home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 22

– Миа, ты идешь?

Я подавилась. Взгляды всех, кто сидел в столовой, устремились на меня. Есть я, конечно, сразу перехотела.

– Что это значит, Миа? – напряженно спросил Росс. Его брат уныло уставился в тарелку. – Расс, в чем дело, спрашиваю? Вы оба после вчерашнего вчера ни словом не обмолвились. Что произошло? Тебя сегодня прямо с зачета в ректорат вызвали. Объяснитесь.

– Тебе Расс все расскажет, – вздохнула, вставая из-за стола.

Почти одновременно со мной вскочила со своего места Лэйка, кинулась к Ньюту.

– Дорогой, ты за мной?

Староста удостоил некромантку равнодушным взглядом.

– Ты же слышала, я за Мией.

Лэйка остановилась, так и не дойдя до парня. Медленно повернулась ко мне.

– Ты! – прошипела голосом, дающим понять, что злейшего врага и искать больше не нужно.

Я подошла к Ньюту.

– Готова? – спросил староста.

Кивнула.

– Стоять! – рявкнула Лэйка, когда мы направились к выходу из столовой.

Ньют даже ухом не повел. Я в последнюю очередь переживала за исходящую злостью некромантку. Мы спокойно вышли и уже свернули на аллею, когда нас догнало клокочущее яростью:

– Ты не смеешь просто так уходить, Ньют! Ты со мной!

Староста остановился. Деревья отражали тень на его лице, но от меня не укрылось безразличие, с которым он посмотрел на догоняющую нас девушку.

– Я устал от тебя, Лэйка, – произнес Ньют отчужденно и глухо, когда некромантка приблизилась к нам. – Надоела. Твои заходы и истерики. Пойми наконец, что мир не вокруг тебя вертится. И хватит уже распускать сплетни. Я не желал тебя, ты сама придумала эту историю. И про сплетение наших стихий, и о нашем будущем. Ты хотела, чтобы я занимался с тобой боевым искусством, я это делал. В кровать ко мне тебя насильно никто не тянул. Какой парень откажется от красивой девчонки, которая сама раздвигает перед ним ноги.

Слова Ньюта прозвучали настолько вызывающе грубо, что даже я поежилась.

Лэйка стала похожа на смерть. Губы побелели. Напряженно оглянулась, с тоской смотря по сторонам. Нет ли еще свидетелей ее позора. На аллее никого, кроме нас, не было. Да и кто рискнет вмешиваться в личные дела некромантки и самого старосты боевиков? Поостерегутся. Лучше потом, по сплетням и слухам обсуждать будут.

Девушке понадобилось немного времени, чтобы взять себя в руки. Она гордо вскинула голову и презрительно скривила губы.

– Теперь понятно, почему ты перестал меня приглашать. Потянуло на экзотику. Зверушка куда интереснее.

Глаза Ньюта полыхнули алым. Я не слышала, чтобы он вслух произнес хоть одно заклинание, но Лэйка вскрикнула, порывисто отворачиваясь. В воздухе запахло паленым. Когда она повернулась, то на щеке красовался ожог.

Девушка быстро заморгала, на глазах появились слезы.

– Никогда не называй Мию зверушкой, – проговорил Ньют медленно и зловеще. – Так называть ее могу только я. Если это и зверушка – то моя. А ты иди. Тебя Росс ждет. Я смотрю, вы с ним сблизились.

Лэйка выпрямилась. На губах появилась тень улыбки.

– Ты ревнуешь меня к нему. Признайся, Ньют. Ты все еще меня ревнуешь?

– Я насмехаюсь, – отрезал староста со спокойным презрением.

Улыбка дрогнула, опустились вниз уголки губ, придавая лицу неприятное выражение.

– Сволочь.

– Уходи, Лэйка. Не выводи. Хуже будет.

Я с жалостью смотрела, как девушка отступила на несколько шагов, потом порывисто повернулась и бегом устремилась по аллее.

– Зачем ты с ней так? – спросила тихо. Какой бы ни была Лэйка, Ньют поступил жестоко. Он смерил меня изучающим взглядом. Отвернулся.

– Заслужила, – ответил коротко и, снова схватив меня за руку, потянул к полигону.

