, постепенно обрастая имуществом, я тем не менее преодолевал за день по триста-четыреста километров и на пятый день наконец-то заметил, что горный хребет заметно приблизился, а вместе с этим и обломки стали попадаться заметно реже, зато корабли, потерпевшие бедствия, стали крупнее и скальные выступы пошли один за другим. Хотя Хан прав, эта планета самый настоящий Клондайк самых разных технологий и, порой, очень необычных и интересных инженерных решений. Чего только стоят гравитационные маневровые двигатели, найденные мной на разбившемся корабле киборгов, парочку которых я, пусть и не без труда, но прихватил. Вот выберусь с этой планеты, организую свою корпорацию и начну клепать что-то подобное, от покупателей отбоя не будет.

И вот что я еще заметил. После того, как я спрятал свой источник жизненной энергии в сфере из ментальной, местная живность перестала на меня реагировать. Нет, желающих мною закусить намного меньше не стало, а вот агрессивность снизилась на порядок. Теперь никто и ничто не ставит своей целью во что бы то ни стало меня уничтожить, просто теперь меня все и всё рассматривают как добычу и не более. Так что, передвигаться по планете стало более безопасно, главное всегда быть на чеку и не сильно расслабляться, что, в принципе, на этой планете совсем не трудно, местная живность для фестивального настроения поводов не дает.

А еще через два дня я покинул зону джунглей. Буйные заросли хищной и не очень, растительности как будто ножом обрезали. Два шага назад и ты все еще под сенью деревьев, в жарком и влажном климате, а пару шагов вперед и перед тобой расстилается безграничная саванна, где ветер колышет травяной ковер, на котором, огромными кочующими островами бродят стада местных травоядных. Вот только не надо обманываться, эти «травоядные», мало того, что исповедуют принципы носорога, так еще и сами совсем не прочь, сначала затоптать наглеца, посмевшего появиться на их территории, так потом им же еще и закусить. В общем, дальше мне предстояло двигаться с величайшей осторожностью, далеко обходя совсем немалочисленные стада, да еще и гадать, куда того или иного вожака в следующее мгновение потянет и не окажусь ли я на пути «кочующей орды». И ладно если модуль телепорта уже успеет зарядиться, а если нет?

В этот день я прошел всего около ста пятидесяти километров, получается, что на равнине, моя скорость упала почти вдвое против скорости передвижения в джунглях. На ночевку я остановился уже в темноте и первую свою ночь в саванне, я провел на каменном пальце, одиноко торчащем на десятки километров вокруг. А утром я увидал ЕЕ! Словно исполинский противотанковый еж, задрав в розовеющее небо свои боевые сегменты, на фоне встающего солнца, я четко разглядел ЕЕ – малую орбитальную Станцию планетарной обороны производства джоре. Мозг еще переваривал и анализировал поступившую визуальную информацию, а у меня перед глазами уже мелькали таблицы, графики и схемы, ТТХ силовых полей и орудий, характеристики систем наведения и РЭБ. Господи, а она-то откуда здесь взялась!? Но тут же на ум пришли артефакты, явно имеющие происхождение джоре и все сразу встало на свои места. Эта находка меня и порадовала и огорчила. Порадовала, потому что мое путешествие по этой негостеприимной планете подходит к концу, не верю я, что Ном и Хан, побывав один раз на борту этой Станции, просто махнули на нее рукой и забыли, а огорчила… тем, что я получил наглядное доказательство того, что эта планета уже тысячи лет забирает жизни разумных, просто так, без какой-либо цели и пользы. Я уверен, что эта планета, есть продукт разумной деятельности, нет, не сама планета, а функция, которую она выполняет. И еще одно, если бы тут лежал корабль джоре, я бы отнёсся к этому менее… болезненно, что ли, но Станция. Станции не перелетают из Системы в Систему, их даже на буксире не таскают, тем более такие. У нее и двигателей-то нет, разве что маневровые. А это значит, что планета «ворует», в том числе, и стационарные объекты и не только в этой Вселенной, она как-то умудряется это делать и в других. Как? Зачем? Почему? Боюсь, что я никогда не узнаю ответа на эти вопросы.

