home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 29

Рык давно пропал. Я шла, устало передвигая ноги. Куталась в плащ.

Шорох деревьев вначале стоял тихий. Трепетали ветви, скидывая снег, подрагивали верхушки. Но чем дальше и, как мне казалось, глубже я иду, тем сильнее становились порывы и откуда-то начинало подвывать. Снег все более порывисто кидало мне в лицо.

Неужели пурга начинается?

Я покосилась на быстрые серые силуэты. Они уверенно увлекали меня вглубь леса.

– Эй. Куда мы идем? Мне бы к академии.

– Знаем. Знаем, – понеслось морозным дыханием вокруг меня, и сумрак затрепетал под порывистыми движениями силуэтов. – Игра. Игры. Тень. Первые игры. Оружие. Твое. Твое.

Угу. Значит, ведут к оружию. Моему.

Это, конечно, радует.

Вот только… Деревья уже шумят не прекращая. Ветви бьют воздух. Несет яростной поземкой. Снег стал колючим и злым. А вокруг только глушь и ночь.

Моя первая зимняя пурга. Из окон академии, вероятно, это очень красиво. Метет снег, рвет безудержными порывами метель. Кружит и кидает в разные стороны.

Мне же, упрямо сжимающей зубы и покрепче кутающейся, казалось, что обрушилась кара господня. Пыталась сорвать с меня последнее, что грело – плащ. Желая оставить здесь, в белом плене под шумящими кронами. Потому что нечего девочке с Земли делать в чужом и враждебном мире. Сейчас он мне таким как нельзя сильнее казался. Так и виделись в редкие затишья темные лесные глаза, выглядывающие из-за деревьев, и крупные силуэты животных. Они останавливались лишь на миг, чтобы принюхаться, и торопились скрыться. Им есть куда торопиться.

Куда иду я?

А как хочется в академию. В свою каморку. К теплому камину.

Остановилась.

– Все. Хватит. Ведите меня домой.

– Нельзя! Нельзя! – запротестовали, зашумели серые силуэты. – Тени нужно торопиться. Очень нужно…

– Мне уже ничего не нужно, – огрызнулась.

– Тень должна быть сильной. У Тени будет лучшее оружие. Она возьмет. Она найдет. Ее ждут. Очень ждут. Без нее умрет. Он ждет. Устал ждать. Время заканчивается. Тени очень надо. Спаси. Он оружие даст.

– Замечательно! Еще и спасти кого-то! Да я сама вот-вот богам душу отдам. Видимо, пока я здесь мертвая от усталости не рухну, до вас не дойдет. Я хочу в академию! Я уже едва ноги передвигаю… Я…

– Дошли. Дошли, – нагло перебили сумрачные. – Уже. Уже.

Я вскинула голову, всматриваясь в ночную стену снега. Ничегошеньки не видно. Разве что… Впереди меня ночь темнее, будто черным силуэтом возвышается.

Зябко поежилась и пошла вперед.

Сделала всего пару шагов, как темная стена преобразилась, открывая мне поистине устрашающий и величественный вид. Я ступила в тень, выходя из сумрака. Хотела видеть это в настоящем мире.

– Шаркал! – произнесла пораженно.

Мой огонек вспыхнул и погас, зато впереди понеслась стайка светляков, открывающая полную картину великолепного здания. Темные аллеи распускались от огней, возгорающихся на высоких фонарях. Завораживающе блестел снег, поднимаемый в завихрения. Лавочки и беседки с высокими колоннами, увитые зимними узорами. И в центре всего этого великолепия возвышался он. Огромный, распластавшийся темной птицей, наложившей тень на дивный парк. С полукруглыми эркерами и высочайшими колонами.

Дворец.

Я толкнулась в решетку ворот, открывая себе путь. Те распахнулись, стукнули о каменную стену, оглашая округу железным звуком.

