home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 38

– Ты где была? – первый вопрос, встретивший меня в зале академического бала.

– Э-э-э! Поосторожнее, Ньют! – Передо мной выросли Росс и Расс.

Старшекурсник изменился в лице. Глаза его потемнели, в глубине вспыхнул ярко-алый огонек.

– Она. Моя. Девушка. И я вправе знать!

Близнецы переглянулись.

– Ты что-то путаешь, Ньют. Твои занятия с Мией еще не означают, что она твоя. – У Росса нервно дернулась щека. – Ищу другую игрушку.

Старшекурсник сжал зубы.

– Росс, Расс! – вмешалась я. – Не будем портить вечер. Ньют, я не должна перед тобой отчитываться.

Он пропустил мои слова мимо ушей.

– Ты пойдешь со мной, – приказал хмуро.

– Никуда она с тобой не пойдет! – с угрозой в голосе возвестил Росс.

Воздух между парнями накалился.

Нет. Так не пойдет. Не хватало еще, чтобы подрались боевики. Причем приоритет в схватке явно не на стороне близнецов.

Я встала между парнями.

– Я пойду, Ньют. Только успокойся.

– Миа, ты не должна, – с напряжением посмотрел на меня Расс.

– Вы же будете рядом, – улыбнулась я.

Братья переглянулись и с вызовом глянули на Ньюта.

– Даже не думай ее обидеть.

Староста хмыкнул и протянул мне руку. Не дожидаясь, пока я подам ему ладонь, схватил за нее. Сжал мои пальцы слишком крепко, утягивая в центр зала.

В отличие от королевского бала, здесь царило настоящее веселье.

Несколько адептов играли на музыкальных инструментах озорную музыку. Ребята танцевали, смеялись.

Были здесь и магистры. И хотя они, как всегда, были облачены в свои одежды, это не мешало им веселиться наравне с адептами.

Веселый ручеек из ребят проходил через весь зал.

Ньют потянул меня в него. Мы пробежали под поднятыми руками, наклонив головы. Встали во главе ручейка. Под нашими руками пробегали парами адепты. Пронеслись Росс с весело смеющейся Лэйкой. Она бросила на нас быстрый взгляд и отвернулась. Расс с какой-то симпатичной блондиночкой. За ними Ролк с магистром Кларой Джерин. Женщине нисколько не мешал ее возраст. Она смеялась и веселилась, как и все остальные.

Мы сделали несколько кругов с Ньютом. Потом он потянул меня к столу, где налил из огромного чана темно-красный напиток и подал мне. Я осторожно понюхала.

– Не бойся, это всего лишь компот.

Я с удовольствием выпила, остужая разгоряченную себя.

– Ну как, еще силы есть? – полюбопытствовал Ньют.

– Есть! – улыбнулась я.

Музыка менялась.

Мы танцевали и смеялись. Ньют вел себя так, будто всю жизнь был моим лучшим другом. Росс и Расс, изначально с напряжением посматривающие в нашу сторону, наконец расслабились. Росс полностью посвятил себя Лэйке. А Расс вовсю ухаживал за блондиночкой.

Староста не отпускал меня ни на шаг. Когда устала, он на руках отнес меня к одному из диванчиков, стоящих у стены. Аккуратно посадил. Принес фужер с компотом и тарталетки с сыром на небольшой тарелочке.

Я ела, запивала, ненароком искоса поглядывая на Ньюта. Он старался. Он правда старался. Для меня. И возможно, не такая уж и плохая партия староста, учитывая, что с Ши я быть не смогу.

При воспоминании о декане настроение разом пропало.

– Ньют, я порядком устала. Пожалуй, сегодняшний бал был замечательным. Я благодарна тебе…

– Не прощайся. – Он тут же поднялся. – Я провожу тебя до комнаты.

Что ж, пусть будет так. Я протянула ему руку.

Вместе мы вышли из зала.

– Красивое платье, – подметил Ньют, когда мы поднимались по ступеням. – И ты… сегодня… просто вызывающе красива.

– Спасибо.

Дверь в комнату открыла сама.

– Миа… – начал старшекурсник.

Я вскинула руку, заставляя его замолчать.

– Не нужно, Ньют. Это был замечательный вечер. Не порть его.

