home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


3

Дорога из красного кирпича влажно блестит, словно ее недавно помыли. Вдоль тупиковой улицы полукругом стоят дома в псевдотюдоровском стиле, с коричневыми балками на фасаде и вычурными коньками крыш. Чтобы все здания не сливались в одну монотонную картину, проектировщики постарались придать каждому какие-то отличительные черты: в саду одного из них построена альпийская горка, стены другого увиты плющом, третье обнесено деревянным забором, как дома в глубинке.

Вот бы не подумал, что Нев живет в таком районе. Здесь впору обитать верхушке среднего класса – агентам по недвижимости, к примеру, да маркетологам, которые читают «Мейл» и «Таймс» и чьи дети учатся не в самых престижных, но все же частных школах.

Я останавливаю машину у тридцать шестого дома. Дорога заняла целых семь часов – больше, чем я рассчитывал, – и я чертовски устал. Хорошо, что я догадался забронировать номер в гостинице неподалеку.

Я иду по подъездной аллее, слушая, как под ногами шуршит гравий, потом сворачиваю на аккуратную, выложенную брусчаткой тропинку, ведущую через лужайку к самому дому. Я нажимаю кнопку звонка, и внутри эхом разносится низкий электронный звук. Подождав немного, я уже думаю возвращаться к машине, но вдруг дверь открывается. На пороге стоит какой-то мужчина, и сначала я принимаю его за Нева – приодевшегося, холеного Нева, – но быстро убеждаюсь, что ошибся: этот человек явно старше, а на шее у него повязан то ли шарф, то ли платок.

– Добрый день, – говорит он. Его акцент идеально соответствует образу обеспеченного жителя Севера, существующему в моем воображении. – Чем могу помочь? – Он вопросительно смотрит на меня, и я понимаю, что уже долгое время бесцеремонно его разглядываю.

– О, простите, ради бога. – Я включаю кембриджский акцент. – Я ищу Нева Барнса. Мы с ним старые приятели, но давно потеряли связь, и единственный адрес, который у меня есть, – этот.

Ладони у меня вспотели; я вижу, что он оценивает меня – мой голос, мою одежду, мою «ауди», на которую украдкой посматривает.

– Мистер Барнс здесь больше не живет, – отвечает он. – Он съехал два года назад, вместе со своим малышом.

«Вместе со своим малышом». Я несколько раз прокручиваю эти слова в голове. «Со своим малышом».

– Вот как. – Я уже представил эту картину: Нев с Джошем мчатся навстречу новой жизни в машине, доверху забитой чемоданами и мусорными мешками с обувью. – А он не сказал вам куда?

– К сожалению, нет. Сделка прошла в большой спешке, он все время обещал, что пришлет нам новый адрес, но так и не прислал. Но могу дать адрес его электронной почты.

– Не нужно, спасибо, его я знаю.

– Хорошо. – Он окидывает меня настороженным взглядом, как будто ему вдруг стало неловко от того, что на его крыльце стоит незнакомец, да еще и задает вопросы.

– А вы не знаете, куда бы он мог отправиться?

Некоторое время он размышляет, взвешивая ситуацию.

– Кажется, если я правильно помню, он упоминал Ривз. Это на окраине.

– Ривз?

– Да.

– Спасибо, вы мне очень помогли. Возможно, я прокачусь до Ривза.

Он снова пристально смотрит на меня, видимо гадая, что я все-таки за птица.

– Вы знаете, это довольно большой район. Его лучше вообще объезжать стороной. Особенно на такой машине, – говорит он, указывая кивком на «Ауди».

– Вот оно что, – со смехом отвечаю я, – благодарю за совет. Может, я и передумаю.

– Ну да… Послушайте, а не окажете ли вы мне услугу? Мы храним всю почту, что приходит на имя мистера Барнса, и накопилось ее предостаточно. А поскольку у вас больше шансов с ним встретиться, чем у нас, не заберете ли вы ее с собой?

