home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава одиннадцатая

Сказано – сделано. Не откладывая в дальний ящик задуманное, я отправился в туалет, где достал из внутреннего кармана пиджака небольшой мешочек, набитый травяной смесью, с помощью которой я и собирался призвать Жанну.

Зелье, размещенное на бачке унитаза, полыхнуло оранжевым пламенем, и я, поморщившись, глянул на потолок. Всякий раз забываю про пожарную сигнализацию. Не хватало только, чтобы она сейчас сработала!

Но нет, обошлось. Впрочем, я почти сразу забыл о своих опасениях, поскольку время не ждало. Здесь все решали секунды, упустил миг – начинай сначала.

От черного пятна, которое оставило сгоревшее зелье, отделилось маленькое облачко и зависло в воздухе.

– Жанна, верная помощница моя, – нагнувшись к нему, тихо, почти неслышно, шепнул я. – Приди ко мне.

Сейчас-то я имя назвал, на пару с отличительным признаком, и порошку сжег всего ничего. А в первый раз у меня ума хватило запалить полную пригоршню этой смеси, а после пафосно произнести: «Меня кто слышит? Эй, вы где все?». Неудивительно, что потом такое столпотворение началось.

Облачко сжалось и разжалось, словно маленькое сердце, а после растаяло в воздухе.

Повторюсь – тянуть нельзя. Облачко это все равно секунд через пятнадцать-двадцать исчезнет, ему плевать, успел ты чего сказать или нет.

И что удобно – ждать результата почти не нужно. Еще вонь от сгоревшего зелья не развеялась, а моя призрачная соратница уже печально произнесла у меня за спиной:

– Ты меня долго не звал. Я надоела тебе?

– Дай хоть из кабинки выйти, – попросил я ее. – Нашла место, где отношения выяснять.

При всех своих недостатках и почти тотальной необразованности, Жанна все-таки была девушкой сметливой, потому довольно быстро уяснила, что именно от нее требуется.

– Смотреть за теми двумя, которых ты назовешь именем «Слава» и слушать все, что они будут говорить, – послушно повторила она. – А эти двое – они геи?

– Откуда такие выводы? – опешил я.

– Так из твоих слов, – резонно объяснила мне Жанна. – Если двое мужчин приехали вместе и уедут вместе, то они, скорее всего, геи. Нет-нет, ты не думай, я нормально отношусь…

– А я – нет, – мне даже в голову не пришло ее дослушивать. – Причем совершенно!

– Если они не геи, то, по идее, каждый поедет к себе домой, – продолжила логично рассуждать мертвячка. – И за кем из них мне следовать?

– В этом случае ни за кем, – подумав, ответил я. – Тогда можешь быть свободна. Но если все же в одной машине отбудут – следи. Ну а дальше по ситуации. Как поймешь, что больше ничего интересного не услышать, возвращайся к моему дому и дай о себе знать.

– Ясно, – гротескно козырнула Жанна.

– Геи, – хмыкнул я и погрозил ей пальцем. – Придумает же!

С этими словами я вышел из туалета, у двери наткнувшись на бородатого байкера в косухе и цепях.

– Мужик, ты главное резко не бросай, – басовито посоветовал он мне. – С крепкого на пиво сходи, мягонько так. Главное – не на винище, толку не будет. Но – пора тебе. Если человек в туалете сам с собой разговаривает в голос – это звоночек. Ты мне поверь, я знаю, сам через это проходил!

Меня похлопали по плечу и одарили сочувствующим взглядом.

Нет, есть все-таки у нас еще хорошие и добрые люди. С виду – чистый зверь. А на деле – душа-человек!

Но в целом вечер вышел хоть куда, давно мне не было так весело и легко, особенно учитывая то, что кроме Олега я никого до этого не знал. Да что там – даже накануне, когда я бодро напивался в компании Ленки и Наташки, которые мне, в общем-то, почти родня, и то скучнее было. К тому же эти две красавицы в конце концов еще и забыли меня пьяненького в баре.

