home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


13

Куда подевался Джек? – спросила Анна.

В школе сегодня устраивали вечер фейерверков. В коридоре, где мы стояли, было полным-полно народа: ученики и их родители плотным потоком устремлялись к дверям, словно во всем здании это был единственный выход на улицу.

– В туалет пошел, – ответил я.

– Знаю, но его уже пять минут нигде не видно.

– Думаешь, стоит сходить за ним?

– Да, пожалуйста.

Было так странно вновь очутиться в туалете для мальчиков. Все здесь казалось игрушечным: писсуары, висевшие совсем низко, крошечные кабинки.

Я заглянул в комнату с раковинами вдоль стены, потом повернул за угол, где располагались кабинки, но везде было пустынно и тихо.

– Джек, – позвал я.

Тишина.

– Джек.

Я почувствовал, как внутри меня нарастает паника, в точности как в тот день, когда он играл на площадке и внезапно исчез из виду.

Я вернулся в коридор, думая, что, возможно, мы с ним разминулись и я просто не заметил, как он вышел. Однако среди детворы и взрослых, спешащих мимо, его не было. Я кинулся обратно в туалет, и тут, в одной из кабинок, кто-то хихикнул. Я распахнул дверь: в кабинке сидели Джек и какой-то незнакомый мне мальчишка. У обоих в руках было по вееру из карточек с покемонами.

– Бога ради, Джек, никогда так больше не делай! Я уже не знал, что и думать.

– Извини, пап. Мы просто играли в покемонов, а у Саши не было энергетических карточек, поэтому я дал ему одну.

Его товарищ явно чувствовал себя не в своей тарелке.

– Пойдем-ка лучше посмотрим на фейерверк? Он вот-вот начнется.

– Хорошо. – Джек быстро перебрал свои карточки, бережно вынул из общей массы одну и протянул ее Саше. – Это тебе. Поригон очень сильный, он тебя защитит, только его обязательно надо брать с собой, когда идешь спать.

Саша с серьезным видом кивнул и аккуратно положил подарок в карман куртки.

Я вывел их обоих в коридор, где нас дожидалась Анна.

– Все в порядке? – На ее лице было написано облегчение.

– Да, все отлично. Просто заигрался в покемонов с приятелем.

– Вот оно что. Давайте-ка поторопимся, фейерверк начнется через пять минут.

На улице витал обычный для поздней осени аромат прелой листвы и жареных каштанов. На площадке слышалось потрескивание костра. Из киоска с гамбургерами, который установили «Друзья начальной школы Эмберли», доносился аромат жареного лука. Я сразу вспомнил, как мы с отцом ходили на игры «Вест-Хэма».

Отец обожал этот запах. «Ничего на свете не пахнет вкуснее, сынок», – говаривал он. Помню, как мы отправились на наш с ним последний матч. Мы шли его излюбленным маршрутом: сначала по Грин-стрит, потом – по Баркинг-роуд. На этом пятачке Восточного Лондона не было никого, кто не был бы с ним знаком. Отец махал рукой торговцам из Бангладеш, которые всегда угощали его маленькими манго – единственным фруктом, который отец ел в своей жизни. Его здесь все любили. Он был готов подвезти в любое время дня и ночи, а в больницу возил бесплатно, за что его прозвали Скорой помощью.

– Привет, Джек, – слышалось со всех сторон, пока мы пробирались сквозь толпу. Здоровались ребята постарше, из третьего и четвертого классов.

– Это твои друзья? – спросила Анна.

Джек равнодушно пожал плечами:

– Мы иногда в покемонов играем.

Нам было радостно оттого, что Джек избавился от своей репутации «вон того мальчика с опухолью мозга», за которого возносились коллективные молитвы и которому всей школой подписывали гигантскую открытку с пожеланиями скорейшего выздоровления. Теперь он был в первую очередь известен как собиратель покемонов. Все карточки, сложенные в порядке возрастания силы персонажей, он хранил в особой папке, а под дубли отвел старую жестяную банку из-под печенья.

Мы нашли отличное место, с которого можно было беспрепятственно наблюдать за фейерверком, и огляделись, надеясь увидеть кого-нибудь из знакомых. Но нас окружали лишь тени да призрачно-бледные лица, время от времени озаряемые светом костра.

– Я хочу наверх, – заявил Джек.

– А ты не слишком для этого большой?

– Не-е-ет, – возразил Джек, вложив в это слово все возмущение, на которое только был способен.

Я поднял его и усадил себе на плечи, но если раньше это давалось мне без особого труда, то сейчас пришлось основательно напрячься, меня даже немного шатнуло в сторону.

