home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 28

Я вскочила с рассветом. Быстро привела себя в форму. Повторила парочку боевых заклятий. Выглянула в окно.

Хмуро.

Тяжелые серые облака низко нависли над академией. Ньют был прав, ощутимо пахло подступающим морозом. Я встала на край кровати и выглянула в окошко. Вдалеке стояла зловеще-темная полоса, размазывающая линию горизонта. Там, где совсем темно, уже точно буйствует стихия. Скоро и до нас дойдет. Не раздумывая, вытащила тетушкин плащ. Накинув его, уверенно вышла из комнаты.

Едва спустилась в вестибюль академии, как столкнулась с Рассом и Россом.

– Вы меня поджидаете?

Судя по тому, что близнецы стояли у картин и до моего прихода никуда не спешили, так оно и было.

Переглянулись. Обступили меня с двух сторон.

– Правда, что ты собираешься выбрать Ньюта на испытаниях? – сходу поинтересовался Расс.

Ого, как далеко зашли сплетни. Хотя еще вопрос, не сам ли боевик их распускает. Он-то как раз уверен, что я его выберу. А все сила моих стихий. Никому, по сути, незаметная и ненужная девочка может стать безумно привлекательной, как только ее магия становится одной из сильнейших в академии. Ньют не дурак и прекрасно понимает всю выгоду слияния наших стихий. Или его все же влечет ко мне по-настоящему? Жаль, я не спросила у ректора, когда он объяснял, испытывает ли обладатель стихии истинное влечение и желание или повинуется воле собственного дара и не более. Потому как я, даже если и понимала, что Ньют – выигрышная партия, любовных чувств к нему не испытывала. Хотя не могла не признать, откидывая пугающие перспективы союза со старостой, было некое удовольствие от осознания, что его стихия выбирает меня. Или моя избрала Ньюта?

– Не пара он тебе, – выдавил недовольно Росс.

– Бросай его, пока не поздно, – Расс.

– Или он тебя бросит. Как Лэйку, – Росс.

– О-о-о, – не выдержала я словесных нападок и поинтересовалась: – Росс, ты меня жалеешь или о Лэйке беспокоишься?

Парень нахмурился, выдавил напряженно:

– О тебе… И о ней.

– Если мне не изменяет память, – подметила я, – между ними не было тех самых отношений, что ведут к слиянию на испытании. И может, я сейчас выскажусь жестко, но Лэйка позволила к себе так относиться.

Росс остановился, глянул на меня вызывающе.

– Ни одна девушка не заслуживает, чтобы к ней так относились. – Его руки сжались в кулаки.

Я остановилась. Глянула на Расса. Тот лишь головой покачал. Я повернулась к Россу. Искаженное лицо и ярость в глазах. Мне не стоило быть столь резкой в высказываниях о том, что он любит.

– Да, прости, ты прав. Тебе неприятно это слышать. Так вот, мне тоже не слишком приятно, когда кто-то лезет в мою жизнь. В ней и так довольно много тех, кто бесцеремонно вмешивается, не интересуясь моим мнением. Я бы не хотела, чтобы близкие люди вели себя точно так же. Я понимаю ваши переживания. Но Ньют… Я себя не прощу, если он хоть что-то вам сделает. Вы самые замечательные братья, которых мне довелось видеть в своей жизни. Росс, если ты хочешь, то будь рядом с Лэйкой. Ей и правда нужны сейчас крепкая опора и поддержка. А я… Я сама решу с Ньютом.

Близнецы переглянулись. Росс шагнул ко мне и обнял. К нам подступил Расс и обнял обоих.

– Миа, я не знаю, что там происходит у тебя со старостой. Мы оба с Россом не верим слухам, но видим вас каждый день вместе. Если он посмеет тебя обидеть…

– Не посмеет. – Я выскользнула из жарких объятий братьев.

– Конечно не посмеет, – подмигнул Расс. – Иначе мы его…

Наш разговор прервало появление высшего магистра некромантики, вышедшего, словно сумрачная тень, из темного угла вестибюля.

