home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава восемнадцатая

– Нет, никого, – помотал головой я. – Включая вас. Вы все мне в Москве надоели до смерти.

– Ну до чего радушный хозяин! – сообщил Нифонтов Антипу. – Сердце поет!

– Так что батюшке Ермолаю передать? – и не подумал реагировать на слова оперативника домовой. – Пропустить этих двоих или в болоте утопить?

А вот фиг знает. Интересно – кто это? Может, от Ряжской какие бойцы? Да нет, вряд ли, про это место никто, кроме Нифонтова, не в курсе. Документально я дом на себя не оформлял, в банке никому ничего не говорил, по телефону меня не отследишь, в интернет не выхожу, с рабочими наличкой расплачиваюсь.

Хотя – нет. Еще Маринка знает. Только ее из списка сразу можно исключить, по причине отсутствия в городе. Да не сунет она сюда свой любопытный нос больше, ей прошлого раза хватило.

Тогда – кто?

Но топить загадочных визитеров не станем пока. А то ведь покою мне не будет, любопытство заест, до конца дней гадать стану, кто это был. Попрусь потом еще на болото, с трясинником и кикиморой знакомство сводить.

– Передай мою благодарность, – ответил я домовому. – И пусть пропустит, в случае чего мы их тут и приберем. Вон под септик яму какую выкопали, там не то что двоих, пятерых можно землицей присыпать.

Как видно, прозвучали мои слова довольно серьезно, поскольку Николай с Женькой с недоверием уставились на меня.

– Что? – спросил я у них – Вы не в городе, вы на природе. Тут на вопросы жизни и смерти смотрят проще.

– Где тот добрый, мягкий банковский клерк, с которым я познакомился год назад? – вздохнул оперативник. – Такой славный был человек.

– Ой, вот только не надо! – засмеялся я. – Ты приехал сюда, чтобы уговорить меня отправиться с тобой убивать колдуна. До смерти. А он тоже немного человек. Ну, может, уже и не совсем, но все же! Двойные стандарты, Коль, двойные стандарты. Узнаю стиль работы «15-К».

Промолчал гость незваный, нечем парировать.

– Убивать никого не дам, – насупилась Евгения. – Сразу предупреждаю. Только этого мне не хватало! И так по лезвию ножа ходишь.

Никак это сейчас была трогательная забота обо мне? Пусть и своеобразная. Прелесть какая!

Гудение мотора приближающейся к моему дому машины мы услышали только через полчаса, если не больше. Ну оно и понятно – пока незнакомцы вытолкали свой транспорт из промоины, пока доехали.

Шутки шутками, а мои гости вправду напряглись, это по ним хорошо видно было. Женька расстегнула наплечную кобуру, да и Николай посерьезнел. Слетела с него обычная маска расхлябанного простака, теперь за моим столом сидел боец.

По дороге за забором прошуршали шины, хлопнули дверцы, и я услышал знакомый голос:

– Слав, вроде тут.

– Вроде да. Сейчас, с бумажкой сверюсь.

Вот уж кого не ждал, так это их. И сразу вопрос – как? Как они узнали, где я? И что это за бумажка такая?

– Тут, тут, – крикнул я. – Можешь не сверяться.

– Сашка! – весело заорал Слава Раз. – А мы к тебе в гости. Открывай дверь и ставь чайник. Нам мокро и холодно!

– Знакомые? – негромко уточнил у меня Нифонтов.

– Почти родня, – усмехнулся я. – В определенном смысле.

Оба Славы были изгвазданы грязью невероятно, про машину я и не говорю.

– Сосед, – словно из-под земли возникла бабка Дарья, аккурат в тот момент, когда я обменивался рукопожатиями с незваными гостями. – Не дело это, не дело. Всю дорогу перегородили твои приятели своими машинами. Ни пройти ни проехать.

– А тебе на что дорога, старая? – неожиданно зло поинтересовался у нее обычно миролюбивый Слава Два. – Тебе вон небо нужно, а не земля. На метелку села – и вперед.