– Как ты? – спросил Анна.

– Нормально, просто на секунду потерял равновесие. Не такой я уже здоровяк, каким был раньше.

– Бедненький, – сочувственно улыбнулась Анна.

Когда грянули первые такты музыки из «Звездных войн», Джек возбужденно забарабанил пятками, схватившись за мои уши. Фейерверки он просто обожал. Каждый раз, как небо озарялось россыпью цветных огней, он испускал восхищенный вопль, вздрагивая при особенно мощных залпах. Когда отзвуки последнего из них умолкли, он захлопал в ладоши и радостно закричал, глядя в ночное небо и надеясь, что будет еще один.

После фейерверка состоялось небольшое представление, в котором класс Джека должен был исполнять завершающий гимн. Пели «Иерусалим» – один из самых любимых гимнов Анны. Меня этот выбор удивил: чересчур патриотично и религиозно для такой школы, как «Эмберли».

В свете прожекторов я отчетливо видел белокурую головку Джека. Иногда он забывал слова, но все равно старался не отставать от хора. Я видел, как, щурясь от ослепительно-яркого света, он высматривает нас в толпе. И вдруг – я потерял его из вида. Сначала я подумал, что освещение сыграло шутку с моими глазами, но нет: на том месте, где только что стоял Джек, теперь была пустота. Когда дети пели «Светил ли сквозь туман и дым…», послышался пронзительный крик, и фортепианная мелодия резко оборвалась. Мы кинулись к сцене. Джек лежал на полу, съежившись и крепко сжимая в руках свой песенник.


«Обычный обморок», – сказал сотрудник «скорой помощи», и даже наши слова о том, что у Джека была опухоль мозга, не заставили его изменить своего мнения. «Да не волнуйтесь вы, – отмахнулся он, как будто мы сообщили ему, что у нашего сына аллергия на орехи. – Там такая жарища стояла – а детишкам много ли надо, чтобы в обморок упасть».

Мы ехали в «cкорой» с включенной сиреной, что приводило Джека в безумный восторг. Я знал, о чем сейчас думает Анна: доктор Флэнаган говорила, что вероятность рецидива опухоли составляет примерно четырнадцать процентов; принимая во внимание погрешность и вероятность невезения, получается два случая из десяти, то есть один из пяти.

Она сидела, положив руку на ноги Джека, прикрытые одеялом, опустив потухший взгляд в пол. Она все знала.


Мы с Джеком смотрели мультик про покемонов на его айпаде, когда в палату вошла доктор Флэнаган.

– Здравствуйте, – улыбнулся Джек.

Нас не предупредили о том, что она приедет сюда, на другой конец города.

– Здравствуй, Джек, – улыбнулась она в ответ. – Как дела? Говорят, ты взял привычку падать на сцене?

Джек смущенно уставился в планшет.

– Как ты себя чувствуешь, Джек?

Джек похлопал себя по голове, потом по туловищу и ногам.

– Хорошо. Ничего не болит. Но я потерял несколько карточек с покемонами, они упали на пол.

– Не переживай, золотко, – успокоила его Анна. – Мы найдем их, обещаю.

Джек кивнул, но было видно, что он не очень-то ей поверил.

– Отлично, – сказала доктор Флэнаган. – А сейчас я хочу, чтобы ты немножко поспал, Джек. Сегодня ты будешь ночевать здесь, а утром поедешь домой.

Я почувствовал неимоверное облегчение: возможно, бояться нечего и обморок – не более чем незначительное осложнение после операции. Доктор Флэнаган просмотрела историю болезни Джека и сделала нам знак, чтобы мы следовали за ней.

В комнате, куда она нас привела, было пусто. Мы придвинули к столу пластиковые стулья и сели. Из-за резкого, бившего в глаза света это помещение больше напоминало комнату для допроса в полицейском участке. Доктор отхлебнула кофе из стаканчика, и я мог бы поклясться, что она нервничает. Мы еще никогда не видели ее такой.

– Итак, – начала она, пытаясь глядеть на нас обоих одновременно. – Судя по всему, у Джека случился очередной эпилептический припадок. – Она сделала паузу, сглотнула, и я заметил, что губы у нее совершенно сухие. – Сожалею, что приходится вам это говорить, но на последнем снимке мы снова обнаружили опухоль.

Я ничего не понял. Опухоль ведь вырезали. Она сама без конца повторяла, что хирурги смогли удалить всю опухоль, без остатка. И что вероятность полного восстановления Джека – восемьдесят четыре процента.

– Опухоль?… Та самая? – еле выдавил я из себя. – Но я думал, что ее больше нет. Вы же сказали, что вырезали ее.