Малая Станция планетарной обороны, в свое время была уникальным творение инженеров давно исчезнувшей расы. При ее создании и строительстве в первый и в последний раз был использован принцип модульности. Центральная часть Станции представляет собой бронированную сферу, диаметров пятьсот метров, к которой под прямыми углами пристыкованны шесть боевых сегментов почти километровой длины, и в поперечном разрезе выглядящие как квадрат с длиной ребра двести восемьдесят метров. Каждый такой сегмент, как и центральная часть, абсолютно автономные сооружения с сугубо утилитарным назначением и оснащением. Боевые сегменты разделены на две равные части сборками маневровых двигателей, по четыре штуки на каждой стороне, в центре и по наружному контуру, такое расположение двигателей придает всему сооружению достаточную маневренность, позволяющую встретить врага наибольшим количеством стволов. Центральная же часть скрывает под своей броней жилые и медицинские отсеки, казармы расквартированных на Станции частей космодесанта, спортзалы, виртуальный полигон, места отдыха, основные системы связи и полсотни стартовых ячеек для автоматических истребителей-перехватчиков. На вооружении Станции такого типа простояли совсем недолго, каких-то три десятка лет, потом Армия и Флот от них отказались, из-за невозможности принимать и ремонтировать крупнотоннажные корабли. Недостаточная энерговооруженность, по мнению генералов и адмиралов, препятствовала разворачиванию на станции большей части технологического оборудования, а кораблям крупнее среднего крейсера возле нее вообще было нечего делать. Зато эти Станции пользовались огромным спросом у тыловиков, администраций молодых колоний и всевозможных корпораций, а на Флоте им на смену пришли Опорные Базы Флота, на порядок больше и мощнее. И вот именно такой вот привет из далекого прошлого я сейчас и разглядываю. Не знаю, добрались люди Хана именно до этой Станции или нет, а может быть где-то лежит еще какое наследство от джоре, но в любом случае мне надо на нее попасть. В отличии от местных, я знаю что на ней может быть и где это искать. Нет я не надеюсь и даже не мечтаю получить что-то высокотехнологичное, хотя и шансы на это есть, джоре предпочитали хранить свое НЗ в стазисе, я буду охотиться за кое-чем иным. Хотя эта Станция и оборонительная, а не производственная, но определенный минимум производств на ней все же обязан быть, ведь устанавливали их далеко от центральных Миров, а каждую мелочь не навозишься, вот и комплектовали такие станции 3-Д принтерами и промышленными синтезаторами материи. Само оборудование уже, конечно же, сдохло, зато осталось то, без чего все оно просто груда бесполезного металла и пластика – технологические карты, хранящиеся на кристаллах, которым воздействие этой планеты по барабану. А если мне повезет и это окажется Станция принадлежащая какой-нибудь корпорации или тыловым подразделениям Флота…

Имея перед глазами столь яркий и отчетливый ориентир, я прыгнул прямо к Станции. Да-а-а… А в близи от этого реликта мне уже совсем не кажется, что идея посетить и пошариться на Станции, точнее в том, что от нее осталось, была разумной. Я конечно же не ожидал найти Станцию в полном порядке и прекрасно понимал, что она прилично разрушена, но даже и не предполагал насколько. Мало того, что ни один из боевых сегментов даже не выглядел более-менее целым, так еще и центральный сегмент оказался смят и вбит в землю почти до половины. Даже находиться-то рядом было как-то боязно, что уж говорить о том, чтобы лезть внутрь. Но и не попробовать я не мог. Время, ветра и дожди, а также местные животные, поработали над творением рук человеческих с выдумкой и немалым упорством. От некогда грозного и красивого инженерного сооружения, по сути, остался только один каркас, да силовой набор на котором все и держится. И бронепояс, и наружный корпус, а вместе с ним и теплоизолятор бесследно исчезли, только от внутреннего корпуса кое-где еще остались жалкие куски, да и то только за счет ребер жесткости, да размещенного между корпусами оборудования и технологических коммуникаций. Четыре боевых сегмента, под собственным весом, вырвали стыковочные узлы и держатся только на честном слове, да потому, что центральный сегмент почти на треть ушел в землю и у них появилась опора. Один сегмент, на который и пришёлся основной удар при падении, вообще исчез бесследно, только один из сегментов, все еще стоял на своем месте, гордо возвышаясь над саванной словно памятник человеческому мастерству. Но и ему недолго осталось, его силовые балки уже проломили сферический корпус центрального сегмента и медленно продавливают его.