– Ишь ты! – показала свои крепкие белые зубы Дара. – Еще пара ведьмаков. Прости, не признала. И говоришь непочтительно, а я ведь тебя старше намного. Нехорошо так поступать.

– Моя бы воля, я ваше семя все спалил, чтобы и следа не осталось, – даже не подумал смущаться Слава Два. – Вот только нельзя. Договор запрещает, на твое счастье.

– Или на твое. – В тот же миг румяная, ворчливая и забавная старушка куда-то пропала, перед нами стояла истинная ведьма. Волосы, до того скрученные в узел на макушке, распустились сами по себе и сейчас висели белыми патлами, оттеняя костистое бледное лицо прирожденной убийцы. – Кабы не договор, я грядущую ночь для тебя превратила бы в вечность. Ту, в которой ждешь рассвета, понимая, что он никогда не наступит.

– Дамские романы не пробовала писать? – добродушно спросил у моей соседки Николай, опершийся на калитку и небрежно поигрывающий ножом. – Слог просто хороший и построение фразы знатное. Сейчас за такие сочинения хорошие деньги платят. Придумала бы себе псевдоним позвучнее, что-то вроде «Дарина Истинная», выложила бы его на интернет-портал и стригла купоны. Подумай, бабуля, подумай.

– Слушай, а у тебя тут не скучно, – хлопнул меня по плечу Слава Раз, не сводя, впрочем, глаз с нашей собеседницы. – Мы-то думали – глушь, скука и все такое. И как ошиблись! И ведьма у тебя имеется, и люди, уважаемые в наших узких кругах, чаи в саду гоняют. Интрига прямо!

– Иди, бабка Дарья, иди, у тебя скоро сериал начнется, – попросил соседку я. – Извини за причиненные неудобства, но ничего не поделаешь. Я не Захар, я молодой парень, у меня много друзей. Прими как данность тот факт, что они ко мне в гости ездить станут.

– Банька есть? – уточнил Слава Раз. – Очень люблю попариться!

Может, и правда баню поставить? Мне тот парень в кожанке предлагал ее возвести, причем с хорошей скидкой.

– Пока нет, – ответил я. – Вон, ремонтируюсь. Дом на ладан дышит. Но – поставлю.

– Тогда точно ездить станем, – подытожил Слава Раз. – И девок веселых с собой привозить. Терпи, мать, терпи. Такая твоя судьба.

– А еще водку ящиками! – злорадно поддержал его Слава Два. – Как нажремся, группу «Мираж» станем включать и голыми под луной танцевать! Мне «Мираж» еще с восьмидесятых нравится.

Дарья посмотрела на него, на меня, на хихикающую Женьку, плюнула нам под ноги и шустро посеменила к своему дому, на ходу собирая волосы в привычный узел.

– Не простит, – без улыбки сообщил мне Слава Два. – Я подобных старушонок знаю. Реликты, мать их так. Саш, ты в ее сторону не забывай поглядывать. Договор эта гнилая колода в прямую не нарушит, но обойти стороной в нашей жизни можно все что угодно. Так, что никто и не подкопается.

– Не любишь ты ведьм, – убирая нож, заметил Нифонтов. – Чего так?

– Личное, – холодно ответил ему ведьмак. – Есть причины.

– Твои друзья? – мотнул подбородков в сторону оперативников его друг.

Странно, но я не знаю, что ему ответить. Сказать «да»? Так это уже не совсем правда. Сказать «нет»? И это не очень верно.

Ситуация прямо как в статусе социальной сети – «все сложно».

– У нас есть кое-какое общее дело, – верно истолковав паузу, выручил меня Николай. – Довольно неприятное, в котором без помощи Александра никак не обойтись.

– Пошли во двор, – предложил я. – Чего у калитки мяться?

Родька, воспользовавшийся возникшей ситуацией для того, чтобы доесть торт, заприметил визитеров, спрыгнул со стула, вытер с мордочки остатки крема и отвесил им церемонный поклон.