Парень нахмурился. Тяжело выдохнул.

– Миа, я стараюсь. Ради тебя себя ломаю. Я ни к кому так не относился. – У него сел голос. Он приблизился и, порывисто притянув меня к себе, накрыл мои губы своими.

Я оттолкнула его. Как бы ни хотела, не могла просто забыть Ши и подпустить к себе старшекурсника. Его поцелуй казался неприятным.

Ньюту это не понравилось. Он сомкнул вокруг меня кольцом руки. Прижал к себе.

– Ты моя, Миа. Как ты не поймешь!

Легкое шуршание заставило его замолчать.

– Отпусти ее, Ньют.

Парень с рычанием повернулся к возникнувшему из воронки портала декану. А тот не смотрел на него. Он на меня смотрел. Всего несколько часов, за которые Фелис разительно изменился. В темных глазах сквозили досада и глубокое разочарование.

Ньют все еще прижимал меня к себе.

– Вы не вовремя, декан Фелис.

– А мне кажется, очень вовремя, – отрезал Ши.

Портал за его спиной сгустился.

– Уже поздно. Идем, Ньют.

– Я остаюсь с Мией.

Декан перевел взгляд на старосту.

– Ты пойдешь со мной.

Воздух в коридоре похолодел. Стали заметны искорки льдинок. Стены покрылись инеем. Я запоздало подумала, что красивый теплый плащ, подаренный деканом, в спешке забыла во дворце. Он бы сейчас пригодился.

– Быстро. В портал, – приказал Ши.

Ньют встряхнул головой. Глянул на меня, попытался поцеловать. Я отвернулась.

Он зло сжал губы и угрюмо вошел в портал.

Как только парень ушел, высший магистр повернулся ко мне.

– Миа, дождись, я скоро вернусь, – произнес отрывисто.

– Нет! – излишне торопливо ответила я. И тут же добавила: – Я устала. И хотела бы отдохнуть.

Во взгляде Фелиса появилась какая-то обреченность. Лицо стало хмурым, взгляд потемнел, в уголках губ залегли складки.

– Миа, что произошло? Ты можешь мне объяснить?

Нет. Не могу. Я королю обещала.

Мое сердце пропустило удар. Как же хотелось кинуться к декану в объятия, коснутся губами его губ! Заставить его снова улыбнуться. И рассказать все.

Спрятала руки за спину и там сжала в кулаки, до боли пронзая ногтями кожу. Только бы выдержать собственное желание оказаться ближе к Фелису. Открыться ему. Сказать, насколько он мне дорог. И что я наконец поняла, что это не магия, не мой дар тянут меня к нему. А я сама. Смотрю на него и готова потерять себя в его руках. Слова рвутся, чтобы объяснить и… Потерять моего магистра насовсем.

– Доброй ночи, декан Ши, – сказала голосом, показавшимся мне чужим и глухим.

Поспешила скрыться за дверью.

Казалось, если я не сделаю этого сейчас, то не выдержу. Кинусь к нему в объятия. Нет. Я не могу себе этого позволить. Мы не можем себе позволить.

Судорожно выдохнула и направилась к кровати. Рухнула в нее не раздеваясь. И уткнувшись лицом в подушку, затихла, пытаясь собраться мыслями. Последнее получалось очень тяжело. Даже когда попала в этот жуткий мир и узнала, что я изгой, мне не было настолько больно.

***

Ньют стоял у стола. Судя по сжатым в кулаки рукам и витавшей в воздухе угрозе, он собирался драться.

– Успокойся, – ровным тоном произнес Ши и прошел к столу. Сел в кресло.

Ньют не сводил с него пылающего взгляда.

– Убери свою магию, – хмуро предупредил декан. – Знаешь же, что со мной не справишься.

– Оставь ее в покое, – сквозь зубы прошипел Ньют. – Миа будет моей.

– Это мы еще посмотрим, – сухо ответил Фелис. – На мой взгляд, она не слишком горит быть твоей.

– Ничего, еще захочет! – самонадеянно ответил парень.

Ши смерил его холодным взглядом.

– Тебя не было на королевском балу.

– Мне нечего там делать, – нагло заявил Ньют.

Ши поморщился.