Декан Ролк обвел нас хмурым взглядом.

– Что за сборы? Быстро на полигон. Вас одних ждать не будут.

– После игр договорим, – буркнула я, и мы устремились вниз.

– Адептка Миа, – притормозил меня некромант.

Я остановилась, оглянулась, бросая на магистра вопросительный взгляд.

Он мягко улыбнулся. А я посторонилась. Было в необычайно красивом мужчине нечто, заставляющее меня напрягаться. Или чересчур вызывающе-привлекательный вид, как будто Всевышний, создавая его, рисовал образцовую картинку. Или слащавые манеры. А может, вот эта самая улыбка тонких губ, притворно-обольстительная. А может, пронизывающий взгляд, делающий вид магистра волевым и в то же время надменным. Рядом с ним проигрывает, пожалуй, даже король. В Ролке чувствовалась порода. Жесткая, властная, сильная. Уверена, магистр не из простых. Герцоги, князи, кто там еще в этом мире есть. Декан некромантики явно относился к высшей знати.

Мало того, учитывая, что Ролк ничего плохого мне не сделал, при виде его я не могла сдержать внутреннего напряжения. Обе мои стихии единодушно собирались в комочек, готовые, если что, нести меня вприпрыжку подальше. Нет, не воевать с магистром. Именно бежать. Ибо бой с высшим некромантом был бы быстрым, болезненным и смертельным – для меня.

Я к своим стихиям прислушивалась. Нельзя оставлять без внимания такое совместное и яростное недоверие.

– Я вас слушаю, магистр Ролк, – осторожно произнесла.

Улыбка мужчины стала шире, обнажая белоснежные зубы.

– Вы очаровательны, адептка Миа.

Интересно, это он заигрывает или просто чересчур галантный? Если мне не изменяет память, то при дворе и у светских ребят принято быть наигранно деликатными. Я же далека от светской жизни, но старалась соответствовать и хоть немного вникать в придворные игры. Однако, похоже, мне с моей чужой идеологией и иным воспитанием этого попросту не понять. Меня раздражало мнимое уважение. Король с его внезапной заботой обо мне, которая ничего хорошего не принесла, одни расстройства. Советник со слащавой миной и презрением на тонких губах. А теперь вот магистр некромантии с нарочитой деликатностью и слишком цепким взглядом.

– Миа, я знаю, что у вас выходит плохо работать с вашим даром… Гмм…

Очень показательно смолк, внимательно глядя на меня. Кажется, допрос у ректора его нисколько не удостоверил в моем отрицании Хаоса.

– Огня, – подсказала я.

– Да, огня. Так вот, слышал, у вас проблемы с его подчинением.

Если до сего момента мне просто не слишком нравился декан некромантики, то сейчас чувство глубокий фальшивости в его словах заставило стать необычайно внимательной ко всему, что он говорит. Вся академия на разные лады напевала о наших с Ньютом практиках. По вечерам у окон собирались толпы любопытных, чтобы посмотреть, как старшекурсник отрабатывает на мне боевые заклятия. И практически все адепты, боевики и магистры были в курсе: я научилась владеть огнем. Через раз я сталкивалась с Лэйкой, отличницей некромантики. Та не могла пройти мимо, не толкнув меня или не прошипев:

– Будь проклята, зверушка.

Правда, последнее она говорила тихо, напряженно озираясь по сторонам, не слышит ли Ньют. И уж некромантка старалась распустить побольше сплетен о наших со старостой отношениях. Вскоре на меня разве что ленивый не косился и почти все перешептывались за спиной. Так неужели все эти слухи обошли вниманием самого темного магистра академии? Не верю. Терзает лишь один вопрос: что нужно от меня Ролку?

– Я могу помочь вам пройти игры.

«Надо же, будто мысли прочитал. И как же он собирается это делать?»

Не спросила, просто внимательно посмотрела на магистра.

Получила в ответ обнадеживающее пожатие. Магистр положил мне на плечо руку.