– Толстый он у тебя какой, – сообщил мне Слава Два, глянув на слугу. – Ишь, ряху отъел. Ты его не гоняешь совсем, похоже.

– Зря, – поддержал его Слава Раз. – Этой публике только дай волю, они с дивана не слезут, знай в телевизор пялиться будут. И знаешь – он их разлагает. Серьезно. Мой вот недавно насмотрелся какой-то дряни и позволил себе со мной спорить. Каков наглец? Ну я его мигом определил семена перебирать, белый клевер из травяной смеси отделять. Пять ростовых мешков, сроку – сутки. И все, как рукой вольнодумство сняло.

– Нашел чем гордиться, – буркнула Женька и выкинула совершенно уж неожиданную штуку. Она Родьку по голове погладила.

Тот вздрогнул, похлопал глазами и умчался в дом.

– Слушай, прежде чем мы начнем играть в недомолвки и прочие шпионские страсти, объясни мне одну вещь, – попросил я Славу Два. – Вы меня как нашли?

– Да без особых трудностей, – отозвался тот, садясь на стул и прикладывая руки к самовару. – Вроде не остыл еще. Чаем-то напоишь?

– Несу, – пропыхтел Родька, вылетая на крыльцо и держа в лапах чашки и блюдца. – Сейчас все будет.

– Перепугался, – хохотнул Слава Раз. – Все они одинаковы. Опасается, что мы тебе сейчас насоветуем, как их брата надо на место ставить. Так ведь, слуга?

Родька промолчал настолько красноречиво, что стало ясно – опасается, да еще как!

Да, похоже, остальные ведьмаки со своими помощниками не особо либеральничают. Мне казалось, покойный Артем Сергеевич и кто-то из его предшественников, тот, что вырезал глаз у бедолаги Афони, были исключением из правил, ан нет. Это я – исключение. А хитрец Родька знай этим пользуется.

– И все же, – настырно повторил я. – Как?

– Дэн, – пояснил Слава Раз, открывая краник самовара и подставляя под парующую струйку воды чашку. – Он с Гоа вернулся.

– Понятней не стало.

– Змеи, – добавил Слава Два. – Они ему служат. Что скажет – выполняют.

А-а-а-а-а! Точно-точно, звучало что-то такое тогда в кабаке. Теперь все на свои места встало. И гадюка, что нас с Родькой так третьего дня напугала, вписалась в картину мироздания. Вот чего она тут делала и почему так на меня смотрела.

Слава богу. А то я по ночам в нужник ходить боюсь, все кажется, что она в темноте ко мне подкрадывается. Может, я от ее укуса и не помру, но радости в этом все же мало.

– Мы догадывались, что к тебе перешла сила Захара Петровича, – пояснил Слава Раз. – Ты про это не упоминал, но и тайной данный факт не назовешь. Димон примерно представлял, где тот обитал, Петрович как-то раз при нем обмолвился про сотый километр Минки. А дальше просто. Дэн призвал старших змей, дал им указание и стал ждать результата. Как только появилась ясность, мы рванули сюда.

А ведь впечатляет. Вот так запросто человека найти без всяких новомодных штук – это сильно. И Дэн этот… Не дай бог такого врага. Ему ведь никакие порчи и проклятия не нужны. Он просто пошлет змею, и та уж точно цапнет бедолагу, которого ночью понесло в «зеленый домик».

– Ребята, мы ничего не имеем против вас, – обратился Слава Два к оперативникам. – Служба есть служба, все понимаю. Но нам бы с Сашей наедине пообщаться.

– Нет проблем, – легко вскочил на ноги Николай. – Женя, уважим ведьмаков. Пошли в дом.

Мезенцева не стала спорить и последовала за ним.