Шагнула вперед. Сделала несколько неуверенных шагов. Решетка позади меня захлопнулась. Я не обратила внимания. Шла по освещенной аллее, отметив про себя, что за высокими стенами пурга не так лютовала.

Добралась до ступеней. Не менее сотни – широких, низких, ведущих к высокой двери. Ступени каменные, занесенные снегом. По краям перила со стоящими рядом вазонами. Через каждый десяток ступеней статуи стоящих на задних лапах львов. В каменных гривах их виднелись короны. Морды были обращены к парку и оскалены. Перила уходили в две стороны, отгораживая дворцовую террасу.

По сторонам от двери еще парочка скульптур. Я бы назвала их Атлантами. Они подняли руки, держа над дверью тяжелую арку, показывающую грань горизонта с восходящим над ней полукругом солнца.

У двери я замешкалась. Шагнула в тень.

Сумрак тут же окутал. Силуэты окружили.

– Мне сюда? – с сомнением спросила. Хотя уже точно знала, что войду. Меня не просто тянуло к великолепному строению. Я желала войти и увидеть, что там, за красивой дверью. Отчего-то сердце заходилось и дыхание становилось чаще. Точно так оно заходилось, когда я в детстве стащила у мамы шкатулку, чтобы посмотреть на ее драгоценности. Дрожащими руками открывала крышку. Это было волнительно до озноба по позвоночнику, страшно, любопытно. Думала о том, что меня отругают, и все равно открыла. Колечки, сережки, бусы из камней. Перебирала их дрожащими пальцами.

Меня не ругали. Даже позволили потом надеть коралловый браслет. Мама смеялась, говоря, что можно было и попросить, она бы сама показала и о каждом рассказала. Мне было стыдно. А потом я сидела на ее коленях и мы уже вместе перебирали ее коробочку.

Я смотрела на дверь и ощущала себя на коленях у мамы, и вот она, наша коробочка с драгоценностями.

Почему драгоценностями? Разве может такой великолепный замок не хранить в себе нечто поистине драгоценное? Иначе зачем его прятать в глубину леса? И для чего сумрачным сюда вести меня?

Я так и спросила.

– Это здесь мне предстоит найти оружие на все время обучения?

Они быстро закивали.

– Твое. Твое. Найди. Спаси. Возьми. Навсегда с тобой.

Понятно. Найти, спасти, взять.

– Что взять?

– Он сам даст. Лучшее. Ждет. Давно. Тень – спасение. Тень – жизнь. Тень возьмет, спасет и оружие возьмет.

Про «возьмет оружие» мне нравилось. Остальное нет. Что значит спасет? Кого спасет? И главное, от кого? Ну да ладно. Уже пришла и уже я здесь. Нужно будет – будем спасать. Не знаю кого. Не знаю от кого. Но надеюсь, это будут не те жуткие твари, что шли за мной от темного подземелья. В любом случае надеемся и верим.

Не выходя из сумрака, я открыла дверь.

Громкий скрип возвестил, что дворец давно необитаем. Из его недр пахнуло древностью. И снова, даже под слоем пыли, покрывавшим предметы годами, угадывалось чуть ли не царское великолепие. Я уверенно вышла из серости.

– Шаркал.

Огни в канделябрах послушно загорелись. Бра ярко вспыхнули. Под самым потолком расцвел огромный светлый шар.

Было бы красиво, если бы не так пыльно. Чихнула.

Как там учили на парах по бытовой магии?

Прикрыла глаза. Набрала побольше воздуха и выдохнула огонь, приказывая:

– Аш-ш-ш, таршарах важ тарлип.

Огонь растекся горячей простыней и поплыл по помещению, пожирая пыль и преображая.

Засверкали капельки хрусталя на люстре.

Резные перила прекрасной лестницы стали белыми. Как и сама лестница. Дорожка на ступенях изменила цвет с сероватого на сдержанно-лазурный. Она вела вверх, к огромному зеркалу, рядом с которым высились две белые колоны и стояли вазоны с давно засохшими цветами.