– У меня есть некий артефакт, настроенный на защиту обладателя и преодоление препятствий. Вы сможете без усилий пройти игру и найти достойное для себя оружие.

Интересно, у меня удивление на лице отразилось?

В следующий момент начала действительно подозревать Ролка в чтении мыслей.

– Понимаю, что мое предложение странно выглядит и вызывает у вас удивление. Нет, я не читаю мысли. У вас очень говорящая мимика. Не нужно пытаться искать в моих действиях тайный смысл. Я делаю то, что сделал бы любой, кто хорошо знал вашу маму.

Я замерла.

Он знал мою маму?

– Многие говорили, что она приверженка Хаоса. Но… Миа, ваша мама была уникальным человеком.

Я во все глаза смотрела на Ролка.

– Единственное, что я хочу, это помочь вам. В память о ней.

Все во мне прислушивалось к высшему магистру. Могло ли быть так, что он и правда знал мою маму? А почему нет? Она маг Хаоса. Он некромант. Интересно, хоть что-то связующее в этом есть? Они жили в одном мире, в одном городе и, возможно, учились вместе в академии. Вот в этой самой академии!

Вспоминала нашу встречу: Ролк был одним из тех, кто не принял меня в штыки и отнесся предельно вежливо и уважительно.

– Так вы примете мою помощь, Миа? – Некромант взял меня за руку, доверительно заглянул в глаза. По моему телу прошел озноб. Создалось ощущение, что обе стихии свернулись спиралями змей, готовые по одному приказу развернуться в жалящем укусе.

Я аккуратненько высвободила свою руку из ладоней магистра и посторонилась.

– Спасибо вам, декан Ролк, но помощь принять не могу. Если я уже на первых играх начну искать, кто бы за меня все сделал, то что будет дальше? А у меня еще испытания. Вы и тогда будете мне помогать? Тем более во имя моей мамы я должна все пройти сама. Я адепт боевого факультета. А значит, должна уметь сама проходить трудности.

Торопливо отвела взгляд, стараясь не видеть мимики Ролка.

– Мне пора.

Пружинисто побежала догонять Росса и Расса.

***

Внутри стеклянного шара, распложенного в центре полигона, мельтешили разноцветные дымки. Слева, у трибун, находились магистры.

Ребята боевого факультета первого курса стояли в шеренге напротив.

Я, как сама маленькая, была последней.

Каждый адепт после названия его фамилии подходил к шару, вытаскивал из него дымок. Тот взмывал вверх и осыпал боевика цветными искрами, раскрывающимися в портал, унося к месту зачетной игры.

Я смотрела, как один за другим исчезают в ярких вихрях мои сокурсники. Переводила тревожный взгляд на стоящих магистров, ища среди них высшего командира боевиков.

Фелиса Ши не было.

Но ведь мы его факультет! Он должен присутствовать. Невесть почему для меня это было важно. Чтобы был среди остальных магистров. Он должен увидеть, как спокойно и уверенно я приму свое задание. И пройду его достойно. Я в этом была уверена.

Неужели дела высшего столь важны, что позабыл или посчитал ненужным находиться на играх своих боевиков? На моих играх!

От этой мысли становилось неприятно. Кошачьими когтями царапало по сердцу. Тревога медленно перерастала в неуверенность. Может, Ши не пришел, чтобы не видеть моего позора? Он считает, что я не пройду. Не хочет видеть, как остальные магистры начнут усмехаться:

– Девчонка, что с нее возьмешь. Мы вам говорили, Фелис, толка из нее не выйдет.

А он будет стоять с хмурым лицом и молчать. Смотреть на меня, вымораживая похлеще, чем занятия со старостой.

Или того хуже – декан не желает меня видеть! После той ночи. Она была на самом деле. Не сон! У меня взмокли ладони. В этом случае уже я сомневалась, хочу ли видеть Ши. Хотя и понимала, узнать нужно. А для этого необходимо с ним встретиться. Почему-то я была уверена, что высший магистр выдаст себя. Отношением, взглядом, мимолетной улыбкой. Хоть чем-нибудь. Откидывая любой страх, я понимала: мне необходимо его видеть.