– Вместо того чтобы пытаться добиться расположения девушки, которая в тебе не нуждается, стоило бы поинтересоваться, как поживает твоя мать.

– Слышал, она отбыла в Гарде для рассмотрения договора на поставку пушнины.

Ньют прошел к свободному креслу и тяжело опустился в него. Посмотрел на декана с нескрываемым раздражением. Его бесили любые разговоры о матери. И взгляд, которым его наградил Ши, тоже бесил. Что он понимает в их взаимоотношениях?

– Нам пришлось так сказать. – Ши сложил руки на стол, крепко сцепил пальцы. – На самом деле она никуда не уехала.

Ньют хмыкнул. Расслабленно откинулся на спинку кресла.

– Нашла нового любовника и развлекается с ним. А вы, как всегда, ее покрываете. Буду честен. Мне плевать, с кем она кувыркается.

Лицо Фелиса исказилось. Лед застыл в глазах.

– Ты слишком строг с ней.

Эта фраза вызвала усмешку на тонких губах Ньюта. Он лениво посмотрел на декана.

– Она отказалась от меня, когда я против ее воли поступил не на некроманта, а на боевого.

Высший магистр внимательно посмотрел на парня.

– А ты? Ты тоже отказался от нее?

Ньют не спешил отвечать. Наконец глухо спросил:

– Чего ты хочешь, Фелис?

Декан смотрел слишком пристально. Нехорошо смотрел. Ньют ощутил, как ему становится не по себе от его взгляда. Неужели ментально давит? Это запрещено в стенах академии.

– Ты нужен ей. – Резкий голос заставил непроизвольно вздрогнуть.

Ньют недоверчиво хмыкнул. На лице отразилось смутное подозрение.

– Фелис, говори прямо, что происходит. Я не нужен моей матери. И ты это прекрасно знаешь. Не думаю, что вдруг и внезапно ее отношение ко мне изменилось.

Фелис отвернулся. Лучше бы продолжал смотреть. Нехорошее предчувствие поднялось волной, ознобом прошло по спине. Ньют подался вперед.

– Что происходит, Ши?

– Твоя мать умирает, Ньют.

Молчание. Тяжелое. От которого дышать трудно. А что еще хотел Ньют? Он попросил говорить прямо. И это правильно. Парень боевик. Так пусть учится принимать правду, какой бы она ни была.

– Что значит умирает? – Глухой голос Ньюта прорезал тишину кабинета.

– То и значит, – холодно резанул Ши. – Не знаю, сколько ей осталось. Ты бы сходил. Есть вероятность, что не успеешь попрощаться.

Ньют закусил губу. Вцепился руками в подлокотники. Он держался, хотя лицо и стало мертвенно-бледным.

– Как это случилось? – Он произнес это звеняще-пронзительным голосом. – Вы с Дейром сделали с ней это? Вы! Всегда ее ненавидели…

Декан поднялся.

– Остановись, Ньют. Твои обвинения беспочвенны и глупы. Да, мы недолюбливали твою мать. Но убивать. Тем более таким изощренным методом. Нет, Ньют, мы не убивали ее.

Парень встал. Его слегка трясло.

– Тогда что произошло, объясни?

Ши встал, присел на край стола.

– Хотел бы я знать. – Прямо смотрел на нервно сжимающего и разжимающего кулаки парня. – Мы не успели, Ньют. Она ввязалась во что-то темное. В то самое, что хотело убить Мию. То самое, что напало на нее у самой академии. Это Тьма, Ньют. И твоя мать много лет была заодно с ней.

– Я не верю! – звонко разнеслось по кабинету. – Она не лучшая мать. Но Тьма… У вас есть доказательства?

– Ты поверишь, – хмуро пообещал Ши. – Когда увидишь ее. Это не наших рук дело. Да, мы подозревали твою мать. А дела последних дней подтвердили, что Тьма вполне реальна. Но даже найдя факты, мы бы не стали убивать Анитту. Заперли бы в ближайший монастырь. Лишили бы магии. Изолировали. Но убивать бы не стали. Хотя бы ради тебя, Ньют. Она твоя мать. А ты наш… – Смолк, чуть подумал и договорил: – Мы всегда считали друг друга братьями, Ньют. И сейчас продолжаем так считать. Ты для нас не чужак.