– Конечно, с удовольствием.

Он исчезает в доме, и пару минут я неловко топчусь на пороге. Когда он возвращается, у него в руках четыре внушительных пакета с письмами.

– Вот, держите, – говорит он, протягивая мне их. – Ваш приятель, похоже, был весьма популярным малым.


Я ставлю мешки в багажник, сажусь в машину и выезжаю на главную дорогу, а мужчина все так же стоит у двери, провожая меня взглядом. На Хай-стрит почти все здания заброшены, лишь кое-где попадаются киоски с индийской едой навынос, службы микротакси да юридические конторы с замызганными рекламными плакатами собственных услуг: «Вы платите, только если мы выигрываем ваше дело».

Я сворачиваю на стоянку перед пабом – маленьким одноэтажным домишкой, всунутым между двухэтажек. Приземистый, с почерневшей от недавнего пожара стеной, он напоминает гнилой зуб. Задумчиво барабаня по рулю, я изучаю карту в телефоне, как вдруг в окно раздается стук.

У машины стоят два костлявых мальчишки и попивают крепкое пиво из одной банки на двоих.

– Дядя, почикаться не желаете? – спрашивает тот, что поменьше, когда я опускаю окно.

– Нет, – отвечаю я, даже не понимая, о чем он.

– А хрена ты здесь встал, ты чё – педофил?

– Вали отсюда, – отвечаю я.

– А ты что, педофил? – гогочет мальчишка постарше. Они ударяют друг друга кулаком по кулаку и отхлебывают из банки.

– Вообще-то, я тут ищу кое-кого. Поможете?

– А с какого нам тебе помогать? – фыркает старший и сплевывает на землю.

– С того, что я заплачу, – говорю я.

– Сколько?

– Двадцатку.

– Да засунь ее себе в жопу, мудила. Я такие бабки и сам за пять секунд подниму.

– Пятьдесят.

Мальчишки смотрят друг на друга из-под надвинутых на глаза бейсбольных кепок, словно молча советуются.

– Идет. Гони свой полтинник.

Я держу банкноту на таком расстоянии, чтобы они не могли до нее дотянуться.

– Я ищу одного мужика, зовут Нев Барнс. Знаете его?

– Допустим.

– Хорош придуриваться: знаете или нет?

– Чел, веришь, нет, но я реально его знаю, – говорит младший. – Только сначала гони бабло.

Я окидываю его недоверчивым взглядом:

– Что ж, ладно. – Я отдаю им деньги, но засранцы не торопятся выполнять свою часть сделки. На их лицах играет мерзкая улыбочка, они вытаскивают по сигарете и закуривают.

Тот, что помоложе, засовывает голову в окно, и я чувствую аромат дешевой туалетной воды.

– Слушай сюда, дядя, – говорит он мне почти шепотом. – Я знаю, где живет Нев, мы с его отпрыском в одну школу ходим. Они переехали сюда года два назад.

Отпрыск. Джош. Все сходится. Я хватаюсь за руль, чтобы парень не заметил, что у меня трясутся руки.

– Видишь вон тех пацанов? – Он показывает рукой через дорогу, где несколько ребят постарше гоняют на великах. – Так вот, или ты мне даешь еще полтинник сверху, или я говорю им, что ты предложил мне отсосать за деньги.

И улыбается – невинно, словно позирует для группового снимка в школе. Я понимаю, что меня поимели, но выбора нет, поэтому кладу в его раскрытую ладонь еще одну банкноту, которую он небрежно сует в карман.

– Ты совсем рядом, мужик. Езжай за угол, там увидишь дом с красным забором, рядом припаркована старая «фиеста».

– Спасибо.

– Проваливай, хрен гламурный, – отвечает он, и они уходят, хохоча и похлебывая пиво.