Я наслушался забавных историй из прошлого каждого из них, сделав вывод, что не только мне в самом начале приходилось лихо, узнал подробности о «старшаках», которые в нынешнем времени ничего не понимают и даже не стремятся этого делать, и пришел к выводу, что крайне своевременно встретился с Олегом. Пропусти я нынешний ведьмачий круг, еще бы год пришлось ждать, а это не очень хорошо. Это не то чтобы прямо инициация, но очень важное мероприятие. После этого действа я стану полноправным ведьмаком, который может рассчитывать на помощь коллектива, если совсем уж беда нагрянет. По мелочам беспокоить не принято, но если совсем «труба» – то можно.

Интересно, Кощеев отпрыск по шкале неприятностей где находится? Мелочь он или нет?

Покинули мы заведение ближе к полуночи, долго прощались у освещенного входа, хлопали друг друга по плечам и обменивались рукопожатиями.

– Завтра днем созвонимся, – на прощание сказал мне Слава Два. – К четырем будь готов, мы за тобой заедем.

– Но сначала за мной, – напомнил Олег и строго помахал пальцем у носа Славы Раз. – Не забываем!

– Да о тебе забудешь, – хором сказали друзья, а после полезли в такси. Жанна скользнула следом за ними и помахала мне рукой, прежде чем машина, мигнув красными огнями, скрылась в московской ночи.

Следом за ними отбыли остальные участники пирушки, и мы с Олегом остались вдвоем.

– Пошли по набережной пройдемся, – предложил ведьмак. – Проветримся и заодно поговорим. А потом уж машинки вызовем.

– Не вопрос, – сразу же согласился я. – Слушай, весь день голову ломаю – что ты такое выяснил, о чем по телефону говорить нельзя? Соломин – шпион?

– Соломин – идиот, не сказать хуже, – в тон мне ответил Олег. – Он, похоже, связался с кем-то очень и очень… Даже не знаю … Темным? Звучит претенциозно. Опасным? Много чести. В общем, с кем-то из наших, но не из наших. Вот так вот кривенько объяснил, зато суть отражена верно. Как вариант – это колдун. Не новичок, но и небольшой умелец. Скорее всего из самоучек, но уже с кровью на руках.

– С последнего пункта поподробнее, – попросил я. – Что значит «с кровью на руках»?

– Все время забываю, что ты ряда общеизвестных вещей не знаешь, – досадливо поморщился Олег. – Ладно, смотри. Колдун – это не наследственная профессия, как, например, у травниц, и не насильно навязанное тебе жизненное предназначение, как у нас. Колдун – призвание, как у художников и артистов. Это сознательный выбор жизненной позиции, если хочешь. И сразу оговорюсь – не все колдуны злодеи. Далеко не все. Хватает среди них таких, что людей вполне уважают, и даже им помогают. Не безвозмездно, разумеется, но берут они за свои услуги деньги, а не души, что, согласись, далеко не самый скверный вариант.

Олег достал из кармана сигареты и зажигалку, собираясь закурить.

– Надо же. – Я воспользовался заминкой и вставил свою пару слов. – Мне казалось, что любой колдун – зло.

– Нет, – затянувшись, возразил мне ведьмак. – Совсем не любой. Но такие есть. И, что примечательно, в основной массе своей это самоучки. Сначала они получают колдовскую книгу, как им думается, совершенно случайно, потом начинают с ней экспериментировать, познавая мир Ночи и попутно познавая силу первой власти над людьми, ну а потом… Потом они встают перед выбором, кем быть. Остаться человеком или перейти на другую сторону бытия.

– И какова статистика? – заранее зная ответ, поинтересовался я.

– Понятия не имею. Я за этой публикой не слежу. Но, думаю, неутешительна.

Прав был Лагутенко, «мастерами кунг-фу не рождаются».

– А почему ты думаешь, что Соломин связался с колдуном? – отметя пяток вопросов, касающихся мелких деталей, спросил у Олега я. – С чего ты это взял?

– Да потому что этот хрен моржовый вконец оборзел, – пыхнул дымком мой спутник. – Не поверишь – он меня послал. Не выбирая выражений.

– Ну так ты его тоже посылал, судя по рассказам. И не раз. Вот он ответочку и включил.

– Но он-то мне не нужен, – резонно заметил ведьмак. – В смысле – по жизни. Что есть, что нет – никакой разницы. У меня и без него клиентуры хватает. А вот я ему – другое дело. И тут – на тебе. Соломин высказывает мне все, что наболело, а под конец еще обещает состроить козью рожу. Сашка! Каково? Откуда такая смелость? До того год за годом был тише воды, ниже травы, а тут поглядите. Вывод?