Осторожность твердила мне что не стоит рисковать и лезть в дышащую на ладан развалюху, а авантюризм вопил, что даже сейчас на разрушенной Станции может находиться столько всего полезного, что мне это очень пригодится в будущем. Здравый смысл вопил, что спустя столько лет и после такой посадки там ничего целого просто не может быть и я уже столько всего везде понахапал, что мне и с имеющимся разобраться жизни не хватит, а жаба, на пару с хомяком, утверждали, что главное набрать всего и побольше, побольше, а разбираться будем потом… В общем, я рискнул. Найти способ попасть на Станцию труда не составило, а и так не самый прочный внутренний корпус, да еще и ослабленный нагрузками от удара и временем, мои клинки вскрыли словно бумажный, терять время и искать готовый проход мне было просто лень, да и зачем множить сущности.

Протиснувшись через прорезанный проход, я оказался в достаточно большом, но темном помещении. Сразу же зажег магический светляк и огляделся. Абсолютно пустое, если не считать вездесущей пыли, помещение метров под семьсот площадью и с высокими, около десяти метров потолками, почти напротив меня, чуть в сторонке, видны большие, полуоткрытые, грузовые ворота. Наверное, это какой-то склад, только странно, почему тут совершенно ничего нет, неужели люди Хана тут уже все вычистили? Но ведь в пыли не видать никаких следов…

Только через полтора часа я кое-как смог определиться со своим местоположением на Станции. Не знаю как боевые модули, а центральный сегмент кто-то полностью переделал и мое знание схем планировки тут уже не могло помочь. У меня даже возникло такое ощущение, что от изначальной Станции планетарной обороны тут осталась только форма, да и та была изменена, по крайней мере центральный сегмент был увеличен. И что еще удивительно, все помещения, куда я заглядывал, были девственно чисты. В общем, только оказавшись на жилой палубе, я смог определиться с дальнейшим маршрутом движения. Кто бы и как бы не переделывал эту Станцию, перенести энергетический блок и производственный он бы не смог, дешевле было бы спроектировать и построить Станцию с нуля, а не переделывать эту, да и переносить жилую палубу не было никакого смысла, ведь это значит переделывать полностью все инженерные коммуникации. Из чистого интереса я заглянул в несколько кают, но и тут было абсолютно пусто. Нет, я понимаю, если вычистили склады и мастерские, но кому понадобилась мебель и всякий личный хлам?! Теперь я уже пробирался по Станции вполне целенаправленно. Во-первых, мне нужен был командно-административный блок жилого сектора, затем медсекция, а потом мой путь лежал в ремонтно-восстановительный сектор. В принципе, я уже знал, что там увижу, но упрямство не давало мне уйти просто так, да и пока я бродил вокруг и по Станции время уже давно перевалило за полдень, скоро начнет смеркаться и еще большой вопрос, найду ли я до темноты более подходящее место для ночлега.

Каюты высшего офицерского состава так же оказались пусты, а помещения медсекции не только пусты, тут еще отсутствовала и облицовка стен и потолков, голый металл, чего медики ну никак допустить не могли. В ремонтно-восстановительный сектор я уже не шел, а бежал. Кажется, я понял в чем тут дело. Станцию не просто утащили с орбиты какой-то планеты, ее стащили еще до полного завершения строительства, поэтому и нет в помещениях ничего, поэтому и в медсекции только голые стены, поэтому и двери везде если и не настежь, то, там, где их не перекосило и не заклинило, они спокойно открываются.

Вы спросите, а чего это я тогда так суечусь, раз это даже и не Станция, а только ее скелет? Так в том-то и дело! Есть очень приличная номенклатура оборудования, которая монтируется еще в стадии строительства Станции, а не после его завершения. Коммуникации прокладывают во время строительства, как те же реакторы, промышленные комплексы и все более-менее крупное оборудование, ведь после того как «тело» Станции будет полностью готово сечение коридоров, проходов и проездов просто не даст перемещать габаритные грузы, это ведь не промышленная Станция. А я ведь уже говорил, о привычке джоре для хранения использовать стазисконтейнеры. И если я прав, если мне повезет, то количество моих находок превысит самые смелые мои мечты. Только одно плохо, ремонтно-восстановительный сектор располагается в нижней части центрального сегмента, и я понятия не имею, уцелел ли он при падении Станции.