Гопник оказался прав. Уже через полминуты я на месте: это огромная прямоугольная лужайка, со всех сторон окруженная одинаковыми домиками; на траве валяются кучи мусора и какие-то гигантские контейнеры; от горящего рядом костра клубами поднимается черный дым. На углу лужайки стоит кирпичная коробка с пятнами цемента – раньше к ней крепились горка и шведская стенка.

Я вижу дом Нева с красным покосившимся забором и «фиестой» на подъездной дорожке. Над соседским окном висит флаг Англии. Пока я паркую машину, ребятишки, до этого игравшие на лужайке в футбол, не сводят с меня глаз, гадая, кого это к ним занесло. Я отвечаю им суровым взглядом – пусть думают, что я важная шишка и со мной лучше не связываться. Когда я уже собираюсь отвернуться, чтобы пойти к калитке Нева, я вдруг замечаю его.

Это Джош, никаких сомнений. Он носится с мячом, ловко обводя соперников, и его светлые волосы развеваются на ветру. Он возвышается над остальными, и мне непонятно, что он вообще делает рядом с этими сгорбившимися, все как один закутанными в толстовки с капюшоном мальчишками, которые и метра пробежать не могут, чтобы не затянуться сигаретой. Я не могу на него налюбоваться: вот он обыгрывает троих, вырывается к воротам, границы которых обозначены двумя канистрами из-под бензина, и, сделав финт, забивает гол.

Я столько раз просматривал его фотографии, что точно помню цвет его волос, легкую сутулость плеч. Пусть он подрос, но улыбается все так же, а волосы по-прежнему непослушными прядями падают на лицо.

Эта застенчивая улыбка мне хорошо знакома по снимку, где Джош с Невом стоят у подножия Ангела Севера. Мне хочется подойти к этому чудо-мальчику, получше разглядеть, прикоснуться к его лицу, чтобы ощутить тепло кожи. Я машу ему, но он меня не замечает.

Калитка у Нева сломана, и мне приходится сначала ее приподнять, чтобы открыть. Я звоню в дверь. У порога рядком составлены детские кроссовки и синие резиновые сапожки, в которых явно недавно бегали по лужам. Его малыш…

Я узнаю мужчину, открывшего мне дверь, вот только помню я его совсем другим. У этого Нева вытянутое, покрытое щетиной лицо, болезненная худоба, какая бывает у алкоголиков. Джинсы болтаются на бедрах, а спортивная фуфайка протерлась на локтях. Ощущение такое, будто семидесятилетний старик надел одежду, которую носил в молодости. Губы у него сухие, потрескавшиеся, на плечах – хлопья перхоти.

– Привет. Вы к кому?

Акцент у него густой, тягучий – раньше он мне казался не таким тяжелым. Нев бросает быстрый взгляд поверх моего плеча, в сторону играющих мальчишек.

– Вы Нев?

Пауза. Мне показалось, что в его глазах промелькнул испуг.

– Он самый, чем могу помочь, приятель?

Манера Нева растягивать гласные лишний раз напоминает мне, что я далеко от дома.

– Я Роб, отец Джека, – бодро говорю я. Выражение его лица остается прежним, и я понимаю, что он меня не помнит. – Можно с тобой поговорить? Это не займет много времени.

Нев пристально оглядывает меня с головы до ног. На крыльце едва уловимо пахнет сыростью, словно в теплице; в углу я замечаю толстые пачки бесплатных газет и искореженную тележку для доставки.

– Ладно, – отвечает Нев и открывает передо мной дверь.

Внутри, к моему удивлению, очень уютно и безукоризненно чисто. В гостиной стоит старенький, но без единого пятнышка диван, на каминной полке – ни пылинки. В углу высится аккуратная стопка детских книжек, а в кухне на холодильнике висит картинка, явно нарисованная рукой ребенка.

Я присаживаюсь на диван, Нев – на низенькое креслице в углу, и некоторое время мы сидим молча. За спиной Нева прибита полка, на которой в симметричном порядке расставлены белоснежные фигурки ангелочков и лошадей, словно застывшее сказочное войско.