Флэнаган снова нервно сглотнула. Анна даже не пошевелилась. Она сидела, выпрямив спину и сцепив перед собой пальцы в замок, словно молилась.

– Мы вырезали всю видимую часть, – ответила доктор. – То, что показывали снимки. К сожалению, в небольшом числе случаев такое бывает: астроцитома выпускает микроскопические щупальца, которые врастают в окружающие ткани мозга…

– И у Джека именно такой случай? – перебил я ее.

Она сделала глубокий вдох:

– Судя по изображению на снимках МРТ, сейчас это уже глиобластома.

Мы знали, что это такое. На форуме «Дом Хоуп» мы встречали родителей, которые несколько недель в исступленном отчаянии писали о своих детях, у которых была обнаружена глиобластома, а потом вдруг исчезали навсегда.

– Но… погодите… ее ведь можно удалить? Как в прошлый раз? – спросил я. – Есть много разных методов…

Доктор Флэнаган покачала головой:

– Сожалею. Мне непросто говорить вам об этом, но снимки показали, что весь мозг Джека поражен опухолью.

Я не понимал. Не хотел понимать. Ее слова попросту не вязались с действительностью. Джек выглядел совершенно здоровым, он каждый день плавал, играл в футбол. Я обернулся к Анне – да скажи ты уже что-нибудь! – но она молчала, продолжая сидеть все в той же застывшей позе.

– Неужели ее нельзя вырезать?

Доктор снова покачала головой:

– Боюсь, это невозможно. Раковых образований слишком много. Даже если предположить, что мы их удалим, то, учитывая агрессивный характер опухоли, они появятся снова. – Флэнаган шумно выдохнула и начала растирать кисти рук, как будто намазывала их кремом. – Поверьте, мне действительно очень жаль.

Я посмотрел на Анну. Она сидела с опущенной головой, волосы падали на лицо.

– А можно как-то лечить эту… эти…

– Мы обязательно обсудим варианты терапии, но сначала нужно провести полное обследование.

Тут Анна медленно подняла голову. Глаза на посеревшем лице казались безжизненными. Ее голос, пусть тихий и слабый, вдруг заполнил всю комнату. Если я заикался, с трудом подбирая слова, то она говорила четко и ясно:

– Это означает, что вылечить Джека невозможно?

Несколько секунд доктор Флэнаган смотрела ей в глаза, обдумывая ответ:

– Сейчас я ничего не могу сказать вам наверняка, мне очень жаль. Но обещаю, что к завтрашнему дню мы будем знать больше.


Было раннее утро, и больница уже начала просыпаться. Медсестры болтали на посту, уборщики обсуждали вчерашний футбольный матч. Их жизнь шла своим чередом.

Мы сидели у кровати и играли с Джеком, не произнося ни слова. Мы словно выпали из этого мира, который отныне существовал для всех, кроме нас. Я чувствовал себя так, словно плыву глубоко под водой и то, что происходит на поверхности, для меня лишь неотчетливый, ничего не значащий гул.

Как мне теперь смотреть Джеку в глаза? Вот он сидит на кровати, беззаботно дожевывает сэндвич и ждет не дождется завтрашнего дня, чтобы снова пойти в школу, а мы молчим, скрывая от него страшную правду, как заговорщики. Как предатели.


– Во-первых, – заявила доктор Флэнаган, едва мы переступили порог ее кабинета на Харли-стрит, – правило двадцати минут на сегодня отменяется. В вашем распоряжении столько времени, сколько сочтете нужным.

Мы кивнули и сели за стол, слишком напуганные, чтобы говорить.

– Во-вторых, сегодня утром я общалась с разными специалистами – рентгенологом, доктором Кеннети, еще одним нейрохирургом, – и мы пришли к единодушному мнению, что смысла в операции нет.

Доктор замолчала, давая нам высказаться, однако с таким же успехом она могла бы ждать ответа от двух каменных статуй.

– Наше предложение – начать химиотерапию. Возможно, в результате раковые образования уменьшатся.

– А она… эта химиотерапия… – Я старался, чтобы голос звучал ровно. – От них можно избавиться с ее помощью? Я читал, что иногда…

Доктор Флэнаган терпеливо ждала, пока я закончу мысль, но я так и не подобрал нужных слов. Она нагнулась к нам через стол и внимательно посмотрела нам обоим в глаза:

– Я сожалею, что приходится говорить вам такое, но – в случае Джека любое лечение будет носить паллиативный характер. То есть оно лишь на некоторое время продлит ему жизнь.