Ньют старался держать себя в руках.

– Где она?

– В замке, – вздохнул Ши. – В тайной комнате. Под охраной. Лучшей. Я сам лично ее ставил. Но мы не знаем, что с королевой. Тот, кто убивает ее, явно использовал темные, очень темные заклятия. Я сожалею. Мы не можем спасти Анитту.

– Я могу ее увидеть? – обреченно спросил Ньют.

Ши кивнул.

– Ты должен ее увидеть.

Посреди кабинета вспыхнула пелена портала.

Ньют и Ши вошли в него.

Королева лежала на постели, прикрытая белым одеялом. О былой красоте Анитты не говорило ничего. Женщина походила на древнюю старуху, сморщенную, с потухшим взором, иссохшую до костей. Седые волосы разметались по подушке.

Ньют с трудом узнал в лежащей мать.

Руки его задрожали.

Он несдержанно всхлипнул и рухнул перед кроватью на колени. Склонил голову.

Ши, стоящий за его спиной, щелкнул пальцами, приказывая страже удалиться.

Те понимающе опустили головы и вышли.

– Мама! – выдавил Ньют, сдерживая рыдания. – Мама…

Она слабо повернула голову. Попыталась что-то сказать, но лишь захрипела. Приподняла тощую руку и бессильно уронила на кровать. По щекам побежали слезы.

Ньют вскочил, схватил ее за руку, притянул к губам, начал целовать.

– Прости! Прости! Что я могу сделать? Что? – Он не выдержал и заплакал.

Анитта слабо покачала головой.

Ньют уткнулся лицом в ее еле приподнимающуюся в дыхании грудь.

Ши отвернулся.

Тяжело смотреть. Не нужно. Вышел, плотно прикрыв за собой дверь.

Стоял молча, не глядя на охранников. Прислушиваясь к голосам в комнате.

Казалось, время идет несказанно медленно.

Наконец Ньют вышел. С покрасневшими глазами и бледными губами.

Остановился.

Ши подступил, положил руки на его поникшие плечи.

Порывисто обнял.

– Ничего нельзя сделать? – Голос парня изменился, став отрешенным.

– Мы делаем все, что можем, – тихо произнес Ши. – У нее лучшие лекари. Но… Это не наша магия. Темная. Неприступная. Та, о которой многие годы даже не вспоминали. У нас попросту нет лекарей, способных с ней бороться.

Ньют отстранился. Посмотрел прямо в глаза Фелиса. Тот содрогнулся. Никогда еще он не видел в глазах такой пустоты.

– Значит, это все?

Лицо его напряглось.

– Кто это сделал?

– Тьма.

– Тьма? – зло усмехнулся. – Хаос? Я знаю одну приверженку. Она пришла и все испортила. Это она?

Ши схватил парня за подбородок, заставляя смотреть на себя.

– Нет, Ньют, – проговорил жестко. – Все, что тебе говорили о Хаосе – ложь. Он никогда не был Тьмой. Но всегда стоял на страже. Король очень сильно ошибся. В то время как мы избавлялись от Хаоса, Тьма развивалась. И это ее приверженцы заставили нас поверить, что Хаос великое зло.

– Зачем? – вырвался из захвата Ньют.

Ши перехватил парня за руки и прижал его к стене.

– Мы уничтожили тех единственных, кто мог противостоять Тьме. Мы уничтожили стихийников Хаоса. И теперь Тьма пришла. И ее больше некому остановить. Твоя мать одна из первых, кого она убрала.

Ньют смотрел на Фелиса широко раскрытыми глазами. Недоверие и злость постепенно исчезали с лица, на смену им приходило удивление. Он начал понимать.

– То есть нападение на Мию…

– Она последняя оставшаяся стихийница Хаоса.

– Мне нужно быть с ней! – рванулся Ньют. Фелис крепко держал за руку.

– Нет, Ньют. Рядом с ней будем я и Дейр, и ректор Филлоу. Оставь Мию.

Ньют хмуро усмехнулся.

– Нет, Ши. Я буду с ней.

Высший магистр покачал головой и уверено заявил:

– Не будешь. Это не твоя пара. И никогда ею не будет.



Глава 37 | Невеста поневоле, или Обрученная проклятием | Глава 39







Loading...