Магистра Ши не было.

– Миа Фрей.

Выпрямилась как по струнке и, гордо неся себя, направилась к шару. Запустила в него руку. Темно-сиреневый дымок скользнул по ладони на кончики пальцев.

Я подняла руку, выпуская его. Он взметнулся вверх.

Пристальный взгляд в спину заставил повернуться.

Фелис Ши стоял в ряду остальных магистров. Одобряюще мне улыбнулся. А я вдруг поняла, насколько сильно хотела его видеть. Сердце забилось чаше. Я замерла не то от радости, не то от переживания.

Он здесь. Он пришел. Он видит, как твердо я веду себя на первых моих играх.

В его взгляде была гордость и уверенность. Во мне уверенность. Такая, за которую можно испытывать гордость.

Была или не была наша близость сном, стоило мне заметить Ши – и дыхание участилось. Серость дня рассеялась. И сама я стала уверена в себе и спокойна.

У меня все получится.

Над моей головой распустился птицей дымок. Я не смотрела на него, я смотрела на Фелиса. А с его с лица стерлась улыбка. Глаза расширились, став темными, и…

– Миа! – испуганно взметнулось над полигоном.

Я проследила за его взглядом, направленным на мой дымок.

Все последующее произошло слишком быстро. Декан рванул ко мне. Несколько магистров разом вскинули руки, призывая магию.

«Почему дым черный?» – подумала, глядя на распластавшуюся надо мной черноту. Но, не позволяя мне ничего осознать, на меня, всасывая, рухнула черная воронка.

***

Меня крутило, болтало, кружило, словно вырванное деревце в рычащем буране. В лицо било снегом, землей, ветками, комьями грязи.

Дышать было нечем, ничего не видно.

А потом воронка пропала, а я погрузилась в совершенную Тьму.

Ничего не видящая и не понимающая, пыталась бежать. Проваливалась в невидимую вязкую жижу по колени. Меня хватали ледяные лапы, роняли, пинали, тискали, пытались сдернуть плащ. Я крепко цеплялась за него, отбивалась.

Отбивалась огнем. В пламенных всполохах видела жуткие морды, скалящиеся и рычащие на меня. В какой-то момент меня облепили десятки монстров, скрутили руки, потащили куда-то… Жижа чавкала под моим телом. Я лягалась, пыталась укусить.

Так проходят игры? Но Ньют говорил, жести на первых играх не будет. Это разве не жесть? Тогда что?

Заорала, с силой пытаясь отшвырнуть от себя монстров.

Получилось.

Вспомнились слова старосты. В любой ситуации главное, чтобы ты могла защитить себя.

Вот она, ситуация. И как же я благодарна Ньюту за его жесткую науку!

Сомкнула руки, создавая вокруг себя огненный щит. Тот полыхнул пламенем, облаченным в толстую броню магии.

Тьма вокруг меня расползлась, сторонясь яркого сияния.

Раздался визг обожженных.

Жуткие существа пытались сунуться сквозь магический барьер, огонь был беспощаден. Твари терли страшные морды, щурили черные глаза. Я внутренне поежилась. Как же они были похожи на людей! Только жутких, обезображенных, с неправильными прикусами и искаженными, обросшими шерстью лицами.

Я устало припала спиной к влажной землистой стене. Садиться в черную жижу не хотелось вовсе.

Невесть сколько продержится щит. Мне необходимо понять, где я. Огляделась. Темные земляные стены, пола нет – какая-то жуткая субстанция.

Я в подземелье. Сыром, темном, смердящем гнилью.

Нужно выбираться, пока меня эти монстро-люди не съели.

Куда идти?

Что-то там было по географии.

Компас живых.

Интересная магическая сила. Сплетение стихии и внутреннего магического потенциала. Применяется путешественниками, если потерялись.

Я провела руками по воздуху, рисуя воображаемый компас. Неровно. Пусть, лишь бы работал. Огненная стрелка задрожала, ожидая приказа.

Так, что я хочу? Выбраться на поверхность.

