home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 16

Дым хмурился и щурил огненные глаза. Ему мои вопросы совсем не нравились. Как и то, что я его вызвала. Сразу после ужина, отказавшись от того, чтобы близнецы меня провожали.

– Я знаю, что ты здесь! – упрямо повторила несколько раз, после того как бывший хранитель не появился. Хотя я очень просила. Пришлось перейти в ультимативную форму.

– Сумрачным не понравится, что ты меня игнорируешь.

Воздух рядом со мной колыхнулся, и монстр вышел. Оскалился, показывая, как ему такое обращение не нравится.

– Ты очень странная Тень. Уже давно должна была с сумраком работать, а ты о нем вспомнила, только чтобы меня запугать. Оно-то, конечно, понятно, что в нынешнее время подобные тебе под запретом. Да не дело это – от сути своей прятаться.

– А ты мне объясни, почему я – Тень, может, и начну к сумраку обращаться, – налетела на бывшего хранителя.

Он наклонился ко мне и с прищуром заглянул в глаза.

– Так Тень ты и есть! Душа твоя Хаосу принадлежит. Такие, как ты, в сумрак могут входить и с поглощенными связываться, потому ты Тень.

– Сумрак? Но… – Задумалась. – Я ни разу не чувствовала в себе Хаос.

– Его и невозможно чувствовать, ты сама часть Хаоса, – назидательно произнес монстр. – Он тебя создал, как и все находящееся в мире.

– Стоп! – Я пересела на кровать и, поджав под себя ноги, устроилась поудобнее. – С этого момента подробнее.

Дым подплыл, уселся напротив. Благо его тушка была туманной, иначе моя койка несомненно продавилась бы до самого пола.

– Ранее был Хаос. Он создал первый мир, и было все в нем едино. Посмотрел Хаос на мир и понял, что он сер. Тогда он разделил Свет и Тьму этого мира. И тот преобразился. Хаос создал людей, чтобы те благословляли и своими эмоциями радовали Свет и Тьму. Хаосу очень понравилось созданное. Он поручил Свету и Тьме присматривать за их миром. А сам поплыл по вселенной создавать новые миры. Прошло много времени совместного царствования Света и Тьмы. Но все когда-то заканчивается. Свет и Тьма – каждый старался перетянуть ветвь первенства на себя. Началось великое противостояние. Свет и Тьма создали стихии и наградили ими тех, кто им поклонялся. Мир наш окутали алые закаты. Маги Тьмы казнили и уничтожали приверженцев Света. А светлые стали охотиться на служителей Тьмы. Мир потонул в крови. Тогда самые древние жрецы, увидев, какие бесчинства начали твориться в мире, попросили Свет и Тьму успокоиться, и пусть будет равновесие сил. Свет дал свое согласие, устав от многолетней борьбы и уже желая мира. А вот Тьма не согласилась. Она желала сама властвовать во всех мирах и заместить самого Хаоса. Стать единственной владычицей. Узнав об этом, жрецы взмолились Хаосу. И он их услышал. Хаос вернулся в наш мир. Свет пал пред ним на колени, моля о прощении, Тьма же, собрав с собою сильнейших магов, ринулась в бой. Недолгим тот был. Но, даже находясь скованной, Тьма порывалась уничтожить Хаоса. И тогда тот сказал: «Ты желаешь властвовать и быть единой владычицей мира. Пусть будет так. И будешь в нем только ты!»

Был создан мир, пустынный и мрачный. Без лесов и рек, без животных и людей. Только Тьма и те, кто ей тогда поклонялся. И стал тот мир темницей Тьмы. Приверженцев ее Хаос обратил в жутких тварей и отправил следом. Был заперт мир тот на семь врат. Перед последними вратами поставлен страж, сильнейший зверь вселенной. Жрецов Хаос наградил частицей себя, дал им сил ходить в мире и в сумраке, чтобы могли противостоять любому, будь то Свет или Тьма. Имя им нарекли Тени. Наказано было Теням стоять на страже вместе со зверем. Пока они едины, не проникнуть Тьме и ее тварям в наш мир.