***

Поздний осенний вечер. Прохладный, с запахом жухлой травы и влажной земли. Осень в Мэрионе странная, не как у нас. И месяца они считают по-другому. Начинается осень, если смотреть по нашему исчислению, в середине октября, заканчивается с приходом первого снега, что бывает к концу декабря. Как я поняла, изучая географию, сами смены времен года происходят резко и необычно. Мне предстояло это только увидеть. Вечер был на удивление теплый, и если убрать запах осени, то иногда в легких струях воздуха можно было учуять предстоящий холод. В моем мире так пахло перед снегом. И всегда у меня это воспринималось с какой-то благодатью и успокоением в душе. Будучи в своем мире, я любила такую поздне-осеннюю погоду. Здесь и сейчас, после того как я не единожды влипла лицом в землю и наглоталась прелой, жухлой листвы, благодать в душе не поселялась. Руки в ссадинах, локти и колени сбиты, форма все же порвалась. С тоской подумала, что нужно будет теперь ее зашивать. Ведь новую мне обещали только в следующем семестре. А запасную я хранила для игр. Некрасиво будет, если в рваной на главный экзамен семестра приду.

Сплюнула очередной ком земли и поднялась. Руки дрожали. Ноги с трудом держали.

– Блок! – хмуро выкрикнул Ньют и, не позволяя мне очухаться, выпустил в меня очередной огненный фаер. Я вывернулась, снова упала на землю, уже не в состоянии ставить блоки. На занятиях с деканом я боялась сказать что-то неправильно, от этого забывала заклятия, со старостой я попросту не успевала их вспомнить. Действия его были быстры, атаки яростны.

– Самое главное для тебя – научиться отражать магию и защищать себя, – спокойно пояснял Ньют, поднимая меня. – Если не можешь вспомнить нападение или боевое заклятие – не беда. А вот если не сумеешь защититься, то, увы… Ты блоки и щиты должна уметь ставить даже сквозь сон. Даже если едва дышишь.

Я внимала.

Староста поставил меня на ноги и вытер лицо ладонью. Усмехнулся.

– А ты упертая.

– Говорил уже, – прохрипела сквозь разбитую губу.

Он улыбнулся. Поправил мне рубаху, прикрывая распахнутую грудь.

– Завтра пояс широкий повяжи. Я же нормальный парень, и реакция на женские прелести у меня тоже нормальная.

Я едва стояла на ногах и настолько выбилась из сил, что пропустила намеки Ньюта мимо ушей. Он отряхнул мне колени.

– Зато есть явный сдвиг, ты научилась падать и уворачиваться от фаерболов.

Посмотрела на старосту устало. Он не насмехался, лицо было серьезное.

– Ну да, – выдавила чуть слышно.

– Идем. – Ньют помог мне передвигаться.

Я, тяжело переступая, шла, тяжело облокачиваясь о его руку.

Буду честной, заниматься с Ньютом оказалось куда труднее, чем с деканом. Того я просто боялась и забывала заклятия. Но он был более лоялен ко мне, не бил, не запускал в меня льдом, огнем и всем остальным. Ньют же оторвался на мне по полной. Казалось, он задался мыслью выбить из меня дух или в одночасье сделать бойца.

– А куда мы идем? – Обратила внимание, что прошли мимо здания нашего факультета.

– У меня друг на лекарском. Нужно тебя немного подлечить, – спокойно отозвался Ньют. Ого, о моем здравии беспокоится.

Спорить я не стала. Полечить меня и правда нужно было.

Друг выпучил глаза, увидев меня, и ошалело произнес:

– Вы обалдели? Ньют, ты что, ее убивал?

– Немного не добил, – без тени сарказма ответила вместо старосты. – Вот еще бы чуть-чуть…

– Помолчи, – выдохнул Ньют, непонятно к кому обращаясь, ко мне или другу. – Кит, подлечи девочку.

Парень, названный Китом, бросился вглубь комнаты. Мы вошли следом. Достал из комода несколько тюбиков.

Ньют принял все. Повернулся ко мне, посаженой на стул.

– Помочь?

Я, хоть и едва жива была, поднялась, взяла из рук парня тюбики.

– Сама справлюсь.

Не хватало еще, чтобы меня Ньют мазал.

– Выйдите.

Парни переглянулись.

– Ну ты и наглая, – протянул Кит. – Это, вообще-то, моя комната.

Получил затрещину от старосты и выскочил, больше не проронив ни слова. Ньют вышел следом.

Я скинула с себя одежду. Осторожно пальцами выдавила мазь из тюбика и начала наносить на раны и порезы тонким слоем. Мазь оказалась мягкая и прохладная. Правда, немного щипало губу, когда мазала. Зато болевые ощущения практически прошли. Посмотрела на себя в зеркало шкафа. Под глазом синяк. Его намазала гуще. Колени и локти. Боль отпускала. Жаль, чудодейственная мазь не снимала усталость. С трудом и неохотой снова облачилась в пыльную форму и вышла из комнаты.