– Не пойми меня неправильно, я не лезу в твои дела, но водить дружбу с этими людьми – большая глупость, – помолчав, сказал Слава Два. – Я их уважаю, они делают нужное и сложное дело. И не только я, поверь. Почти все сколько-то разумные обитатели ночной Москвы знают их в лицо и стараются не переходить им дорогу без нужды. Знаешь отчего? Мы для них не просто те, кто живет под Луной. Мы – объект наблюдения и опасный фактор.

– А иногда цель, которую надо уничтожить, – добавил Слава Раз. – Если поступит надлежащий приказ. Саш, плохая идея. Очень плохая идея. Не знаю, как там у тебя с ними и чего, но для них ты никогда не станешь своим, а у нас многие могут сделать ненужные выводы, и я сейчас имею в виду не только ведьмачий круг. Мы, конечно, ничего сегодня не видели, не сомневайся, но шила в мешке не утаишь. Если не перестанешь с ними вожжаться, то правда вылезет наружу.

– Знаю, – хмуро ответил я. – Но вот так карта легла. Завязалось все в узелок, а как его распутать, пока не знаю.

– Если узел не развязывается, его разрубают, – пожал плечами Слава Раз. – Что ты так на меня уставился? Я не об убийстве, чур тебя! Просто иногда надо говорить жестко, а не сопли на кулак мотать. Ладно, это твои дела. Мы сказали – ты услышал.

– Вообще-то мы по делу, – перехватил инициативу Слава Два. – Причем странному настолько, что самому удивительно до невозможности. Чтобы я – и ведьмам помогал? Однако же вот. Короче – тут третьего дня одну ведьму пришибли, и теперь ее коллеги по цеху на нас это пытаются повесить.

– На наших старейшин вышли, – подтвердил его друг. – Мол, долги ваши, а платим мы. Те хоть ведьм и не любят, но отчасти их правоту признали.

– Это не я, – мне вдруг стало зябко. – Вы чего?

– Знаем, что не ты, – успокоил меня Слава Два. – Если бы это твоих рук дело было, другие разговоры бы сейчас у нас здесь шли. Например, о том, где тебе лучше пару лет отсидеться, пока волна не спадет. И как тебя в это место доставить, избежав пристального внимания ряда лиц, заинтересованных в том, чтобы тебя препарировать.

– Ведьму порешил какой-то дурень-человек, – пояснил его друг. – Из молодых да ранних. Налакался крови и вразнос пошел, такое иногда случается. И вот тут есть одно «но». Этот тип отчего-то хочет убить именно тебя. И еще – Олега. Вот только наш шумный и беспокойный Муромцев смылся в такую даль, что до него запросто не дотянешься, а ты – рядышком. И тебе, выходит, придется решать эту проблему.

– Дурень-то этот кровосос дурень, но кое-какие мозги у него остались, – усмехнулся Слава Два. – Поняв, что так просто тебя не отыскать, он отловил пару ведьм в парке неподалеку от твоего дома, изложил им свои требования, назвав, заметим, ваши имена, а после вырвал сердце одной из них, в целях демонстрации серьезности своих намерений. Эти двое, как назло, оказались не одиночками, и входят в один из московских ковенов. Их мало, но они есть. Парочка эта мелкая шушера, верховным ведьмам на них плевать, но раз есть возможность насолить нашему брату, как от подобной радости отказаться?

– Мы все пытались объяснить старшим, что предъявлять к тебе претензии глупо, – виновато произнес Слава Раз. – Мол, ты до сих пор не в круге, и убивать никого не убивал, скорее всего, попав под раздачу случайно. Вот хоть ты глаз мне выдави, чую я в этом тухлом деле лапу Олега.

– Точно, – подтвердил его напарник. – Сам в «блудняк» влез, тебя втравил и слинял. Его стиль.

– Только все впустую. Претензия обоснованна, ведьмы в своем праве, так что тебе, Саша, и разбираться с полусумасшедшим гаденышем. Так решили старейшины.