– Появился некто, пообещавший сделать то, от чего ты отказался, – уверенно заявил я. – Других вариантов нет.

– Верно, – хлопнул меня по плечу ведьмак. – Добавь сюда странную историю, произошедшую с твоим подопечным, и получишь вполне связную версию. Кстати, тебе тоже были обещаны крупные неприятности.

– А про меня Соломин откуда узнал? – я даже остановился.

– Непосредственно про тебя – ниоткуда. – Олег достал из кармана переносную пепельницу и щелкнул ее крышкой. – Речь шла о тех, кто помог обчистить сейф, а это, собственно, вор и тот, кто его навел. Последний – ты. Но я бы на твоем месте особо не нервничал. Даже хороший колдун вряд ли сможет отследить дорожку к твоему дому. Следы мертвых видят далеко не все, да и времени прошло много. Относительно же меня можешь быть спокоен – свои своих не сдают.

Да елки-палки! Тут с одним колдуном не знаешь, что делать, а уже второй на подходе.

– Хотя, если свести все петли воедино, поставить «наружку» за твоими нанимателями, собрать доказательную базу… – продолжал вещать Олег, туша сигарету. – Но это работа специалистов другого профиля, никак не чернокнижного. У Соломина, разумеется, есть служба безопасности, в которой работают неплохие профи, но он их подключать не станет. Велика возможность утечки информации о том, что именно подрезали из сейфа, а ему огласка не нужна. Так что шансы найти проблемы на свою голову у меня куда выше, чем у тебя.

– А тебе это, я так понимаю, пофиг?

– Не то чтобы… – Олег убрал пепельницу обратно в карман. – Хотя – да, пофиг. Я свой страх давно пережил, так с нами всеми бывает. В смысле – с ведьмаками. Сначала страшно, потом интересно, потом… Потом у каждого свое. Мне вот скучно, Славки себя в бизнесе нашли, фирму открыли, совмещают приятное с полезным, Дэн по полгода в Индии сидит, кобр дрессирует. Его путь – болота, змеи и яды, а там этого добра полно. Говорят, в старые времена каждый из нас появлялся на свет зачем-то, была некая высшая цель в этом, промысел, так сказать. Вот только времена изменились, а цели то ли измельчали, то ли вообще исчезли. Потому мы просто существуем, в отличие от ведьм или волкодлаков. Те хоть как-то знают, зачем рождены и чего хотят от этого мира. А мы – нет.

– Безрадостная картина, – признал я. – Из оптимистичных моментов только одно – со временем, возможно, и от меня страх уйдет. Хотелось бы.

– А чего бояться? – рассмеялся Олег и, встав спиной к темной глади реки, оперся руками о низкий гранитный парапет. – Смерти? Так ее нет, тебе ли не знать? Глада, хлада и мора? Или какого-то самопального колдуна, который может свести со мной счеты по заказу барыги?

– Например, – раздалось шипение у меня над ухом, а после черная тень, которую я успел заметить краем глаза, вбила свою ладонь в грудь Олега.

Что-то сверкнуло, и мой новый приятель без крика перевалился через парапет и канул в темноту воды.

Не скажу, что я потратил эти секунды зря, заветную иглу я достать успел, и даже попробовал пустить ее в ход, только вот рука ткнулась в пустоту.

Черная тень оказалась невероятно, сверхъестественно быстра, там, где она стояла секунду назад, уже никого не было.

– Пора. – Шипение раздалось у меня за спиной, я моментально развернулся на месте, а после понял, что больше никаких движений сделать не смогу, поскольку руки и ноги словно стянули крепкими веревками. Именно веревками. Это не то, что я проделывал с Ряжской, тут нечто другое, менее впечатляющее, но настолько же эффективное.

И, похоже, губительное для меня.

Последнее, что я увидел, это асбестово-белое лицо в обрамлении капюшона угольно-черного «худи», да страшные глаза со зрачками-точками.

И все. А потом я полетел с набережной вниз, сопровождаемый словами:

– Ничего личного.