Паллиативный. Как мягко звучит. И сколько боли и ужаса за этой видимой мягкостью. Это хосписы с розовыми садами, разбитыми на пожертвования сочувствующих. Это умирающие люди, на заботу о которых у родных нет времени, поэтому их, как домашних питомцев, пристраивают в добрые руки. Старики, доживающие свои последние дни под нудную фоновую музыку и проповеди, которые якобы должны вселить в них уверенность в милости Божьей. Паллиативный. Нет, к ребенку это слово не может иметь никакого отношения.

Я был рад, что у Анны, в отличие от меня, хватило смелости, чтобы задать этот вопрос:

– И сколько? – произнесла она. – Сколько ему осталось?

Доктор Флэнаган глубоко вздохнула:

– Трудно сказать наверняка. Обычно, при условии постоянного лечения, это год. Или меньше. В нашей больнице работает консультативная служба по вопросам получения паллиативной помощи, при желании вы можете туда обратиться. И все же лучшее, что можно сейчас сделать, – это проводить с Джеком как можно больше времени. Пусть вам и невыносимо это слышать.

Проводить с Джеком как можно больше времени. Потому что его дни практически сочтены. Год? Да о чем она говорит? Видела бы она, как всего три дня назад он носился с мячом по саду! Это определенно какая-то ошибка. Они слишком доверяют всем этим снимкам.

– Мне действительно очень жаль, – в который раз повторила доктор. – Я знаю, как тяжело родителям слышать подобные советы от врача – все равно как если бы он открыто признал свое поражение, – и тем не менее я скажу: сейчас самое главное – сосредоточиться на том, чтобы создать для Джека максимально комфортные условия.

Максимально комфортные? Звучит, как если бы мы говорили о хворающей тетушке, которой для счастья только и нужно, что пара теплых носков да радио с музыкой ее молодости.

– А как насчет экспериментальной терапии? – спросил я. – Ведь проводятся же какие-то клинические исследования, появляются новые препараты… – Я уже не мог сдерживать дрожь в голосе.

Доктор Флэнаган что-то записала в блокнот.

– Я изучаю этот вопрос, – ответила она. – Однако на данный момент ничего не могу вам порекомендовать. В «Марсдене», правда, тестируют новый препарат против лейкемии и меланомы, сейчас как раз началась первая фаза исследования. Думаю, по генетическому профилю Джек проходит. Сегодня я свяжусь с ними. Однако говорю сразу: шансы на то, что его включат в исследование, весьма и весьма незначительные.

– Спасибо, – пробормотал я и собирался задать ей следующий вопрос, но мысли путались, а слова застревали в горле. – Просто я не понимаю, как же это… Я думал, его вылечили… вы сами сказали… вероятность выздоровления была девяносто процентов…

Доктор Флэнаган снова наклонилась вперед, и мне показалось, что сейчас она схватит меня за руку.

– К сожалению, Джек оказался в числе тех, кому не повезло, – ответила она. – Трансформация его опухоли – случай исключительно редкий.

Редкость. Мы уже слышали это слово. Опухоль Джека сама по себе была редкостью. И редкостью было то, что ее обнаружили у такого маленького ребенка. А теперь она вдруг мутировала и превратилась в пожирающее мозг чудовище – очередной редкий случай. И что теперь – нам должно от этого полегчать? Просто сумасшествие какое-то. Реальность взбесилась и выбилась из-под контроля.

В больницу мы поехали на такси. Взглянув на наши каменные лица, на наши позы – мы отодвинулись друг от друга так далеко, как только было возможно, – таксист принял разумное решение не затевать с нами разговор. Некоторое время мы просто слушали, как щелкает счетчик да барабанит дождь по крыше. Потом я достал телефон и принялся искать информацию об исследовании, о котором упомянула доктор Флэнаган. Держать экран ровно удавалось с трудом, поскольку машину то и дело подбрасывало на ухабах.

Когда мы встали в пробку, я повернулся к Анне:

– Я кое-что нашел об исследовании в «Марсдене». Флэнаган о нем говорила, помнишь?

Анна, бледная, как привидение, посмотрела на меня, но ничего не ответила.

– Судя по тому, что тут написано, попробовать стоит.

– Она сказала, что в исследовании принимают участие дети с лейкемией и меланомой, – произнесла она бесстрастным, почти механическим голосом.

– Да, а еще – что Джек проходит по генетическому профилю.

Анна снова отвернулась и уставилась в окно. Я заметил, как таксист быстро взглянул на нас в зеркало заднего вида и тут же отвел взгляд.

– Мы будто слушали двух разных людей, – сказала она, не отрываясь от окна.

– Ты о чем? Она ведь рекомендовала нам включить Джека в исследование, которое проводит «Марсден», разве не так?