Много веков прошло. Тьма грызет врата. Уже слышен у них стук ее зубов. Но не пропустит ее страж. Снова прогонит в мертвую пустыню. Так будет до тех пор, пока есть в нашем мире хотя бы одна Тень Хаоса.

– А если ее не будет? – спросила напряженно.

Дым вздохнул.

– Пока существует хоть одна Тень, страж чувствует это. Но как только последняя Тень падет, страж погибнет. Ибо они связны. Некому будет взывать к Хаосу, врата останутся без охраны и Тьма выйдет.

– Ого, – тихо прошептала я. – То есть служители Хаоса не прислужники Тьмы?

Дым мрачно усмехнулся.

– Историю пишут победители. И тому, кто написал историю Хаоса, очень выгодно, чтобы у него не осталось ни одного приверженца. И чтобы даже те, в ком зародилась искра его, гасили ее в себе.

– А во мне эта искра есть? – хоть и знала ответ, но спросила.

– Есть, – согласно кивнул Дым. – Иначе как ты поглощенную тварь из мира сумрачного вызвала. Ни один маг этого не может. Только тот, кто имеет возможность обращаться к сумраку. Ты смогла. А значит, ты – Тень.

Я, слушая монстра, задумчиво перебирала складки платья.

Если я Тень, значит, служительница Хаоса. И если все верно, что говорил Дым, то и ректор с деканом это поняли. Вот почему они выпроводили меня из ректорской.

– Но я работаю только с огнем! – Сомнения все же были.

– Удачно? – с усмешкой поинтересовался Дым.

– Не очень, – призналась честно.

– Потому что ты – Тень, – довольно протянул монстр.

Я облокотилась о спинку кровати.

– Всем стихиям в академии учат, но я ни разу не слышала ни одной лекции о Хаосе.

Дым кивнул.

– Запрещено. Все уничтожили.

Печально посмотрела на монстра.

– Как я могу научиться пользоваться магией Хаоса, если даже учить некому и не по чему.

Монстр взлетел вверх, проплыл по воздуху, завис над моей головой серым облачком.

– А ты хочешь научиться пользоваться Хаосом? Согласна признать себя его служительницей и навсегда стать изгоем?

Я задумалась. Признать себя служительницей и стать изгоем. А разве сейчас я не изгой? По пальцам руки могу пересчитать тех, кто со мной общается, не морщась и не вытирая после пожатия руку. Если вообще мне ее подал.

Но если Дым ошибается, и основная магия во мне огонь?

Морда монстра, замершая напротив меня, распылалась в язвительной зверской усмешке.

– Так я и думал. Ты не твоя мать. Я говорил сумрачным, ты чужая, хоть и Тень. Ты не способна стать истинной служительницей Хаоса.

Я хотела сказать, что мне просто нужно время для раздумья и решения. Меня уже не слушали.

Монстр, словно чеширский кот, расплылся в воздухе. Последней пропала язвительная клыкастая усмешка, презрительно кинув мне в лицо серыми снежинками.

Только с его исчезновением вспомнила, что так и не спросила, какую сумрачную тварь я вызвала и куда ее дел декан. Повторно вызывать бывшего хранителя мне совсем не хотелось.

Я поднялась и прошла к шкафу. Внимательно посмотрела на себя. Ничем не выдающаяся девушка. За время, пока находилась в этом мире, изменилась. Заметно похудела, в то же время набрала мышечную массу. Еще бы, ежедневные пробежки вокруг академии и физические тренировки кому угодно подтянут тело.

Но помимо этого изменилось само лицо. Я уже давно не пользовалась косметикой. Не то чтобы здесь ею никто не пользовался. Просто я, единожды выйдя в город, зашла в местную лавку и узнала цены. Моей стипендии хватило бы на полкоробочки крема. Небольшой, граммов на десять. Я с сожалением помялась у лавки, сжав в руке монеты, и направилась назад в академию. С тех пор в город я больше не выходила. Вещей, собранных тетушкой, мне хватало. Ворчливая старушка из канцелярии принесла форму, подогнанную под меня, со сменкой.