– Но не это самое поганое, – поморщился Слава Два. – Нам запрещено тебе помогать. Мы и орали, и ногами топали, но деды наши уперлись как бараны. Мол – вот ему испытание, если пройдет, то в Час Полнолуния станет одним из нас. Не подкопаешься, есть у нас такая традиция, с давних времен. Правда, ее не очень-то соблюдают последние лет двести, но формально…

– Короче, мы тебе теперь даже нелегально пособить не сможем, – вздохнул его друг. – Испытание – оно такое испытание. Кто его знает, чем такая помощь потом аукнуться может? Не нам. Тебе.

– В общем, тебе нужно этого колдунчика найти и завалить, – добавил Слава Два. – Ведьмы желают голову того, кто грохнул их товарку. Кстати – голова им нужна в буквальном смысле, отделенная от тела, и чем быстрее, тем лучше. Тем более что искать особо и не нужно, вторая ведьма, та что уцелела, след душегуба как собака розыскная возьмет. Он ее изрядно напугал, а их племя такое не прощает. Насколько я понял, она как-то умудрилась на него заклятие метки кинуть, и теперь везде отыщет.

– Работать с ведьмой в паре неприятно, но придется, – развел руками Слава Раз. – Главное, как закончишь, спиной к ней не поворачивайся, с этой дряни станется и тебя рядом с колдунчиком положить. Доказывай потом, что это не он тебя прибил. Да и тебе с тех доказательств ни жарко, ни холодно уже будет.

– А Олегу мы после бубну выбьем как следует, не сомневайся. Совсем совесть потерял.

Это, конечно, здорово, но до «после» еще дожить надо.

И ведь что характерно – снова все вышло так, как хотел Нифонтов. Я же не собирался с ним ехать и отделу помогать. Теперь же получается, что это не я им, а они мне нужны. Особенно в разрезе слов Славы о том, что компанию мне ведьма составит.

Вот как так?

– Надо, Саша, – мягко сообщил мне Слава Два. – Правда надо. Ведьмаку без круга долго не пробегать, наша сила отчасти зависит и от него. Ходят разные слухи, почему все так обстоит, и многим из них веры нет, но лично я точно знаю одно – одиночки очень быстро находят смерть. Это – факт, против которого не попрешь.

– Надо – значит надо, – пробормотал я. – Ладно, вы чай пейте, а я в дом схожу.

– Хорошая у тебя компания подбирается, – хрустнул печенькой Слава Раз. – Ведьмак, ведьма и гончие псы из «15-К». Прямо как в голливудском боевике! Неудержимые, блин.

Сообразил. Умный.

И Нифонтов туда же. Он сидел в кресле, закинув ногу на ногу, и выражение лица у него такое было, что сразу стало ясно – догадался о чем-то. Или подслушал наш разговор невесть каким образом.

– Ну, как беседа с коллегами? – с невыразимой сладостью осведомился оперативник у меня. – Надеюсь, хорошие новости?

– Терпимые, – с достоинством ответил ему я. – Завтра в Москву возвращаюсь.

– Ведьмы таки добрались до патриархов, – удовлетворенно констатировал Николай. – И те в результате решили все скинуть на твои плечи. Ведь так?

– Скажи, ты ведь про то, что все именно так сложится, знал еще тогда, когда ко мне ехать собирался?

– Я? Нет, – покачал головой Нифонтов. – А вот Олег Георгиевич – да, он опытней и умнее, потому и отправил нас сюда. Саш, наши цели совпадают, просто признай это – и все.

– Ведьму тебе в нагрузку прицепили? – спросила Женька, стоящая у печи.

– Прицепили, – вздохнул я.

– Отлично, – качнул ногой оперативник. – Она найдет злодея, а дальше дело техники. Не печалься, ведьмак, тебе даже ничего делать не придется. Мы все сами устроим лучшим образом.

– Ведьме нужна будет голова этого душегуба, – пробурчал я. – Такое у них условие.