– Она ничего не рекомендовала, – холодно отозвалась Анна. – А просто сказала, что свяжется с ними. И что существует лишь мизерная вероятность того, что они возьмут Джека.

Я снова заметил быстрый взгляд таксиста. Этот дядька напомнил мне отца. Тот тоже откидывал спинку своего сиденья назад до упора, так же расставлял перед собой банки с газировкой, и на приборной панели у него был точно такой же маленький телевизор.

Я попытался восстановить в памяти слова доктора Флэнаган об этом исследовании, но не смог: они упорно ускользали от меня.

– Значит, по-твоему, нам нужно отказаться от этой идеи?

– Я этого не говорила, Роб. – Анна замолчала. Теперь она сидела, низко опустив голову. – Давай сначала подождем, что скажут врачи.

Я кивнул. Остаток пути мы провели в молчании. Словно одинаково заряженные магниты, мы отталкивали друг друга и не могли этого изменить.

Таксист высадил нас у больницы и, когда я протянул ему двадцатку, мрачно покачал головой.

– Не надо денег, приятель, – сказал он. В глазах у него стояли слезы.

Иногда любовь поджидает там, где и не думаешь ее встретить. Даже незнакомые люди всего лишь парой слов способны разорвать твое сердце на части.


В этот же день мы забрали Джека домой. Старались делать вид, что все хорошо. Делано смеялись, шутили через силу, ели мороженое.

Дома мы допоздна сидели перед телевизором. Джеку было сказано, что сегодня он хоть до самого утра может смотреть все, что ему вздумается. Мы сделали ему его любимый тост с особенным сыром, вдоволь кормили шоколадом, а потом мороженым. А что еще нам оставалось делать?

Когда Джек все-таки уснул и мы отнесли его наверх, я открыл бутылку вина и начал гуглить. Должно же быть хоть что-то, что могло бы нам помочь. Статистика, новые методы лечения. Возможно, мы вообще неверно поняли слова доктора Флэнаган. Я нашел какие-то исследования, форумы, обсуждения на различных сайтах, но толку от всего этого было мало.

А что, собственно, я ищу? Опровержение диагноза? Доказательство того, что врачи ошиблись? Надеюсь, что в недрах Интернета затерялся чей-нибудь научный труд, в котором черным по белому написано, что у Джека есть шанс, что мой мальчик не умрет?

Тема: Помогите нам, пожалуйста

От: Роб. Чт. 6 ноября 2014, 21:20

Всем привет. Несколько месяцев назад я писал здесь о моем пятилетнем сыне Джеке, у которого обнаружили ПКА. После операции он прекрасно себя чувствовал, но буквально только что нам сообщили убийственную новость: опухоль вновь появилась в его мозге, и теперь это мультиформная глиобластома.

Сегодня нейрохирург сказала нам, что это безнадежный случай, и единственное, что нам могут предложить, – это паллиативная химиотерапия. Мы спросили у нее, сколько времени осталось у Джека, и она ответила, что самое большее – год.

Мы в растерянности. Джек выглядит совершенно здоровым. Неужели действительно нет других вариантов, кроме химиотерапии?

Еще доктор сказала, что, если появится возможность принять участие в клиническом исследовании, нужно обязательно ею воспользоваться (мы живем в Лондоне, но готовы отправиться в любую точку земного шара). Кто-нибудь знает, что сейчас вообще происходит в сфере лечения этой опухоли? Может, кто-то пробовал новые, пусть даже нетрадиционные методы лечения?

Будем благодарны за любую информацию. Мы совершенно убиты и понятия не имеем, что нам дальше делать.

Роб

Я открыл отчет по снимкам Джека, лежащий на столе, и начал вводить в поле поиска на форуме различные научные термины. В итоге я наткнулся на ветку 2012 года, в которой обсуждалось какое-то клиническое исследование. Читая сообщения, я чувствовал, как ко мне вновь возвращаются силы, как в душе снова поднимается волна надежды. Здесь говорилось о каком-то чудо-лекарстве. В прессе его превозносили до небес, заявляя, что оно способно спасти даже тех детей, которым уже ничто не в силах помочь.

Я кликнул на профиль участницы, чей сын был включен в исследование. Последний раз она заходила на форум в 2012 году. В конце каждого ее сообщения стояла подпись: «Октябрь 2012 – клиническое исследование. 23.12.2012 – Деймон присоединился к ангелам».

Я просмотрел еще несколько профилей – ни один из участников не появлялся на форуме после 2012 года. Их детей так и не спасли.


предыдущая глава | Небо принадлежит нам | cледующая глава







Loading...