– Я тебя не помню… То есть… Не думаю, что мы встречались… – бормочет Нев. Скорчившись в кресле, он выглядит растерянно и жалко, словно его застали за каким-то унизительным занятием.

– Это не страшно. Ты ведь со столькими общался. Пару лет назад мы переписывались, я тебе даже как-то раз звонил. У меня был сын, Джек.

Ноль реакции. И этот человек был когда-то в курсе всей моей жизни? Неужели это ему я во всех подробностях рассказывал о Джеке и моих отношениях с Анной?

– Я увез Джека в ту клинику, но жена была против, – продолжаю я, надеясь расшевелить его память. – Поэтому мы прекратили лечение, и вскоре после этого Джек умер.

– О, мне очень жаль, – рассеянно бросает Нев, и мне становится ясно, что его мысли заняты другим. – А как ты меня нашел?

– Поспрашивал у людей, – отвечаю я. Нев готовится что-то сказать, но вдруг на улице раздается крик и что-то ударяется в окно – скорее всего, футбольный мяч. Нев, однако, даже глазом не моргнул, словно давно к такому привык.

– Это Джош там в футбол играет? – спрашиваю я. – Мальчик со светлыми волосами – это ведь Джош?

Нев глядит в окно, потом откидывается на спинку кресла. Кажется, он силится что-то сказать, но язык его не слушается. На кофейном столике лежат дешевые листовки с текстом: «Нев Барнс. Берусь за любую работу. Маляр. Садовник. Работа по дому. Тел.: 01772 532676».

– Нет, это не он, – произносит наконец Нев. – Я понял, ты принял за Джоша того долговязого мальчугана.

Я думаю об этом мальчике: о том, как мастерски он загнал мяч между канистрами, как сдувал со лба длинную челку. Кто же это, если не Джош?

Нев сидит в углу неподвижно, как статуя. На короткое мгновение он отвлекается на одного из ангелочков – наверное, заметил на нем пылинку. Вдруг он резко встает и делает несколько шагов по направлению ко мне, нервно похлопывая себя ладонями по бедрам. По его шее расползается какая-то красная сыпь.

– Не хочу показаться грубым, но… слушай, зачем ты здесь? Мне жаль твоего сына, но я правда… я… навряд ли я чем-то могу помочь…

– А Джош тогда где? – перебиваю я. По какой-то непонятной мне самому причине в моих словах прозвучали угрожающие нотки.

Нев подходит ближе, словно собирается выпроводить меня, но я не двигаюсь с места. Тогда он принимается возбужденно шагать туда-сюда, сжав кулаки и нервно потирая их друг о друга, будто выжимает мокрое белье.

– Я всего лишь хочу знать, что с Джошем, – тихо говорю я, глядя ему в глаза.

– Что с Джошем? – эхом повторяет за мной Нев, хрустя пальцами. – Тебе-то какое дело? – Он нависает надо мной, и я чувствую запах немытого тела. – Думаю, тебе лучше уйти.

Я встаю – и теперь уже я нависаю над ним. Оказывается, я почти на голову выше него.

– Так где Джош? В школе?

Он глядит на меня, потом отводит взгляд.

– Да, точно, в школе, учится паренек, – быстро бормочет он, и мне ясно, что он не верит сам себе.

– Я же вижу, что ты лжешь, Нев.

– Лгу? Да как ты?… Говорю тебе, приятель, в школе он, это прямо за углом, скоро вернется – за уроки засядет. Или в футбол с ребятами убежит гонять… его вечно на ужин не дозовешься – любит он футбол, мой Джош…

С ним что-то не так. Он стоит у каминной полки, вцепившись в нее, чтобы не упасть, его трясет, а глаза вдруг остекленели, как будто с ним случился припадок.

– Ты в порядке? – осторожно спрашиваю я, дотрагиваясь до его руки. – Вот, присядь лучше. – Я довожу Нева до его кресла, и он тяжело опускается на подушки, стараясь восстановить дыхание.