– Спасибо, – буркнула Киту. – Я мазь на столе оставила. – Помолчала и добавила: – Хорошая мазь.

Вздохнула, вспоминая, что у меня еще занятия с деканом, и, кажется, я у него ни одного заклятия не произнесу. Потому что на ходу отключаться буду.

Ньют подхватил меня за локоть.

– Идем, я провожу. – Потянул мягко, чем вызвал у меня саркастическую улыбку. Он бы так заклятиями и фаерами бил.

В вестибюле у лестницы я отстранилась.

– Ньют, здесь только по ступеням, я сама поднимусь.

– Только по ступеням? На твой-то этаж? – Он нахмурился.

Признаваться, что мне неудобно с ним по зданию факультета за ручку ходить, не хотелось. Мало ли кто встретится в столь поздний час, потом слухов не оберешься. А если возле комнаты меня уже декан поджидает? Объясняй потом боевику, для чего высший магистр ко мне по ночам ходит.

– Серьезно, Ньют, я сама дойду.

Он нахмурился, но потом кратко кивнул.

– Завтра, в то же время.

Развернулся и пошел прочь.

***

Поднималась тяжело, ноги подгибались. Каждая ступень воспринималась, будто покоренный Эверест. В зале третьего этажа остановилась. Присесть бы чуток отдохнуть. Вот просто не идут уже ноги. Прошла к небольшому диванчику у стены и прилегла, положив голову на круглый мягкий подлокотник. Мягко рассеивался свет люстр, убаюкивая и нагнетая сон.

Спать, как же хотелось спать! Веки наливались тяжестью, глаза закрывались сами собой. Мысли становились тягучими и пустыми. Спать, как же я хочу спать.

Зеркала, их так много в вестибюле третьего этажа. Такая замечательная зеркальная зала, с мраморным полом, светлыми стенами и богатыми люстрами. Здесь проводились встречи с магистрами и семинары. В зеркале напротив отражалась я. Грязная, с унылым выражением лица, бледная, глаза запавшие, слишком темные. Или это так кажется из-за относительной отдаленности зеркала? А может, заспанное сознание играет моим воображением? Встала, подошла ближе. Совсем плохо выгляжу. Кожа серая, даже темная или… Темнеющая на глазах. Весь мой образ и зал, отражающийся позади меня. Все стремительно темнело в отражении. Само зеркало искривило все отражаемое в нем. И я сама стала в нем кривой, расплывающейся. Просто темный силуэт. Потом Тьма проглотила и мое отражение полностью.

Я, ощущая поднимающуюся волну ужаса, оглянулась.

Все зеркала залы стали кривыми. Темными, пугающими. Будто их вывернули изнутри, показав изнанку. А там – Тьма. Разрастающаяся, заполнявшая все отражения.

Спазм сжал горло. Забыв об усталости, начала отступать. Тьма вылилась через рамки зеркал. Потянулась по полу за мной. Замерла. Из тягучей массы появилась лапа, огромная, с когтями. За ней вторая. Уперлась, вытягивая из черной лужи тело. Когда появилась голова, спазм в моем горле лопнул, выпуская из гортани оглушительный визг. Кинулась к ступеням. Нужно бежать туда, где есть люди. Люди? Кто будет гулять по академии среди ночи? Да еще здесь, в проходных вестибюлях. Общежитие далеко, кабинеты тоже.

Я здесь одна!

Оглянулась. Огромное пятно Тьмы все еще продолжало расплываться. Из него, скаля на меня мерзкую клыкастую морду, выползало нечто жуткое. Больше похожее на непропорционального волка-оборотня. С большой головой, вытянутым, худым до обезображивания телом. С черной шерстью, обтягивающей каждое выступающее ребро. Оборотень полностью выполз и встал задними лапами на черный пол. Повторный визг разлетелся по пустому залу и унесся по коридорам. Я бежала, перепрыгивая через ступени. Вниз. Успеть до общежития. Там боевики, там Ньют, уверена, он еще не успел лечь и услышит мой крик.

Позади слышался рык, звук ломающихся перил, а потом… Одним прыжком тварь перепрыгнула меня и оказалась на пару ступеней ниже.

«Мамочка!» – шепнула обреченно. Чуть не перекувыркнулась через голову, тормозя. Развернулась и бросилась вверх. Снова выскочила в тот же вестибюль. Успела заметить, что свет люстр померк.

Тьма залила весь пол.

Бежать некуда.