Выдохнула, выпуская силу. Та окутала компас. На секунду он замер, вслушиваясь в звуки подземелья. Треск огня, вой тварей.

Долго, несоизмеримо долго, замерев, стояла стрелка.

Мой щит издал хруст. Пламя стало дерганым, неровным. Твари атаковали, несмотря на боль и страх. Ныряли в темный вихрь за их спинами и, пропитавшись темной силой, выскакивали, пытаясь пробить броню барьера.

Мой компас стоял.

Неужели я неправильно его создала?

Но вот стрелка двинулась, начала вращаться и замерла, указывая мне за спину.

Я оглянулась. Там было темно. Чернильно-темно.

Что ж. Никто не говорил, что будет легко.

Скомкала небольшой пламенный сгусток и направила впереди себя.

Двигалась быстро, насколько это было возможно в плюхающей жиже. Сжав зубы, торопливо направлялась вперед. Поскальзывалась, падала, поднималась и снова рвалась вперед в поисках выхода. Как только барьер рухнет, за мною кинутся жуткие твари. И тогда… Что тогда – я даже представлять боялась. Силы огня во мне осталось немного. Подпитки брать неоткуда. Устраивать бой в узком коридоре, обессиленной, растерянной – самоубийство.

Хлюп, шлеп…Хлюп, плюх…

Это уже не мои шаги в вязкой жиже.

Щит пал!

Я ускорила шаг. Бегом его назвать было нельзя. Ноги утопали. С трудом вытягивала их и снова опускала в темную густую субстанцию.

А твари приближались. Видно, привыкли здесь перемещаться.

Но, судя по всему, боги этого мира решили еще понаблюдать за несчастной попаданкой. Потому как огонек мой задрожал, показывая, что улавливает вибрацию воздуха, а следственно, где-то совсем близко выход. У меня открылось второе дыхание.

Шлеп, шлеп. Плюх, хлюп…

Передо мной возникли ступени вверх.

Топ, топ…

Я никогда так не бегала. Вспомнились кроссы вокруг академии. Значит, не зря нас подготавливали.

Неслась вверх следом за спешащим впереди светом.

Ступень, две, три… Десять. Сорок… Сотня… Две.

Ощутимо запахло снегом и морозом. Я уже видела, как впереди появился более светлый прямоугольник. Спешила к нему.

Мой огонек вспыхнул и погас, что могло означать – моя пламенная стихия выдохлась. Я бежала на магическом резерве, но огонь во мне затух. Нужен был источник. Хотя бы чуть-чуть. Солнце. Свет. Вспышка. Хоть что-то.

Выбежала прямо в холод. Снег разлетелся под моими ногами.

Густой лес. Сквозь кроны видно лишь неясный свет месяца, скрытого серыми облаками. Крупными хлопьями валил снег.

Ночь?

Почему ночь? Сколько времени я пробыла в подземелье? Игры начались утром!

Ночь. Холод. Глушь. Неоткуда поднять огненный резерв. Значит, бежать дальше.

Куда? Где академия? А мое оружие? Что я должна была достать на играх? Странный, очень странный зачет. Ни подсказок, ни зацепок. И силы на исходе.

Плохой из меня боевик. Еще и схваток серьезных не было, а я уже паникую и совершенно растеряна.

«Дежавю, не правда ли, Миа».

Я будто снова во сне.

Теперь осталось появиться декану Ши и спасти меня. Я была бы не против. Совсем не против.

Оглянулась.

Твари стояли у выхода из подземелья, но в сумрак ночи не выходили. Скалились и грызли воздух.

Эти, видимо, совсем глубинные. Даже в слабый свет не выходят. Но ведь есть и другие. Те, что выйдут за мною. Дожидаться я не стала.

Я бежала мимо деревьев, цеплялась за колючие голые кусты. Грязная, мокрая, дрожащая. Спасал только тетушкин плащ. Куталась, чувствуя исходящее от него тепло. Благодарила за такой нужный и практически спасающий меня подарок. Спасибо ему, иначе уже давно бы окоченела.