– Пришлось самой все подшить. Неплохо вышло! Ты храни оба комплекта. Другую до игр не выдам. Только волю дай – все испоганите да перервете! – хмурилась она, смотря на меня, примерявшую форму. – Ладная фигурка. Только тощая. И как тебя в боевики взяли? Хотя, смотрю, ты меняешься. Глядишь, и правда что путное из тебя сделают. Не то что эти некромантки. Тьфу, нечистые. Вспомнятся же вертихвостки!

Сейчас я смотрела на себя в зеркало. Волосы затянуты в тугой хвост и свернуты на макушке так, чтобы враг не мог зацепить. После первого раза, когда меня за них мордой по полигону протащили, очень хорошо усвоила, что это отнюдь не дань бойцовской моде. Теперь я так постоянно ходила.

Я подошла ближе к зеркалу, всматриваясь в свои, но казалось, чужие очертания. Острые скулы и нос. Глаза блестящие, ярко выделяющиеся на бледной коже, они стали неестественного серого цвета. Темно-серого, словно пасмурное небо. И если всматриваться… Я застыла, не сводя со своего отражения взора. Слишком пристального. Казалось, уже и не я на себя смотрю, а отражение смотрит на меня. Чужими глазами. Темными. Не моими. Позади дымка. Темнеющая. Вот она обретает некий образ. Я всматриваюсь в чужую себя. В силуэт за мной. Сердце стучит сильнее. Это точно не я… Это…

Стук в дверь. Отражение тут же изменилось. В нем снова я. Заметно похудевшая, бледная, с пугающим блеском в глазах.

Некие странные воспоминания, едва начавшие выплывать, ускользнули в темноту сознания.

Не дожидаясь, пока отвечу, в комнату ввалились близнецы.

«Здрасте, давно не виделись, и часа с ужина не прошло».

– Ты видела? – начал Расс. По-хозяйски прошел по комнате и развалился на кровати. Я прошла и села рядом, понимая, что сейчас понесется просто вихревый поток слов.

– Расписание семестровых игр вывесили, – подтверждая мою теорию, произнес Расс и, оглянувшись в поисках места приземления, уселся на стул.

– Наши через неделю, – растягивая слова, проговорил Росс.

– А ты все еще со своей стихией не сладила. – Расс.

– Завалишь игры, на испытания не допустят.

– Причем весь состав группы.

– Декан всех сожрет.

– И не подавится.

Я сдержала тяжелый вздох.

– Но у нас-то есть идея! – Росс приподнялся на локтях, хитро мне подмигнул.

– Давай мы тебя подтянем! – расплылся в улыбке Расс.

Я усмехнулась. Знали бы они, что меня уже пытается декан подтянуть. И пока наши дела двигаются медленно. А уж у того силенок-то побольше будет. Правда, я себя в его присутствии совсем растерянной ощущаю. И как ни пытаюсь бороться, но все чаще замечаю, что при появлении высшего магистра не просто оторопь берет, я начинаю заикаться и забываю все, что учила. Я это списывала на свой страх перед высшим магистром. Его это сердило, он хмурился, на меня взирал темнеющими глазами, и я напрочь терялась. Шептала не те заклятия, руки тряслись, неправильно вырисовывая магические символы.

– Запорете. Точно, всю командную работу вы мне запорете. Не смотрите на меня, как овечка на заклании. – Он вглядывался в мое лицо. Слишком пристально и внимательно. – Повторите еще раз только что произнесенное заклятие.

Я повторяла. Еще и еще. Упорно шептала заклинания, но по коже шел озноб от ужаса, что сейчас сделаю что-то не так и декан будет снова разозлен. На этой мысли и сбивалась.

И так каждую ночь. Так что предложение близнецов мне даже понравилось. Может, я не стану так теряться и все же выйдет какой толк?

– Подтягивайте!

– Одевайся! – вскочил со стула Расс.

– Собирайся, – добавил, поднимаясь, Росс.

– Идем на полигон.

– Там ты никого не сожжешь.

Я довольно кивнула. Мне не помешает практика без пристального надзора декана.

Встала и направилась к шкафу.

Близнецы понятливо переглянулись и выскочили из комнаты, позволяя мне переодеться в бойцовскую форму.



Глава 15 | Невеста поневоле, или Обрученная проклятием | Глава 17







Loading...