И все-таки я не выдержал, заглянул в реакторный отсек… и на меня напала полная апатия, даже ноги держать перестали, и я тихонько сполз спиной по стенке на пол. Слегка переливаясь пленкой стазиса, в самом большом помещении сектора, которое со временем должно было превратиться в реакторную, тихо стоят и дожидаются своего часа, шесть «стотысячников», транспортных контейнеров объемом в сто тысяч кубометров. Мои жаба с хомяком радостно хлопают в ладоши, а паранойя тихо шепчет, что, ох и намучаюсь я со все этим. На ноги я встал только минут через двадцать и сразу направился к контейнерам. Если судить по сопроводительным биркам, то я стал обладателем четырех реакторов, системы контроля и управления и трех инженерно-технических комплексов дроидов, заточенных именно для работы с этими реакторами. Все новенькое, все в заводской упаковке и прошедшие тысячелетия и падение на планету никак на всем этом не сказались. Да и что-то возникают у меня смутные сомнения, что это самое падение, по крайней мере, с хоть сколько-то заметной высоты вообще было. Несколько минут и помещение уже было пусто. Слабенькое плетение «ураган» и все следы, что здесь когда-то что-то стояло, исчезли. Поднятая магией пыль начала оседать ровным слоем, а я уже целенаправленно направился дальше.

Станцию я покинул только через два дня, зато теперь я «упакован» по самое не хочу, да и для мальчиков и девочек Хана с Номом приготовил подарки, не с собой конечно, а на Станции, ничего сверхъестественного, так, по мелочам, но им должно понравиться. Кое-какое лабораторное и научное оборудование, мне совершенно не нужное, а им очень понравится, новенькое и превосходящее все здесь имеющееся на порядок. Спросите, откуда оно взялось на недостроенной боевой Станции? А ларчик-то просто открывается! Скорее всего, эту станцию перепроектировали под научно-исследовательскую и, возможно, что-то у строителей пошло не так, а может быть и ученые немного поторопились… В общем, нашел я в развалинах одного из бывших боевых сегментов склад именно с таким вот оборудованием. Кое-что забрал себе, а кое-что оставил. Да, кстати, кристаллы с технологическими картами и для 3-Д принтера, и для синтезатора материи я нашел… вместе с оборудованием, а еще несколько десятков инженерных и технических комплексов дроидов. Вот из-за них-то я так и задержался. Я ведь сразу после реакторной направился в ремонтно-восстановительный сектор, а он на два яруса ниже расположен был, то есть под уровнем земли. Вот тут-то меня и поджидала самая настоящая засада. Корпус Станции все-таки не был герметичным, а тут тысячи лет дожди, да еще и грунтовые воды. В общем часть коридоров и проездов оказались затоплены, пришлось искать обходные пути, а кое-где и осушать себе проходы с помощью магии. Но добрался. К сожалению, не все из найденного оказалось целым, какой-никакой удар все же был, часть контейнеров сорвало с креплений, и они оказались повреждены, но забрал я все. У меня уже начали прорисовываться планы по дальнейшей жизни в Содружестве, а восстановить поврежденное оборудование, имеющимися у меня средствами, совсем не проблема. Короче, почти весь нижний ярус Станции был превращен один огромный склад, и я этот склад замечательно почистил. Даже нашел пяток контейнеров со всем оборудованием медсекции и два контейнера с системой внутренней безопасности Станции. Не было только вооружения, но этого добра у меня и так хватает, зато нашел разобранное оборудование диспетчерского поста и рубки управления. Это из приятного, но были и очень неприятные находки – тела. Немного, всего около двух десятков, в основном инженеры и техники, но нашел я пару тел и в офицерских легких скафандрах. И в основном именно там, внизу станции, в затопленных и раздавленных помещениях, и еще, судя по внешнему виду скафандров, погибли эти разумные не от удара о землю и не в космосе, а перебили друг друга, причем не с помощью оружия, а скажем так, подручными средствами, в виде зубов, ногтей и кулаков. Можете представить, в каком они были состоянии. Получил я и неожиданный щелчок по носу, не знаю уж, для каких исследований готовили эту Станцию, но все плетения внутри нее давались мне с заметным напряжением, любые магические практики извне, вообще не проходили, поэтому, кстати, я и не смог воспользоваться своим плетением-диагностом. Зато мои амулеты и артефакты работали как ни в чем не бывало. Я не поленился и вырезал наиболее целый кусок сохранившейся внешней обшивки и пару участков внутренних переборок, посчитав, что если где-то и есть нечто, препятствующее магии, то именно в стенах Станции оно и находится, а потом если будет такая возможность, то и займусь изучением.