– Мой Джош умер пять лет назад, – говорит он, смотря в стену.

Я встречаю его признание молча, и он, тряхнув головой, продолжает:

– Ему не стало легче. Бедный мой малыш. Так в Праге и умер. – Он отворачивается от полки с ангелочками и наклоняется вперед, ко мне. – Он тоже лечился в этой клинике, клинике доктора Сладковского, и ему там тоже не помогли. Я ничего не понимал. Я ведь столько отзывов прочитал – он вылечил стольких мальчиков и девочек… Но Джоша почему-то вылечить не смог.

– Что… Я не… погоди. Почему же тогда ты убеждал всех, что Джош выздоровел? – Я чувствую, как по затылку бегут мурашки.

Нев пожимает плечами. Его левая нога отбивает бешеный ритм о ковер.

– Бред какой-то, – говорю я. – Как же тогда твои письма, фотографии с Джошем? Я же слышал его голос, когда тебе звонил! Ты еще попросил его разуться, а потом он смотрел мультики… А это видео, где вы с ним одеты, как Бэтмен и Робин? Как ты все это объяснишь?

Нев еще глубже оседает в кресле, словно пытается в нем спрятаться.

– На первых фотографиях был Джош. Он проходил тогда лечение в клинике. А потом я стал присылать тебе снимки Тима, его двоюродного брата. Они одногодки, да и похожи так, что люди их иногда путали. Тим – это парнишка моей сестры.

Слова комом застряли у меня в горле. От жалости, которую я испытывал к Неву еще пару минут назад, не осталось и следа.

– То есть ты заставил своего племянника притвориться Джошем?

– Нет, нет, все не так было. Тим знал, что случилось с Джошем и чем я занимаюсь. Поэтому, когда мы переодевались и записывали наши потешные видео, он думал, что тоже, вместе со мной, помогает больным деткам. И так радовался. Ему нравилось им помогать, честное слово. Слушай, я не знаю, что тут еще можно сказать… ты прости меня. Я сожалею, правда.

– Сожалеешь? – Присев на самый край дивана, я наклоняюсь к Неву. – Ты новости смотрел? Знаешь, сколько горя этот человек принес людям? Слышал, что он делал со своими пациентами? И ты сидишь здесь с таким невинным видом, словно ты тут вообще ни при чем?

– Я видел, да, но Богом клянусь – я и понятия об этом не имел. Я верил ему. Как только Джоша начали лечить, у него сразу подскочил уровень этих белков, GML и CB-11. Мне сказали, что это хороший знак, – значит, опухоль умирает. И мы продолжили лечение. Один курс, потом другой. Богачами мы не были, пришлось занимать у всех, кто только мог дать взаймы, а когда и эти деньги закончились, я перезаложил дом.

Нев всхлипывает и вытирает нос пальцем.

– После двенадцати курсов Сладковский сказал, что результаты очень хорошие, но останавливаться нельзя, и я… платить было уже нечем, но я все равно подписал согласие еще на четыре курса. А следом – еще на три. Да и кто бы не подписал? Я на все был готов, лишь бы его спасти. Мне постоянно говорили, что Джошу становится лучше, что лечение прекрасно на него действует. Да я и сам так думал: он и выглядел лучше, и соображал, и ходил, и разговаривал… Не то что после химиотерапии… Просто небо и земля…

Нев проводит ладонью по лбу, блестящему от пота, и вытирает ее о штанину.

– Я не мог допустить, чтобы Джош ушел так же, как его мать.

– Его мать умерла?

– Да. От рака, за несколько лет до него. Сгорела на моих глазах. – Он глубоко вздохнул. – Как-то раз на выходных мы поехали на пустоши – моя Лесли любила гулять, часами могла шагать, ни разу не присев, – и вдруг ее скрутило от боли. Пришлось даже «скорую» вызвать. В больнице нам сказали, что это рак поджелудочной. Сказали – она проживет девять месяцев, но ее не стало через три. – Нев кивает на полку с глиняным войском. – Это ее. Она их собирала.