Я, увлекаемая необычной и богатой красотой, поднялась.

Посмотрела направо. Дорожка вела туда и налево тоже сворачивала.

Оглянулась, глядя вниз. Превосходный зал. Просто восхитительный. Облокотилась о перила. Потом раскинула руки. Почему-то в этом дворце мне было хорошо. Будто вернулась в родной дом. И все вокруг казалось до боли знакомым. Или… Я напряженно направилась по дорожке налево. Шла не сворачивая до стены, у которой ярко полыхал зажженный моей магией камин.

Что мне удавалось в академии на отлично, в отличие от моих сокурсников, так это бытовое колдовство. Видимо, у женщин оно в крови.

Очистить и убрать дом – пожалуйста. Красота! И слуг почти не надо. Ну не все можно преобразить, конечно. Унылые горшки с погибшими цветами моей магии не поддаются. Навряд ли удалятся пятна с портьер и вещей, оставленные временем, но пыль сгорит под теплой стихией.

Прошла мимо камина, вскользь отметив, что и он мне кажется знакомым. Сразу за ним поворот. Точно. Вот он. Комнаты, двери с позолотой. Первая большая с двуспальной кроватью под балдахином, с камином и шкафом. Явно покои хозяев.

Кинулась в следующую комнату.

Точно знала, что увижу в ней.

До боли знакомая детская кроватка, выкрашенная в розовый, под балдахином. Розовое одеялко и подушки. Чуть дальше низкий столик со стульчиком. На окне яркие портьеры. Бра на стенах в виде животных.

Стеллажи с игрушками и…

Кукольный дом. Огромный, деревянный. Выкрашенный в розовый.

Задумчиво покинула детскую.

Зашла в следующую комнату.

Она была меньше, чем две предыдущие.

Шкафы с книгами. Стол, секретер, кресло с высокой спинкой. Замерла рядом с ним. Дрожащими руками провела по подлокотнику. По пальцам прошел жар.

Я отдернула руку, озираясь.

Сердце отбивало неровный ритм.

Картины.

Подошла к одной, всматриваясь. Не было и сомнений, что на ней я вижу… Дыхание участилось. Улыбчивая, худощавая, сероглазая женщина с серебристо-русыми волосами.

Я нащупала кресло и тяжело опустилась в него. Казалось, мое сердце обрело дар речи и стучит в немом крике.

Растерянным взглядом скользнула по кабинету.

Чуть дальше еще портрет. На нем мужчина. Статный, высокий, с уверенным взглядом темных глаз. Лицо выразительное и мужественное. Одет в темно-синий китель. Военный. На плечах позолоченные погоны.

Переведя взгляд на следующую картину, несдержанно всхлипнула. Подошла ближе.

Женщина и все тот же мужчина. Она держит его за локоть. А на второй его руке сидит… Девочка лет двух. Мужчина счастлив и, глядя вперед, улыбается. Девочка прижимается к нему щекой. Ребенок так похож на женщину. Серые глаза, русые волосы и… Слезы катились по моим щекам. Так вот куда так стремились привести меня сумрачные. Вот что хотели показать.

Я провела рукой по картине и прижалась к ней щекой.

Мама и папа.

Семья.

Это моя семья.

И это мой дом.

***

Вышла с покрасневшими глазами и кучей вопросов.

Почему дом находится в глуши леса? Отчего он заброшен, хотя все вещи, даже одежда в шкафах осталась? И главный вопрос. Если мама моя погибла, то где мой отец?

Уверенно шагнула в тень. Сумрачные смотрели на меня недовольно.

– Только не надо говорить, что вы привели меня сюда не для того, чтобы я увидела свой дом. Это же мой дом?

Они переглянулись. Один из сумрачных даже за голову схватился.

– Что не так?

Он указал мне в сторону, откуда я пришла.