В воду я вошел неудачно, врезавшись в нее спиной и мигом потеряв ориентацию в пространстве. Ну и, понятное дело, камнем пошел на дно. Москва-река – не Яуза, тут и у берега глубина изрядная. Ну как изрядная? Где три метра, где шесть, а у Перервы вроде как даже шестнадцать.

Но лично мне и двух – за глаза. Особенно в нынешнем состоянии, когда я ни рукой, ни ногой шевельнуть не могу.

Не хочу умирать! Не хочу!

Вот только никого мои треволнения не печалили. Да и кто их мог услышать? Серые безжизненные воды Москвы-реки за века в себя такое количество утопленников всех видов приняли, что их даже сольный концерт Садко в сопровождении оркестра гусельников не растрогал бы. Что тогда говорить о предсмертных терзаниях какого-то глупого и нерасторопного ведьмака?

Я задергался, как рыба, попавшая на крючок, но толку от этого не было, только еще ниже ушел, а через пару минут мои ноги коснулись склизкого дна реки.

В висках стучало, вены на лбу, скорее всего, набухли так, что вот-вот прорвутся, перед глазами поплыла багровая пелена.

Тут я еще и на дно завалился, влекомый течением, отчего остатки воздуха вылетели из моей груди, а в рот хлынула вода.

Вот и все, я утонул.

И каково же было мое удивление, когда я осознал, что могу дышать! Мало того – что я лежу не на дне реки, а на камне, холодящем кожу через мокрую одежду, и что меня вот-вот вырвет.

Это, собственно, немедленно и случилось. Хорошо хоть голову повернуть успел в сторону, себя не забрызгал.

Что ел в ресторане, что не ел. Нет, не впрок мне идут посещения подобных мест, один вред от них. Надо дома питаться, там дешевле, там надежней. Да и вкуснее.

Но это все ладно. Я снова могу двигать руками и ногами! И это – здорово.

Правду говорят люди – прежде чем кого-то карать, испытай наказание на себе и пойми, насколько тот человек этой муки достоин. Может, зря я Ряжскую тогда обездвижил? Может, как по-другому поступить стоило?

– Вот же сука! – послышался рядом голос Олега. – Тварь! Ну все, теперь мне долго скучно не будет, теперь у меня дело есть.

Я оперся ладонями о гранит, привстал и повертел головой. Понятно, один из спусков к реке, которых тут, на набережной, немало. Вот только там, где нас прихватил загадочный гад в «худи», ничего подобного не имелось, это уж точно. Вопрос – как я сюда попал? Да еще и живой?

Или уже неживой? Все мертвецы поначалу уверены в том, что они все еще существуют, мне ли не знать?

Я ущипнул себя за руку. Больно.

– Ну ты глянь, Сашка? – Олег, голый по пояс, показал мне свою дорогую кожаную куртку, на которой красовалась изрядных размеров дыра, аккурат в том месте, куда его ударил ладонью нападавший. На груди, к слову, у него красовался огненно-красный ожог – На заказ делали! А теперь все, теперь только в помойку! Не прощу!

– Это ты меня спас? – кряхтя я пододвинулся к стене и оперся на нее спиной. – Из реки вытащил? Я думал все, пипец мне. Уж и воды хватанул…

– Да какой там! – отмахнулся Олег. – Меня самого еле откачали. Огонь же! Мой главный враг. Будь этот дурак посмекалистей, так ни за что меня в воду бросать не стал бы, она одна меня спасти могла. Ну и водяницы, понятное дело. Они и пламя в груди потушили, и меня подлечили. И тебя, кстати, тоже они вытащили, в счет старого долга. Вот тебе и ответ на твой вопрос, чем тебя одарили. Ну помнишь, ты у меня спрашивал при первой встрече, что, мол, и как? Так вот – шанс на жизнь тебе та русалка дала, тот, с которым сухим из воды выходят. Точнее – три шанса. Еще точнее – уже два. Мне их старшая так и велела тебе передать, мол: «Еще два раза в смертный час вода не причинит тебе вреда».

Стоило оно того тогда, осенью. Стоило. Это, выходит, я той ночью не Аглаю пожалел, а себя спас.

Тьфу, какая чушь в голову лезет.

– Пижон с конфетной фабрики! – продолжал разоряться Олег, глядя на дыру в куртке. – Ух, я его встречу!