– Наверное, в могилу товарки положить ее хотят, – сообщил мне Нифонтов. – Есть у них такая старая традиция, идет еще чуть ли не с той поры, когда люди в пещерах жили. Чтобы, значит, убийца ей в том мире ноги мыл и воду пил. Хотя, может, и нет. Может, для ритуалов каких приберечь надумали.

– Жесть какая, – передернулась Женька. – Я смотреть на то, как бошку от тела отпиливать станут, не хочу!

– А тебя никто и не заставляет, – сообщил ей старший товарищ. – Мы этого упыря грохнем и пойдем себе оттуда. Нам важен факт того, что злодей мертв, этого достаточно. Ну и еще осознание, что человек, которого мы считаем другом, пусть он даже и думает о нас плохо, теперь в полном порядке. Что, Саша Смолин, поработаем еще разок вместе?

Он встал и протянул мне руку. И я ее пожал.

Выбора все равно нет.

Но какой же Николай все-таки… Нет у меня подходящего слова в лексиконе. И при этом – ведь не подкопаешься к нему.

Хочешь – не хочешь, а зауважаешь. Так ситуацию постоянно выкручивать в свою пользу, это даже не талант нужен, а дар божий.

Про то, как я всю эту дружную компанию устраивал на ночлег, рассказывать не стану. Полезных метров у меня в доме маловато, а народу прибыло немало, но кое-как разместились все. Причем ведьмаки, против моих опасений, вполне себе поладили с оперативниками, более того, завязалась дружеская беседа с шуточками и прибауточками, затянувшаяся за полночь. И это при том, что решено было выезжать поутру, не дожидаясь «пробок», которые неизбежны в предпоследний день майских праздников. Не все уезжают с дач прямо накануне начала рабочих будней, многие сваливают на день раньше, чтобы доехать быстро и с ветерком. Зачастую таких умников настолько много, что заторы на пригородных шоссе ужасают своей длиной.

Родька растолкал меня, как ему и было велено, в районе семи утра. Есть у моего помогайки такая полезная функция, как «будильник», и сбоя она не дает. Но не в этот раз, рассудил я, глядя на то место, где спали Славы. Оно было пусто. Поверить в то, что эта парочка встала раньше меня, я отчего-то не мог.

Сверился с часами. Семь.

– А где? – спросил я у Родьки, который в этот момент сладко, по-кошачьи зевнул, прикрыв рот лапкой и показал на пустые матрасы ведьмаков. – Не знаешь?

– Во двор пошли, – с готовностью ответил слуга. – Час как.

И правда, Славы обнаружились именно там. В данный момент они копались под одной из яблонь, сыпали ей под корни какой-то порошок серебристого цвета и что-то приговаривали.

– А, Сашка, – заметил меня Слава Раз, вставая на ноги и отряхивая руки. – Слушай, хорошая у тебя земля, отдохнувшая. В этот год непременно надо ее занять делом, а то разленится совсем.

– Мы тут тебе набросали, что где сажать, – показал мне исчерканный ручкой лист бумаги Слава Два. – Все по этим рекомендациям делай, и урожай соберешь хороший.

– И деревья мы подлечили, – погладил яблоню по стволу его приятель. – Не ухаживали за ними давно, вот и завелась под корой живность в избытке. А у этой в корнях одна пакость засела, еще год-два и все, пилить бы ее пришлось. Но теперь все, вывели мы этого паразита. Плодов, правда, в этот год от нее не жди, дереву отдохнуть надо. Они же как люди. Вылечился – восстановись.

Хлопнула входная дверь, на крыльцо вылез взъерошенный Антип и поклонился ведьмакам в пояс. Да еще и меня за майку дернул, мол, давай, хозяин, не отставай.

– Спасибо, парни, – решил отделаться я только словами. – Надо засеять – засею.

– И не тяни, – подошел ко мне Слава Два. – Май короток, чуть промедлишь – и ушло время. Осень в этом году ранняя будет, это я тебе уже сейчас могу обещать.

– Да ладно, – не поверил я.