Снег под ногами хрустел, оставляя за мной глубокие следы.

Нет. Так дело не пойдет. Меня не по запаху, так по четким отпечаткам любой дурак найдет.

Попытаться поднять хоть чуточку огня, пусть растопит снег насколько сможет. Пусть бежит ручейком и оставляет сотни следов, идеально схожих с моими.

Старалась зажечь в себе стихию. Та отзывалась слабо. Тыкалась слепым котенком в поисках света и тепла. А во мне все тепло – это тетушкин плащ.

Вытянула руки, пытаясь нащупать лунный свет. Нет. Тучи слишком плотные. Самого диска ночного и не видно, только рассеянный отсвет по кромке. Мрачный. Вернее сумрачный.

Сумрачный.

Я не сразу поняла, что произошло. Все вокруг изменилось, став серым. Нет, я не в сумраке. Сумрак вокруг меня. Выходит волнами, окружая и меняя мою стихию.

В ответ руки мои полыхнули. Огонь, ощутив, как его уверенно смещают, собрал последние силы и заставил серость осветиться.

Ох! Вот оно!

Хаос, дождавшись, когда огонь станет слабым, отвоевывал место во мне, уверенно диктуя свои позиции.

Только не сейчас!

Да уж. Такое противостояние невозможно не заметить.

Меня будто надвое разорвали. Одна половина смотрела на мир через серую завесу, вторая горела огнем, едва дышащим. И обе стихии были неуправляемы.

Серость поглощала меня и все вокруг. Огонь жег так, что казалось, я сейчас выгорю изнутри.

Пожалуй, если так и дальше пойдет, то тварям я попросту не достанусь. Меня мои же стихии разорвут, сожгут и в пепел обратят.

Невеселая перспектива.

По коже в очередной раз прошел нестерпимый жар, а в глазах помутилось от серости.

Хаос подвывал, огонь трещал.

Где-то совсем близко раздался рык тварей.

Замечательно.

А стихии словно и не слышали. Они были заняты. Отстаивали место. Вот только скоро не в ком будет его отстаивать.

– Хватит! – не выдержала. – Заткнитесь обе.

Прикрыла глаза, вспоминая слова Дыма о подчинении стихий.

Уверенно ухватила собственную огненную стихию, полыхающую на руках, обжигая пальцы. Представила Хаос тонкой материей, начала его на вторую руку наматывать.

«Совсем распоясались! Вы подчинены мне, а не я вам. Хотите поспорить? Давайте, вперед! Вот только совсем скоро спорить будет не о ком. Нас твари сожрут и не подавятся. Ну, расскажите мне, кто желает на поздний ужин к монстрикам?»

Стихии замерли, прислушиваясь ко мне.

«Тьма, вот кто наш враг, а не мы друг другу. Вы – силы магии, вполне живые и понимающие, вы готовы разорвать меня, стараясь каждая доказать свое превосходство. Но ведь мы одно целое. Не может каждый существовать без одного. Вы – это я. Я – это вы, огненная в Хаосе. Хаос в огне, и я с вами. Поглощенная и возрождающаяся в пламени. Мы одно. И имя нам Миа Фрей – девочка с Земли. И либо мы все это понимаем, или умрем здесь и сейчас».

Распахнула глаза, сама проникшаяся яркими словами. Стихии вырвались из моих рук. Взмыли вверх. И обрушились на меня водопадом магии.

Так-то лучше.

Хаос сделал глоток сумрака и выплюнул звезду, тут же подхваченную огненной стихией. Она пила ее, набираясь сил.

Вспыхнули огоньки, копируя мой след, и тот разошелся в разные стороны. Сотня моих следов теперь уходила влево, вправо, прямо и даже назад к подземелью пошли.

Моя тень обрела четкие грани. Я ступила в нее.

Лес сразу стал серым. Сумрачные силуэты возникли рядом. Начали метаться, указывая путь.

И я уверенно побежала туда, куда мне указывали.



Глава 27 | Невеста поневоле, или Обрученная проклятием | Глава 29







Loading...