Оглянулась, с тоской глядя, как скаля на меня страшную пасть, неспешно поднимается оборотень. Да и куда ему спешить. Я в западне.

Настороженность в образе твари я уловила сразу. Как и мелькнувшую по стене тень.

– Беги! – Голос бывшего хранителя резанул воздух. А сам дух возник между мной и оборотнем. Тот оскалился. И мой хранитель тоже. Воздух сгустился и ударил. Позади послышался раздосадованный вой Тьмы. Оглянулась. Серый вихрь, будто необъяснимая тень, метался над ней, разгоняя.

– Беги!

Удар.

Оборотня перевернуло, подняло и швырнуло над моей головой.

Я рванула вниз.

Вой.

Рык.

Зловещие заклятия и визг моего хранителя.

Снова хрустнули остатки перил от мощных лап.

Рык и вой.

Я остановилась. Повернулась.

Сумрачный хранитель сражался храбро, запутывал и ломал оборотня. Но Тьма! Она уже поглотила тень и двигалась прямо на моего спасителя. Оборотень рвал его, выхватывая целые облачные куски.

Нет. Так мой хранитель долго не протянет.

С трудом сдерживая дрожь в руках и ногах, постаралась успокоиться и вспомнить все, чему учили. Сказалась только что пройденная с Ньютом подготовка, слова пришли быстро и вылетели, обжигая мне гортань. Смерч огня ударил в оборотня, откидывая моего хранителя в сторону и опаляя шерсть темной твари. Оборотень взвыл, перевел на меня бешеный взгляд черных глаз и сделал прыжок. Увернулась на автомате, про себя благодаря Ньюта за сегодняшний вечер. Дым снова атаковал. Я выкрикнула призыв силы. Фаер сорвался с пальцев, ударив в тварь, та, кувыркнувшись, перелетела через перила и рухнула вниз. Тьма начала стекать со ступеней, подкрадываясь ко мне. Я пыталась воздвигнуть между нами стену.

Боль пронзила всю ногу и заставила меня взвыть. Повернулась. Ступень, проломленная до того оборотнем, хрустнула под моей ногой. Пытаясь устоять, переступила на самый край и не удержалась, полетела кубарем вниз.

Кажется, вся жизнь проскакала перед моими глазами, пока я не рухнула на мраморный пол. Едва ли способна была приподнять даже голову. Удивительно, что я ее вообще не сломала о ступени. Но, кажется, ребра повредила и руку, она висела плетью.

Рычание заставило меня сквозь силу приподняться.

Оборотень, хрипящий, с чернотой в глазах, сжимая перебитые после падения ребра, полз ко мне. Попытался встать, рухнул, но, издав хрипящий рык, подтянулся ближе.

«Похоже, мы с тобой оба живучие».

Назад мне пути нет. По ступням сползает Тьма. Здесь тварь, обозленная и желающая одного – убить меня. Попыталась найти взглядом Дыма. Хранителя не было.

Он меня оставил? Правильно. Шансы выйти победителем в такой схватке предельно ничтожны.

Что ж… Выбора у меня особого нет. Нужно биться до последнего и уповать на удачу. Никогда не думала, что просто встать на ноги будет столь болезненно. Будто на ножах. Сердце заходилось от боли. Дышала со свистом, чувствуя каждое ребро.

И все же я прошептала заклятие. Боевое. Огненная плеть взмыла в воздух. Ударила, рассекая твари лапу. Оборотень взвыл, сделал усиленный рывок. Длинные когти вошли в мою лодыжку. У меня из глаз искры брызнули, когда огромным усилием я рванулась, чувствуя, как разрывается до самой ступни нежная плоть. Рухнула на колени. Взвыла похлеще твари.

Огненный кнут растаял. Силы оставляли меня.

Долбаный оборотень клацнул зубами совсем рядом. Похоже, у кого-то сегодня будет вкусный ужин, хорошо пропитанный кровью.

Упираясь руками в пол, прошептала последнее, что вспомнила. Чувствовала, как по полу потянуло холодом. Сознание уверенно меркло от боли, теряя понимание реальности.

Образ декана боевого факультета всплыл то ли в моей фантазии, то ли я и правда его видела.

Он стоял, сжимая одной рукой горло твари. Вторая рука вонзила в тело клинок, провернула. Рядом с высшим магистром метался Дым. Хранитель меня не бросил, он пошел за подмогой. Или это только бред моего затухающего сознания?

– Декан Ши, – все-таки выдавила. – Я безумно рада вас видеть…



Глава 21 | Невеста поневоле, или Обрученная проклятием | Глава 23







Loading...