Дальнейший мой путь до самых предгорий практически ничем и не запомнился, разве что постоянным, изматывающим напряжением и постепенно переходящей в хроническую, моральной усталостью. Несколько раз попадались еще какие-то полуразрушенные корабли, а один раз наткнулся на самый настоящий океанский лайнер, очень и очень древний, чей он и откуда тут взялся, я даже выяснять не стал, искать там нечего, а в очередной раз наблюдать результаты человеческой трагедии не было никакого желания. Несколько раз приходилось срочно спасаться бегством от стада разъярённых «носорогов», повезло, модуль телепорта был хоть и не полностью, но заряжен и на десяток километров перенести меня мог. Я ждал предгорий как манны небесной, надеясь, что хоть там вздохну посвободней, надеялся, что в горах живности станет поменьше и не надо будет оглядываться каждые пару секунд.

И вот, наконец-то, вместо густой травы, у меня под ногами скальная твердь. Как и джунгли, саванна на этой планете закончилась резко и сразу, и точно так же, абсолютно без обязательного перехода, начались горы. Ладно хоть не сразу отвесные скалы. Тут я уже более-менее представлял, чего можно ожидать и не ошибся. Если кто-то думает, что горы безжизненны, то он глубоко ошибается, жизни тут ненамного меньше чем в лесу или в степи и она даже чем-то похожа. Те же змеи, ящерицы и прочие пресмыкающиеся и земноводные, насекомые и мелкие грызуны, даже горный аналог саванного «носорога» тут тоже есть, правда, как говорится, и труба пониже и дым пожиже, зато агрессии как бы даже и не побольше, но живут не огромными стадами в несколько сот голов, а семьями по пять-шесть особей, да и трусоваты немного.

По моим расчетам, до экспедиции корпорации мне еще шлепать сотни полторы километров, а это значит пару дней, я делаю допуск, что по горам я буду передвигаться еще более медленно чем по саванне и не только из-за местной фауны, а в большей мере из-за ограниченности обзора. Прыжки придется делать короче, но возможно, что чаще, а последние пару десятков километров и вообще придется шлепать самостоятельно, не дай Великая Пустота, кто-нибудь заметит мои выкрутасы, проблем не оберешься. Можно было бы конечно продолжать двигаться по саванне, вдоль горной гряды, но честно, я устал. Устал от высоченной травы, устал от постоянного ожидания, что из зарослей выпрыгнет какая-нибудь тварь, с одной только мысль закусить тобой. Устал выискивать место для ночлега, устал вглядываться в пышное разнотравье, чтобы определить что передо мной растет, невинная травка, или ее плотоядная товарка. В общем, в горах мне кажется спокойней, тише и безопасней.

В первый день своего похода по горам я прошел всего около пятидесяти километров. Но тут сам виноват, решил немного поохотиться и не потому что есть нечего, моих запасов в сумке мне одному лет на пять хватит. Нет, просто кто-нибудь обязательно спросит, а чем же это мил человек, ты столько времени питался? И что я буду говорить? Пирогами да окороками, а запивал все это эльфийским винцом? Нет, таких откровений нам не надо! Поэтому я еще в джунглях начал немного экспериментировать. То местного суслика, размером с секача завалю, то какую змею пожирней. В саванне разок добыл «носорога», правда не сам, его сродственники помогли. Кто уж их там шуганул я не знаю, но стадо сорвалось с места очень неожиданно и затоптали одного своего, не самого крупного. Мясо у него оказалось очень нежное и вкусное, я тогда неплохо так затарился. Ну вот и решил теперь попробовать его горного родственника. Пневматический игольник, производства корпорации, у меня на поясе, так что, оружие есть, а как попасть умудрился? Так тренироваться надо больше. Хотя сам-то я бегать с этой пукалкой по кручам не собираюсь, мясо само придет и будет спокойно ждать, пока я его пристрелю, плетения паралича еще никто не отменял. Вот поэтому-то я и встал на ночной привал пораньше, добычу надо разделать и приготовить.