Воцаряется молчание. С улицы доносятся крики детей и отзвуки полицейских сирен.

– Потому-то я и отдал все, что у меня было, той клинике: сбережения, дом, деньги, что занял у друзей. Я не хотел, чтобы Джош мучился, как и Лесли.

Кто-то на форуме «Дом Хоуп» написал: все мы – жертвы обстоятельств. Стараемся любой ценой спасти своих детей, но в итоге эта цена оказывается слишком высока.

– Мне жаль твою жену, – говорю я, – но я все равно не понимаю, почему ты, зная, что лечение в клинике неэффективно, продолжал усердно расхваливать ее на каждом углу.

– Да я… Я ведь не сразу это понял. Я начал писать на форумах после того, как Джошу стало лучше. По крайней мере, врачи постоянно мне твердили, что ему лучше, что терапия работает, и я им верил. Я думал, что об этом чуде должен узнать весь мир. Роб, клянусь тебе, я и правда хотел помочь детям.

Я сижу на краешке дивана, подавшись вперед, чтобы не пропустить ни единого слова Нева.

– А после того, как Джош умер?

– Поначалу я убеждал себя, что, если бы не лечение, он прожил бы намного меньше, как врачи ему и предсказывали. Что, обратись мы в клинику раньше, он бы выздоровел. Я обманывал сам себя. – Он опускает голову. – К тому же деньги…

– При чем здесь деньги?

– Ты пойми, я не оправдываюсь, – говорит он, поднимая на меня глаза, – я знаю, что виноват. Так случилось, что кто-то из рекламного отдела клиники заметил на форумах мои сообщения, сказал Сладковскому, и тот предложил за вознаграждение приводить ему новых клиентов. Я так глубоко увяз, Роб, глубже некуда. Я задолжал Сладковскому больше сотни тысяч фунтов. Денег, что я выручил за дом, хватило лишь на то, чтобы раздать долги и заплатить половину этой суммы. Мне сказали, что остальное можно отработать. Сначала я сомневался – ведь тогда пришлось бы лгать про Джоша, – но мне стали угрожать судами, тюрьмой. А у меня и так ничего не осталось – ни дома, ни гроша за душой, и работы нет, а у меня на руках Хлои… А тут – начали поступать деньги от Сладковского, немалые деньги; я стал понемногу с ним расплачиваться, мы наконец съехали от матери…

– Хлои? – переспрашиваю я.

– Что? А, да, прости – болтаю тут, болтаю… Хлои – это сестренка Джоша.

Резиновые сапожки у порога, картинка на холодильнике, мультики на заднем фоне… Все встало на свои места.

– Я не мог ее подвести. Она потеряла мать и брата, не хватало еще ей увидеть, как отца в тюрьму забирают. Я хотел дать ей дом, где у нее была бы своя комната, с книжками и игрушками.

Солнце спряталось в облаках, и в гостиной резко потемнело.

– Ты… хм… сделать тебе чаю или кофе? – спрашивает Нев.

Я отрицательно качаю головой.

– А что твой сын, Джек? Ты сказал, он тоже лечился у Сладковского?

– Да. Клиника была нашей последней надеждой. Мы прекратили лечение после нескольких курсов.

Повинуясь непонятному порыву, я достаю из бумажника фотографию Джека и протягиваю ее Неву.

– А-а, – улыбается он, – кажется, я его помню. Славный паренек. На тебя очень похож.

Я забираю у него фотографию и смотрю на Джека. Снимок был сделан на детской площадке недалеко от Риджентс-парка, в двух шагах от клиники доктора Флэнаган на Харли-стрит.

Мяч снова прилетел в окно, с такой силой, что стекло застонало, но Нев словно ничего не заметил. В углу стоит гладильная доска, на которой лежит стопка детской одежды. До того как я пришел, Нев гладил школьные юбочки своей дочери.