– Или он нам второй раз «ух» устроит, – сплюнул я и вытер мокрое лицо. – Ругайся не ругайся, а отработано красиво.

– Меня врасплох застал, а ты еще зеленый совсем, – возразил мне ведьмак. – И потом – злодей явно кровью «забросился». Ты его глаза видел? Зрачков практически нет.

– Вот сейчас неясно, – просипел я, трогая горло, которое саднило нестерпимо, то ли от того, что воды холодной наглотался, то ли после того, как эту воду из себя изверг. – Так это чего, это нас вампир чуть не угробил?

– Хремпир! – рявкнул Олег и злобно скомкал пачку мокрых сигарет. – Граф Фигакула! Колдун это был, колдун! Как видно – тот самый, правильно я все просчитал. А кровь ему силу дает. Своей-то у него откуда взяться? Самоучка, как и сказано выше. В обрядах за кладбищенской оградой он не плясал, через посох не прыгал, наставника своего не убивал. Как бы так тебе объяснить… Это как с самоучителем пробовать машину водить. Вроде бы все написано верно, и картинки есть, но пока ездить научишься, не одну «тачку» разобьешь. А с наставником раз-два – и поехал. Вот и тут то же самое. Он азы выучил, а силенок нет. И что тогда?

– Что?

– Кровь. – Олег тоже присел и оперся спиной о гранит. – Она, родимая. Чего ты дергаешься? Это жизнь. В ней знаешь сколько мощи? Даже полный бездарь много чего натворить сможет, если ее в ход пустит.

Чего дергаюсь? Больно часто про неприятные вещи, вроде обрядов на крови, вокруг меня упоминать стали. Это немного нервирует.

Ну и холодно еще. Весна хоть в этом году и теплая, но апрельская ночь – не августовская. Да после водной процедуры.

И вот тут меня вывернуло наизнанку второй раз, еле вскочить успел. Пришло осознание того, что произошедшее со мной несколько минут назад приключение – настоящее. Это не кино, не книга, не сон. Все взаправду. И вода, которая хлынула ко мне в легкие – тоже. Кабы не дар Аглаи, лежать мне сейчас на дне, перемещаться вниз по течению. Нет, Олег меня, может, и нашел бы потом, но толку-то от того?

Вот как тут не вспомнить еще одну мудрую фразу, которую не знаю кто произнес – спешите делать добро. Оно и вправду всегда возвращается.

Как и зло.

– Слабоват ты в коленях, брат-ведьмак, – хмуро буркнул Олег. – Я только кровь упомянул, тут тебя и стравило. Давай, как-то закаляй дух. Иначе не выжить тебе.

– Да не в крови дело, – вытер я рот. – Накатило просто.

– Это бывает, – признал мой товарищ по несчастью. – Слушай, я, наверное, с вами завтра уже не еду. У меня, как ты видел, дела личного свойства появились.

– Уверен, что один справишься? – усомнился я. – Ты что хочешь говори, а этот гад силен.

– Мне его поймать надо до того, как он сдохнет. – Олег извлек из кармана джинсов комок, в котором угадывались деньги. – То есть – спешить нужно.

– Думаешь, не ты один на него зуб имеешь?

– Это тут при чем? – поморщился Олег, отлепляя одну купюру от другой. – Хотя не исключено, не исключено. Тут дело в другом. Если он себя постоянно кровью разгоняет, это плохо кончится. Я ж сказал – самоучка. Ни один настоящий колдун, ни одна ведьма использовать кровь в таких количествах не станут. По граммчику в обрядах раз в квартал – да. Но постоянно? Вот скажи – ты же концентрированную серную кислоту не пьешь на завтрак вместо чая? Правильно. А кровь для таких как он – это, по сути, она и есть. Препарат силы немалой и разрушительности такой же. Только этому уроду никто ничего не объяснил, и он думает, что так поступают все остальные колдуны. Поверь, я знаю, что говорю. А еще он шалеет от собственной силы, считая себя всемогущим. Нет, оно и понятно – вчера ты обычный дрищ, а сегодня – полубог. И сделал его таким какой-то несложный ритуал. Само собой, он теперь не остановится. То есть – будут новые жертвы, но даже не это главное. Эта тварь хотела меня убить, я такого не прощаю, потому хочу забрать его жизнь до того, как он окончательно перестанет быть человеком. А это случится очень скоро.