После плотного и достаточно вкусного ужина, я лежал в палатке и через окно смотрел на звездное небо. Первый раз за все время что я нахожусь на планете, небо очистилось от облаков и стало возможным посмотреть на звезды. На меня начала накатывать дрема и лень, не было абсолютно никакого желания что-то делать и куда-то идти. В какой-то момент я вдруг заметил, что мои мысли стали какими-то медленными и заторможенными. Потом появилась боль в области темечка, которая начала резко нарастать. Я попытался наложить на себя плетение малого исцеления, но оно, даже не успев сформироваться, вдруг разрушилось, как будто из него кто-то откачал всю энергию. Я с трудом достал из сумки рунный амулет среднего исцеления. Руны сработали и мне стало заметно лучше, хотя голову еще продолжало как будто стягивать каким-то обручем. Не понимая что происходит, я перешёл на истинное зрение и в тот же момент Мир раскрасился множеством красок, казалось, что каждый камень, каждая травинка, каждое живое существо на планете изливает ментальную энергию в атмосферу. Я задрал голову вверх и обомлел… Высоко в небе формировалось огромное плетение портала. Некоторые блоки и модули я узнал, а некоторые были мне незнакомы, хотя общее назначение формирующегося плетения я и знал. Энергия все вливалась и вливалась в исполинское плетение, пока в небе не засиял в истинном зрении огромный портал перехода. Я как завороженный смотрел на это чудо природы, поэтому отчетливо уловил момент, когда зеркало портала лопнуло, пропуская в этот Мир очередную жертву спонтанной, буду на это надеяться, магии. В этот же миг мозг заработал легко и спокойно, головная боль прошла и я почувствовал себя бодрым и как никогда здоровым. Яркая точка устремилась к поверхности планеты, с каждым мигом она становилась все больше и вот я уже вполне могу разглядеть какой-то космический корабль. Как-то отрешённо я фиксировал кратковременные включения тормозных двигателей. Похоже, что экипажу этого судна несказанно повезло, их корабль был приспособлен для посадки на планеты. Не факт, что он потом сможет взлететь, но приземлиться без особого ущерба для пассажиров, вполне возможно.

Моя нейросеть четко отслеживала траекторию полета судна и сразу же выдавала мне результаты своего анализа. Получается, если судно не поменяет направление движения, то неминуемо врежется в скалы, километрах трех от меня. В таком случае спастись ни у кого шансов не будет. Хотя… может быть это даже и к лучшему, погибнуть от взрыва реакторов, а не сходить с ума в течении нескольких часов, постепенно превращаясь в дикое животное, а потом все равно сдохнуть. Но нет, в паре десятков километров от гор, двигатели судна выдали последний импульс и навсегда замолчали. Корабль еще пролетел несколько километров по инерции, а потом будто бы наткнулся на какую-то стену, завис на пару мгновений в воздухе и примерно с пары сотен метров рухнул в саванне.

Вопроса «что делать?» не стоит. Есть возможность помочь разумным выжить, а вот получится или нет, я не знаю. Все будет завесить от степени их адекватности и технического развития. Хотя, что-то мне кажется знакомым в рубленных формах этого корабля. Что-то знакомое, но в то же время и абсолютно чужое. Сборы много времени не заняли и уже через десять минут я оказался в ста метрах от рухнувшего на планету космического корабля. Ближе никак нельзя, корпус буквально светится от нагрева, в конце концов ведь судно произвело не штатную посадку, а буквально рухнуло на планету, а тормозные двигатели только немного смягчили падение. Конечно, мне с моей защитой жар не страшен, но толку-то будет от того, что я начну бегать по раскаленному корпусу. Если кто выжил после этой «посадки», то они далеко не дураки, да и ИскИн хоть как-то, но должен мониторить температуру корпуса. Так что, сейчас экипаж сам приближает свою гибель, не рискуя выйти наружу. Ну что же, раз «гора не идет к Магомеду, значит Магомед пойдет к горе», в конце-то концов, маг я или нет. Несколько плетений из Школы Погодников и корпус судна покрывается толстой коркой льда, но только для того, чтобы через пару секунд он растаял и даже успел испариться. Почти полчаса, раз за разом я создавал плетение «Ледяные оковы», понижая температуру корпуса на градус-полтора, а все это время в небе формировалась огромная черная туча. На многие километры вокруг трава начала резка высыхать, это мое плетение высасывает из округи всю влагу. Круг пожухлой травы стремительно расширялся до тех пор, пока туча еще могла держать в себе тысячи тон воды. О потом на корабль обрушился самый настоящий Потоп. За несколько минут тонны ледяной воды остудили корпус до приемлемой температуры, зато облако перегретого пара полностью скрыло его от меня. Я отошел чуть в сторону и стал ждать.



32 глава | Барон Серж де Сангре -2 | 34 глава







Loading...