– Почему ты бросил? – спрашиваю я.

– Работать на Сладковского-то?

– Да.

– Хочешь правду?

– Да уж будь любезен.

– Я выплатил долг, – говорит он, пожимая плечами. – Стал свободным. Все обвинения с меня сняли… – Тут он осекся, опустил голову. – Слушай… ты прости меня… мне жаль, что все так вышло… и Джека твоего очень жаль…

Меня коробит оттого, что он вот так запросто назвал моего сына по имени. Мне кажется это кощунством; никто, тем более Нев, не имеет права произносить имя Джека иначе, чем благоговейным шепотом.

– Его ты тоже на подачки от Сладковского купил? – интересуюсь я, кивая на огромный дорогой телевизор в углу.

– Можешь не верить, но я его в лотерею выиграл.

– Как же тебе не верить, Нев? Ты ведь в жизни мне не соврешь, верно?

Я отодвигаюсь к спинке дивана. Сидение бугристое, поскольку от времени поролон сбился в комья, и я проваливаюсь в одну из невидимых ям.

– Ты понимаешь, что дал мне надежду? – Я сверлю глазами тщедушную, сгорбленную фигурку. – И не одному мне – сотням таких, как я. Ты, конечно, не помнишь этого своего письма, но я его помню прекрасно. Я даже помню, когда я его получил: я тогда сидел на веранде нашего дома в Лондоне. Я прочитал его раз пятьдесят, если не больше. «У нас отличные новости, – написал ты. – Сегодня Джошу делали сканирование – никаких следов опухоли!» Эти слова навсегда засели в моей памяти, они стали моей спасительной соломинкой. Я перечитывал твое письмо раз за разом, на ноутбуке, в телефоне…

Я замолкаю, потому что продолжать этот разговор бессмысленно. Я подхожу к Неву, вросшему в кресло, и он еще больше съеживается, ожидая, что я его ударю.

– Ты жалок, Нев. Мне даже смотреть на тебя противно.

Мне хочется врезать ему кулаком в лицо, но я боюсь, что не смогу на этом остановиться, поэтому, сделав над собой усилие, разворачиваюсь и ухожу. Закрывая дверь, я слышу, как Нев плачет.

Мальчишки, игравшие в футбол, сбились в стайку неподалеку от моей машины. Теперь, когда я вижу того, кого принимал за Джоша, вблизи, он больше не кажется мне чудо-мальчиком. Светлые волосы висят жирными нечесаными прядями, губы в каких-то коростах.

– Что, приятель, любишь наблюдать, как детишки в футбол играют? – спрашивает он ехидно. Он старше, чем я думал, и всего на полголовы меня ниже. Он отхлебывает из желтой банки с энергетиком и смачно сплевывает на землю. В нем вообще нет ничего от Джоша: черты лица у него острее и жестче, а волосы совсем другого оттенка.

– Отвали, – буркаю я.

– Отвали, – передразнивает он меня, подражая моему лондонскому акценту, и все разом начинают смеяться и повторять за ним.

– Далековато от дома забрел, а, дядя?

Я подхожу к машине, и все они, ухмыляясь, пододвигаются ближе.

– Это, случайно, не тот хрен, что дал тебе сотку за отсос, Гэри?

В ответ раздается мерзкий оглушительный гогот. В глубине этой толпы я замечаю мальчишек, которые сказали мне, где живет Нев. Их лиц почти не видно под козырьками бейсболок.

Когда я сажусь в машину, вся банда синхронно придвигается еще ближе. Они действуют как хорошо обученный отряд. Руки трясутся, я кое-как попадаю ключом в замок зажигания и хватаюсь за руль. «Пе-дик, пе-дик!» – скандируют мне в спину. Я нажимаю на газ, колеса с визгом проворачиваются, и, под градом камней и пинков, «ауди» срывается с места.


предыдущая глава | Небо принадлежит нам | cледующая глава







Loading...