– Если не сложно – поясни последнюю фразу, – попросил я, достав из кармана пиджака телефон, увы, безнадежно испорченный водой. – С чего ты взял, что он со дня на день окочурится? Мне рассказывали, что у колдунов душа к телу гвоздями прибита.

– Ты меня вообще слушаешь? – Олег разложил купюры на камнях, точнее – прилепил их к ним. – Я не сказал, что этот поганец умрет. Фраза звучала как «перестанет быть человеком». В нем и сейчас людского уже немного осталось, а скоро вовсе ничего не будет. И тогда он начнет отдавать долг тем, кто ему книгу подсунул и немного могущества отсыпал на время. Штатная история. Этот дурак не первый и не последний. Каким образом он отрабатывать должок станет – объяснить?

– Догадываюсь – я ногтем подцепил крышку телефона и снял ее – Все, точно хана аппарату.

– И потом… – Олег помялся. – Боюсь, он слышал наш разговор, и понял, что ты тоже в теме. Ну, по Соломину. Само собой, он уверен, что мы мертвы, но кто знает? Так что оно и хорошо, что ты завтра с парнями в поля умотаешь. А я сначала проведаю бывшего клиента, чтобы выяснить ряд моментов, ну а после поеду к этому красавцу. Уверен, адрес мне господин Соломин предоставит.

Всем хорош Олег, но очень уж самоуверен. Интересно, а я со стороны в последнее время не так ли выгляжу? Если да – то надо в себе что-то менять. Так не пойдет.

Тем временем мой новый друг определил наше местоположение и вызвал такси. У него телефон оказался водонепроницаемый.

– И как мне в него садиться? – вопрошал он у меня, вертясь на месте с разведенными в стороны руками. – Боюсь, меня даже за двойной тариф в таком виде в машину не пустят!

– Не такая уж большая дырка в куртке. Сойдет, – высказался я по этому поводу, но мигом замолк, как только Олег печально мне подмигнул через отверстие в кожанке. То ли заклятие еще действовало, то ли кожа была специфическая, но за минувшую четверть часа дыра увеличилась вдвое. – Ладно. Держи мой пиджак. Только чур с возвратом!

– Другое дело, – обрадовался Олег. – Из карманов все забери, хорошо? А то тащись потом к тебе, вези какую-нибудь визитницу. И «нет» не скажешь, ты же вроде как благодетель.

Я распихал свое добро по карманам потихоньку подсыхающих брюк и протянул ведьмаку свой пиджак.

– Ты вот что, – попросил я его. – Не застегивай его. Пожалуйста.

А как по-другому? Олег куда массивней, чем я. В плане мускулатуры. Как бы он вообще не лопнул у него на спине.

– Слушай, а как вообще к самоучкам книги попадают? – спросил я у ведьмака, пока мы стояли и ждали такси. – Вот ты сказал, что кто-то им их подсовывает. Кто?

– Есть такие, – неохотно ответил Олег. – Долгожители, блин. Им человека с пути сбить и под себя подмять всегда в радость. Да и выгода тоже немалая. Душа-то им достается, целиком и полностью. Ритуал, что на крови проводится, заклинанием сопровождается, понимаешь? А заклинание это и есть процедура передачи души в обмен на черную силу. А кровь – это как печать на документе. И главное – не подкопаешься. Человек сам все затеял? Сам. Сделал все сам? Точно так. А они, стало быть, ни при чем. Нет-нет-нет.

– А «они» – кто? – настырничал я. – Объясни.

– Нет, – покачал головой Олег. – Не скажу. Это та тема, Сашка, в которой каждый для себя сам разбирается. Таков Покон. Ты не думай, я не боюсь, просто так заведено. Ты сам должен выбрать свой путь под Луной. И я сейчас не о наших ведьмачьих делах. О другом речь. Понимаешь?

– Понимаю, – кивнул я. – Все равно спасибо. За то, что хотя бы направление указал.

– Это всегда пожалуйста, – повеселел Олег. – И вообще – ты хороший парень. Появился на горизонте – и все, скуки как не бывало. О, а вот и такси, обе машины. На, держи денежку. Да бери, твои в кармане до сих пор мокрые лежат. И давай телефон подсуши или новый купи. Я тебе завтра звякну, расскажу последние новости.