– Земля – это наше все, мы ей служим, как можем, потому всегда знаем, что, когда и как. Правда, это здорово снижает нашу ценность в качестве боевых единиц, потому что больше мы ни в чем толком не разбираемся. Да ты и сам, наверное, это понял там, в зернохранилище.

– Даже не задумывался. Да там я сам, уж на что к нежити привычен, чуть коня не двинул. А ведьма? Ты вчера с ней чуть ли не в драку полез.

– Ведьмы. – У Славы Два дернулась щека. – Это отдельный разговор.

Он явно не стремился беседовать со мной на эту тему, и я не стал ни на чем настаивать. У каждого из нас есть свой скелет в шкафу. Захочет – потом поведает мне эту историю. Не захочет – и не надо.

– Приглядывай за садом, – попросил Слава Раз Антипа. – Хозяин твой, сам знаешь, шебутной, у него что ни день, то приключение. На тебя вся надежда.

Домовой вновь отвесил глубокий поклон, бородой чуть крыльцо не подмел.

Надо будет семян купить в «ОБИ» или в «Леруа» и сделать, как ребята сказали. А почему нет? Вот только где на это все времени взять? Даже здесь, вдали от города, я все, что задумал, не выполнил. На реку к русалкам так и не сходил, хоть и собирался. Но это ладно, после круга я все равно сюда наведаюсь, тогда и навещу речных дев, вручу им подарки. Как раз русальная неделя будет. Может, еще чего интересное увижу.

Сборы были недолги, и уже часов в девять мы отправились в путь. Перед отъездом я наказал Антипу приглядывать за рабочими, подумав о том, что стоит, пожалуй, купить ему немудрящий телефон. Пусть будет, на всякий случай. Понятное дело, что дремучая приверженность к старым традициям заставит его топорщить бороду и бубнить о том, что эдакую срамоту он и в лапу не возьмет, но это все наносное. Если припечет – позвонит, никуда не денется. Главное – объяснить, что к чему, так, чтобы он запомнил. Записывать смысла нет, неграмотный мой домовой.

А может, нарисовать?

Вышла проводить нас и бабка Дарья. Насмешливо щурилась, стоя у своего дома и даже помахала рукой на прощание. Мол – катись отсюда, ведьмак, и друзей своих забирай.

Стоило только мне в машине вставить аккумулятор в телефон, как он практически сразу зазвонил. Естественно, на экране высветилась до боли родная фамилия.

Спасибо тебе, оператор сотовой связи, за сообщение о том, что данный абонент снова находится в сети. Кому удобство, кому головная боль.

– Да, Ольга Михайловна, – произнес я, не обращая внимания на фырканье Мезенцевой.

– Куда пропал, дружочек мой? – почти пропела в трубку женщина. – Не скажу, что с ног сбились, тебя разыскивая, но профессиональная гордость Геннадия задета. Чтобы он искал и не нашел?

– Плохо искал, – не стал выгораживать ее сотрудника я. – Кому надо, те на след напали. Стало быть, не так он и хорош.

– Мне передать ему твои слова?

– Да как-то все равно, – не покривил душой я. – Дело ваше.

– И о деле. – Голос женщины приобрел немного другие интонации. – Есть, чем меня порадовать?

– Пока нет. Но скоро, полагаю, мне будет, что вам рассказать. В любом случае, можете спать спокойно. Того, кто доставил неприятности вам и Павлу Николаевичу, вряд в данный момент интересует вопрос продолжения банкета. У него другие планы и цели. За это поручусь.

– Спасибо, – поблагодарила меня Ряжская. – Новости отличные. Вот только один момент хотелось бы прояснить. Выходит, ты знаешь кто это? Так почему мне неизвестно имя и местонахождение данного человека? Если не ошибаюсь, именно об этом и шла речь.

– Если не знаете, значит, вам оно ни к чему, – отозвался я.

– Это ты так решил?