– Никуда не пойду, пока на вопросы не ответите.

Поглощенным моя настойчивость не понравилась. Они нахмурились. Начали метаться, шипеть. Я уверенно стояла, сложив руки на груди.

Послышался тяжкий вздох.

– Тень… – прошептали у меня за спиной. – Тень пришла. Тени надо торопиться. Тень потеряла дом, когда погибли остальные Тени. Мы спрятали его. Мы от всех его прятали. Но Тень пришла, и по ее следам придут остальные. Торопиться надо. Разговоры лишни. Время… Оно идет.

Замельтешили передо мной серые силуэты. Закрутили так, что у меня голова закружилась.

– Идем. Идем. Торопиться надо. Тень. Тень.

Видимо, ничего толкового я от поглощенных не узнаю.

Оглянулась на дверь кабинета и пошла, увлекаемая сумрачными.

Мы вернулись к центральному коридору, прошли до лестницы и зеркала. Именно возле него и остановились мои провожатые.

– Ход. Для Тени. Больше никто не может. Тень войдет. Тень может.

Тайный ход? Для приверженцев Хаоса. У меня как-то смутно на душе стало. Что там рассказывали о потайном замке? Том самом, где погибли маги Хаоса. О том, вернувшись в который, сошел с ума бывший король Келл.

Как бы и меня такая участь не постигла.

Мне стало ощутимо зябко.

– Тень, не бойся. Дом для Тени. Нет зла.

Ну-у, так и быть, будем считать, что вы меня успокоили.

Вышла из сумрака.

Положила руку на гладь зеркала. Ничего другого мне в голову не пришло. Однако зеркало ответило. Мое изображение в нем изменилось, расплылось и пропало в серой ряби. На месте отражения появилась узкая лестница, уходящая вниз, в темноту.

Я раскрыла ладонь, призывая огонь, и шагнула в то, что еще минуту назад было зеркалом.

Некоторое время просто спускалась по ступеням в свете моего магического огня. Пока не оказалась в столь же узком коридоре.

Что ж, идем дальше.

Огонек летел впереди меня. Я – за ним.

Здесь идти не пришлось долго, мы вынырнули в полукруглую комнату под сводчатым потолком. Комната была большой. Наверное, занимает значительную часть площади под дворцом.

– Шаркал.

Ничего не возгорелось. Так, значит, светильников здесь нет. Ничего, я вполне могу все рассмотреть и в свете своего огонька.

Остановилась посреди комнаты.

Стены по всему каменные, с прямоугольными выемками, в которых стоят вазы. Несколько колонн, поддерживающих свод. В углу прямой стены, которой и заканчивалась комната, насыпана груда камней.

Оглянулась. Интересно, что за оружие здесь может быть? Входить в сумрак только для того, чтобы поинтересоваться у поглощенных, что мне искать, не хотелось. И так они мне уже диктовали, что делать. Хотя, конечно, спасибо. Без них я бы не спаслась. Но слишком явное влияние сумрачных меня тревожило. Я все же надеялась больше магом огня стать. И потому поменьше нужно с существами Хаоса общаться.

Нежели сама не найду пресловутое оружие? Которое ждет не дождется своей Тени.

Я подошла к каждой выемке и в вазы заглянула. Пусто.

Рукой начала шарить по камням, может, где тайник.

Дошла до груды камней.

Интересно, зачем они здесь?

Наклонилась и притронулась.

В следующий момент подпрыгнула на месте.

Один из камней шевельнулся и… Открылся… Глаз. Изумрудный, с желтой чертой посередине.

А потом и вся груда пошевелилась.

Я завизжала.

И было от чего.

Груда оказалась совсем не камнями. Она поднималась, вытягивала хвост и лапы, и…

Передо мной встал огромный серебристо-серый дракон с изумрудными глазами.



Глава 28 | Невеста поневоле, или Обрученная проклятием | Глава 30







Loading...