Мы обнялись на прощание, и я полез в машину, не особо обращая внимание на чуточку удивленный взгляд шофера. Почему чуточку? Это Москва. Здесь для полного изумления всего лишь мокрой одежды мало, наши водители и не такое видели.

– Очень извиняюсь, но деньги покажите, – попросил водитель, увидел, как я помахал более-менее платежеспособной пятитысячной купюрой, и, взревев мотором, двинулся в путь.

В машине на меня навалилась усталость, замешанная с досадой. Даже нет, «досада» не то слово, оно не очень верно отражает ход моих мыслей.

Это была злость на себя самого. Сильная и неприкрытая.

Сегодня я мог умереть. Совсем. Навсегда. Сейчас мое тело могло медленно плыть в сторону шлюзов, и вокруг него кружились бы рыбки.

И винить в этом кого-то постороннего не имеет смысла. Знал, что жизнь больше никогда не будет такой, как раньше? Знал. Был в курсе, что раньше или позже появятся те, кто захочет убить? Был.

Что сделал для того, чтобы остаться в живых? Ни-чего. Два дня прошло с тех пор, как Морана заклятие огня подарила, два дня! Первое серьезное заклятие, применение которого следовало отточить до идеала, чтобы пускать его в ход на уровне инстинктов. Вот так таки закрыться дома, разобрать его на запчасти, чтобы понять, как оно работает, а после заточить под себя. А я даже пальцем не шевельнул. День рождения отгулял, на вечеринку сходил, а самое важное – оно подождет.

И вот результат. Меня спеленали и утопили. А я только и успел что иголочку достать. Иголочку. Тьфу. Даже не смешно…

Кстати – она тоже сгинула. То ли на камнях набережной осталась, то ли на дне реки лежит.

Короче – до самого дома я себя поедом ел, из машины вылез злой и раздраженный и, когда Жанна, отиравшаяся у подъезда, заметила меня и удивленно хлопала ресницами, сразу рявкнул:

– Даже не спрашивай!

– Хорошо, не буду, – покладисто ответила девушка, а после добавила: – Хотя и очень хочется!

– Понимаю. – Я плюхнулся на лавку. – Но не надо.

– Не в духе, – подытожила мертвячка и присела рядом со мной. – Случается. У меня тоже раньше так бывало. Вот я как-то раз пошла в салон, на маникюр, а моего мастера не оказалось, она в этот день…

– Жанна, очень тебя прошу – не сегодня! – взмолился я. – Мне и так хреново. Лучше рассказывай, что там эти двое.

– Они не геи! – радостно сообщила мне девушка. – Точно тебе говорю! Они еще когда в машине ехали, проституток вызвали. Сам рассуди – зачем геям проститутки?

– И в самом деле, – согласился с ней я. – Ни к чему. Это все?

– Нет, – помотала головой Жанна. – Еще они против тебя ничего не замышляют. Наоборот, – очень рады, что познакомились, и уверены, что ты поможешь им решить их проблему. Какую именно, не знаю, они не сказали, но поняла, что вы завтра куда-то отправляетесь вместе. Очень хорошо о тебе отзывались, мне даже приятно стало.

– Не понял?

– Ну мы с тобой вроде как уже друг другу не чужие, – потупилась мертвячка. – За это время сблизились. Не так, как мужчина и женщина, но все же… Конечно, мне приятно, что о родном человечке хорошее говорят.

– Жесть, – только и смог произнести я, а после поднялся с лавки. – Спасибо тебе. Все, свободна.

– А можно я завтра с вами поеду? – робко попросила она. – Хоть какое-то разнообразие. Пожалуйста!

Вот еще новости. Впрочем… Почему бы и нет?

– Ладно, – подумав еще пару секунд, разрешил я. – Но только не болтать в дороге и в туалет не проситься по старой привычке. Сидеть тихо, как мышь.

Жанна изобразила пантомиму с закрытием рта на замок и выбрасыванием ключей в соседние кусты.

– Гляди у меня! – погрозил я ей пальцем и пошел домой.


Глава десятая | Час полнолуния | Глава двенадцатая







Loading...