– Именно. – На душе у меня внезапно стало легко и светло, как когда в душной накуренной комнате открываешь форточку и в нее врывается порыв зимнего ветра, неся с собой свежесть и прохладу. – Вы знаете ровно столько, сколько нужно. Так есть и так будет впредь. Если вас не устраивает подобное положение вещей, то это ваши проблемы, а не мои.

Нифонтов, сидящий за рулем, показал мне большой палец левой руки, выражая тем самым полное согласие с тем, что услышал.

– Н-да, – помолчав с полминуты, непонятным тоном произнесла Ряжская. – Надо что-то сказать, а что именно – не знаю. Потому лучше промолчу.

И в трубке раздались гудки.

– Ни фига ты с ней не спал! – внезапно заявила мне Мезенцева. – Врун!

Как будто я это утверждал! Сама придумала, сама поверила, сама обиделась. Я вообще ничего не делал.

– Как страшно жить, – вздохнул Николай. – Знаешь, Саш, почему я всегда сажаю ее рядом с собой в машине? Боюсь за спиной держать. Кто знает, что ей придет в голову? Хорошо, если уснуть. А вдруг ей захочется мне в шею ручку воткнуть? Просто чтобы посмотреть – пройдет она насквозь или нет?

– Хм, – призадумалась Мезенцева и уставилась на его шею.

Меня довезли до дома, причем машина Слав составила нам компанию.

– Короче, – уже у подъезда, перед прощанием, явно смущаясь, произнес Слава Два. – Вот тебе визитка, держи. Это ведьма, та самая, которая тебя на след наведет. Звони смело, пока вы эту пакость на ноль не помножили, ждать от нее подстав не стоит. До той поры она твой верный союзник. Но после – держи ушки на макушке, не верь ни единому ее слову, и самое главное – не поворачивайся к ней спиной.

– Ты говорил уже, – напомнил ему я, изучая карточку, на которой красовались ножницы, скрещенные с расческой, и надпись: «Воронецкая Стелла Аркадьевна, директор салона красоты «Стелла».

Вот так и ходи в парикмахерские, стригись, не подозревая даже, что у них за директор.

– И еще раз повторю – это ведьма. Им верить вообще нельзя.

Интересно, насколько дискомфортно сейчас Нифонтову? С учетом того, кем является его избранница, должно быть, не очень.

– Без меня на встречу не ходи, – буднично предупредил меня оперативник. – Это в твоих интересах.

– Спалите вы его, – криво улыбнулся Слава Раз. – Все ведь узнают, что он с вами вожжается, и после вони будет от отдельных личностей немало. Всем достанется – и ему, и вам…

– Тебе все равно? – спросил у меня Нифонтов, получил подтверждение в виде кивка и ответил Славе: – Ну вот. Если ему все равно, то до остальных мне и дела нет.

А мне правда по барабану. Серьезно. Я еще вчера об этом думал, после разговора со Славами. Вот какое мне дело до мнения тех, кого я даже не знаю? Что до перспективы… Да пошла она. В мире Ночи каждый сам за себя, что-что, а эту мудрость Хозяин Кладбища в меня вколотил намертво.

И еще – мне до смерти надоело быть для всех хорошим. Не в смысле – положительным, а… Ну, чтобы никто плохо не думал, зла не таил, лишний донос руководству не сделал. Это все осталось там, в банке. Тут другие правила. И играть надо по-другому, без оглядки на корпоративные ценности мира Дня.

– Может, ты и прав, – признал Слава Раз и протянул мне руку. – Ну все, давай. Если чего – звони.

И все разъехались. Сначала ведьмаки, а следом за ними и оперативники. Причем Евгения успела сбегать в подъезд и проверить, не подстерегает ли меня там злодей. Шустро так, я даже и не заметил когда.

Злодей и правда меня не ждал, но зато, когда я уже проворачивал ключ в замке, сверху раздался веселый и бодрый голос:

– Смолин! А я гадаю – куда ты пропал?


Глава семнадцатая | Час полнолуния | Глава девятнадцатая







Loading...